Форум Все оттенки Тьмы

Расширенный поиск  

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Сообщения - Samouse

Страницы: [1] 2 3 ... 26
1
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 04 Октября 2021, 19:19:38 »
Средства связи

Тем, кто не хочет преодолевать большие расстояния сам, а лишь общаться через них, викторианская эпоха принесла целый букет технологий, прежде еще слишком незрелых, чтобы использоваться повсеместно; кроме того, в эти времена зародились предпосылки для некоторых абсолютно новых приемов и устройств. Именно тогда стало возможным быстро пересылать сообщения как из одного конца города в другой, так и в цивилизованные уголки по другую сторону земного шара. И для смертных, и для Сородичей это новшество принесло одинаковую выгоду: теперь отпала надобность ждать дни, недели или даже месяцы, пока послание доставят по назначению в дальние дали, а потом еще столько же ждать ответа.

Телеграф

Эксперименты с похожими на телеграф устройствами начались еще в конце XVIII века [1], однако ни один из ранних прототипов не подходил для практического использования на больших расстояниях. Помимо всех прочих своих недостатков эти приборы требовали прокладки между отправителем и получателем сообщения 26 проводов - по количеству букв в [базовом латинском] алфавите. Протяжка столь толстых кабелей через город, уже не говоря о пространствах между континентами, обошлась бы в целое состояние и стала весьма трудным делом.
Решение проблемы нашлось в 1840-х годах, когда Сэмюэль Морзе представил составленный им код “точка-тире”, знакомый сейчас каждому; это позволило обойтись одним-единственным проводом, соединяющим отправителя и адресата. Этот последний, недостающий элемент наконец расставил все по полочкам, и вскоре новое средство связи опутало своей сетью весь мир. Телеграфные кабели протянулись, чтобы доставлять сообщения во все концы, часто повторяя маршруты железных дорог. В 1866 году была успешно завершена прокладка первого трансатлантического кабеля [2], что дало возможность наладить быструю связь между Британией и Северной Америкой. Очень быстро вслед за первым на морское дно опустились и другие кабели, и одновременно завершились амбициозные проекты по протяжке проводов по суше через континенты. К 1872 году уже можно было отправить послание из Лондона в австралийский Мельбурн. Через какие-то двадцать лет в цивилизованном мире осталось мало мест, куда бы не добралась сеть телеграфных проводов.
Телеграф, однако, не лишен своих сложностей. Чтобы отправить сообщение, требуется посетить телеграфную станцию. В Соединенных Штатах, к примеру, система телеграфного сообщения поначалу находилась в руках множества частных региональных компаний, но к 1880 году компания “Вестерн Юнион” заполучила в свои руки контроль над 80% сетей, объединив их в общую структуру преимущественно путем взаимовыгодных соглашений с хозяевами железных дорог, вдоль колей которых пролегали линии связи. В Британии и ее владениях Главный Почтамт принял бразды правления системой телеграфа в 1870 году. Итак, отправитель сообщения на станции пишет желаемое послание на бланке и платит за это сумму, зависящую от числа слов и расстояния до станции-получателя. Оператор телеграфа переводит текст в азбуку Морзе и отправляет его; в пункте назначения другой оператор преобразует полученный код обратно в читаемый текст, и телеграмма с получившимся сообщением доставляется адресату туда, куда указал отправитель. Послания, преодолевающие очень большие расстояния, могут на своем пути пройти одну или более промежуточных станций, но и на коротких расстояниях это средство связи не способно сохранить секрет: как минимум один человек прочитает его на каждой “остановке”.
Тем, кому требуется передать деликатные сведения - бизнесменам, дипломатам, шпионам и, конечно, Сородичам - требуются некие способы тайного сообщения посредством телеграфа. Очевидно, что шифрованные послания наверняка привлекли бы внимание, или даже пристальный взгляд властей и к отправителю, и к получателю, в особенности во времена политических и межнациональных трений. Поэтому организации и индивидуумы, нуждающиеся в передаче секретной информации, часто составляли целые системы кодовых фраз, кусочков невинно выглядящего текста, который, однако, будучи вставлен в обыкновенную телеграмму, донес бы заранее оговоренный смысл до адресата. К созданию, анализу и взлому подобных шифров привлекались лучшие аналитические умы эпохи.

Телефон

В 1873 году молодой канадский изобретатель по имени Александр Грэхем Белл начал экспериментировать с передачей нескольких телеграфных сообщений по одному проводу. Его задумка так называемого “гармонического телеграфа” так и не заработала должным образом. Однако возникшие в процессе идеи привели Белла к созданию куда более важного устройства, которое прославило его имя на весь мир.
Скорость, с которой телефон проделал путь от момента изобретения до коммерческого использования, заставила бы телеграфные сети устыдиться. Первая заявка Белла на патент была подана в начале 1876 года, и всего лишь через год с лишним изобретатель вместе с двумя деловыми партнерами создал первую телефонную компанию, предсказуемо названную его именем. К 1878 году в Соединенных Штатах Америки обслуживалось 10 755 аппаратов конструкции Белла, а к 1880 году их количество возросло до 133 тысяч.
Поначалу услуги компании сводились к соединению телефонных абонентов одной станции, что обычно означало возможность разговора в пределах одного города или области. Звонки обрабатывались операторами, сидевшими перед коммутаторами, и для соединения требовалось вручную вставить разъем кабеля в нужное гнездо, соответствующее номеру, куда абонент хотел дозвониться. Систему набора числового номера изобретут только через несколько десятилетий, а в описываемые времена человек, которому требовалось позвонить, в разговоре с оператором называл имя того, с кем желал пообщаться.
В 1885 году с созданием “Американской телефонной и телеграфной компании” родилась и такая сфера услуг, как обеспечение телефонной связи на дальние расстояния, а благодарить за это следует руководителя американской ветви компании Белла - Теодора Вейла. Под руководством этого человека система Белла была наконец доведена до ума: местные услуги предоставляли небольшие региональные лицензированные компании, оборудования производилось на заводах компании “Вестерн Электрик” (выкупленной у “Вестерн Юнион”), а собственно “АТ&Т” соединяла вызовы, поступавшие к операторам, так, чтобы любой абонент мог позвонить другому везде, где были доступны услуги предприятия Белла, независимо от расстояния. С появлением новых технологий и охватом новых территорий развитие телефонной связи продолжилось. К 1892 году компания Белла обслуживала 240 тысяч аппаратов.
В Британии, однако, освоение нового вида связи шло не столь астрономическими темпами. В 1878 году Белл основал “Телефон Компани Лимитед”, чтобы вывести на рынок свое изобретение и услуги по его использованию; его компанию  быстро догнали несколько конкурентов, среди которых в 1881 году оказался и Королевский почтамт. И все равно к 1884 году в Британии насчитывалось всего около 13 тысяч аппаратов, большинство которых использовались для нужд правительственных учреждений и крупных предприятий, а остальные были установлены в домах богатых граждан. Но именно в этот год были сняты ограничения, ранее введенные Почтамтом, благодаря чему ситуация стала меняться. Появилось больше магистральных линий, обслуживающих звонки в черте города, и, что более важно для популяризации телефонной связи, первые “общественные телефонные станции”, или попросту платные аппараты, с помощью которых абсолютно любой человек мог вести беседу продолжительностью в три минуты за монету в два пенса.
С этого момента развитие телефонных услуг и телефонной сети в Британии ускорилось. В 1891 году подводные кабели связали Англию и Францию, что позволило делать звонки с Британских островов на континент. Затем (к 1895 году) магистральные линии дотянулись до Глазго, Белфаста и Дублина, а из этих узлов добрались и до меньших городов в соответствующих частях империи.

Беспроводной телеграф

Телеграф стал одним из первых новшеств, которое изобретатели попытались сделать беспроводным, а итогом стала технология, ныне всем известная как радио. В 1896 году итальянец Гульельмо Маркони продемонстрировал свою систему “телеграфа без проводов” Королевскому британскому почтамту - после того, как правительство его родины не выказало ни малейшего интереса к его трудам. Успешно передав информацию на расстояние в 300 ярдов, Маркони получил разрешение продолжить свои эксперименты, а заодно и финансовое обеспечение, и уже в следующем году основал собственное предприятие. К 1899 году Маркони сумел транслировать сигнал своего устройства через Ла-Манш.
Несмотря на то, что с точки зрения истории практическое применение технологии радио началось уже после описываемого данной книгой периода времени, нетрудно вообразить себе группу людей, занимающихся ее развитием несколькими годами раньше, вероятно, втайне и при помощи покровителей из числа Сородичей. Игроки и рассказчики, мыслящие в этом направлении, могут почитать про таких пионеров, как Генрих Рудольф Герц и Никола Тесла (не говоря уже о самом Маркони).

Прочие изобретения

Десятки других технологий в викторианскую эпоху либо сделали громадный шаг вперед в своем развитии, либо впервые увидели свет, однако большинство их лежат вне поля зрения нашей книги, так как вряд ли появятся в ролевой игре. Тем не менее среди них есть те, которые достойны отдельного упоминания - либо благодаря их повсеместному распространению, либо потому, что они потенциально способны повлиять на игру.

Отопление и освещение

Вампиру, может быть, тепло и не особенно-то требуется, однако в нем, безусловно, нуждаются любые его смертные слуги и компаньоны, живущие рядом. Существует также необходимость соблюдать некоторые приличия, особенно  в городе, как небольшом, так и крупном. Рано или поздно соседи заметят, что в жилом доме из каминных труб не идет дым, к черному ходу не доставляют уголь для топки и тому подобное.
Многие старые дома постройки 1880-х и 1890-х годов, особенно расположенные в пригородах, еще полагаются на камины с дровами, однако уже существуют и применяются более современные системы обогрева помещений. Печи, сжигающие уголь, становятся обычным делом, и многие здания, особенно в крупных городах, уже оборудованы паровыми системами отопления. Чугунные радиаторы ставятся по всему дому и соединяются трубами друг с другом и с бойлером, который обыкновенно размещается в подвале и топится углем. Даже те Сородичи, кто не особенно интересуется достижениями прогресса, рады возможности отапливать свои дома, не подвергая себя опасности контакта с открытым пламенем.
Освещение в описываемый период времени также сделало значительный шаг вперед. Газовые светильники, впервые появившиеся на улицах Лондона в начале XIX века, стали обычным предметом обихода во многих общественных заведениях и все чаще встречаются в частных домах. Пусть они не до конца избавлены от рисков, связанных с огнем, но все же таят в себе как гораздо меньше угроз жилищу по сравнению с прежними способами освещения - свечами, масляными и керосиновыми лампами. Безопасные и практичные светильники, работающие без огня, появятся лишь с изобретением электрических ламп накаливания. В 1880-х годах на различных выставках прошло несколько впечатляющих публичных демонстраций возможностей электрического освещения, новейшие фонари загорелись в некоторых пригородных районах, однако все это не привело к немедленному массовому использованию технологии. Электрификация частных жилых домов начнется в 1890-х годах, а на то, чтобы провода дотянулись до деревень и сел, потребуется еще не один десяток лет.

Фотография

Искусство фотографии зародилось в 1820-х годах и поначалу требовало огромного, громоздкого, с трудом перемещаемого с места на место оборудования; к тому же на проявку снимка требовались долгие часы. Но за последовавшие десятилетия произошли быстрые и разительные улучшения: камеры стали более практичными, а изготавливаемые фотографии - качественнее и стабильнее. К 80-м годам XIX века этот вид искусства стал обретать современные черты. Камеры все еще были тяжелыми и хрупкими устройствами, а покрытые специальной эмульсией стеклянные пластины, используемые для фиксации изображения, - громоздкими и легко бьющимися, но эти последние теперь хотя бы были запущены в массовое производство. Фотография сделала переход от искусства, доступного лишь ограниченному числу подкованных в технике специалистов к занятию, в которое мог себе позволить окунуться любой, имеющий желание и определенные средства.
Еще одно усовершенствование привело фотографирование в массы в той форме, которая была одновременно доступна в экономическом плане и не требовала специфических или обширных познаний в технике. Американец Джордж Истмен [3] пришел к идее о нанесении сухой светочувствительной эмульсии не на жесткие стеклянные пластины, а на гибкий рулон целлулоидной пленки. В 1888 году он начал продавать свои фотокамеры с предустановленной внутри пленкой. Аппараты были запечатаны и после того, как  рулончик внутри заканчивался, возвращались в компанию на обработку, почти как появившиеся в XXI веке “одноразовые” фотокамеры. Позже клиент получал назад свое устройство со свежим запасом пленки, а также отпечатанные снимки.
Много ли Сородичей испытывали желание стать папарацци? Вероятно, нет. Изобретение недорогой общедоступной фотокамеры представляет новую опасность для вампиров: теперь стало возможным получить документальное свидетельство их существования и деятельности. Одно дело - заморские сказки из уст истеричных очевидцев, вопли которых представители власти легко пропустят мимо ушей, и совсем иное - фотоснимок, который окажется куда более убедительным поводом для официального расследования.

Средства уничтожения

Огнестрельное оружие в викторианскую эпоху совершенствуется в двух своих ключевых характеристиках: дальности огня и скорострельности. Некоторый прогресс был достигнут также в способности боеприпасов того или иного калибра причинять бо́льший урон; в особенности это касается разрывных и прочих специализированных снарядов. Тем не менее при прямом попадании пуля викторианской эпохи убивает человека наповал точно так же, как это будет происходить в более поздние времена. Игрокам, привыкшим снабжать своих персонажей Последних Ночей огнестрельными игрушками, придется умерить свои ожидания насчет того, как часто и на какое расстояние их герои смогут стрелять в рамках игр по книге “Вампир: Викторианская эпоха”, а заодно не ждать, что жертва спокойно отнесется к полученному пулевому ранению.
Следует также сказать несколько слов касательно контроля за оборотом огнестрельного оружия в описываемые времена. А конкретно, три слова: “Никакого контроля нет”. Мысль о том, что правительство может и должно каким-либо образом ограничивать владение оружием и его использование людьми или организациями, к концу Сумеречной Эры еще не посетила светлые головы политиков. Разоружение пока что является уделом проигравших в войнах, но и оно прекращается ровно тогда, когда оказываются выполнены все условия репараций. Поэтому основные ограничения, касающиеся владения личным огнестрельным оружием, чисто практические: в первую очередь это финансовая возможность приобрести, например, пистолет и патроны к нему, способность защитить его от кражи, возможность носить оружие там, где захочется его использовать, и так далее. Полицейские Лондона безоружны, однако не по причине приверженности идее демилитаризации  - они попросту не считают пистолеты полезными для своей работы.
Среди игроков начала XXI века, без сомнения, найдутся сторонники всех возможных взглядов на проблему контроля за оборотом оружия, а также на способы и необходимость ее решения. Держите в уме два основных момента. Во-первых, мир конца XIX столетия разительно отличается от современного мира. Во-вторых, каковы бы ни были ваши личные суждения, в те времена дело обстояло именно так, а не иначе. Персонажи, увлекающиеся политикой, могут ввязаться в постепенно нарастающие споры вокруг общественной безопасности, однако по определенным позициям ни одно из современных пониманий этой проблемы не соответствует тем, что остались в прошлом. Выступать за определенную политику или против нее в свете опыта другого столетия (опыта сложного и зачастую скудно документированного) - это нечто совершенно иное, нежели придерживаться определенной точки зрения, испытывая надежду на грядущее или страх перед ним.
Никто из тех, кому приходила в голову мысль об ограничении оборота оружия с помощью законов, не представлял себе мириады способов использования пистолетов и ружей, которые изобретут будущие поколения. В этом вопросе, а также в отношении прочих социальных проблем игроки должны подавлять желание наделить своих персонажей чудесным даром предвидения, так как в результате этого герой станет разделять мнения и заботы отыгрывающего его человека.
Стоит отметить, что в викторианскую эпоху люди свободно носят при себе не только огнестрельное оружие. Вышедшие в отставку армейские офицеры, а также аристократы могут носить шпаги (и обычно так и делают). Как правило, вне официальных церемоний это потайные клинки в тростях; но и те образчики, что джентльмены цепляют к поясам на балах, отнюдь не декоративные вещицы, и владельцы вполне могут использовать их для убийства. А уж нож можно найти в кармане представителя любого слоя общества: это не только оружие, но и универсальный инструмент, и столовый прибор (порой единственный имеющийся у бедняка).
Открытое ношение любого вида оружия на публике в обычных обстоятельствах может вызвать интерес у полицейских и очевидцев, даже если это законное право персонажа. Стражи порядка обладают обширными правами, в том числе арестовывать людей, которые, вероятно, могут стать виновниками каких-либо происшествий, а телохранители имеют практически ничем не ограниченное право решать, допускать кого-либо на оберегаемую ими территорию или нет. Неважно, насколько это законно, но герой, гуляющий по Хай-стрит за полночь со слоновьим ружьем в руках или с кавалерийской шашкой у пояса, может ожидать вопросов в свой адрес.
Огнестрельное оружие викторианской эпохи можно разделить на следующие категории:
Пистолеты. Это ручное оружие стреляет мягкими пулями различных калибров; в общем случае, чем больше калибр, тем больше урона наносит пуля. Старомодные ударно-спусковые пистолеты требуют сначала взвести курок вручную, а затем уже нажать на него, чтобы привести в действие ударник и выстрелить. К 1880-м годам такое оружие уже считается антиквариатом, но все же остается в ходу у тех, кому не по карману приобрести что-нибудь получше. Самовзводные пистолеты поднимают курок в верхнее положение и спускают его в одном последовательном действии, и стрелять из них можно так быстро, как только человек способен нажимать на спусковой крючок.
Винтовки. Оружие с длинным стволом, предназначенное для стрельбы пулями крупнее, чем у пистолетов, и поражать цель на бо́льшем расстоянии. Соответственно, и урона они наносят больше, однако при выстреле дают сильную отдачу. Это, в свою очередь, требует упора в плечо или на некую твердую опору, чтобы стрелок не упал.
Дробовики. Эти длинноствольные ружья стреляют капсулами с мелкими кусочками металла различного размера (дробью). Самые мелкие дробинки могут навредить лишь птицам и мелкой дичи, однако дробь большего размера способна нанести урон и человеку. У некоторых дробовиков один ствол, у других - два, из которых можно палить одновременно или по очереди.
Пулемет Гатлинга.[4] Первый в мире пулемет представлял собой единую систему быстро проворачивающихся на каркасе стволов, в которые втягивалась патронная лента. Патроны загонялись в стволы по одному и выстреливались по очереди. Урон, наносимый этим типом оружия в войнах конца XIX века, был невообразимым, и офицерский корпус еще просто не привык к тому, насколько смертоносной система Гатлинга была на поле боя. Тактические приемы вроде массированной атаки, и так-то с трудом работавшие против строя воинов с винтовками, превратились бы в кровавую баню, если вооружить защищающихся пулеметами Гатлинга.

Тонкое искусство исследования

Ролевая игра в историческом антураже бросает уникальный вызов как игрокам, так и рассказчикам. При отыгрыше полностью выдуманного сценария такие элементы сюжета, как история мира, технологии, социальные условия и все прочие точно так же могут быть вымышленными. Лучше, конечно, если все это составляет единую, связную систему, но в любом случае “реальность” такого сеттинга может произвольно меняться по решению рассказчика, а в идеале - и при посильном вкладе игроков.
“Основанные на истории” игры, однако, предполагают отчасти, что их атмосфера зиждется на “реальных” событиях, пусть и с включением некоторых фантастичных или противоречащих этой самой истории элементов, составляющих игровой базис. К примеру, нет никаких сведений о том, чтобы в Англии викторианской эпохи среди людей скрытно обитали вампиры, но ради увлекательной игры настоятельно рекомендуем вам  на этот факт наплевать. Успех или неудача подобной игры в немалой степени зависит от того, насколько ее участникам удается соответствовать этому предположению, а также - что еще важнее - от договоренности игроков и рассказчика о том, насколько исторически точным должен быть отыгрыш. Если половина игроков рассчитывает на скрупулезно подготовленное, создающее эффект погружения в историческую среду путешествие в прошлое, а другая стремится затеять веселую возню в обстановке, лишь имитирующей былые времена, такая хроника, как пить дать, развалится через две-три сессии, если вообще протянет настолько долго.
Итак, если предположить, что вы и ваши игроки пришли к соглашению относительно своих ожиданий от игры (а также что все вы собираетесь отыграть хронику, больше похожую на передачи Исторического канала, а не на фильм “Бандиты во времени” [5]), с чего бы вы начали?

Поиск, поиск и снова поиск

Ну, о том, что написано в этом разделе, вы должны были уже догадаться. Какие источники использовать, насколько нужно доверять написанным в них сведениям и что делать в том случае, если сведения в нескольких из них (а то и во всех) разнятся.
Начать стоит с поиска в сети Интернет: там можно найти огромный объем информации, касающейся нужного отрезка времени - хотя большинство опубликованных там вещей имеют самое разное качество и степень достоверности. Существует множество страниц, посвященных тем или иным аспектам жизни в викторианскую эпоху, от приготовления пищи и стилей одежды до куда более заумных вещей. В некотором смысле это касается и других регионов и отрезков всемирной истории. Можно отыскать и несколько качественных порталов, посвященных истории в целом: они будут полезны как отправные точки для дальнейшего поиска, так и для того, чтобы осознать временной контекст вашей хроники - что случилось до сюжета игры и что произойдет потом.
Интернет имеет, однако, свои ограничения как источник информации. Трудно определить, насколько можно верить тому или иному сайту, даже если он оформлен в строгом академичном стиле, а после имени автора тянется долгий перечень ученых званий и заслуг. Кто угодно способен слепить на коленке сетевую страничку, выложить на ней собственные теории и заблуждения и преподнести все это как истину в последней инстанции. Если вам хочется обрести большую уверенность в источниках информации, следует предпринять путешествие в ближайшую библиотеку.
Большинство публичных библиотек или собраний книг в колледжах наверняка будут иметь приличную секцию, посвященную истории, а если рассматривать книгохранилища университетов или библиотек крупных городов, то там можно обнаружить обширнейшую коллекцию материалов на эту тему. Правда, тот факт, что текст отпечатан на бумаге, вовсе не дает ему гарантию стопроцентной достоверности, даже в сравнении с содержимым электронных страниц, но в этом случае гораздо легче узнать квалификацию автора и найти другие источники информации, ссылающиеся на его работу или критикующие ее. Кроме того, в книгах значительно чаще (по сравнению с Интернет-сайтами) размещена библиография, что позволит вам заглянуть в источник, который использовался при написании данного труда, и сделать из этого свои выводы.

А вот в другой книге сказано…

Собирая информацию для хроники, вы наверняка наткнетесь на расхождения и противоречия в сведениях, содержащихся в различных источниках. Такое происходит, даже если оба (или больше) источника одинаково благонадежны, и тому может быть несколько причин. Зачастую один документ составлен позже другого, и за это время были совершены некие открытия, заставившие переосмыслить какое-либо историческое событие или назначение артефакта. Автор более раннего текста был прав, основываясь на современных ему исследованиях, но с тех пор мнения, преобладающие в среде историков, изменились. В некоторых случаях описываемое явление настолько сложно или необычно, что различные предположения и догадки - все! - могут оказаться верными, до тех пор, пока вы помните, что ни одна из них не является всеобъемлющей.
Вера и сомнения в викторианской Англии - классический пример подобной ситуации. Уровень скепсиса по отношению к религиозной традиции в те времена, действительно, достиг неслыханных ранее высот, ведь наступила эпоха, когда люди открыто называли себя атеистами и материалистами - и так же верно то, что для социума была характерна беспрецедентная вера во всевозможные мистические истины. Случалось, что обе крайности совмещались в одном человеке - например, Гарри Гудини слыл непримиримым скептиком и критиком медиумов-мошенников, но сам в то же время всерьез пытался наладить надежную связь с умершими. Люди редко когда в одинаковой степени верят или не доверяют всем утверждениям подряд, а взгляды их со временем могут меняться: они получают новый опыт, старые воспоминания, которые влияли на их выбор в той или иной ситуации, тускнеют, наконец, просто меняется настроение. Итак, сомнения и вера цвели пышным цветом одновременно, и персонаж с избытком того или другого - довольно-таки обычное дело.
Может, однако, получиться и так, что автор одного из источников подробнее исследовал рассматриваемый вопрос или просто оказался лучше подготовлен к оценке данного исторического свидетельства, чем автор другого. Бывает трудно понять, какая из двух достойных во всех прочих отношениях книг содержит лучшее толкование нужного вам события, особенно если оба издания вышли в свет примерно в одно и то же время. Выход один - найти другие работы по данной теме, чтобы определить, чье же мнение преобладает в ученом сообществе, однако, прибегая к нему, стоит избегать ловушки: нужно убедиться, что библиографии этих самых других работ не ссылаются ни на одну из книг, между которыми вы выбирали изначально.

Хорошего понемножку

Хроника, основанная на исторических событиях, может оказаться успешной, а может очень быстро рассыпаться. Между двумя этими судьбами игры один шаг, суть которого - хорошая подготовка. Слишком много анахронизмов и неточностей могут разрушить настрой за игровым столом или довести ощущение неправдоподобия у игроков до предела. Если же рассказчик плохо знает эпоху, по которой ведет хронику, она выйдет плоской и бесцветной; в чем же смысл переноса игры в прошлое, как не в пробуждении атмосферы и таинственности былых времен?
Однако даже с исследованиями можно переборщить. Имеет ли значение для игроков, сколько латунных пуговиц было на мундире лондонского бобби, сшитом в том году, когда разворачивается ваша хроника? Важны ли им сведения о точном месте пребывания всех членов королевской семьи, взятые из исторических отчетов на конкретную дату? Вероятно, нет - но некоторые рассказчики (и даже игроки) порой чересчур увлекаются, стараясь в исторической игре Сделать Все Правильно и принося в жертву этому стремлению удовольствие от отыгрыша. Иными словами, теряя то, ради чего все и затевалось.
В конечном итоге, вашей целью должна быть не абсолютная историческая точность происходящего. Вы просто не сумеете ее достичь хотя бы потому, что для этого необходима машина времени. Что требуется на самом деле - так это ощущение правдоподобия. Вы должны чувствовать в процессе игры, что все идет как надо, даже если события не расписаны по минутам и до самой мельчайшей детали. Рассказчику вовсе не обязательно знать все о временном периоде, в который он погружает своих игроков; достаточно разбираться в нем достаточно хорошо, чтобы обрисовать участникам хроники точную картину повседневной жизни (или еженощной не-жизни) и суметь убедительно придумать те незначительные элементы, с которыми он незнаком. Если он сам и его игроки смогут поверить в “реальность” происходящего в сеттинге, значит, все получилось Нормально, и все сумеют заняться куда более важным делом - хорошо провести время в игре.
_______________
[1] Имеются в виду устройства, придуманные швейцарцем Жоржем-Луи Лесажем, испанцем Франциско де Сальва (электростатические телеграфы) и немцем Самуилом Земмерингом (электрохимический телеграф). В первой половине XIX века были также созданы телеграфные устройства на электромагнитном и электромеханическом принципах, патенты на них были выданы в Германии, Америке, Великобритании и России.
[2]Это была третья попытка проложить телеграфный кабель между двумя континентами. Первая (в 1856 году) окончилась неудачей, во второй раз (в 1858 году) кабель был проложен, но из-за плохой гидроизоляции действовал менее двух месяцев.
[3] Джордж Истмен (1854 - 1932) - американский изобретатель и предприниматель, основатель компании “Кодак”. Сначала придумал аппарат для массового нанесения фотоэмульсии на поверхность пластинок, а позже разработал принцип светочувствительной пленки, которая подходила к большинству современных ему устройств.
[4] Ричард Джордан Гатлинг (1818 - 1903) - американский врач и изобретатель. “Пулемет Гатлинга” - на самом деле не пулемет, а картечница (изготовка орудия для очередного выстрела в пулемете происходит автоматически, а в картечнице -  с помощью мускульной силы стрелка или внешнего источника энергии). Устройство Гатлинга отличалось высокой скорострельностью (до нескольких тысяч выстрелов в минуту) и при этом практически не перегревалось - за цикл вращения стволы успевали охладиться.
[5] “Бандиты во времени” (1981) - фантастическая сказка (реж. Терри Гиллиам). По сюжету главный герой, мальчик Кевин, в компании волшебных существ отправляется в путешествие по различным историческим эпохам, от наполеоновских войн до Древней Греции.

//На этом книга "Викторианская эпоха: Помощник рассказчика" заканчивается. Единый перевод в виде документа по всем известным причинам выкладывать пока не стану, однако он ждет своих читателей

2
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 04 Октября 2021, 18:49:45 »
В погоню!

Люди преследуют друг друга по самым разным причинам: полицейские бегут за преступниками, охотники гонят добычу, опаздывающие пассажиры мчатся за своими экипажами и поездами. Изложенные в этом разделе правила помогут игрокам и рассказчикам понять, что будет происходить после того, как погоня началась, затратив при этом минимум усилий и получив максимальное число способов применения способностей персонажей и принимаемых ими решений, могущих повлиять на исход.
Эти правила не предусматривают абсолютно всех деталей, как это было бы в случае тактической игры-сражения, хотя в них учтена актуальная историческая информация о скорости, разгоне и управляемости транспортных средств. В итоге все это сводится к стандартным броскам, отражающим искусство управления и способность контролировать передвижение в пылу погони: [Ловкость + Вождение] для экипажей, повозок, автомобилей и прочих колесных средств и [Ловкость + Атлетика] для пешего преследования.
Игроки и рассказчики могут задаться вопросом, а уместны ли вообще сцены погони в повествовании, ведущемся в готическом и особенно в мелодраматическом викторианском стиле. Отвечаем: да, уместны, с тем условием, что преследование не будет походить на бездушное состязание железных коней в духе фильмов “Буллит” и “Французский связной” [1]. Готическая литература изобилует погонями в атмосферных ночных декорациях: герой устремляется за скрывшимся в тумане злодеем; соревнование, исход которого должен дать жертвам проклятия или одержимости бесценную информацию, прежде чем станет слишком поздно; отчаянное преследование мошенника, изображающего исчезнувшего герцога, прежде чем этот обманщик ускользнет за тридевять земель. Элемент тайны в таких сюжетах обычно силен - один или несколько участников неизвестны остальным, а время до наступления развязки на исходе.
Описывая сцену погони, рассказчик должен подчеркнуть те моменты, которые позволят игрокам осознать всю сложность ситуации. Там, где нет уличных фонарей, царит ночная тьма. Туман гуще всего и глушит звуки именно там, где хорошо было бы четко все видеть и ясно слышать. Темные занавеси или деревянные ставни мешают преследователям понять, увлек ли удирающий похититель свою жертву с собой - может быть, погоня уже напрасна! Впереди полыхает особняк, обитателей которого персонажи надеялись спасти, и помощь, вероятно, не поспеет вовремя. Сам факт преследования идет рука об руку с интеллектуальным или духовным поиском знания и возможности действовать плодотворно, несмотря на любые препоны.

Характеристики транспортных средств

Скорость передвижения есть у каждого участника погони. Люди и средства передвижения, у которых эта характеристика выше, перемещаются в пространстве быстрее, однако им труднее маневрировать в ограниченном пространстве. Любой вид транспорта (включая пеший ход, как обычный, так и усиленный сверхъестественными способностями) имеет также показатель управляемости. Чем больше ее значение, тем меньше проблем будет у возницы [или бегущего существа] с сохранением контроля даже на высокой скорости. Дальность передвижения - еще одна характеристика - означает именно то, что называет: как далеко средство передвижения способно уехать без дозаправки топливом или, в случае с животными, не требуя пищи, воды и отдыха. Прочность определяет способность транспортного механизма переносить повреждения и обеспечивать защиту пассажирам. Вместимость показывает, сколько пассажиров данное средство передвижения перевозит за один рейс. Наконец, стоимость отражает, какой уровень Ресурсов нужен персонажу, чтобы приобрести типовой образец такого вида транспорта.
Скорость. Скорость, равная 1, - это нормальная быстрота передвижения обыкновенного смертного, примерно 7-10 ярдов за ход или 3-5 миль в час. Каждый дополнительный пункт Скорости прибавляет до 10 ярдов за ход либо до 5 миль в час. Машина или сверхъестественно быстрое существо, имея показатель Скорости 2, преодолевает 10-20 ярдов за ход или 5-10 миль в час, при значении характеристики 3 - 20-30 ярдов за ход или 10-15 миль в час и так далее.
Разгон (ускорение). Ни один механизм и ни одно живое существо не способно перейти в один миг от состояния покоя к движению на полной скорости, просто некоторые машины (существа) разгоняются быстрее других. Ниже приведена таблица[2], представляющая скорость передвижения объектов в виде ряда чисел: 1-3 для людей, 1-3-5 для обычного городского автомобиля 1890-х годов. Применяется это следующим образом: в первый ход своего движения машина едет со скоростью 1, на втором ходу - со скоростью 3, на третьем достигает 5. Некоторые механизмы обладают высокой предельной скоростью, но медленно разгоняются: к примеру, пассажирские поезда имеют ряд показателей Скорости 1-1-2-2-3-4-5-6-8-10-12. Чем меньше чисел в ряду, тем быстрее агрегат достигнет максимальной скорости.
При торможении следует отыграть тот же процесс наоборот, при этом средство передвижения способно без вреда для пассажиров снизить свою скорость на два шага в ряду чисел за один ход. Человек может замедлить бег с 3 до 1 за один ход, а автомобиль - притормозить с 5 до 1. Локомотиву потребуется 11 ходов, чтобы набрать предельную скорость (около 60 миль в час), и только 5 ходов, чтобы благополучно замедлиться: с 12 до 8 на первом ходу, затем с 8 до 6, с 6 до 4, с 4 до 2 и наконец до 1. Чем меньше чисел в ряду показателей Скорости, тем быстрее машина остановится.
Управляемость. Это абстрактная характеристика, в которой физическая способность останавливаться или поворачивать сочетается с умением подмечать и обдумывать, необходимым для быстрого реагирования на изменяющиеся обстоятельства. Чем выше показатель Управляемости, тем лучше персонаж контролирует ситуацию в ходе погони.
Дальность передвижения. Расстояние в милях, которое, например, автомобиль способен пройти с полным баком подходящего ему топлива.
Прочность. Каждый дополнительный пункт этой характеристики транспортного средства добавляет один кубик поглощения Летального урона каждому ездоку в нем. Если при показателе имеется второе число (в скобках), оно означает число успехов, которое должен набрать персонаж, атакующий данное средство передвижения любым оружием, чтобы просто поразить его.
Вместимость. Всякое средство передвижения управляется водителем или возницей, а большинство могут взять на борт еще хотя бы одного пассажира. Вместимость показывает число ездоков, которые машина способна везти, не рискуя развалиться на части. Если в транспортном средстве едет больше пассажиров, чем позволяет его Вместимость, уменьшите значение Управляемости на 1 за каждого “лишнего”.
Стоимость. Этот показатель равен значению Ресурсов в Окружении персонажа, необходимого ему для приобретения того или иного средства передвижения без проблем и суеты. Чтобы отыграть персонажа, который тратит больше денег, чем имеет, обратитесь к правилам, изложенным в Главе V.

Механика преследования

Каждый ход всякий водитель (возница, бегун - любой самостоятельный участник гонки) прилагает все усилия, чтобы двигаться как можно быстрее и при этом не подвергать себя опасности. Для персонажей, управляющих механическим транспортом, игроки делают бросок [Ловкость + Вождение], для едущих верхом на лошади или другом животном - [Ловкость + Верховая езда], а для пеших - [Ловкость + Атлетика]. Сложность всех этих бросков рассчитывается по формуле [6 + (Скорость - Управляемость)] и изменяется в пределах от 3 до 9. Обыкновенный человек, побежавший с места, развивает Скорость 3, имея Управляемость 3. Таким образом, сложность бросков для него равна 6 + (3 - 3), то есть просто 6. Типовой городской автомобиль имеет Скорость 5 и Управляемость 4, поэтому персонаж, двигаясь на нем с максимальной предусмотренной скоростью, станет делать броски со сложностью 6 + (5 - 4) = 7. В условиях погони вести машину труднее, чем бежать на своих двоих.
Чтобы разрешить ситуацию с погоней, игроки преследуемого и преследующего персонажей вместе пытаются набрать успехи на бросках. Каждый ход они, помимо кубиков, получают автоматические успехи, равные их текущей Скорости. Вместе эти показатели составляют так называемый “итог погони”, причем догоняющий вычитает число своих успехов из этой суммы, а убегающий - наоборот, прибавляет. Значение итога погони на старте равно Скорости преследуемого персонажа - так отражается тот факт, что он начинает движение раньше. Если в какой-то момент итог погони становится равным 0, это означает, что преследователь поравнялся с убегающим героем и может двигаться бок о бок с ним, если есть место. В случае же, когда итог погони достигает значения [2*(Скорость преследующего + Скорость преследователя)], считается, что убегающий ушел от погони, и гонка прекращается.
На значение итога погони на старте могут повлиять также особые обстоятельства. Например, каждые 10 ярдов, разделяющие охотника и его цель, прибавляют к показателю расстояния 1 пункт. Если рассказчик не держит в голове четкого плана местности или других конкретных условий погони, ему следует взять общие значения случайных событий.

Пример отыгрыша погони. Роберта Виртер садится в свою машину. Как раз в этот момент рядом с ней оказывается молодой воришка, который выхватывает у нее сумочку и убегает. В сумочке, конечно, нет денег и никаких ценностей, но вор-то этого не знает; Роберта же не желает, чтобы ее записи о покровителях ее бизнеса по оказанию услуг частного извоза попали в чужие руки. Поэтому, пока вор убегает, девушка садится в автомобиль и включает зажигание, чтобы пуститься в погоню. В иных обстоятельствах она, конечно, усилила бы свои физические возможности с помощью крови, но сейчас она все еще оправляется от недавних травм и знает, что не настигнет его на своих двоих. Роберта обладает Ловкостью 3 и навыком Вождения 3, а бандит - Ловкостью 3 и Атлетикой 3.
1 ход. Значение итога погони в начале равно максимальной Скорости вора. Он проходил мимо Роберты шагом, но, схватив сумочку, перешел на бег, подняв свою Скорость с 1 до 3. Рассказчик, который отыгрывает действия вора, кидает шесть кубиков со сложностью 6 + (Скорость 3 - Управляемость 3) = 6. Бандит получает три успеха и еще два автоматических за разгон. Поскольку Роберта в этот ход еще только заводит машину, она не участвует в формировании итога погони, и он оказывается равен 8.
2 ход. Вор все еще бежит со своей максимальной Скоростью, 3. Этот и следующий бросок он делает со сложностью 6 + (3 - 3) = 6. На этом ходу он набирает три успеха плюс еще три автоматических. Значение итога погони поднимается до 14. Тем временем Роберта разгоняет автомобиль с 0 до 1. Ее броски на этом ходу имеют сложность 6 + (1 - 4) = 3. Она получает три успеха и еще один автоматический (за скорость), всего 4. Итог погони падает на 5 пунктов, до 9.
3 ход. Вор решает поднажать. Он получает четыре успеха в свой черед и еще три за скорость, после чего значение итога погони поднимается до 16. Роберта разгоняет машину с 1 до 3. Сложность броска для нее становится равной 6 + (3 - 4), то есть 5, она набирает четыре успеха и еще три получает автоматически: итог погони возвращается к значению 9.
4 ход. Бандит продолжает бежать. На этом ходу он зарабатывает три успеха, и еще три ему дает скорость.  Итог погони вновь возрастает до 15. Роберта гонит автомобиль на предельной скорости - 5. Из-за этого сложность бросков для нее на этом и на всех последующих ходах равна 6 + (5-4) = 7. На этом ходу она получила два успеха и еще пять автоматических за скорость, в результате чего итог погони становится равен 8. Преимущества автомобиля начинают сказываться.
5 ход. Вор не видит иного выхода, кроме как бежать дальше, так быстро, как сможет. У него это хорошо получается, и в свой ход он набирает четыре успеха в дополнение к трем за скорость. Значение итога погони опять подпрыгивает до 15. Роберта также давит педаль газа в пол. У нее вновь два успеха, плюс пять за скорость, и итог погони падает обратно до 8.
6 ход. Оба участника гонки продолжают движение. Бандит начинает уставать; он получает только два успеха, но три успеха за скорость остаются - итог погони поднимается только до 13. Роберте, напротив, везет: у нее четыре успеха и еще пять за скорость езды, а в результате сумма итога погони резко падает до 4. Вор уже чувствует дыхание погони на своем загривке.
7 ход. Погоня еще продолжается, но у Роберты поводов для улыбки больше, чем у ограбившего ее парня. Тот вновь получает только два успеха плюс три автоматических, что увеличивает итог погони до 9. Его преследовательница, прилагая все усилия (ее игрок тратит один пункт Силы Воли), набирает три успеха, плюс пять за скорость и еще один от Силы Воли - всего 9, и итог погони становится равным 0. Таким образом, она догоняет вора, и в следующий ход настигнет и схватит его.


Маневрирование во время погони

Движение на различных скоростях затрудняет стрельбу, перепрыгивание препятствий и иным образом влияет на прочих участников преследования. Чтобы определить степень этого влияния, следует вычислить разницу между Скоростями преследуемого и преследователя. Допустим, если эти показатели равны 5 и 3 соответственно, то разница составит 2. Это число будет использоваться в качестве штрафа на сложность бросков целиком, если речь идет о непосредственных действиях героев (например, перепрыгнуть с одного экипажа на другой), вкупе с прочими штрафами за дальность и тому подобными. В случае дистанционного взаимодействия (такого, как выстрел из пистолета или метание ножа в другого участника погони) в качестве штрафа берется половина разницы в Скоростях, округленная в большую сторону.
Падение на землю с движущегося транспортного средства следует считать равнозначным падению с высоты в [10 футов*Скорость движения объекта]. Если персонаж падает из-за того, что противник удачно его схватил и швырнул в сторону, успехи нападающего прибавляются к пулу кубиков для расчета урона, который получит жертва, как если бы это был непосредственный удар.
Проворные преследователи и преследуемые имеют преимущество при маневрировании в узких или стесненных пространствах. Повозки, фургоны и автомобили требуют минимум 10 футов свободного места впереди плюс еще 10 на каждый пункт набранной Скорости, чтобы благополучно повернуть на ходу. Если имеющееся расстояние меньше получившегося значения, то нужно в данный ход уменьшить Управляемость на 2 за каждые 10 футов разницы между указанным выше минимумом и реальным пространством. Неудачно брошенные кубики на Вождение заставят транспортное средство в этот ход сбросить Скорость до 1. Провал броска полностью остановит машину или экипаж и, кроме того, каждый из пассажиров получит один кубик ударного урона за каждую выкинутую игроком единицу.

Повреждения транспорта

У транспортных средств имеются свои “уровни здоровья”, аналогичные тем, какие характеризуют смертных и вампиров. Повреждения, получаемые транспортом, нарушают его структурную целостность вплоть до полного уничтожения, взрыва или прекращения его функционирования иным способом.
Степени повреждения транспортных средств:

Царапина. Отчетливо заметная метина или след удара, не мешающая движению.
Вмятина. Небольшое повреждение корпуса: Управляемость снижена на [1].
Потрепанный. Значительные повреждения корпуса: максимальная Скорость снижена на [1].
Битый. Серьезные повреждения корпуса и устройства: Управляемость и Скорость снижены на [2].
Проломленный. Транспортное средство имеет нарушение корпуса или остова, что грозит ему разрушением в любой момент. Управляемость и Скорость снижены на [3].
Развалюха. Способна двигаться лишь едва-едва. Управляемость и Скорость снижены на [4].
Вышедший из строя. Транспортное средство в этом состоянии больше не способно передвигаться как единый механизм.
Обломки. Машина (экипаж, повозка) уже не представляет собой единую конструкцию, детали корпуса и механизма раскиданы вокруг. То, что способно сдетонировать, взрывается.


Указанные штрафы применяются к попыткам водителя (возницы) сладить с управлением поврежденным транспортом, а также к атакам на кого-либо снаружи, которые предпринимают едущие в нем пассажиры. Водитель (возница) может, однако, потратить один пункт Силы Воли, чтобы отменить полученный штраф на один полный ход.
Починка транспортных средств требует времени и подходящих запасных частей. Если на ремонт Битого устройства нужны только детали и инструменты, то исправление урона степени "Проломленный” (и более тяжелого) заставит персонажей искать полноценную мастерскую или магазин, где машина (экипаж) была изготовлена. Любое из этих действий требует броска [Ловкость + Ремесла] со сложностью 6. Успешный бросок восстанавливает транспортное средство до полностью рабочего состояния. Что касается длительности ремонта, она зависит от серьезности повреждений (см. таблицу). При необходимости это время может быть разбито на несколько ночей.

Погоня с наемным возницей

Во многих обстоятельствах персонажи сами не управляют транспортом в ходе преследования. Они просто запрыгивают в первый подвернувшийся кэб и обещают вознице шиллинг за то, чтобы он догнал “вон того нахала впереди”, или нанимают в погоню скорый поезд, или еще каким-либо образом полагаются на услуги других.
Отыгрывая погоню, рассказчику следует доверить право делать броски за возницу тому игроку, чей персонаж нанял транспортное средство, если не имеется некоей особой причины поступить в данной сцене иначе. Типичный водитель (возница) обладает Ловкостью 3 и Вождением 3 (либо 3 пунктами в любом подходящем умении, требующемся в конкретных обстоятельствах). Это по уровню чуть выше среднего, однако [отличающая эпоху] повальная безработица вынуждала даже весьма искусных в своем деле людей искать работу, и их можно было нанять.
Герои могут попытаться отыскать наемного возницу с умением держать руль или вожжи выше среднего. Если обстоятельства позволяют выбирать из нескольких кандидатов - например, пройтись мимо ряда кэбов, выстроившихся возле театра в ожидании разъезда зрителей - то один или несколько персонажей могут поискать среди них лучшего. Для этого потребуется бросок [Восприятие + Этикет] со сложностью 7; каждые два успеха в наилучшем броске из всех сделанных добавит водителю/вознице один кубик к его пулу на весь период погони. Один бросок на поиск транспорта в ближайших местах затрачивает минуту [игрового времени]. Если время терпит, то более долгий поиск даст лучший результат: игроки делают тот же бросок и с той же сложностью, но прибавку в один кубик к пулу возницы даст каждый успех наилучшего броска. Этот процесс, однако, займет один час, если герои подыскивают транспорт на суше, и одну полную ночь, если им требуется морское судно. В обоих случаях каждая единица времени, проведенного в поисках (минута, час, ночь) добавит один кубик к броскам персонажа, занятого подбором средства передвижения.
Стоит помнить, что наемные водители (возницы), даже самые лучшие в своем ремесле, все-таки смертные, поэтому, сколько бы времени герой не затратил на поиски и сколько бы успехов ни получил при этом, пул кубиков найденного возницы не может оказаться больше 9 (Ловкость 4, Вождение 5). При этом если персонаж обделит вниманием первого поджидающего заказа кэбмена, это считается серьезным нарушением внутрипрофессионального этикета, и в дальнейшем этот герой получит штраф [+2] к сложности бросков на все социальные взаимодействия до конца сцены.

Длительные погони

До сих пор мы обсуждали только скоротечные погони, каждый ход в которых учитывается по очереди и занимает какие-то секунды игрового времени. Но поскольку Скорость отражает актуальные свойства движения, абсолютно те же правила работают при отыгрывании гонок на большие расстояния. Если ходы в погоне длятся больше чем несколько минут каждый, то параметр ускорения учитывать не следует, раз уж каждый  участник преследования располагает достаточным временем, чтобы переместиться так быстро и далеко, как пожелает, уже к началу второго хода. Показатель итога погони в этом случае растет и падает точно так же, хоть и подразумевает преодоление куда больших расстояний.
Во многих произведениях викторианской эпохи присутствуют отчаянные погони на поездах, когда герои на нанятом или реквизированном составе пытаются нагнать регулярное расписание, или на всех парах мчатся за врагом, который уже приближается к побережью моря. Отыгрывая подобные преследования, используйте все те же правила погонь для городских улиц и деревенских проселков.
_______________
[1] “Буллит” (1968), “Французский связной” (1971) - фильмы в жанре полицейского триллера. Сюжет обеих картин обращается вокруг противостояния полицейских и преступников, в ходе которого стражи порядка устраивают автомобильные погони за наемными убийцами (по улицам Сан-Франциско и Нью-Йорка соответственно). Обе сцены преследования считаются знаковыми в кинематографе.
[2] Данную таблицу, а также таблицу повреждений транспортных средств можно будет увидеть в окончательном варианте перевода в формате текстового документа.

3
Прочие темы / Re: Кинематограф
« : 22 Сентября 2021, 09:22:11 »
Посмотрели вчера "Дюну" на английском, с субтитрами. К сожалению, так чтобы и в IMAX, и на языке оригинала, у нас не показывают; и рыбку съесть, и, гхм... не получилось. Но и так впечатление очень и очень положительное. Есть, правда, небольшие смысловые нестыковки и сюжетные косяки (в сравнении с книгой, не хочу спойлерить), и я подозреваю, что позже будет возможность увидеть режиссерскую версию.
Использование Голоса, действительно, в оригинале звучит потрясающе. Ну и, конечно, хочется увидеть, что и как Вильнёв снимет дальше - такими темпами мы получим киносагу не короче, чем "Звездные войны".

4
Прочие темы / Re: Кинематограф
« : 19 Сентября 2021, 13:54:20 »
Руслан, два вопроса о "Дюне" - мы собираемся на нее во вторник.
Есть ли смысл искать сеанс в формате IMAX? И второе (это к вопросу Голоса): ты смотрел озвучку-перевод или исходную версию с субтитрами?
Насколько я поняла, того и другого вместе нигде нет. 

5
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 14 Сентября 2021, 20:52:12 »
Глава VI: Прикладные искусства

«Первостепенное значение для эволюции человека имеет изобретательность. Это самый важный продукт его творческого мышления. Высшей целью развития человека является полное господство сознания над материальным миром, использование сил природы для удовлетворения человеческих потребностей.»
Никола Тесла

Я не терпел поражений. Я просто нашел 10 000 способов, которые не работают.
Томас Альва Эдисон


В девятнадцатом веке, как и в веке двадцатом, время перемен началось примерно с середины столетия; открытия и новшества громоздились друг на друга до тех пор, пока жизнь обывателя за двадцать лет не изменилась так, как представители предыдущего поколения не могли себе и вообразить. В обоих столетиях какие-то новинки эпохи становились результатом открытий и изобретений предыдущих пятидесяти лет, наконец-то принесших плоды, тогда как другие, только-только сойдя с чертежных досок или вырвавшись из открытых дверей лабораторий, находили применение повсеместно с захватывающей дух скоростью.
Для состоятельных слоев общества новые приспособления сделали возможным массу экстравагантных выходок в надежде перещеголять друг друга. Среднему классу развитие методов массового производства и механизации ручного труда дало более доступную одежду, обувь, предметы домашнего обихода, причем все это стало более разнообразным и стандартного качества, и в то же время люди этого социального слоя смогли позволить себе кое-какие “предметы роскоши”. Даже беднякам досталось немного радостей, хотя именно их усилия стали движителем этого нового локомотива экономики - долгие часы труда за сущие гроши на мельницах и заводах, в условиях, мало способствующих сохранению жизни и здоровья работяг.
Сородичам этой эпохи перемены принесли новые перспективы и расширение способностей, но также и новые опасности и угрозы. Появился и новый фактор взаимодействия внутри сообщества Сородичей: более молодые из них, в особенности недавно Обращенные, с большей вероятностью осознают все возможности новых технологий и принимают их, и они же обладают пониманием того, как применять их к своей выгоде.

Передвижение

Как и в случае с другими технологиями, расцветшими в викторианскую эпоху, новшества в сфере перевозок, характерные для этих времен, стали результатом схождения в одной точке многих отдельных изобретений предыдущего столетия. Более тонкое понимание процессов металлургии, изобретение вулканизированной резины и совершенствование паровых двигателей позволили основному виду самоходных средств передвижения стать более мощными и надежными и в то же время менее громоздкими и тяжелыми, причем все эти решения пришли независимо одно от другого. Однако все вместе они подготовили почву для инноваций, с помощью которых люди и грузы могли перемещаться на бо́льшие расстояния за время меньшее, чем когда-либо прежде в истории.

Лошадиные силы

Большинство людей, размышляя о перемещении в период 1880-х - 1890-х годов, представляют себе технологические новинки того времени. Однако вопреки течению прогресса путешествия верхом на коне или же в конных повозках и экипажах остаются основным способом передвижения в сельской местности, а кэбы и кареты, влекомые одной или несколькими лошадьми, все еще часто встречаются на и без того переполненных улицах городов.
Чуть раньше в том же XIX столетии заботами Джона Лудона МакАдама [1] большая часть дорог Британии превратилась из грязных разбитых трактов в твердые, относительно гладкие полотна из утрамбованного гравия, причем некоторое внимание при их прокладке уделялось даже системе стока дождевой воды. Новые дороги, покрытые макадамом, обеспечили более прочную опору для лошадиных копыт и колес конных экипажей, что сделало путешествия быстрее и безопаснее как для людей, так и для животных. Многие из нововведений МакАдама в деле строительства дорог - а свои идеи он черпал, изучая невероятно крепкие пути, проложенные римлянами - все еще используются в Последние Ночи. Сами экипажи также претерпели изменения: они стали красивее, удобнее и приобрели более мягкий ход; введение в обиход около 1880 года резиновых шин избавило города от большей части шума, который производили колеса, двигаясь по булыжным мостовым. Движение стало настолько тихим, что вскоре потребовались правила, требовавшие крепить к упряжи лошадей колокольчики или что-либо подобное, чтобы приближение кэбов и повозок все же можно было бы услышать.
Полезность всего этого для Сородичей очевидна. Возможность спокойно разъезжать ночами по сельской местности, не боясь, что экипаж увязнет по самые оси в дорожной грязи - весьма важное преимущество; можно не опасаться, что вампир вместе со своими пожитками застрянет неизвестно где, да еще после наступления рассвета. Перемещаться по Лондону в занавешенном “брогаме” [2], по сути - удобном личном кабинете на колесах, где никто не помешает уединению, придется по душе и каиниту, и смертному (правда, по различным причинам). Плюсы, которые дает тихая езда на резиновых шинах, объяснения, пожалуй, не требуют.

Железная дорога

Этот вид транспорта появился в самом начале XIX века, однако ему потребовалось несколько десятков лет для того, чтобы войти в силу и возмужать. Первые локомотивы были шумными, грязными штуковинами; они изрыгали клубы дыма и пыхали вокруг сажей, которая оседала на одежде и лицах пассажиров, ехавших в открытых, ничем не защищенных вагонах. К 1880-м годам эти первые машины преобразовались в хитроумных механических монстров, способных тянуть за собой многотонные грузы или везти огромное число людей через всю страну на скорости до восьмидесяти миль в час. Сеть дорог, по которым двигались составы, также разрослась, а качество путей улучшилось: стальные рельсы заменили собою железные (а кое-где - окованные железом деревянные), железнодорожные линии забрались в каждый уголок Британии, паутиной опутали почти всю континентальную Европу и связали два побережья Соединенных Штатов. Благодаря Великобритании и другим странам-колонистам этот вид сообщения появился также в Индии и в нескольких регионах Африки.
Существенно изменились - в лучшую сторону - и удобства, доступные пассажирам. Появились полностью закрытые, отапливаемые вагоны, вагоны-рестораны, а для дальних путешествий - спальные вагоны. В 1870-е годах в Британии были впервые представлены пульмановские спальные вагоны [3], к тому времени уже заслужившие признание в Америке; их появление дало новый уровень комфорта тем путешественникам, кто мог себе это позволить.
Способность преодолевать огромные расстояния за сравнительно короткое время стала очевидной выгодой для тех Сородичей, которым потребовалось путешествовать, даже если их нужды в корне отличаются от надобностей смертных пассажиров. Чтобы не оказаться под лучами солнца, не говоря уже о пристальном внимании попутчиков, вампиры могут ехать в качестве “груза” в тщательно опечатанных ящиках или сундуках, часто сопровождаемые доверенными упырями или слугами, едущими как обычные пассажиры. Такое странствие трудно назвать в высшей степени изящным или удобным, однако и оно - огромный шаг вперед по сравнению с поездкой через полстраны в повозке или экипаже, длящейся хорошо если вдвое дольше.

Странные путешественники

Железные дороги викторианской эпохи регулируются и контролируются гораздо хуже, чем в более поздние времена. На каждом направлении устанавливаются свои порядки, а представители компании-перевозчика, находящиеся во всяком поезде, обладают значительной свободой действий в деле насаждения этих правил. Пассажиры же могут (и, как правило, это делают) высказать свои пожелания об особых услугах за отдельную плату: например, не беспокоить их купе во время уборки вагона или выгрузить, не вскрывая, необычайно большие и тяжелые ящики.


Для самых богатых пассажиров существует уровень роскоши, превосходящий даже пульмановские “гостиницы на колесах”: частные железнодорожные вагоны. Они строились под заказ компанией мистера Пульмана или другими компаниями, и их отделка и оснащение полностью зависели от вкусов будущего владельца. “Желаете плотные парчовые шторы, закрывающие дневной свет полностью? Конечно, сэр, как вам будет угодно...” Богатеи, в конце концов,  известны своими причудами. Кто знает, может быть, заказчик просто увлекается этим новомодным видом искусства - фотографией?
После того, как владелец получает изготовленный вагон - по сути, личную сухопутную яхту, способную передвигаться по рельсам - она может быть прицеплена к обычным поездам по договоренности между хозяином и железнодорожной компанией. Обслуживает такие вагоны не бригада поезда, а персонал, нанятый владельцем; таким образом, пассажиры могут странствовать в полном уединении. Обладание личным железнодорожным вагоном является квинтэссенцией роскошного, комфортного путешествия по земле - что для смертного, что для вампира.

Пароходы

До изобретения парового двигателя пересечение океана было долгим, часто трудным, а временами - опасным предприятием. Переезд из Ливерпуля в Нью-Йорк на парусном судне занимал как минимум три недели; порой же путешествие оказывалось в разы дольше из-за причуд ветров и погоды. Корабли строились в основном для транспортировки грузов и имели очень малое число пассажирских кают (если таковые вообще были). В число удобств этих помещений - тех, что имелись - уединение не входило.
Для Сородичей, желающих совершить путешествие через океан, все перечисленное порождало очевидные проблемы. Если вампир хотел оставаться бодрствующим всю дорогу по морю, ему нужно было как-то кормиться, причем делать это незаметно, пребывая среди небольшой, тесной группки смертных на борту судна. Чтобы избежать разоблачения, каиниту пришлось бы притворяться смертным, что лишь усугубило бы проблему: маскировка требует затрат крови, а значит - более частого кормления. Пассажир, избегающий солнечного света, также не может не привлечь к себе ненужного внимания. Альтернативный выход - путешествие в состоянии оцепенения - тоже имел свои сложности.
Эксперименты с водным транспортом на паровой тяге начались в первые десятилетия XIX века, но технологиям потребовалось время, чтобы достичь уровня, на котором двигатель на деле смог бы протащить судно через весь океан. К концу 1830-х годов уже состоялись первые путешествия через Атлантику, совершенные исключительно на мощности паровой машины, и с этого времени дни парусного судоходства были сочтены. Вскоре корабли, движимые паром, уже бороздили все моря мира, что сократило длительность путешествия из порта в порт сначала на несколько суток, а позже и на целые недели, а уж зависимость от погоды и сезонных направлений ветров исчезла вовсе. Кроме того, паровой двигатель сильно уменьшил опасность, поджидающую судно в океане: теперь оно могло просто уплыть от шторма, а не полагаться на милость природы.
Постепенно пароходы становились больше и быстрее, и к 1880 году самый быстрый из них мог проделать путь из Ливерпуля до Нью-Йорка примерно за неделю. Перевозка пассажиров превратилась из мелкого побочного заработка, каким она являлась для большей части парусников, в цель передвижения и основной источник дохода многих новеньких пароходов, и это положило начало спуску на воду первых настоящих океанских лайнеров. Правда, только через несколько десятилетий (в начале XX века) такие корабли преобразятся в настоящие плавучие дворцы - по крайней мере, для пассажиров 1-го класса - но удобства, предоставляемые в первых лайнерах, и так превосходили все когда-либо виденное раньше. Там имелись отдельные каюты-купе, пассажирские салоны, небольшие комнаты отдыха и прочие блага жизни.
С этого времени океанские путешествия стали доставлять Сородичам гораздо меньше неудобств; теперь путь между многими портами стал занимать так мало времени, что даже новообращенные вампиры высоких поколений смогут вытерпеть голод, пока не представится шанс перекусить. На пассажира корабля не подумают ничего дурного, если он запрется в своей каюте, “страдая от морской болезни”, а еду ему будет приносить слуга или попутчик. В более длительных странствиях возможность уединения позволит легко и незаметно питаться из вен скованного Узами упыря или другого компаньона. Но теперь куда большие опасности поджидают каинитов в портах отправления и назначения: амбициозные вампиры, ищущие, чем бы надавить на соперников, постоянно дерутся за информацию о происходящем в гаванях или за влияние в них. По ночам порты крупных городов кишат Сородичами, подстерегающими свою удачу, а днем их смертные прислужники, лакеи, лизоблюды снуют туда и сюда средь толп беспечной добычи, высматривая и вынюхивая все, что можно.

Прочие достижения механизированного транспорта

Дороги лучшего качества, расширившаяся сеть железнодорожных путей и появление пароходов сделали путешествия проще и легче для Сородичей и для смертных, но это были не единственные прорывы в сфере транспорта, произошедшие в викторианскую эпоху. Наш обзор упускает из виду множество новшеств тех времен, однако два изобретения заслуживают особого упоминания, поскольку оказали на общество особое влияние, а впоследствии стали весьма популярны.

Велосипеды

В первые десятилетия XIX века появились так называемые “обыкновенные” велосипеды - с высоко поставленным седлом, громоздкие, трудноуправляемые, прозванные “пенни-фартинг”[4]. Только в 1870-х годах появились “безопасные” велосипеды, имевшие два колеса равного размера, рамой, напоминавшей современные модели, и педали, соединенные цепью или струной с задним колесом. К 1890 году к устройству велосипеда добавились несколько улучшений, главным из которых стало изобретение Джона Б. Данлопа - пневматические шины[5], обеспечившие гораздо более плавный ход. Они (улучшения) подготовили почву для настоящего бума популярности этого вида транспорта.
Массовое производство сделало езду на велосипеде доступной для всех, кроме беднейших слоев населения, и будет лишь небольшим преувеличением сказать, что в городах Британии и Америки на двухколесных устройствах катались все - кто ради перемещения, кто просто в качестве досуга. Популярность велосипедов повлияла практически на все - от ежедневного передвижения работяг на работу и с работы до изменений в женской моде: длинные юбки, турнюры [6] и прочие устаревающие модели дамского платья были неудобны для езды.
Но означает ли это, что в 1890-е годы многие вампиры пересели на два колеса, чтобы быстрее перемещаться по улицам? Пожалуй, нет. Мы упомянули о велосипедах для того, чтобы точнее отобразить атмосферу сообщества смертных. Катание по ночным мостовым - дело значительно более сложное и к тому же небезопасное по сравнению с дневными поездками. Однако в определенных обстоятельствах отчаявшийся каинит на подвернувшемся ему под руку велосипеде, да еще с несколькими пунктами Могущества или Стремительности, способен на чудеса.

Автомобили

Самодвижущиеся “экипажи без лошадей” почти все время правления королевы Виктории были скорее диковинкой, чем привычным явлением. Жители крупных городов, скорее всего, видели такой агрегат, но только лишь самые состоятельные особы могли бы подумать о приобретении подобного механизма в личное пользование. Они были шумными и ненадежными, а те, кому приходилось делить с ними проезжую часть улиц, полагали их опасной помехой. Несмотря на то, что большинство автомобилей тех времен могли развивать скорость не выше 25-30 миль в час, в Лондоне очень быстро было установлено ограничение до 14 миль в час в интересах обеспечения безопасности лошадей, велосипедистов и пешеходов; во многих других местах на расстоянии нескольких ярдов перед автомобилем должен был идти пеший (!) человек, размахивающий флагом - его появление предупреждало прочих участников дорожного движения о приближении самоходного агрегата.
Сородичи викторианской эпохи, склонные к обладанию статусными вещами, или же те, кому интересны произведения искусства механиков, могут прийти к мысли о приобретении личного автомобиля, хотя эти устройства все еще не дошли до уровня, обеспечивающего эффективное передвижение.
________________
[1] МакАдам, Джон Лудон (1756 - 1836) - шотландский инженер, разработавший систему укладки дорожного покрытия (плотно утрамбованный слой крупно дробленого камня и слой щебня поверх), впоследствии названный его именем (“макадам”). Став в 1827 году главным дорожным инженером Британии, внедрил свое изобретение повсеместно в стране. К концу XIX века покрытие методом МакАдама использовалось практически на всех крупных дорогах Европы, а также в США.
[2] Брогам - тип кузова (сначала экипажей, а позже автомобилей), в котором первый ряд сидений, где было место возницы (шофера), находился под откидным верхом или не имел крыши вообще. Остальная часть корпуса представляла собой экипаж с одним либо двумя рядами сидений, без окон сзади и по бокам второго ряда. Сиденье кучера было отделено от пассажирских мест глухой или остекленной перегородкой. Назван по фамилии впервые заказавшего такой экипаж лорда Брогама.
[3] Пульмановский вагон - вагон с сидячими местами, которые при необходимости (например, на ночь) трансформировались в спальное место; при этом сверху можно было откинуть полку второго яруса, также пригодную для сна. Кроме того, вагон был оснащен системой кондиционирования воздуха, монтаж которой обусловил уже привычную сейчас выпуклую форму крыши. Вагоны появились в США в 1864 году и названы по фамилии своего изобретателя - Джорджа Мортимера Пульмана (1831 - 1897). Они рекламировались как “гостиницы на колесах”, так как их пассажирам подавали питание прямо в вагон или купе (остальным нужно было идти в вагон-ресторан). Для примера: сцена в поезде в фильме “В джазе только девушки” происходит в пульмановском вагоне образца 1920-х годов.
[4] Модель была прозвана так из-за разницы в размерах колес; монета в один пенс действительно была гораздо крупнее, чем монета достоинством в один фартинг (четверть пенса).
[5] Данлоп, Джон Бойд (1840 - 1921) - шотландский изобретатель, в 1888 году получивший патент на надувную (пневматическую) шину. Сам принцип воздушной камеры был придуман и запатентован ранее, в 1846 году, Робертом Томсоном, однако его идея не была реализована в производстве. Данлоп придумал свою конструкцию независимо от Томсона и сумел поставить ее на коммерческие рельсы.
[6] Турнюр (от фр. tournure - осанка, телосложение) - подушечка, которая подкладывалась под юбку дамского платья сзади, ниже талии, чтобы подчеркнуть прямую изящную осанку и одновременно - пышность фигуры. Платье с турнюром формировало характерный, резко выдающийся назад контур дамских ягодиц. Турнюр был моден в 70-е - 80-е годы XIX века.

6
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 26 Августа 2021, 19:34:59 »
Набожный бедняк
 
Бедняк никогда не был баловнем судьбы. Священники с аналоя возвещали о том, что благочестивых ожидает награда, и он верил. Он всегда старался стойко сносить выпавшую ему тяжкую долю, чтобы доказать, что он достоин Божьей милости. Бедняк все надеялся на благодать в этой жизни и в следующей, но лучик счастья не пробивался ниоткуда. И все же посреди боли бытия и мрака в душе Бедняка, подобно одинокой лампаде в кромешной тьме, теплилась надежда, поддерживая его в те минуты, когда так легко было кануть в бездну греха и отчаяния. Что-то в нем тронуло сердце вампира, хотя сам Бедняк так и не знает, что руководило его сиром. Хватит и того, что одно из этих богомерзких созданий превратило его в подобного себе и тем самым, пожалуй, навсегда закрыло двери рая – по крайней мере, для него. Как же Господь допустил этому случиться? Или как раз и такова была Его воля, чтобы Бедняк кормился теми, кому раньше приходился собратом? Теперь герой обязан это выяснить.
 
Рекомендуемые кланы: Ассамит (каста визирей), Бруха, Носферату
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Ментальные – Физические – Социальные.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Умения – Знания – Таланты.
Рекомендуемые элементы Окружения: Союзники, Контакты, Влияние.
 
Отпетый преступник
 
Честный труд всегда привлекал его. Он часами мог смотреть, как работают другие. Но сам Преступник никогда не желал присоединяться к ним и потому решил добиться того, чтобы ему наверняка не пришлось гнуть спину. На пороге взрослой жизни он уже был известен как главарь местной шпаны, а став протеже одного из известнейших бандитов в своем квартале, он достиг своей цели. Одним приемам он выучился, другие изобрел сам. Постепенно он ушел в тень, общаясь только с другими преступниками, которые боялись его как огня и в то же время восхищались им. Но в одну ночь Преступник понял, насколько ошибался насчет прочности собственного положения: какой-то чрезвычайно сильный чужак бросил ему вызов в его владениях. Преступник давно уже не имел шанса проверить свои силы один на один… и потерпел постыдное поражение. Так зародилось знакомство, которое в конце концов превратило нашего героя в вампира. Теперь пределом его честолюбию служат лишь небеса.
 
Рекомендуемые кланы: Последователи Сета, Джованни, Малкавиан, Носферату.
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Социальные – Ментальные – Физические.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Умения – Таланты – Знания.
Рекомендуемые элементы Окружения: Союзники, Контакты, Стадо, Ресурсы.
 
Богатый бездельник
 
Уже с рождения у Бездельника были и деньги, и влияние – и он знал, что ему никогда не придется и палец о палец ударить ради сохранения и поддержания всего этого. Его предки сколотили состояние, а сейчас о нем пекутся профессионалы своего дела; герою же остается лишь тешить свои прихоти. Он мог позволить себе объехать весь мир – и сделал это, удовлетворяя любые свои капризы, ведя ту жизнь, какая ему подходила. Его не касались никакие законы, кроме собственных прихотей. Но как-то раз он обнаружил, что кое-кто из особ, вращавшихся вместе с ним в высших кругах общества, обладает силами, которые Бездельник и вообразить себе не мог. Он тоже возжелал получить такое могущество и после долгого обмена дипломатическими ужимками покинул ряды смертных. Пожалуй, это оказалось плохой идеей. Теперь Бездельник пребывает на самом дне неизвестной ему ранее социальной лестницы и должен пробивать себе путь наверх сам – так же, как это делали его предки.
 
Рекомендуемые кланы: Последователи Сета, Ласомбра, Тореадор, Тремер, Вентру
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Социальные – Физические – Ментальные.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Таланты – Знания – Умения.
Рекомендуемые элементы Окружения:  Слава, Влияние, Ресурсы, Сторонники.
 
Ученый муж
 
Ученого мужа всегда влекли загадки и тайны мира, и потому он посвятил свою жизнь пониманию сути всего. Пустые предрассудки прошлого и жалкое сумасбродство настоящего – не для него. Разум стал его путеводной звездой, а наука – главным инструментом. Ученый муж составил себе некоторую славу достижениями в избранной сфере науки, а заодно столь же умеренное презрение за то, что посмел бросить вызов спорным истинам. Но затем он встретился с господином, сущность которого выходила за рамки всего, что Ученый муж полагал возможным – вот только новый знакомый был вполне реален. Герой едва не сломал голову от напряжения, осмысливая увиденное, но сумел справиться с потрясением. Он попросил о возможности изучить сей феномен, и новый знакомый дал ему такой шанс – ближе некуда. Однажды ночью, уверен Ученый муж, он разрешит и эту загадку.
 
Рекомендуемые кланы: Бруха, Ласомбра, Малкавиан, Тореадор, Тремер
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Ментальные – Физические – Социальные.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Знания – Умения – Таланты.
Рекомендуемые элементы Окружения: Контакты, Слава, Влияние, Ресурсы.
 
Скандальный художник
 
Этого героя всегда переполняло страстное желание творить и привлекать к себе внимание. Его талант был подлинным, но вдохновение приходило не всегда, и Художник стал заодно мастером ловкого обмана. В обществе, где богатые покровители отчаянно жаждут выглядеть культурными, удручающе легко скормить им правдоподобную ложь и подпустить туману, чтобы дождаться момента, когда непостоянная муза вновь нанесет визит. На протяжении многих лет Художник исполнял эту тонкую джигу двуличности, но и она стала всем приедаться. Именно тогда он и осознал, что все чаще беседует с незнакомцем, который, казалось, видел его душу насквозь, со всеми ее темными и светлыми пятнами, и ни те, ни другие его не отталкивали. Художник получил шанс покинуть скучную, тягостную рутину жизни, чтобы иметь впереди вечность и творить, - разве он сумел бы отказаться? Только вот похоже, тот незнакомец забыл о многом рассказать…
 
Рекомендуемые кланы: Последователи Сета, Ласомбра, Малкавиан, Тореадор, Тремер, Вентру
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Социальные – Ментальные – Физические.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Умения – Знания – Таланты.
Рекомендуемые элементы Окружения: Контакты, Слава, Стадо, Ресурсы.
 
Мелкий воришка
 
То, что принадлежало Воришке, оставалось у него, а то, что имелось у других, тоже оказывалось в его руках. Судьба никогда не дает людям ничего, к чему не была бы привязана ниточка; Воришка рано подметил это и решил забирать себе то, что доставалось другим. Быть преступником – тяжкая работа, куда более трудная, чем представляет себе большинство людей, но уж как-нибудь получше, чем быть винтиком в мельнице жизни. Воришка никогда бы не стал хозяином самому себе, хотя и сделался ценным помощником для всяких крутых бандитов в округе. Но как-то раз он ввязался в схватку, в которой не смог бы победить – его противником оказался тип, обладавший с невообразимой силой. А после он сделал Воришку таким же, как он сам, и натравил на всех, кто был ему союзником или недругом. Лучше не бывает!
 
Рекомендуемые кланы: Бруха, Последователи Сета, Ласомбра, Равнос
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Физические – Социальные – Ментальные.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Таланты – Умения – Знания.
Рекомендуемые элементы Окружения: Контакты, Влияние, Наставник, Ресурсы.
 
Преуспевающий торговец
 
При жизни этот герой не пребывал на вершине социальной лестницы, но и не барахтался в грязи у ее подножия – он был аккурат в середине. Да, ему всегда приходилось усердно трудиться, но его ждала заслуженная награда: он скопил достаточное состояние, чтобы не бедствовать, но не настолько большое, чтобы превратиться в напыщенного хлыща, как его высокородные покупатели. Торговец отдал свой долг родине и теперь грелся в лучах славы. Благодатную картину его жизни портила лишь перспектива старости и смерти. И вот как-то вечером один из самых надежных клиентов Торговца завел беседу о том, как можно обмануть старуху с косой. Всегда, говорил он, будет потребность в мужчинах и женщинах, подобных герою, чтобы обеспечивать нужды народа, о котором никто не знает. Теперь Преуспевающий торговец занимается примерно тем же, что и раньше, однако впереди у него вечная стабильность. И это стоит любых неудобств, сопровождающих его новую суть.
 
Рекомендуемые кланы: Гангрел, Малкавиан, Тремер
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Социальные – Ментальные – Физические.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Умения – Знания – Таланты.
Рекомендуемые элементы Окружения: Контакты, Влияние, Ресурсы.
 
Прорицатель (Спиритуалист)
 
Прорицатель всегда знал, что незримый мир существует. Этот мир навещал его во снах. Населяющие его существа говорили с ним и в укромных уголках, и посреди шумной, но глухой ко всему толпы. Прорицатель всегда стремился понять этот мир и узнать, как можно с ним воссоединиться. Уже давно он обнаружил первые намеки на то, что вокруг существует целое сообщество созданий, застрявших на полпути к загробному миру. Шаг за шагом Прорицатель постигал новое об этих тварях и наконец, вооружившись своими знаниями, решился выступить против них. Они, однако, спокойно спросили его, чего он хочет, и герой ответил: всего лишь узнать побольше об обители духов. Его желание исполнилось, а в благодарность Прорицатель поставил все свои познания им на службу.
 
Рекомендуемые кланы: Ассамит (каста колдунов), Джованни, Ласомбра, Малкавиан, Тремер.
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Ментальные – Социальные – Физические.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Знания – Таланты – Умения.
Рекомендуемые элементы Окружения: Контакты, Стадо, Влияние, Наставник, Ресурсы.
 
Разорившийся торговец
 
При жизни этот герой не пребывал на вершине социальной лестницы, но и не барахтался в грязи у ее подножия – он занял положение в середине, правда, ненадежное. Ему всегда приходилось усердно трудиться, но он не смог достичь успехов и довольства, как его высокородные покупатели; и все же ему удалось не опуститься до жалкого нищего. Торговец отдал свой долг родине, но вопреки его надеждам та, по-видимому, так и не заметила его заслуг. Перспектива старости и смерти, а также необходимость платить по счетам повергала его в отчаяние. Но как-то вечером один из самых надежных клиентов Торговца завел беседу о том, как можно обмануть старуху с косой. Всегда, говорил он, будет потребность в мужчинах и женщинах, подобных герою, чтобы обеспечивать нужды народа, о котором никто не знает. Теперь Преуспевающий торговец занимается примерно тем же, что и раньше, однако впереди у него вечная стабильность, и его не обуревают постоянные страхи. Это стоит всего, что пришлось оставить за спиной, и Торговец сделает что угодно, чтобы защитить свою новую не-жизнь.
 
Рекомендуемые кланы: Гангрел, Малкавиан, Тремер
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Социальные – Ментальные – Физические.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Умения – Знания – Таланты.
Рекомендуемые элементы Окружения: Контакты, Влияние, Ресурсы.
 
Фанатичный реформатор
 
Всю свою жизнь Реформатор делал что мог, чтобы улучшить мир вокруг себя – то сосредоточенно двигаясь к определенной цели, то принимая участие в самых разных мероприятиях, посвященных исправлению недостатков общества. Этот персонаж обладал некоторым состоянием и возможностями благодаря своей семье и всегда чувствовал, что должен доказать: он достоин своего наследства. Страсть, горевшая в сердце Реформатора, привлекла к нему внимание одного из городских вампиров – он ощутил то ли уважение, то ли смутную ностальгию, то ли зависть, а может быть, что-то еще. Теперь герою интересно, как он сумеет использовать это свое новое наследие.
 
Рекомендуемые кланы: Бруха, Малкавиан, Равнос
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Социальные – Ментальные – Физические.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Таланты – Знания – Умения.
Рекомендуемые элементы Окружения: Союзники, Контакты, Слава, Влияние, Ресурсы.

7
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 18 Августа 2021, 20:58:14 »
Достоинства и Недостатки персонажей в викторианскую эпоху
 
Некоторые Достоинства и Недостатки, представленные в книге «Вампир: Маскарад», в викторианскую эпоху просто не имеют смысла, а другие требуют некоторого изменения. Этот раздел как раз и описывает предполагаемые дополнения и изменения.
Заметьте себе, что изложенный здесь материал использовать не обязательно. Как и всегда, последнее слово насчет того, что приемлемо в конкретной хронике, за ее рассказчиком, и слова «это есть в книге» не будут являться решающим аргументом для ведущего в вопросе использования каких-либо упомянутых здесь черт.
 
Физические

Окно в смертную жизнь (Достоинство, 3 пункта)

Приобретя чудовищную внешность, персонаж с этим Достоинством сумел сохранить одну поразительную черту своей смертной жизни. Чаще всего воплощением этой Черты становятся красивые глаза, но она может представлять любой аспект, свойственный герою до Обращения – например, приятный голос или чувствительные пальцы.
Это Достоинство добавляет один кубик к пулу персонажа при любых социальных взаимодействиях с другими героями, если он встречает их впервые. Его могут приобрести лишь те персонажи, чья Внешность изначально равна 0 – Носферату или Гаргульи.
 
Хронический недуг [1] (Недостаток, 3 пункта)

Ваш персонаж болен. Недуг не способен его убить, однако возбудитель – будь это бацилла оспы, пневмонии или палочки чахотки (туберкулеза) – попал в систему витэ вампира в процессе какого-то кормления и теперь циркулирует по его телу. Недостаток свежей, незараженной крови будет стоить герою 1 пункт крови всякую ночь, когда он не сможет наесться – вплоть до 14 суток. Если за это время персонаж так и не найдет себе пропитание, он потеряет 1 пункт Выносливости. Если его пул крови опустится до нуля, он впадет в оцепенение.
Этот Недостаток имеет также социальную стигму. Герой внешне приобретает черты болезни, которую он подхватил. Например, оспа оставляла на лицах больных метины, а чахотка истощала силы. Показатель Внешности персонажа снижается на 1. Бороться с этими проявлениями можно, лишь употребляя свежую, незараженную кровь.
 
Умственные

Грамотность (Достоинство, 2 пункта)

Герой умеет читать и писать, хотя никогда не посещал образовательных учреждений. Либо он учился сам (что весьма трудно), либо ему помогал в этом союзник, знакомый, наставник или даже член семьи при жизни; так или иначе, он умеет распознавать отдельные буквы и слова и выписывать их на бумаге. Уровень грамотности, обозначаемый этим Достоинством, скорее общий, чем конкретный. Персонаж может слабо разбираться в грамматике или синтаксисе, зато способен понимать смысл написанных фраз и сочинять собственные.
 
Прирожденный логик (Достоинство, 2 пункта)

Персонаж от рождения обладает талантом к математике. Он мог мало учиться вычислениям или вообще не учиться этому, но, столкнувшись с вопросом, требующим логики или обращения с числами, он справится с ним с поразительной легкостью. Имея дело с логическими и математическими задачами, а также играми, требующими подсчетов, герой с этим Достоинством получает три дополнительных кубика к пулу броска.
 
Социальные

Хитрюга (Достоинство, 2 пункта за каждый уровень)

Этот персонаж – прожженный лжец и обманщик. Каждый уровень этого Достоинства (вплоть до 3-го) добавляет один кубик к пулу броска героя на любое социальное взаимодействие, требующее обмана или манипулирования.
 
Простак (Недостаток, 2 пункта за каждый уровень)

Вампир-простак легковерен, его очень просто обвести вокруг пальца. Сородич с этим Недостатком может стать жертвой мошенничества или злой шутки и менее способен сопротивляться всевозможным заговорам и прочим манипулятивным уловкам. Каждый уровень (вплоть до 3-го) снижает пул кубиков вампира на 1 для бросков на сопротивление манипулированию и обману.


Субъекты из сумерек: шаблоны персонажей
 
Любой вампир уникален точно так же, как любой живой человек. Каиниты, кроме того, принадлежат к современному им обществу, и причастны к самым разным направлениям его развития. Определенные комбинации личности и истории ее жизни (или не-жизни) встречаются чаще, чем другие. Приведенные здесь типажи соответствуют некоторым образам вампиров викторианской эпохи. Каждый из них имеет некоторые черты, отличавшие этого человека в прошлом; кроме того, здесь перечислены рекомендуемые Черты персонажа. Ни один из типажей не может стать Натурой или Маской. Если вы пожелаете воспользоваться каким-либо из них для создания образа собственного героя, все прочие решения вам придется принимать самостоятельно.
Игроки, предпочитающие работать с типажами, всегда могут взять лишь часть готового образа, а про остальное забыть. Эти примеры размещены здесь для того, чтобы способствовать вдохновению и открывать новые возможности, а не загонять игроков в предустановленные рамки. И как всегда, последнее слово насчет того, можно ли использовать типажи в игре и до какой степени их можно применять в обстоятельствах конкретной хроники, остается за рассказчиком.
 
Битый жизнью работяга
 
Его жизнь началась трудно, а продолжение оказалось еще хуже. Рожденный в семье бедняков, он вырос без внимания, недоедая и видя вокруг себя отчаяние и нищету. Он повзрослел раньше некоторых своих братьев и сестер, но новая жизнь не принесла облегчения. Он не переставая работал на незнакомых людей, которые меньше всего заботились о его судьбе, и подчинялся грубым бригадирам, считавшим его всего лишь еще одним винтиком в станках – просто не таким хорошим, как латунные крепления. Наконец все это Работяге осточертело, и он выпустил пар в самый нужный (или, наоборот, в самый неподходящий) момент. Той же ночью к нему подошел незнакомец и показал ему мир, какой Работяга и вообразить себе не мог. Здесь, как и везде, тоже есть свои большие шишки, и у нашего героя имеются обязанности и рамки, но выглядит все иначе. Теперь он может сказаться тем, кем хочет быть, и кто велит ему поступать иначе? Может быть, у судьбы еще припасено для него что-нибудь хорошее?
 
Рекомендуемые кланы: Бруха, Малкавиан, Носферату
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Физические – Ментальные – Социальные.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Таланты – Умения – Знания.
Рекомендуемые элементы Окружения: Контакты, Наставник.
 
Возница кэба
 
Кэбмен зарабатывал себе на жизнь в буквальном смысле на ходу, изучив все улицы и проулки постоянно меняющегося города, и знал, куда люди могут захотеть добраться и как их туда доставить. Ему не всегда было комфортно делать свое дело: то жара, то мороз, то слякоть, то засуха, однако он терпел любую непогоду и мог бы многое порассказать о том, какое это удовольствие – не быть запертым целый день, как в курятнике, в душном кабинете или в сборочном цехе завода. Кэбмен доказал свою полезность многим клиентам, особам самого разного толка, в том числе небольшой компании, всегда прибегавшей к его услугам только по ночам. После нескольких крайне неприятных происшествий эти господа предложили ему способ уйти от всей обыденности мира смертных, обменяв ее на возможность путешествовать и ввязываться в приключения, о каких Кэбмен мог только читать в грошовых бульварных романах. Теперь он все так же служит этим господам, но обладает новым пониманием и выносливостью и весьма доволен своим положением.
 
Рекомендуемые кланы:  Ассамиты, Гангрел, Джованни, Носферату
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Физические – Ментальные – Социальные.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Таланты – Умения – Знания.
Рекомендуемые элементы Окружения: Союзники, Контакты, Наставник
 
Сыщик-консультант
 
Сыщика всегда влекли загадки и тайны мира, и потому он посвятил свою жизнь пониманию того, что кроется на уме и в сердцах окружающих его людей. Пустые предрассудки прошлого и жалкое сумасбродство настоящего – не для него. Разум стал его путеводной звездой, а наука – главным инструментом. Сыщик постиг тайны человеческого поведения, в особенности поступков преступников и прочих проявлений двуличности. Своими трудами он составил себе некоторую славу, а заодно нажил некоторое количество врагов из числа злодеев, которых он разоблачил. Но как-то раз он встретился с господином, чья сущность выходила за рамки всего, что он полагал возможным… вот только новый знакомый был вполне себе реален. Сыщик едва не сломал себе голову от напряжения, обдумывая увиденное, но сумел справиться с потрясением. Он попросил о возможности изучить сей феномен поближе, и новый знакомец дал ему шанс – такой, что ближе некуда. Но Сыщик уверен: однажды ночью он разгадает и эту головоломку.
 
Рекомендуемые кланы: Бруха, Послежователи Сета, Малкавиан, Носферату, Равнос, Тремер, Цимисхи
Предпочтения в Атрибутах (в порядке убывания): Ментальные – Социальные – Физические.
Предпочтения в Способностях (в порядке убывания): Знания – Умения – Таланты.
Рекомендуемые элементы Окружения: Контакты, Влияние, Наставник, Ресурсы.
_______________
[1] В оригинале Недостаток называется Pox (Оспа). Однако из описания ясно, что речь идет о любой тяжелой болезни, распространенной в описываемый период времени.

8
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 07 Августа 2021, 21:25:34 »
Уточнение Дисциплин
 
Игромеханика Дисциплин в книге «Викторианская эпоха: вампир» – иными словами, правила, определяющие, какие броски кубиков следует делать в той или иной ситуации, и все прочие – работает точно так же, как в системе «Вампир: Маскарад». Меняется лишь понимание самими вампирами собственных сил и способы их применения. В этом разделе упомянуты некоторые из этих различий, однако наш список не исчерпывающий. Игрокам и рассказчикам следует вместе обсуждать конкретные значения дисциплин, которыми обладают их персонажи, поскольку эти силы тесно переплетены с сущностью героев на самом глубоком уровне.
 
Анимализм и Превращение
 
В викторианском мире тут и там рядом с разумными существами обитает множество животных: стада скота на фермах, лошади – везде, где нужны телеги и экипажи, домашние животные и паразиты в городах. Способность общаться с животными и повелевать ими дают вампиру огромную власть: к примеру, если конь споткнется в определенный момент, повозка, которую он тянет, погибнет со всеми пассажирами, и не останется ни малейшего свидетельства того, что произошедшее – не более чем случайность.
А вот манипулирование звериной природой других существ может вовлечь применяющего его каинита в жарчайшие философские и религиозные споры тех времен. Правда ли, что человек – всего лишь еще один вид царства животных? Так утверждает мистер Дарвин, да еще и приводит тому доказательства. Но вот перед вами вампир, тварь, само существование которой свидетельствует о гневе Господнем. Что все это означает? Способность изменять облик также поднимает вопрос о том, что отличает человечество от чудовищ, которым подражают мастера Превращения. Что истинно человеческого остается в создании, если вся плоть его расплывается туманом? Лишь сторонники догм имеют на все это готовые, четкие ответы, и вампиров, имевших подобную уверенность при жизни, благодаря их посмертному опыту захлестывают новые сомнения.
 
Прорицание
 
Прорицание пригодится любому вампиру, желающему сыграть на популярном в народе увлечении спиритуализмом и не показаться при этом еще одним очевидным мошенником. Чтение ауры позволяет каиниту получить информацию, как бы прочитанную по чайным листьям или с помощью других способов гадания. Часть сведений, которые вампир получает через Обостренные Чувства, по усмотрению рассказчика может прийти к персонажу через его понимание искусства прорицания: чтение жестов и поз, слабые запахи тела и тому подобное будет подсознательно интерпретировано, а окончательный результат вампир выдаст в удобной и знакомой ему форме.
 
Стремительность
 
Вампир, обладающий Стремительностью, способен перемещаться так же быстро, как любое транспортное средство, доступное обыкновенному современнику викторианской эпохи, или даже быстрее. Каинит, имеющий высшие уровни этой дисциплины, вполне вероятно, сумеет сравняться в быстроте с устройством, влекомым паровым движителем. Однако если какая-нибудь прелестная леди Аделаида, обладающая тремя пунктами Стремительности, выходит за порог собственного городского особняка, она не убегает тут же прочь от своей свиты на скорости локомотива. Нет, она неторопливо шествует, пребывая в уверенности, что сумеет, если необходимо, вырваться из самой опасной ситуации, а еще зная, что в правильно подобранном костюме для путешествий сможет преодолеть большие расстояния, догнать любого, кого пожелает схватить, или же оставит позади всех, от кого потребуется убежать.
 
Помешательство
 
Понимание безумия в викторианскую эпоху коренным образом отличается от более поздних взглядов на эту проблему. Сама дисциплина Помешательства не полагается на научную мысль тех времен. Ее эффекты работают все так же и означают все то же самое, несмотря на различные ситуации, поскольку обращаются к материям души куда более древними путями, чем исследования викторианской эпохи, не говоря уж о современных науках.
 
Доминирование
 
Современники викторианской эпохи ничего не знают о так называемой «промывке мозгов», зато знакомы с образом колдуна Свенгали [1], который гипнотизирует свою жертву, заставляя ее делать все, что он пожелает – ради внимания публики, замирающей от восхищения и ужаса. Месмеризм [2], в числе прочего, имеет и сексуальную составляющую – он наделяет практикующего загадочной, роковой притягательностью. Люди этих времен полагают «свободный выбор» жертв гипнотизера крайне чувственным, и это никоим образом не ущемляет нормы их морали. Вампиры же викторианской эпохи будут понимать дисциплину Доминирования в тех же рамках и использовать ее соответственно – не только как средство контроля над своими подданными, но и способ добиться от них граничащего со страхом уважения. Применяют они Доминирование и для сокрытия следов своей деятельности, но так, чтобы любой, кто стал его свидетелем – Сородич ли, смертный – в следующий раз подумал бы дважды, прежде чем посмотреть каиниту в глаза.
Сородич викторианской эпохи, владеющий Доминированием, часто использует популярные мистические образы в качестве механизма запуска внушенных жертве идей. Символизм толкования снов – вещь эффективная и пугающая, а символизм карт Таро еще сильнее. Возьмем, к примеру, Десятку Мечей в колоде Таро. Это одна из худших карт в гадальном раскладе, она расшифровывается как разрушение, печаль, неудача, страдание и тому подобное. Даже изображение на карте, в большинстве многочисленных вариаций, внушает ужас: распростертое тело пронзают десять мечей, а вокруг часто нарисованы хризантемы – символы Повелителя Мух, а также предатели-убийцы Цезаря [3]. Владеющий Доминированием Сородич использует дисциплину, чтобы сосредоточить все внимание «подопечного» на образе карты, отлично зная, что окружающая того обстановка заложит в его сознание нужную информацию. После вампир отправляет жертве изображение той же карты в письме или как-либо еще. Жертва находит карту на своем туалетном столике, и в ее мозгу всплывают команды, ранее заложенные каинитом. Тогда она (или он) выполняет приказ, и не потому, что должна, а в надежде избежать или смягчить воздействие роковых событий, которые вот-вот наступят.
 
Стойкость
 
Защита, которую обеспечивает Стойкость, несет с собой некоторые риски для тех вампиров, кто обретается среди представителей рабочего класса. Любой, кто занимается физическим трудом, неизбежно соберет коллекцию порезов, синяков, мозолей и тому подобных телесных повреждений. Каинит, обладающий высоким уровнем Стойкости, их не получает, если, конечно, не наносит увечий сам себе; при этом все та же Стойкость затрудняет и членовредительство. Что касается сливок общества, где неиспорченная внешность является достоинством – ведь это означает, что ее обладателю не приходится заниматься физическим трудом – Стойкость можно считать приятным бонусом для расположенного к общению вампира.
 
Некромантия и Танатозис
 
Современники викторианской эпохи прямо-таки одержимы смертью. Они боятся ее, но и видят невероятную красоту в умиротворении и спокойствии, которые она несет с собой, и в образах, которые она являет. Эти люди устраивают пикники между надгробиями на кладбищах, придают огромное значение украшению могильных камней и до ужаса боятся быть похороненными заживо. Те смертные, кто может себе это позволить, устраивают над свежими могилами специальные звонки, назначение которых – как раз выявить таких ошибочно погребенных. В подобном контексте способность управлять мертвецами представляется могуществом, повергающим в трепет. С другой стороны, оживленные трупы выглядят особенно отталкивающе даже для тех, кто одновременно боится и боготворит смерть; таким образом, неосторожный некромант может столкнуться с враждебной реакцией на свои опыты, в буквальном смысле вытаскивающие неприглядные истины на поверхность, на обозрение окружающих.
 
Затемнение и Власть над Тенью
 
Ночи викторианской эпохи были куда более темными, чем современные. Лондон тех времен окутан не только туманом, но еще и клубами угольного дыма, и сопровождающим их смогом, который насыщает воздух сажей. В странах XXI века с развитой промышленностью ничего подобного уже не будет, но пока что вампиру, желающему спрятаться в тенях или призвать их к себе на помощь, приходится намного легче.
 
Изменчивость
 
Во времена королевы Виктории людям была свойственна удивительная склонность преувеличивать до крайности все и вся. Это эпоха всевозможных фрик-шоу, цирков уродов. Некоторые из них – например, Джон Меррик, Человек-Слон – даже стали известными членами высшего общества, однако все прочие просто утоляли любопытство толпы, жаждавшей увидеть очередной отвратительный спектакль. Вампир, искусно владеющий Изменчивостью, относительно легко может прятаться в толпе смертных, если прикинется очередным уродцем. А вот собственно процесс трансформации поразил бы сторонних наблюдателей куда сильнее и даже напугал их, ведь они еще не знакомы с преимуществами спецэффектов кинематографа – те появятся только в следующем столетии. Поэтому викторианцы, ставшие свидетелем того, как вампир отращивает пару новых конечностей или искажает плоть другого существа, не могли бы с легкостью отмахнуться от панических мыслей, придумав объяснение вроде «да это же кукла» или «о, просто компьютерная графика».
________________
[1] Свенгали – персонаж романа «Трильби» (1894 г.) английского писателя Джорджа Дюморье, обладающий гениальными музыкальными способностями, но мерзким характером и отвратительной внешностью, а также способностями к волшебству и управлению людьми с помощью гипноза (месмеризму, см. ниже). По роману было снято несколько фильмов, а его фабула вдохновила Гастона Леру на создание романа «Призрак оперы».
[2] Месмеризм – теория конца XVIII – начала XIX вв. об имеющемся у людей так называемом «животном магнетизме», позволяющем предвидеть будущее, угадывать прошлое, распознавать и лечить болезни. Названа по имени своего автора Ф.Месмера. Учение было популярно в кругах знати в Вене и Париже, после Французской революции было отвергнуто, как «противоречащее рациональному познанию мира», однако с наступлением эпохи романтизма, на волне интереса ко всему непознанному и иррациональному, с него вновь отряхнули пыль. К середине XIX века теорию Месмера окончательно признали лженаучной, а в описываемый период времени о ней всерьез писали уже только сторонники спиритуализма и эзотерики.
[3] Здесь, вероятно, имеется в виду колода в средневековом стиле работы художника Луиджи Скапини. В отрисовке Десятки Мечей его кисти действительно есть и Повелитель Мух, и хризантемы, и фигуры в римских тогах с окровавленными кинжалами. Однако Скапини родился в 1946 году и жив до сих пор, а свой вариант колоды Таро представил в 1985 году. Другие варианты этой карты можно увидеть здесь: https://goroskop365.ru/taro/10-mechej-galereja/

9
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 28 Июля 2021, 13:53:16 »
Уточнение окружения
 
Глава I данной книги описывает возможное использование параметров Окружения персонажей в связке с деятельностью тайных сообществ. В этом же разделе рассматриваются важные в иных ситуациях отличия Окружения героев историй, сочиненных в рамках книги «Викторианская эпоха: Вампир» от аналогичной характеристики времен Последних Ночей.
Вампиры викторианской эпохи полагаются на помощь смертных в гораздо большей степени, чем каиниты более поздних времен. Тогда существовало крайне мало магазинов, работавших ночь напролет, да и те располагались лишь в крупных городах; а в правление Ее Величества королевы Виктории поездки – дело хлопотное, требующее большого количества времени и денег и более опасное. Таким образом, кому-нибудь нужно днем приобретать предметы одежды, мебель, книги и прочие товары; даже если вампир договорится о доставке покупок по нужному адресу, их нужно принять у посыльного, и мало кто из возчиков экипажей согласится работать ночью даже за добавочную плату.
 
Важность котерий
 
Очень немногие вампиры сумеют в одиночку развить все нужные им элементы Окружения. Котерия помогает каждому из ее членов достигать собственных интересов к взаимной выгоде, точно также как разделение труда на фабриках увеличивает производительность (что современные вампиры подчеркивают с гордостью, тогда как старейшины лишь отмечают с презрением). Один персонаж, имеющий Союзников в нужных местах, способен обеспечить своих товарищей по котерии товарами, которые приходится доставать через смертных, а его друзья, обладающие Ресурсами, оплатят приобретение этих вещей.
Этот прием работает до тех пор, пока члены котерии держатся вместе. Если кто-либо из котерии, вампиры которой сильно зависят друг от друга, погибает или оказывается вынужден уйти, остальным придется несладко до тех пор, пока они не найдут замену всем своим утратам.
 
Союзники
 
Помощники-люди просто необходимы большинству вампиров; те из них, кто служат добровольно, без навязанной зависимости в виде Уз Крови, относятся к Союзникам. Они могут знать, что из себя представляет существо, с которым они связались, а могут этого и не знать – некоторым смертным вампир представляется таинственным повелителем мистических явлений или просто несчастной жертвой редкой болезни или драматичного проклятия («Да, порой выходит так, что драгоценным камням лучше оставаться на своем месте – в глазницах языческого идола… А тот шаман сказал, когда вы снова сможете увидеть солнечный свет?»)
 
Контакты
 
Контакты, помимо всех прочих способов применения, оказываются полезными тем вампирам, которые пытаются угнаться за стремительно меняющимися областями знаний и практических умений. Для того, чтобы вести активное существование, каиниты располагают в среднем всего двенадцатью часами в сутки, в зависимости от сезона, да еще за вычетом времени, которое требуется на дополнительный сон при низкой Человечности. Лишь самые сообразительные вампиры способны поспеть за всем происходящим в сферах строительства, промышленности, химии или медицины. Контакты не могут дать вампиру личного мастерства во всех желаемых областях, но могут, по крайней мере, ответить ему на некоторые специфические вопросы по мере их появления.
 
Стадо
 
Эта черта окружения обеспечивает викторианским вампирам так нужную им меру безопасности. Большей части каинитов не так уж повезло, и они не обитают в настолько крупных городах, чтобы случайно образовавшийся в результате кормления покойник никем не был бы замечен, и где была бы масса возможностей для анонимного взаимодействия. Но даже и в огромном городе жители какого-нибудь квартала обычно знакомы друг с другом и обязательно заметят необычное поведение кого-то из «своих» или признаки таинственной слабости. Стадо не создает подобных проблем. Осознают ли эти люди, что являются источником пищи для вампира, или нет, они не клянут создавшееся положение, а вампир-хозяин всегда может рассчитывать на их доступность. В век широко распространенного повсюду интереса ко всему оккультному и всевозможным заморским знаниям каиниты легко могут сойти за гуру, поучения которых, помимо тайных историй, включают в себя состояния экстаза и измененного сознания.
 
Влияние
 
Вампиры не управляют миром, неважно, как бы они этого не желали сами и что бы они ни говорили об этом друг другу и своим жертвам. Влияние есть то, что оно есть: могущество, а не абсолютный контроль. Чем крупнее организация, с которой связан вампир, тем труднее одному-единственному существу направлять ее собственной волей; другие каиниты – внутри организации, подчиненные ей, стоящие выше – также станут пытаться приказывать согласно имеющимся у них планам, и то, что будет происходить в итоге, окажется суммой всех этих намерений, смешанных и вброшенных в окружающий мир. В викторианскую эпоху, учитывая трудности с передвижением, о которых говорилось ранее, Влияние зачастую имеет большее значение, нежели в Последние Ночи. Вампирам требуется больше времени, чтобы создать себе базу влияния даже в скромных общественных ситуациях.
Игроки могут, с согласия рассказчика, добавить своему персонажу один пункт сверх того, что требуется для географического охвата Влияния, чтобы отобразить такое, более полное, преобладание в том или ином регионе.
 
Наставник
 
Этот элемент Окружения среди викторианских вампиров встречается чаще, чем у более молодых, и вновь из-за трудностей с передвижением. В эти времена вероятность того, что новообращенный каинит останется где-нибудь неподалеку от сира и других более старых вампиров, способных при случае оказать помощь. В атмосфере чрезвычайных социальных сложностей и продуманного до мельчайших деталей этикета вампир-новичок должен узнать момент своей готовности освободиться от опеки, и чаще всего это происходит после формальной церемонии «выпуска».
В свою очередь, Наставник может прибегнуть к помощи своего ученика, чтобы получить информацию о современном мире. Более молодые вампиры служат переводчиками и проводниками для старейшин, которые просуществовали века (или дольше) в более простом и менее стремительном мире.
 
Ресурсы
 
Принцип неизменной, не подлежащей изменению цены в викторианском мире еще не устоялся. Торг остается уместным среди всех слоев общества (даже если аристократы частенько ради этой цели посылают вместо себя доверенного слугу).  Распространен и натуральный обмен, особенно среди городских бедняков, а в сельской местности – среди представителей любых классов общества. На практике оказывается, что границы того, что персонаж может себе позволить, довольно гибкие, и герои могут пойти двумя различными путями, чтобы приобрести что-нибудь, что превосходит их финансовые возможности.
Медленный, надежный путь. Игрок делает длительный бросок со сложностью 7, исходя из Ресурсов своего героя. Проходит один год игрового времени, в течение которого персонаж копит средства и планирует первый бросок. Для каждого следующего броска период времени удваивается: два года до второго броска, четыре – до третьего, восемь – до четвертого, и так далее. Требуется набрать в два раза больше успехов по сравнению со стоимостью необходимого объекта, выраженной в пунктах Ресурсов (два успеха для одного пункта и т.д.) Неудача на любом этапе заставляет персонажа начать все заново, а провал уменьшит значение его Ресурсов на один пункт на время, равное периоду подготовки к проваленному броску.
Если медленный и надежный путь увенчается успехом, персонаж приобретает нечто, что обычно не мог бы раздобыть законным путем. Отныне эта вещь принадлежит ему.
Быстрый, рискованный путь. Персонажам часто требуется та или иная вещь здесь и сейчас, или, по крайней мере, они желают заполучить ее быстрее, чем за несколько лет, которые потребуются, чтобы накопить необходимые ресурсы, как описано выше. Альтернативу им предоставляет быстрый и рискованный путь. Для этого игроку нужно сделать длительный бросок на Ресурсы своего героя, сложность которого определяется как [5 + 1 за каждый уровень разницы между стоимостью необходимого объекта и значением Ресурсов персонажа]: 6 за разницу в один пункт, 7 за разницу в два пункта и так далее. Броски следуют через промежутки сроком в неделю игрового времени. Неудачный бросок потребует от персонажа начать все сначала, а провал броска означает, что герой не только не сможет возобновить текущую попытку накопить Ресурсы, но и вдобавок не сумеет попробовать сделать это для любого подобного предмета. Эти ограничения длятся в течение периода времени, равного [стоимость объекта в Ресурсах * 2 недели]. Если бросок на длительное действие удастся, то персонаж, [получив нужную вещь], будет ограничен одним пунктом Ресурсов (на свое усмотрение) в отношении чего-либо, не связанного с базовыми потребностями вроде пищи, крова и тому подобного в течение периода времени, равного [стоимость объекта в Ресурсах * 2 недели].
Кроме всего перечисленного, герой при использовании этого пути набирает обязательства перед ростовщиками, посредниками и всеми подобными им теневыми дельцами. За каждый пункт стоимости нужной вещи, которого персонажу недостает в обычных условиях, ему придется взять на себя два социальных обязательства или одно правовое обязательство. В данном случае социальное обязательство следует понимать как нечто, подвергающее героя определенному риску быть униженным или опозоренным, но без опасности нарушить закон – например, не выдать замеченного шулера в игорном доме или предоставить парочке любовников укромное место для свидания. Правовое обязательство требует от персонажа совершить поступок, который обеспечит ему пусть небольшие, но проблемы с законом: произнести ложное свидетельство в суде, чтобы поддержать чье-то алиби, или позволить преступнику скрыть украденную вещь в своем доме. Рассказчик решает, как распределить накопленные покупкой обязательства, но они не должны быть достаточно сильными, чтобы заставить персонажа совершить разбой, убийство или иное серьезное преступление.
Ни один персонаж не должен выполнять больше одного обязательства за одну сессию игры. Рассказчик вправе выставлять требования так, как это нужно в интересах развития хроники. Тем не менее очень немного таких вот должков передается по наследству от плута-отца обманщику-сыну, поэтому их следует выплатить до того, как утечет слишком много воды.
Пример. Роберта Виртер – одна из множества вампиров Лондона, имеющих простое происхождение, которых еще при жизни на родной ферме привлекло в город желание поймать свою удачу за хвост, но и теперь, став вампиром, она недалеко продвинулась в этом деле. Увидев, как некая женщина среднего класса зарабатывает себе на достойную жизнь шофером или кэбменом, устраивая для влюбленных парочек романтические прогулки, Роберта решает сама попробовать силы в этой профессии. Увы, автомобиль-купе, который она себе присмотрела, имеет Стоимость 5, а ее Ресурсы равны 2, поэтому каждый бросок, который делает за нее игрок, имеет сложность 8 и использует два кубика. Игрок делает бросок в конце первой недели попыток Роберты накопить на машину, но успехов не набирает. К счастью, у героини к этому моменту нет набранных успехов, чтобы потерять их.
В дальнейшем Роберта получает один успех на второй неделе, еще один – на третьей и два – на четвертой неделе. В конце первого месяца у нее всего 4 успеха. Еще один – и цель будет достигнута… и наконец, бросок на пятой неделе приносит этот последний успех. Пяти успехов достаточно, чтобы удовлетворить требованиям Стоимости 5, и Роберте удается всеми правдами и неправдами заполучить автомобиль своей мечты. Она очень надеется, что никто не потребует от нее денег в ближайшем будущем, поскольку на ближайшие десять недель реальное значение ее Ресурсов при непосредственных тратах будет равно 1. Она также получает шесть социальных обязательств или четыре правовых обязательства, или какую-либо их комбинацию – например, два социальных и два правовых, или одно правовое и четыре социальных – перед джентльменами, которые помогли ей раздобыть необходимую сумму.

Персонажи могут также договориться о том, чтобы взять взаймы вещи, которые в обычных обстоятельствах они не могут себе позволить приобрести. Этот процесс распадается на два отдельных этапа. Во-первых, потенциальному заемщику все же требуется определенная сумма денег, а именно половина обычной стоимости предмета (с округлением в большую сторону); если же и это превышает возможности героя, он должен применить один из двух описанных выше способов накопления Ресурсов. Во-вторых, персонаж должен произвести благоприятное впечатление на владельца нужной ему вещи. По желанию рассказчика эту часть персонажи могут отыграть, не прибегая к броскам кубиков, или же заемщик должен набрать число успехов, равное обычной стоимости вещи, в броске [Манипулирование + Этикет] со сложностью 6.
Персонаж-заемщик должен иметь четкую цель, ради достижения которой он одалживает предмет: это может быть конкретный проект, для завершения которого ему нужен какой-то инструмент, или поездка, в которую он собирается отправиться на одолженном экипаже, и так далее. Если герою игрока не удастся вернуть вещь к концу оговоренного периода времени, он рискует быть обвиненным в краже; чем дороже вещь, тем сильнее расстроится владелец из-за ее отсутствия.
 
Сторонники
 
Сторонники – это основной признак статуса для многих вампиров викторианской эпохи. Те, кто их не имеет, считаются ненадежными и неискушенными в житейских делах особами, а порой даже опасными для других каинитов, так как им приходится постоянно подвергать себя риску. Сторонники делают существование вампиров более комфортным и более предсказуемым – а оба эти качества весьма важны во времена королевы Виктории. Ночи их хозяев обретают благословенную стабильность. Учитывая многие необходимые функции, которые выполняют Сторонники, угрожать им – значит явно выразить свои недобрые намерения, а причиненный им реальный вред равносилен объявлению войны.

10
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 18 Июля 2021, 14:10:17 »
Продолжу с оборвавшихся на полуслове примечаний... :-[
___________
[5] По легенде, именно такой совет Виктория дала одной из дочерей перед свадьбой, когда та спросила, что ей делать в первую брачную ночь. В описываемые времена считалось, что женщина, особенно благородных кровей, не способна испытывать удовольствие от интимных отношений с мужчиной. Эту фразу в различных формулировках, помимо королевы Виктории, приписывали и другим известным в обществе конца XIX – начала XX вв. дамам высшего света Великобритании.
[6] Орден Подвязки – высшая награда Великобритании, учрежден в 1348 году; одна из старейших наград в мире. Под орденом Святого Георгия, вероятно, имеется в виду Орден святых Михаила и Георгия, шестая по старшинству награда Соединенного Королевства, учрежден в 1818 году.
[7] Эсквайр – изначально почетный титул, дававшийся юноше, ставшему оруженосцем рыцаря. Позднее этим титулом именовали любого дворянина, имевшего собственный герб, но не рыцаря и не пэра королевства, т.е. не имеющего иных рангов, по сути – мелкого помещика благородного происхождения.
[8] Ежегодный Альманах аристократии Бурка – справочник по генеалогии и геральдике знати Соединенного Королевства, издаваемый с 1826 года.
[9] В оригинальном тексте прозвища этих двух личностей были перепутаны. Оба большую часть жизни действительно были ковбоями. Другая ошибка - представлениями, описывающими жизнь Дикого Запада, занимался только Коди (с 1872 по 1908 годы), имея на этом поприще приличный успех. В 1887 гастролировал в Англии – к юбилею королевы Виктории. Бешеный Билл Хикок присоединялся к труппе лишь на несколько месяцев, в гастролях не участвовал.
[10] Устройство для показа движущегося изображения, изобретенное Эдисоном в 1888 году. Предназначалось для индивидуального просмотра закольцованной пленки с изображением. В качестве примеров «других устройств» можно назвать «биоскоп» (Германия, 1895), «аниматограф» (Англия, 1890), «плеограф» (Польша, 1894), «стробограф» (Россия, 1896), «витаскоп» (США, 1896) и, конечно, «синематограф» братьев Люмьер (Франция, 1895).
[11] «Д’Ойли Карт Компани» (в оригинале название снова переврано) – компания английского композитора и импресарио Ричарда Д‘Ойли Карта, которому принадлежит идея вывести на сцену так называемые «комические оперы». Для реализации своей задумки Д’Ойли привлек творческий тандем Уильяма Гилберта и Артура Салливана (соответственно либреттист и композитор), и те в период с 1871 по 1986 годы сочинили четырнадцать произведений этого жанра, сюжет которых зачастую ставил на голову принятые в обществе порядки и как раз этим нравился публике. Самые известные – «Пираты Пензанса» (1879) и «Корабль ее Величества Пинафор» (1878).
[12] Название “patter song” происходит от латинского названия молитвы “Отче Наш” - Pater Noster. Она повторяется в каждом богослужении, и слово patter стало насмешкой над духовниками, старавшимися побыстрее проговорить ее текст. Одним из ярких примеров patter song может служить каватина Фигаро из оперы “Севильский цирюльник” (“Ме́ста! Раздайся, народ...”)
_________________

Уточнение знаний
 
Знания нуждаются в систематической тренировке. Вопреки общепринятому мнению, обучение довольно-таки доступно всем тем персонажам, кто не балансирует на грани полной нищеты.
Обязательное начальное образование появилось в Британии и Америке, и другие страны следуют их примеру. В Великобритании посещать школы должны все дети младше десяти лет. Бесплатные общественные школы содержатся на местные налоги. После десяти лет общее образование прекращается, но выпускник такого учреждения будет грамотным. Он также будет знать математику в той мере, которая необходима для труда рабочего, а еще иметь поверхностное представление о латыни и греческом языке. Ему будут известны великие произведения литературы. Персонаж с одним пунктом в Академических знаниях обладает всеми этими познаниями.
Образование человека, рожденного в высшем обществе, несколько иное. Почти всегда эти люди после достижения возраста десяти лет продолжают учиться. Начальное образование дети получают дома – сначала от гувернанток, потом от наставников. Отпраздновав десятый день рождения, отпрыски высокородных семейств продолжают обучение в частном пансионе или подготовительной школе, откуда практически все они отправляются в университеты.
По традиции, поддерживаемой университетами Оксфорда и Кембриджа, каждый студент изучает какую-нибудь дисциплину углубленно с того момента, как вступил под своды альма-матер. Присутствие на лекциях непременным не является, а вот посещение часовни обязательно. Учащиеся собираются в небольшие группы, возглавляемые профессором, который преподает им предмет методом Сократа: доны стремительно задают смущенным студентам вопросы, а те должны отвечать быстро и четко, а также быть готовыми логически аргументировать свой ответ. Основная задача профессора – подготовить своих учеников к экзаменам по осваиваемым им дисциплинам. Более новая прусская образовательная система состоит из идущих по расписанию лекций; преподаватели, читая их, придерживаются известных науке и подтвержденных опытами фактов. Эта модель, помимо прочего, делает упор на обширности и глубине знаний, поэтому студенты сначала изучают общие предметные курсы, а только после переходят к освоению какой-либо специализации. Такой подход стал популярен среди классов общества, которым ранее доступ в систему образования зачастую был закрыт, а также среди фабрикантов, которые видели в прусской системе способ воспитания в молодежи склада ума, необходимого для продвижения Промышленной революции.
Британское и европейское образование сильно полагается на испытания и различные классификации, с помощью которых в нем определяется потенциал учащихся. Многоступенчатые тесты распределяют учеников школ на уровни «О» (ordinary, «обыкновенный») и «А» (advanced, «преуспевающий»). Студенты, получившие первую оценку, отправляются в промышленные училища (если вообще продолжают обучение), а достигшие более высокого уровня поступают в университеты.
Образование в викторианскую эпоху предназначено главным образом для мужчин, но не исключительно для них. И в Оксфорде, и в Кембридже имеются женские колледжи; такая же практика существует и в Соединенных Штатах. Само понимание того, что женщины вообще могут получать образование и обучаться профессиям, проникает в умы медленно и неравномерно.
 
Расследование
 
Вплоть до самого недавнего времени полиция не собирала улик на местах совершения преступлений – они просто задерживали людей, обыкновенно подозреваемых в подобных делах, и вытрясали показания из свидетелей. Материальные «последствия» злодеяний полицейские быстро убирали, чтобы не коробить чувства случайных прохожих. Теперь же блюстители порядка придают все больше значения уликам, пользуясь новыми инструментами для их анализа, и соотносят полученные результаты с информацией из других расследуемых дел. В полицейских управлениях и судах идут яростные дискуссии насчет законности использования приемов вроде снятия отпечатков пальцев и бертильонажа [1]. Сложности и неопределенности, свойственные расследованиям преступлений, не позволяют сказать наверняка, насколько верен окажется тот или иной метод в целом, и всякий успех или неудача склоняют чашу весов в спорах в ту или другую сторону.
Тела вампиров не выделяют кожный жир, и потому их пальцы не могут оставить отпечатки, если только не запачканы чем-либо еще. В стане властей царит неразбериха, и если каинита обвиняют в преступлении, где доказательством должны служить отпечатки пальцев, а их нет – такая ситуация послужит какому-нибудь судье-скептику в качестве аргумента, почему дактилоскопии не следует давать официальное одобрение, а другого, благожелательного, судью заставит утверждать, что вампир просто каким-то образом подделал улики. На этом этапе индивидуальные суждения имеют огромное значение.
 
Медицина
 
Медицина меняется столь же быстро, как и промышленность, и точно так же зависит от постоянно совершенствующихся инструментов и свежих идей. Большинство прорывов во врачебном деле исходят от исследователей, пытающихся уловить смысл необычных явлений, которые они не могли наблюдать или выделить ранее. Работы Пастéра и Листера [2] по исследованию микроорганизмов и принципам гигиены наконец получили признание научного сообщества, и медики, оперирующие в антисанитарных условиях, хотя бы немного стыдятся этого. Методы анестезии остаются все еще примитивными, хотя она зарекомендовала себя на полях сражений в войнах XIX века [3].
Вампиры-ученые тоже вносят свою лепту в революцию в медицине. Новые теории, пытающиеся найти вампиризму научное объяснение, расцветают везде, где бы ни обитали каиниты, не всецело удовлетворенные «ветхозаветными суевериями» и прочими объяснениями, затрагивающими сверхъестественные материи. Накопленные знания о болезнях тоже помогают вампирам понимать некоторые опасности, грозящие им самим и другим из-за различных приемов кормления.
 
Наука
 
Конец XIX века – это пора все большей специализации умов в той или иной отрасли науки. Всего два столетия назад «человек эпохи Возрождения» хоть немного разбирался практически в любой сфере современных ему научных и технических знаний Европы. Теперь же такое невозможно. Ни один человек не способен освоить хотя бы основы всех естественных наук, учения о земле и небесах, инженерного дела и всего остального, что известно ученым викторианской эпохи. Прусская система образования, о которой уже говорилось выше, не только признает это, но и активно поощряет специализацию как путь к дальнейшему продвижению вперед. Специфическая терминология и устоявшиеся, строгие формы опубликования научных статей в журналах все больше изолируют ученых от остальных людей. Поборники этой тенденции призывают народ довериться мастерам своего дела и позволить им продолжить важнейшее дело познания нашего мира. От людей же требуется следовать советам экспертов, раз уж те обладают широкими познаниями каждый в своей области.
__________________
[1] Бертильонаж – система идентификации преступников по их антропометрическим данным (рост, ширина головы, длина рук, пальцев и стоп). Названа по имени составившего ее французского полицейского писаря Альфонса Бертильона (1853 – 1914). Сама система позже была признана несостоятельной, однако благодаря ей в инструментарий полиции вошли два важных новшества: принцип ведения полицейской картотеки с фотографиями преступников в анфас и профиль, а также дактилоскопия, которая, собственно, и вытеснила бертильонаж.
[2] Джозеф Листер (1827 – 1912) – английский хирург, основоположник хирургической антисептики. Одним из первых предложил использовать карболовую кислоту (раствор кристаллов фенола) для очищения и обеззараживания заживающих ран и швов, остающихся после хирургических операций.
[3] Эфирный наркоз впервые был успешно применен американским хирургом Кроуфордом Лонгом в 1842 году. В России такие операции удалось сделать пятью годами позже Федору Иноземцеву и Николаю Пирогову независимо друг от друга, причем Пирогов выполнил операцию в полевых условиях, в ходе Кавказской войны.

11
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 07 Июля 2021, 22:44:59 »
Экспрессия, Запугивание, Лидерство

Обычай викторианской эпохи увязывает эти таланты вместе с помощью нескольких общих лингвистических инструментов.

Просодия и стихосложение

Речь викторианских времен обладает особой ритмикой. И поэзия, и проза соразмеряются в рамках системы ритма, известной как силлабо-тоническая, которая расставляет ударные и безударные слоги в стихотворении или фразе в зависимости от их числа. Результат зачастую страдал от отсутствия естественного ритма речи и для современного уха звучал бы странно. Язык викторианской эпохи был цветистым, формализованным и порой бестолковым, однако имел свои правила. В эстетике тех времен высоко ценилось умение выбрать то самое изысканное и витиеватое выражение.
Аллитерация – повторение первого звука в слове на протяжении всего отрывка текста, так, как это обычно происходит в скороговорках вроде «Четыре черненьких чумазеньких чертенка чертили черными чернилами чертеж – чрезвычайно чисто!» Отчасти благодаря поэтическому стилю Библии короля Якова [1] аллитерацией отличаются преимущественно церковные проповеди и горячие поучительные призывы.
Белый стих – нерифмованные строки, написанные пятистопным ямбом – использовал в своих творениях сам Шекспир, и потому в викторианскую эпоху эта поэтическая форма мила слушателям практически всех социальных слоев. Шекспир, по всеобщему мнению, признан идеалом английского стихотворца, и прием, к которому он любил прибегать, уж точно должен быть хорош.
Консонансом называется повторение одних и тех же согласных в одной или соседних строках стиха. Шекспир весьма часто пользовался и этим приемом, и в представления обывателей викторианской эпохи вполне укладывается выстраивание сложных текстовых структур из гармонично сложенных элементов, подобно тонко сработанному механизму.
Наконец, ономатопея в прямом переводе с греческого языка означает «сочинение имен». При ее использовании появляются слова, имитирующие звуки природы: утка «крякает», а свинья «хрюкает».
Литература викторианской эпохи активно использует аллегории и аллюзии, и даже необразованная толпа способна воспринимать заложенный в подобных отсылках смысл благодаря частому повторению. Хитро сплетенная паутина перекрестных упоминаний, обожаемая ораторами и писателями, увязывает вместе большую часть жизни викторианцев, так что бытовые дела в саду и на кухне могут через ассоциативный ряд быть тесно связаны с политическим курсом империи, а заодно со спасением или проклятием всего мира. Весьма немногие вещи во вселенной, истолкованные и преподнесенные таким образом, означают самое себя: они подразумевают иные понятия, масштабные и мелкие, и в свою очередь оказывают влияние на значение и состояние прочих сущностей.
Позднее исследователи назовут эти времена периодом «баудлеризации», то есть удалением из существующей литературы любого вульгарного и иным образом нарушающего приличия материала. Эта практика названа по имени филантропа конца XVIII века Томаса Баудлера [2], который желал дать миру возможность оценить всю красоту творений Шекспира, не запятнанную непристойностями, которые, как он был уверен, были вставлены автором в тексты по настоянию других. Большая часть изложенных таким образом трагедий Шекспира получила счастливый финал и ясно очерченную мораль, так что превосходные во всех прочих отношениях работы великого писателя не могли заразить сознание обывателей недостойными помыслами относительно того, какие добродетели на самом деле бывают вознаграждены. Точно так же Чарльз Диккенс и его последователи включают в свои произведения порицания примеров низкого поведения в обществе во всех жестоких подробностях. Еще не настали времена, когда практически любая идея получает поддержку в народе, не подвергаясь сомнениям и не встречая открытого отрицания.
Слова способны увлечь за собой смертных, изменить их устремления, представить оратора таким, каким он желает предстать перед публикой. Вампиры располагают достаточным количеством времени, чтобы отточить свою риторику, а Сородичи, принадлежащие к простому люду – чтобы выучиться эффективному использованию речи в надежде прикрыть свое неказистое происхождение.

Подражание классике

Обыватели викторианской эпохи любят подражать грекам и римлянам и в прозе, и в речи. И публичные выступления, и художественные произведения походят на классические литературные формы (или так полагают их авторы, но их стремление к имитации приводит к непреднамеренному новаторству). Всякий образованный джентльмен знает азы культуры древних греков и латинян, и подражание стилям риторики и красноречия людей прошлого дает человеку ауру ученого превосходства и даже шика. Собственно изучение особенностей риторики утратило большую часть своей привлекательности: в образование джентльмена входили классические произведения римлян и греков, но ему самому хватало умения имитировать их, а понимания того, как именно работают их приемы, не требовалось. Именно такого рода интерес к языковому стилю гениев классики вроде Гомера и Еврипида наполняет эпоху.
Вампиры викторианских времен в целом разделяют этот энтузиазм. Классические литературные формы придают вес и дух традиций опрометчивым интригам и сумасбродным изобретениям, а заодно закладывают прочную основу для умения разъяснить кому-либо выгоды и затраты того или иного плана в обнадеживающем тоне.

Язык революции

Революционеры и анархисты желают достичь радикальных и грубых социальных перемен, и немедленно. Риторика, нацеленная на массы, прибегает к ярким образам: борьбе, войне – а пламенные ораторы стремятся своими речами обозначить цели для зависти и гнева, найти виновных, преступников и их прислужников, которых революционное братство сумеет побороть. Их слова не должны быть банальными или глупыми, и на деле некоторые блестящие речи, очерки и повести эпохи ратуют за возможность и необходимость решительных изменений в обществе. По более поздним стандартам даже воззвания к простому люду становятся крайне замысловатыми, в них используются библейские и исторические аллюзии, а также искусно сотканные образы и символы, которые, как показывает история, и заставляют слушателей браться за новое дело.

Знание улиц и Хитрость

Преступники зачастую разрабатывают собственный, весьма сложный язык, который, с одной стороны, позволяет им подчеркивать нюансы, имеющие значение в криминальной деятельности, а с другой – скрывать значение своих разговоров от непосвященных. Жаргон злоумышленников викторианской эпохи невероятно богат, о нем написаны целые книги. Данный раздел дает лишь поверхностное знакомство с ним. [3]
Про различные способы совершить карманную кражу говорят: верхушить, выначить, срубить или ударить по ширме; добываемые при этом деньги называются аржан, барашки, балабаны, железо или кругляши. Гранд, гоп-стоп или луна – это уже ограбление, менее скрытное искусство завладеть чужим имуществом, поскольку в этом случае преступник бьет свою жертву и отбирает у нее все, что может отнять силой. Это вотчина стопщика – наглого бандита, полагающегося на свое перо (нож) и пушку (пистолет), а еще на собственную смекалку.
Медвежатники, или взломщики сейфов, используют самые разные гусиные лапки или балерины, то есть отмычки, чтобы добраться до содержимого несгораемых шкафов; разные виды добычи носят при этом свои жаргонные имена (общее – клей или товар). Если имеют в виду ограбление дома, где сейчас никого нет, скажут: «ловко надуть», а когда воры обшаривают закрома жилища, в котором кто-то есть, они «идут на огонек». Для последнего варианта скачка (как зачастую называют любое преступное деяние) взломщику обычно нужен цынтовой – помощник, который проследит за происходящим вокруг.
Стрелок или рыболов крадут вещи с телег и экипажей, откуда уносят обручи (кольца), рыжевье (золотые украшения) и цацки (драгоценности), не говоря уже о деньгах и прочей, недостойной отдельных названий добыче.
Шулеры используют мошеннические трюки в карточных играх. Их сообщники, наводчики и сгонщики, приманивают в игру доверчивых жертв, после чего уже шулеры манипулируют своими сьянцами или цветухами (собственно картами), чтобы обмануть жадных или легковерных игроков в партии, где выиграть невозможно. Сами мошенники называют такой способ жульничества «застегнуть пуговицы».
Дамы, заправляющие делами в борделях, часто зовутся мамками, а сутенеры – зуктерами. Девушки, чьи услуги продаются в этих заведениях, называются по-разному: бикса, лоретка, шмара. Их клиенты постоянно рискуют подхватить там всякие венерические заболевания, вместе именуемые хомут или «французская оспа» (последнее название в ходу в Англии, а вот на континенте заразившиеся таким недугом говорят про «английскую оспу»; вообще же в мире происхождение болезни приписывают любому недружественному народу, живущему поблизости).
Полицейские, пытающиеся поймать всех этих разномастных злодеев, среди последних называются фараонами, легавыми, волками, каплюжниками или гуртами. Наручники, используемые стражами порядка, кличут баранками. Судьи, перед которыми предстают арестованные преступники, зовутся миронами, а в тюрьмах заключенные носят униформу, известную как роба или клифт.
 
Азартные игры
 
Игра в карты на деньги распространена во всех слоях общества. Ниже перечислены некоторые из самых частых видов игр рассматриваемой эпохи.
«Все четыре»: новая игра, очень похожая на хай-лоу-джек, современную американскую разновидность покера
«Коммерс»: старый вариант покера, предпочитаемый теми, кто не очень заинтересован в горячем азарте
«Экарте́»: одна из самых долгоживущих популярных игр, известная с конца XVIII века; в ней игроки делают ставки, получив в руку по пять карт из колоды, откуда удалены двойки и шестерки
«Фараон»: еще одна сравнительно новая игра, в которой игроки делают ставки на то, в каком порядке карты будут появляться из «ботинка» – механического устройства с пружиной, в которое помещалась перетасованная колода
«Вист»: игра возрастом в несколько веков, классика респектабельных гостиных. В игре участвуют две пары игроков, то есть четверо. Сдатчик сдает каждому игроку по тринадцать карт и определяет козырную масть. Ведущий игрок ходит любой удобно ему картой, а остальные должны в свою очередь класть карты той же масти, карту козырной масти или пасовать. Игрок, который положит на стол самую старшую карту нужной масти или старшую карту козырей, берет взятку и тем самым выигрывает раунд, после чего становится ведущим в следующем ходу. За каждую взятку игрок получает одно очко, и кон длится до тех пор, пока одна из пар не наберет в сумме пять очков. Роббер состоит из трех конов, и для победы в нем нужно выиграть два.
«Двадцать одно»: игра, пришедшая из Франции и потому считающаяся особенно изысканной. Похожа на современный блэкджек.


Уточнение умений
 
Умения сочетают в себе врожденную склонность к чему-либо с необходимым навыком; помните о том, что персонажи, пытающиеся использовать какое-либо умение, не будучи ему обучены, получают штраф к сложности [+1]. Чтобы тратить меньше усилий на освоения большей части этой категории способностей, нужен опытный наставник; если же речь идет об опыте в области технологий или какой-либо потенциально незаконной деятельности, учителя найти бывает нелегко. И здесь-то вампиры имеют преимущество: они способны предложить особую награду тому, кто им помогает… если, конечно, он будет чтить свои обязательства.
 
Обращение с животными
 
Поезда уже давно пересекают ландшафты, изобретатели пытаются улучшить надежность и качество езды автомобилей, но люди все еще пользуются транспортом на животной тяге чаще, чем самодвижущимися повозками. Вампиры же, очевидным образом, пугают лошадей. Согласно некоторым легендам, лучший способ обнаружить вампира таков: обнаженная девственница, сидя верхом на белом жеребце без седла, должна проехать по кладбищу, и та могила, у которой конь остановится и попятится, и есть подземное убежище погребенного кровососа. Поскольку вампирам все же нужно путешествовать, некоторое умение обращаться с животными для нежити викторианской эпохи необходимо. Если каинит хочет странствовать, не внушая страх своему средству передвижения (и, как следствие, не выдавая себя с головой), ему потребуется определенный навык Обращения с животными. Впрочем, скармливание дикому животному небольшого количества витэ в течение трех ночей подряд также решит проблему.
Кроме того, многие виды досуга – например, охота на лис – зависят от взаимоотношений с животными, а большинство аристократов души не чают в своих собаках. Отсутствие в доме каких-либо четвероногих питомцев будет выглядеть странным для любопытствующих смертных, даже если тому найдется правдоподобное объяснение. Среди простых горожан содержание животных не так популярно – для них недостает ни места, ни еды; в этих частях города можно на протяжении месяцев и даже лет не увидеть никакой фауны, кроме паразитов и живности, которую содержат ради кровавых видов спорта вроде петушиных боев.
 
Ремесла
 
Индустриализация требует деталей и составных частей, изготовленных с особой точностью, и зачастую в количествах, сильно превышающих возможные объемы производства любого мастера-ремесленника или небольшого предприятия. Наметанный глаз человека способен уловить отклонения в сотую долю дюйма, однако в машиностроении викторианской эпохи нужна куда большая точность допусков. Новые инструменты, с помощью которых изготавливают другие инструменты (а с помощью тех – другие инструменты, и так далее, еще и еще…), появляются каждый год и раз за разом меняют стандарты во многих областях деятельности. Наряду с этим в сельской местности продолжают существовать традиции и обычаи изготовления изделий там, где покупателю важна ручная работа конкретного мастера. Кузнец может создавать уникальную утварь для особняков или трудиться над сложными деталями двигателей, но редко и над тем, и над другим одновременно. В любой профессии найдутся подобные и даже еще более острые расхождения между теми, кто по собственному желанию или в силу неизбежности связал себя с системой промышленного производства и теми, кто придерживается традиционных методов.
В некоторых отраслях промышленности фабрики заменили ремесленников совершенно. Выгоды и потери, принесенные этим процессом, весьма сложны (и часто горячо обсуждаются). Верно и то, что люди, занимавшиеся производством, к примеру, шерстяного и хлопкового платья, по большей части оказались в бедственном положении, потеряв независимость и превратившись в работников фабрик. Новые покупатели ищут себе одежду, которая не отличается изысканными деталями, но зато будет более прочной и надежной – в особенности это касается самых дешевых вещей. Нечто подобное происходит и в области образования: профессии, которые раньше передавались от мастера ученику – от зубоврачебного дела до юриспруденции, – теперь стало возможно освоить в колледжах и университетах.
Стремление общества к анонимности и однородности облегчает Сородичам задачу слияния с толпой, а стандартизация, наоборот, затрудняет им поиск ниш, в которых можно было бы претворить в жизнь их личные причуды.
 
Управление транспортом
 
Это умение не так уж распространено, однако оно есть. Транспортные средства на паровой тяге существуют с 1801 года, а в отрезок времени, охваченный книгой «Вампир: Викторианская эпоха» отдельные изобретатели, например, Карл Бенц, совершенствуют двигатели внутреннего сгорания, придавая им приемлемые размеры и приспосабливая для использования в автомобилях. Но все же из-под их рук пока что выходят уникальные, весьма дорогие творения – принцип промышленного производства не затронет отрасль автомобилестроения вплоть до начала XX века.
Не пользуются автомобили и популярностью. Ради того, чтобы ограничить их использование, поборники преимуществ сельской жизни объединяются с эстетами, отрицающими сами принципы промышленности, и людьми, которым эти чертовы штуки просто кажутся чересчур шумными и непредсказуемыми. Первым из принятых на этот счет законов стал «Акт о красном флаге» 1836 года, который вслед за Британией был скопирован и в других странах. Согласно ему, автомобилям запрещалось передвигаться быстрее четырех миль в час, а кроме того, перед транспортным средством должен был идти человек, размахивающий красным флажком в светлое время суток, а ночью – с красным фонарем в руках. Любители быстрой езды, разумеется, игнорировали такие ограничения, с щегольством раскатывая на скорости двенадцать и более миль, однако строгое насаждение законов, касающихся автомобилей, заставляет многих водителей пользоваться своим транспортом лишь в собственных владениях или на землях, принадлежащих таким же энтузиастам.
Автомобили викторианской эпохи – страшноватые штуковины, временами изрыгающие дым и искры. Вампир, впервые увидавший такой механизм, должен сделать проверку на Алый Ужас со сложностью 8. При каждой следующей встрече сложность снижается на 1 (даже если бросок оканчивается неудачей или провалом), а когда ее значение достигнет 2, каинит преодолеет любой блуждающий в нем инстинктивный страх. После этого проверки будут не нужны, кроме бросков с обычной сложностью в ситуациях, когда автомобиль окажется объят огнем.
Во времена королевы Виктории умение управлять транспортом охватывает две большие категории действий, каждая из которых может стать специализацией персонажа: это использование механических средств передвижения и искусство управления транспортным средством, которое тянут два или больше животных. Если пользоваться терминологией тех времен, то экипажи перевозят людей, а повозки и телеги – товары, но на них могут также передвигаться и люди. Большее количество тягловых животных требует и лучшего умения править ими; сложности добавят и непростые окружающие условия, например, улицы Лондона. Искусный возница почти всегда имеет специализации Починка и Содержание Животных и должен обладать и Силой, и Ловкостью.

* Новичок может править повозкой, телегой или кабриолетом, если в них запряжена одна лошадь. Начинающий водитель механического транспорта способен вести машину по хорошей дороге в ясную погоду, но ему потребуется помощь, чтобы запустить мотор и поддерживать его в работающем состоянии.
** Опытный возница умеет править любым транспортным средством, которое тянут две лошади. Водитель сможет вести автомобиль и запускать мотор без посторонней помощи.
*** Знающий возница способен править упряжью числом до четырех лошадей. Водитель этого уровня может уверенно управлять машиной в относительно хороших условиях и при необходимости способен устранить небольшую поломку или что-то слегка улучшить.
**** Эксперт умеет править транспортным средством, в которое запряжено до шести лошадей, или двое быков или подобных им тяжелых тягловых животных. Водитель моторного транспорта на этом уровне способен вести автомобиль в любую погоду и производить, если понадобится, различный ремонт любой сложности.
***** Мастер может с изяществом управлять абсолютно любым транспортом на животной тяге. Свой автомобиль он ведет умело и щегольски. Он способен разобрать машину на части и собрать заново, а затем рвануть на том, что получится, по горам и долам, и пусть «Акт о красном флаге» катится к дьяволу!
 
Умением обладают: Кэбмены, Личные шоферы, Водители-аристократы, Водители – состоятельные простолюдины, Возницы телег.
Специализации: Экипажи, Тяжелые повозки, Моторный транспорт.
 
Этикет
 
По меркам викторианской эпохи, практически всё в обществе Последних Ночей невыразимо вульгарно и представляет собою сущий хаос. Общество этих времен очень сильно зависит от умения всех и каждого (ну или почти всех и каждого) признавать в других членов своего социального слоя и взаимодействовать должным образом с теми, кто выше или ниже по положению. У богатых бездельников, само собой, куда больше времени, чтобы вникать во все тонкости, однако основные понятия о приличиях имеются даже у самых распоследних бедняков. Людям, у которых нет уединения, безопасности и даже надежды, манеры дают некое подобие достоинства, помогают уверить себя, что они все еще остаются людьми, несмотря ни на что.
Для вампиров, конечно, этикет служит еще и средством сдерживания неизбежных меж ними конфликтов. Проклятие заставляет каинитов сражаться друг с другом за первенство, и они полагаются равным образом на собственные нормы поведения и стандарты окружающего их социума, чтобы не давать всякому несогласию перерасти в драку. Викторианский этикет дает проигравшему в споре возможность удалиться относительно благопристойно, почти что не потеряв лицо, поэтому даже те вампиры, кто привык к старым порядкам, находят современные доктрины этики достойными изучения.
Сторонние наблюдатели, современные эпохе и живущие в более поздние времена, зачастую неверно понимают главную особенность общественного этикета. Порядки викторианского периода проводят отчетливую грань между тем, о чем можно вести беседу в обществе, а о чем нельзя. Однако из этого вовсе не следует, что если о каких-либо вещах не должно говорить открыто, то их не нужно обсуждать вообще. Писатели тех времен наряду с бравурными эссе и поучительными повестями выпускали в свет и множество эротических произведений, и читатели все это покупали. Просто вокруг смачных баек в «Жемчужине» люди не поднимали такой шумихи, как после рассказов в «Стрэнде»[4] или аккуратно сформулированных статей в «Таймс». Легендарный совет королевы Виктории, якобы обращенный к одной из ее дочерей - «Держись за столбики кровати и думай об Англии»[5] – это именно что выдумка; ханжеством отличался как раз ее супруг Альберт, получивший воспитание при куда более чопорном прусском дворе. Существование же людей викторианской эпохи подразумевало весьма обширную и насыщенную частную жизнь, которая, впрочем, никого из посторонних не касалась.
 
Скрытые смыслы
 
Вместо того, чтобы пытаться озвучить вслух каждую подробность скрытых и подразумеваемых значений, рассказчики и игроки могут воспользоваться изложенным ниже правилом. Когда персонаж пытается передать скрытое сообщение с помощью жестов и намеков, в основе которых лежит знание этикета, следует сделать бросок
[Сообразительность + Этикет] со сложностью 6. Один успех позволит герою вложить в свое поведение простое сообщение вроде «Я тебя ненавижу» или «Я испытываю к тебе страсть». Каждый дополнительный успех позволит добавить информацию, равнозначную еще одной фразе, например «Мы сможем увидеться завтра» и «Не дай моей матери понять, что мы встречаемся». Персонаж, которому предназначено сообщение, делает бросок [Интеллект + Этикет] также со сложностью 6. Каждый полученный успех позволит ему корректно воспринять информацию, для передачи которой собеседник потратил два успеха. Неудачный бросок означает, что либо отправитель, либо адресат не достигают ничего, а вот провал дает рассказчику возможность ради развлечения ввести в игру какое-нибудь непреднамеренное сообщение.
Скрытые сообщения не обязательно должны быть правдой хотя бы отчасти; эта система с одинаковым успехом применяется для передачи истины и лжи.
Персонажи могут также изучать окружающих существ на предмет ведения таких вот тайных бесед. Для этого требуется раз в час игрового времени делать бросок
[Восприятие + Этикет] со сложностью 7, и каждый успех позволит герою выявить один подобный обмен информацией (если они имеют место – а это случается часто и на большинстве сборищ). Неудача не позволит персонажу распознать идущий разговор, а провал заставит его увидеть скрытую беседу (и даже не одну) там, где ничего похожего на самом деле не происходит.

Применение норм этикета затрагивает практически каждую из прочих Способностей [персонажа] и даже некоторые дисциплины вампиров. Навык Этикета описывает приемлемое в обществе применение Выразительности и Исполнения, Верховой езды и Академических знаний, и даже Присутствия и Химерии. Если некий Равнос чувствует себя среди смертных как рыба в воде, он парой иллюзий сможет предотвратить множество нарушений Маскарада, после чего все странные обстоятельства происшествия будут обсуждаться публикой без шума, или наоборот, заставить недруга совершить кучу ошибок, каждая из которых вызовет неудобные вопросы. Этикет также включает в себя умение освоиться с незнакомыми обычаями, наблюдая или получая наставления.
Очень многое в жизни среднего класса и высшего общества вращается вокруг танцев, и требуется немалый опыт и осторожность, чтобы успешно обойти в этом деле все подводные камни. Даже выбранные для вечера танцы имеют значение: если новомодный вальс танцуют в паре, касаясь друг друга, то, к примеру, кадриль или рил располагают танцоров двумя однополыми группами, на расстоянии друг от друга. В обществе, привыкшем искать и находить значение и подтекст во всякой мелочи (как уже говорилось в разделе «Выразительность, Запугивание, Лидерство»), невинные прикосновения на публике сочтут за намек на более интимное знакомство наедине.
Обеденные приемы также весьма важны для всех, кому по карману собрать гостей в своем доме (эти траты включают наем повара и подачу к столу соответствующих блюд). За трапезой и напитками, поданными после нее, ведутся переговоры с глазу на глаз и решается множество деловых вопросов, обсуждение которых перемешано с легкой, ни к чему не обязывающей беседой. Вампиры в такой ситуации, конечно, оказываются в очевидном проигрыше и вынуждены либо спасаться какой-нибудь правдоподобной отговоркой или же столкнуться с приличной долей скепсиса в свой адрес от представителей своего круга насчет того, насколько «достойно» они ведут себя в приличном обществе.
Приемы предоставляют шанс разрешить ссоры и свары, не прибегая к оружию. Гости демонстрируют новые наряды и выбирают темы для бесед, хозяева хвастаются недавними приобретениями. Формальные сборища, конечно, могут быть исключительно доброжелательными, но обычно этого не происходит. На приемах идет в ход великая масса всевозможных уловок. К примеру, художник может неплохо жить, если станет продавать незаконченные наброски дамам, часто принимающим гостей. Когда у входной двери звонит колокольчик, у хозяйки остается достаточно времени, чтобы отложить в сторону какое-нибудь рутинное дело и подсесть к картине, добавляя на полотно один-два мазка как раз в тот момент, когда слуга проведет посетителя в гостиную. После этого гость сможет восхищаться ее талантом, а она смутится, как будто бы не намеревалась раньше времени показывать кому-либо свое последнее незавершенное творение. Существовала даже целая, весьма сложная, система сообщений, связанная с визитными карточками, которые посетитель отдавал слуге, чтобы тот передал их хозяину дома, или же оставлял, если хозяин отсутствовал. Подача карточки лицевой стороной вверх или вниз имела свое значение, также как и наличие либо отсутствие на ней следов парфюма, оформление самой карточки (строгое или изящное), упомянутые на ней титулы и прочее.
Титулы, о которых идет речь, в викторианском обществе значили очень много. Многие страны так или иначе последовали примеру англичан при устроении своей системы рангов званий, поэтому похожие именования встречаются повсеместно. Чем большее число сословных уровней разделяет двух персонажей, тем большей властности в поведении ждут от более титулованной особы. Христианское милосердие и уважение к взаимному гуманному отношению хороши, однако социальный порядок зиждется на том, что каждый знает свое место и сторонится искушения передвинуться вверх или вниз по социальной лестнице иным способом, кроме принятых в обществе.
Ее Величество королева, разумеется, является самым высокопоставленным сановником в стране, далее идут ее сыновья и другие ближайшие родственники мужского пола, затем родственники-женщины. Затем  следуют маркизы, графы, виконты и епископы (в  порядке перечисления). Среди обладающих одинаковым титулом те, кто занимает государственную должность, имеют превосходство над теми, кто не служит короне. Еще ниже располагаются бароны, простолюдины, замещающие высокие посты в правительстве, прочие нетитулованные персоны, нанятые напрямую королевой, и сыновья знатных вельмож. Сыновья имеют ранг соответственно порядку рождения и положению в обществе их отцов, так что сын маркиза всегда будет выше наследника виконта или барона. Следом располагаются рыцари – кавалеры Ордена Подвязки или Ордена Святого Георгия [6], а затем обладатели наград, не связанных с орденами, и простолюдины, занимающие небольшие должности в структурах правительства. Последними в этой табели о рангах стоят эсквайры [7], баронеты, уполномоченные военные офицеры и джентльмены, пожалованные правом носить оружие.
Определение своего места в сословной иерархии может потребовать от персонажа огромных усилий, да еще посреди круговерти жизни общества. Прослеживание положения окружающих – еще больший труд, и для этих целей существуют официальные издания, таких, как ежегодный Альманах аристократии Бурка [8], содержащий плоды самого тщательного исследования предмета.
Представление при дворе – величайшая честь, доступная членам общества, и она включает некоторые чрезвычайно сложные условности. К примеру, женщина должна быть одета в платье, обнажающее ее плечи (независимо от погоды) и имеющее шлейф длиной ровно три фута. Ее прическа обязательно должна быть украшена сзади перьями – достаточно высокими, чтобы Ее Величество могла заметить даму, но не выше, чем в уборе самой королевы. Непосредственно при представлении женщина должна придерживать шлейф платья на левой руке особым образом, так, чтобы в нужный момент отпустить его и позволить спутникам красиво расправить ткань. Визитная карточка дамы должна содержать ее имя и любые ее титулы, записанные согласно правилам. После того как Лорд-камергер зачитает содержимое карточки вслух, женщина приседает в реверансе и целует вытянутую руку королевы; если представляемая входит в число высшей знати, Ее Величество в ответ целует ее в лоб. На этом аудиенция заканчивается, и дама должна покинуть королевский зал для приемов пятясь, не запутавшись при этом ногами в собственном шлейфе. Точно так же детально расписанные правила существуют для мужчин, входящих в число пэров и тех, кто к высшей знати не принадлежит, с модификациями для всевозможных обстоятельств. Если игроки пожелают описать или отыграть все это в ходе хроники, рассказчик может найти подробности всего этого можно в рекомендованных дополнительных книгах.
 
Исполнение

Актерское мастерство

В театрах викторианской эпохи можно увидеть самые разные представления, от возрожденных классических драм до пьес Шекспира (в самых разных интерпретациях) и водевилей. Лучшие актеры и актрисы, чья профессия доселе считалась сомнительным с точки зрения морали занятием, теперь пользуются не просто славой, но и уважением. Кроме того, актерское мастерство как специализация включает в себя и другие виды представлений, в том числе бешено популярные выступления переодетых ковбоями антрепренеров вроде Бешеного Билла Хикока и Баффало Билла Коди [9]. Кинетоскоп Эдисона (а также множество устройств со схожей функцией, имеющих куда более цветистые названия) [10] был способом демонстрировать публике короткие фильмы; но все же в то время кино не ушло дальше записей театральных спектаклей или сцен, отснятых вне помещения единственной камерой с фиксированной позиции.

Музыка

В классической музыке эта эпоха – времена романтизма. Назовем несколько популярных композиторов, творивших в годы, охваченные книгой «Викторианская эпоха: Вампир», и их часто исполняемые произведения: Пётр Чайковский («Лебединое озеро», «Симфония 1812 года»), Антонин Дворжак (симфония № 9 «Из Нового Света»), Иоганнес Брамс (симфония № 4 ми минор), Николай Римский-Корсаков (симфоническая сюита «Шехерезада»), Густав Малер (симфония № 1). Романтический стиль в музыке – это простор, стремительное движение, национальные мотивы и пасторальные темы. Например, в «Увертюру 1812 года» Чайковский включил народные мелодии, патриотические гимны и нежные, разливающиеся пассажи, чтобы пробудить в слушателях желаемые чувства.
В жанре оперетты  в Англии правят бал сочинения Гилберта и Салливана, а «Д’Ойли Карт Опера Компани» [11] преобразовала в первый мюзикл одну из них, «Корабль ее Величества Пинафор» - веселую историю о моряках, служащих на одном из малозначительных судов военно-морского флота. Гилберт сочинял стихотворные тексты, часто смешные, а Салливан писал под них весьма замысловатую музыку, в том числе арии-речитативы (patter song), в которых темп оперного пения ускоряется настолько, что становится одновременно в высшей степени забавным для слушателя и подлинным испытанием для искусного исполнителя [12].

Предсказание судьбы

 Это – лишь одна из форм оккультных практик, распространенных среди всех слоев населения. Методы прорицания становятся популярными и скатываются в безвестность, покорные веяниям моды, как и любая другая область интеллектуального времяпрепровождения, и постоянно возникают новые приемы предсказания будущего по мере того, как настоящие оккультисты и шарлатаны на этом поприще пытаются выделиться в толпе коллег-соперников. Среди относительно долговечных способов – хиромантия, астрология, гадание на обычных игровых картах и с помощью специальных колод вроде Таро, расшифровка снов и транс медиумов. Механические толкователи судьбы, машины, выплевывающие заранее напечатанные на бумаге предсказания, выбирая их по различным, наполовину случайным системам, тоже набирают популярность: возможность получить вроде бы мистическое сообщение – еще один дешевый и занятный способ увеселения наряду с прогулками по настилам вдоль морского берега, грошовыми игровыми автоматами и тому подобным.
Насколько эффективны подобные методы в рамках хроники – зависит исключительно от предпочтений рассказчика. Если персонажам придется пребывать среди знамений, довольно часто некоторые из них могут оказываться правдивыми. Если же герои станут единственным сверхъестественным явлением в нормальном в остальных отношениях мире, тогда почти всякое предсказание будет ошибочным (умышленно или неосознанно).
_____________
[1] Перевод Библии на английский язык, выполненный по указанию короля Англии Якова I в 1604-1611 гг. с целью уладить споры и конфликты между сторонниками католичества, протестантизма и кальвинизма по вопросам официального религиозного отправления в стране.
[2] Томас Баудлер (1754 – 1825) – шотландский врач, составитель «семейного» издания сочинений Шекспира с вымаранными «непристойными» эпизодами. Фактически издание было подготовлено сестрой Баудлера, которая постеснялась признаться в авторстве (и, соответственно, в понимании истинного смысла вычеркнутых строк).
[3] Русскоязычные аналоги преступного арго подобраны с использованием книги В.Ф. Трахтенберга “Блатная музыка” (1908).
[4] «Жемчужина» – ежемесячный порнографический журнал, издававшийся в Лондоне в 1879 – 1880 гг. Джорджем Лэзенби. В каждом номере публиковались шесть новелл, посвященных сексуальным отношениям, перемежавшихся карикатурами, стихами, пародиями, фальшивыми объявлениями и письмами в редакцию соответствующей тематики. После закрытия журнала по обвинению в непристойности Лэзенби издавал другие подобные журналы: «Креморн», «Устрица», «Будуар».
[5] По легенде, именно такой совет Виктория дала одной из дочерей перед свадьбой, когда та спросила, что ей делать в первую брачную ночь. В описываемые времена счит

12
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 27 Июня 2021, 12:39:04 »
Черты персонажей

Игромеханика - это основной инструмент ролевых игр. Она важна, поскольку придает форму процессу игры, однако не должна становиться ее самоцелью. Этот раздел главы показывает, как атмосфера викторианской эпохи отражается на игромеханике, чем она отличается от наших дней и что в ней разнится для живых и для нежити; все это поможет вам создать, а затем отыгрывать качественных персонажей в рамках книги “Вампир: Викторианская эпоха”. Помните, что ваши герои не смогут в один момент усвоить все тонкости своих новых способностей, поскольку им придется затратить некоторое время, чтобы осознать, что они теперь могут, и избавиться от надежд, выпестованных оставшихся в прошлом жизнью.

Звучание эпохи

Описывая действия персонажа, помните: сам он не думает о том, что вышибает кому-нибудь мозги. Нет, он машет кулаками, вступает в кулачный бой или, к примеру, дерется в недостойной, неподобающей даме манере. Если ваш викторианский джентльмен, а по совпадению и Сородич, посещает бордель или клуб поклонников Адского огня, он подбирает себе куколку, а если герой любит ввернуть крепкое словцо – то есть выругаться – то и используйте современные эпохе выражения, заменяя фразы вроде “я снес его тупую башню” на “я оторвал ему его дурной чурбан”.
Используемый не к месту сленг может помешать игрокам сконцентрироваться на игре или сохранить суть личностей их персонажей, особенно если эти слова вообще не относятся к викторианской эпохе. Например, “Монти Пайтон” [1] и Мэри Поппинс не принадлежат к среде, царящей в играх по системе “Вампир: Викторианская эпоха”. С другой стороны, правильно подобранный и использованный сленг способен обострить ощущения от игры у всех, и это стоит того, чтобы объединить усилия, проявить немного усидчивости и снисходительности к пробующим свои силы игрокам.
В периодической литературе можно отыскать отличные примеры, а материалы, имеющиеся во Всемирной Сети, содержат множество комментариев насчет того, как язык викторианской эпохи, присущий различным слоям общества, менялся с течением времени. Немного трудов - и отображение вашего персонажа приобретет новое, свежее измерение.
Стоит, однако, сопротивляться подспудному желанию использовать исковерканный французский. Да, кое-кто из обывателей времен правления королевы Виктории так и делал, но лишь для того, чтобы выразить свое презрение к чему-либо - что, конечно, ни к чему использовать, даже если вы отыгрываете персонажа, действительно настроенного подобным образом. Если кратко, мнение таких особ по “национальному” вопросу укладывалось в выражение “a thousand Wogs, a hundred Frogs equals one Englishman” [2]; как всем известно, история доказала ошибочность этой мысли.

Ваш персонаж в меняющемся мире

Мир викторианской эпохи кажется странным и пугающим во множестве отношений практически каждому его обывателю вне зависимости от того, признают это они сами или нет. Даже те, кто стал автором ключевых технических, социальных и политических новшеств, сталкиваются с неожиданными последствиями, а все прочие узнают об открывающихся возможностях лишь по мере того, как их увлекает за собой стремительный поток перемен. Вампиров постарше это совершенно сбивает с толку; большинство из них пытаются либо отгородиться от всего, либо создать потомка, способного существовать в условиях XIX столетия и таким образом послужить своему сиру кем-то вроде посредника. Былые способы применения накопленной ими мудрости теряют смысл, и персонажи, которые пытаются осознать свои потенциальные знания и умения, должны непрерывно практиковаться. На самом деле недо- или переоценить опасности вновь появляющихся вызовов весьма просто, как и собственные способности защититься от вреда.

Уточнение способностей

Способности в рамках игр по книге “Вампир: Викторианская эпоха” в общем работают точно так же, как их более современные параллели, пусть даже детали изменились весьма сильно. Счетовод все так же полагается на бросок [Интеллект + Финансы], чтобы верно свести баланс в амбарной книге, несмотря на множество изменений в практике ведения бухгалтерских счетов, а стрельба из пистолета требует по-прежнему броска [Ловкость + Огнестрельное оружие] независимо от того, взрывается ли внутри ствольной коробки черный порох или новейшие составы XXI века.
Ниже приведены описания особых отличий в значении способностей, которые могут повлиять на отыгрыш ролей и игромеханику, вместе с расхождениями, упомянутыми в книге «Вампир: Викторианская эпоха». Помните также о следующих основных принципах:
Вторичные способности. Это сложные, необычные и специфичные умения. Они добавляются на лист персонажа в качестве отдельных способностей, а не в виде частей существующих, более широких категорий. Они обозначают небольшие, но крайне характерные области знаний и навыки, которые не вписываются в рамки более общих способностей.
Специализации. Специализация – это часть уже имеющейся у персонажа характеристики, Атрибута или Способности. Механика их появления проста: персонажи, обладающие четырьмя или более пунктами в какой-либо Способности, могут стать специалистами в каком-либо особом ее аспекте. Например, врач, имеющий Медицину 4 и склонность к пыткам, может взять в качестве специализации Вивисекцию и получить бонус в 1 кубик, когда настанет время резать пленных заживо.
Специализации почти всегда менее обременительны, чем Вторичные способности. Они позволяют тонко подстраиваться под концепции героев, не добавляя новых правил или не предлагая персонажам, не освоившим новые категории знаний или умений целиком, вообще ими не пользоваться. Чем больше различных Способностей вы включаете в свою хронику, тем больше потенциальных белых пятен и дыр в познаниях персонажей вы создаете. Для Вторичных способностей должно быть место, чтобы отобразить действительно экзотические и уникальные области знаний, однако вам нужно тщательно все обдумать, прежде чем плодить их до бесконечности. Большинство понятий, зачастую приписываемых к Вторичным Способностям (если не все они вообще), на деле могут быть описаны как новые специализации к уже имеющимся Способностям.
Как бы ни сложилась ситуация, игрокам и рассказчикам весьма важно увериться в том, что они разделяют ее понимание. Как правило, масса проблем в игре возникает из-за конфликта предположений, а не по причине какого-то конкретного решения.

Уточнение талантов

Таланты - это врожденные наклонности, отточенные с помощью практики и опыта. Персонаж обладает неким изначально присущим ему даром, развивающимся со временем до различных уровней благодаря регулярному применению. Герой, которому, как говорится, медведь наступил на ухо, и другой, кто просто никогда не пробовал петь, оба начнут игру, не имея ни единого пункта в Исполнении, однако второй имеет больше шансов продвинуться в этой характеристике, чем первый. При должном усердии возможно, конечно, преодолеть отсутствие ключевой характеристики, наличие которой важно для таланта, однако это тяжело да и необычно, и рассказчик в полном праве ставить персонажу палки в колеса на его пути к цели.
Почти во всех случаях таланты отражают прижизненный потенциал героя, который, вероятно, остался нераскрытым. Вампиры редко развивают принципиально новые склонности, кроме их сверхъестественных вариаций, напрямую связанных с Проклятием Каина и наследием, которым наделила их кровь.

Атлетика

Спортивные мероприятия викторианской эпохи сильно отличались от их аналогов прошлых столетий, да и от страны к стране весьма разнились. От крикета, доступного представителям любого социального слоя, до такого аристократического способа времяпрепровождения, как охота на лис, от скачек по пересеченной местности в Британии и Америке до турниров по стипль-чез вроде «Гранд Нэшнл» [3], занятия спортом становятся гораздо более организованными. Драки без оружия до полусмерти - развлечение простого люда в Британии, Ирландии и Америке – уступают место требующему навыков, регулируемому составленными маркизом Куинсбери [4] правилами бою на кулаках. То, что когда-то было развлечением для плебеев, стало спортом для джентльменов.
Футбол (тот, который в Америке называли тогда и называют сейчас «soccer») правит бал для представителей среднего класса и работяг. Регби еще только начинает набирать популярность: по всей территории Британских островов, в особенности в Ирландии, возникают организованные клубы и лиги этого вида спорта. Бейсбол - самый популярный спорт в Америке - привлекает внимание игроков и болельщиков всех социальных слоев.
Некоторые виды спортивных мероприятий, в общем-то, могут проводиться в ночное время - например, соревнования по боксу в помещении, и в этом случае вампиры, если пожелают, могут участвовать в них наряду со смертными. Другие, такие как охота, обычно устраиваются днем, а ночные выезды - дело скорее необычное, чем неслыханное. Наконец, вампиры, склонные к физическим упражнениям, могут просто играть в собственные модификации популярных игр - порой со значительно измененными стандартами и правилами. Так, например, Шабаш переработал крикет в ритуал Игры Инстинктов, где в качестве мячей используются смертные, которых заставляют бегать по полю между воротцами.

Спорт благородных особ: охота на лис

Охота как вид спорта - прерогатива высших слоев общества, и поэтому в сельскую местность ради того, чтобы развеяться, приезжают и городские аристократы, и мелкая поместная знать. Основы охоты просты: участник надевает традиционный красный сюртук (называемый «пинк»), садится верхом на лошадь и следует за гончими, преследующими лису. Охота на лис начинается обычно очень рано поутру. Местные крестьяне засыпают все лисьи норы в округе, так что лисы, которые сами охотятся ночью, не могут укрыться в логовах на рассвете. Те, кто непосредственно участвует в охоте, договариваются о территории гона и собираются вместе около 11 утра (что лишает этого удовольствия всех вампиров, за исключением разве что самых стойких). Мастер фоксхаундов – обычно местный джентльмен, имеющий честь принимать охоту в своих владениях, собирает всех на оговоренном месте; когда все наконец прибывают туда, мастер спускает с поводов пятьдесят или даже больше лающих, скалящихся гончих, задача которых - согнать с места притаившуюся лису, которой некуда спрятаться. Клич “Талли-хо!” звучит, когда кто-либо первый раз заметит лису, и мастер фоксхаундов направляет свору собак на этот крик. Охотники скачут за гончими, и погоня продолжается, пока собаки не настигнут лису. По традиции, им позволяют съесть всю добычу, кроме хвоста, головы («маски») и лап: они становятся трофеями тех охотников, кто выказал особенно умение верховой езды или образцово выполнил что-либо еще. Кроме того, мастер фоксхаундов смачивает лисьей кровью лицо первого из участников, добравшегося до тушки добычи.
Мастер-распорядитель охоты и его подчиненные – егерь и выжлятники (те, кто управляет сворой собак)[5] носят черные ботинки с коричневым верхом, тогда как прочие участники охоты – классические черные ботинки.
Вампиры по очевидным причинам не могут участвовать в обычной охоте. Время от времени какого-нибудь аристократа одолевает страсть к ночной охоте, организуемой почти так же, как и дневная. Иногда вампиры могут подогревать эту страсть и использовать ее в своих интересах, хотя долго такие увлечения не длятся. Кроме того, вампиры могут проводить (и проводят, причем исключительно для Сородичей) собственные охоты. Среди глав Шабаша и даже – пока никто этого не замечает – наиболее черствых сердцем лидеров Камарильи самой увлекательной охотой будет та, где погоня ведется за смертной добычей.

Бокс

До введенных маркизом Куинсберри правил бокс был грубым спортом для простолюдинов: дрались без защиты для кулаков, без правил и ограничивающих место борьбы канатов. Даже после введения правил, разработанных Джоном Бротоном в 1838 году [6], этот вид соревнований учитывал множество частных ситуаций, пока не был составлен свод Правил лондонского призового ринга, который в 1853 году был пересмотрен. Позже, в 1857 году, появились правила состязаний, сочиненные известным атлетом Джоном Грэхемом Чемберсом [7], чье начинание было поддержано аристократом Джоном Шолто Дугласом, 9-м маркизом Куинсберри, большим поклонником спорта; эти правила преобразили популярный способ времяпрепровождения в развлечение, которым могли наслаждаться и джентльмены, и простой люд.
В правилах маркиза Куинсбери акцент делался на искусство боксирования и ловкость, а не на силовую борьбу и физическую мощь. Голые кулаки теперь защищались перчатками, а приемы вроде захватов, удушений, атаки лежащего противника и избиения до полусмерти были запрещены. Кодекс Куинсберри разделил матч на три раунда, с интервалом в одну минуту между ними для отдыха. Боксер, упавший на ринг ничком или коснувшийся его одним или двумя коленями, проигрывал поединок, если не вставал через десять секунд. Сам ринг также получил установленный стандартный вид – квадрат со стороной в 24 фута, огороженный веревками.
Слова «правила маркиза Куинсберри» быстро стали популярной метафорой для любых правил, регулирующих занятие, которое может быть грубым и даже опасным для участников и все же подчиняется неким стандартам ради того, чтобы игра оставалась честной.

Калитки, питчи и кризы
 
Никакое исследование спорта викторианской эпохи не будет полным, если вы хотя бы не попытаетесь понять сложные правила крикета. В этой заметке на полях мы рассмотрим некоторые основные моменты и термины.
Мяч. Как и бейсбольный мяч, мяч для крикета делается из коры пробкового дуба и обтягивается кожей.
Бэтсмен. Игрок, отражающий мяч битой. На поле присутствуют два бэтсмена играющей команды, по одному у каждой калитки.
Бита. Плоская дубинка в форме весла, с оплетенной ручкой.
Боулер. Игрок, подающий мяч. Мяч подается снизу или сверху, но в обоих случаях локоть игрока не должен быть согнут. Боулер находится в центре поля.
Боулинговый криз. Белая линия на поле, длиной восемь футов и восемь дюймов, в центре которой находится калитка.
Полевые игроки. Девять игроков команды, к которой принадлежат боулер и уикет-кипер. Они занимают определенные позиции на поле, чтобы отбивать мяч в процессе игры.
Иннинг. Раунд игры. В викторианскую эпоху матч состоял из двух иннингов.
Овер. Серия из шести-восьми подач – попыток боулера сбить бейлы у калиток на поле.
Питч. Прямоугольная область поля для крикета, длиной 22 ярда и шириной 10 футов, где и происходит подача и розыгрыш мяча. В оригинальном тексте ошибка: вместо питча указаны габариты всего поля для крикета (примерно на 450 на 500 футов).
Поппинговый криз. Белая линия, идущая параллельно боулинговому кризу [8]. Отстоит от него на 4 фута и является передней границей зоны, в которой действует бэтсмен.
Судьи. Судьи на матче принимают решения о соблюдении правил в ходе игры. Они определяют, стал ли мяч мертвым или все еще остается в игре, назначают наказания игрокам и объявляют верный или неверный ран [9].
Калитка. Имеет то же значение, что и база в бейсболе. Состоит из вкопанных в землю в ряд трех вертикальных колышков, называемых столбцами, примерно 27 дюймов высотой. На верхушках каждых двух соседних столбцов установлены незакрепленные перемычки длиной в 4 дюйма, которые называются бейлами. Две калитки расположены внутри питча точно друг напротив друга на расстоянии 66 футов.
Уикет-кипер. Игрок той же команды, что и боулер; в игре стоит позади бэтсмена и напротив боулера. Он пытается поймать мяч, который подает боулер.
Боулер пытается мячом сбить бейлы с калитки. Бэтсмен противника старается защитить бейлы, отбивая мяч в сторону от калитки.
Боулер подает мяч в сторону калитки и игрока, в данный момент являющегося бэтсменом. У него есть шесть – восемь попыток в течение одного овера, чтобы добиться своей цели. В одном иннинге обычно играют до 50 оверов. Если боулеру не удается попасть по бейлам, то бэтсмен остается на своей позиции (на деле это может продолжаться часами). Если боулер попадает по бейлам, или если бэтсмен отбивает мяч слишком высоко, объявляется аут, и бэтсмен выводится из игры.
В случае, когда бэтсмен успешно отбил мяч от своей калитки, он и бэтсмен противника бегут каждый к противоположной калитке, пытаясь поменяться местами. Если это получается, объявляется ран (команде бэтсмена присуждается очко); эти два игрока продолжают бегать, набирая раны для своей команды, максимум до шести (если мяч выбит за пределы поля, команде сразу дается шесть ранов). Команда боулера может прекратить ран противника, поймав мяч (любые действия для этого называются филдингом) и принеся его к своей калитке в тот момент, когда бегущий бэтсмена окажется между калиток.

________________
[1] “Монти Пайтон” - английская комик-группа, знаменитая своим абсурдистским юмором. Выступали на телевидении с шоу “Летающий цирк Монти Пайтона” (выходило в эфир в 1969 - 1974 годах), которое состояло из пародийных скетчей, часто затрагивавших рискованные темы. Влияние творчества группы на современный жанр комедии сравнивают с влиянием “Битлз” на рок-музыку.
[2] «Frog» - «лягушатник», презрительное название французов в жаргоне англичан, «wog» - еще более пренебрежительная кличка для всех, кто хоть немного отличался цветом кожи или происхождением от рафинированного белокожего жителя Британских островов. В русском языке ближайший аналог этого ругательства – «чурка». См. также примечание к разделу “Орден Восточного братства” в Главе I.
[3] «Гранд Нэшнл» - соревнования в верховой езде, скачки, с 1839 года ежегодно проводимые возле Ливерпуля, на ипподроме Эйнтри, на дистанции 4 мили 514 ярда (6,9 км), преодолеваемой в два круга, с 30 препятствиями.
[4] Джон Шолто Дуглас (1844 – 1900) – 9-й в роду маркизов Куинсберри (фактическая ошибка – в тексте назван 8-м). Помимо вклада в систематизацию бокса как вида спорта, известен тем, что выступал свидетелем на процессе по обвинению О. Уайльда в непристойном поведении. Собственно о правилах бокса см. примечание в соотв. разделе ниже.
[5] Выжлятник (от «выжлец» – гончий кобель) – участник охоты, сопровождающий свору собак, следящий за их работой, а вне охоты занимающийся воспитанием, дрессировкой и притравкой гончих.
[6] Вообще-то свои правила кулачных поединков Джон (Джек) Бротон составил почти на 100 лет раньше - в 1743 году. В 1838 на основе его идей был составлен кодекс, названный  Правилами лондонского призового ринга. В 1853 эти Правила просто вышли в новой редакции.
[7] В оригинальном тексте - “известный боксер”. Поскольку в те времена бокс не считался классическим видом спорта, боксеры отдельным классом атлетов также не считались. К тому же основным спортом, которым занимался Чемберс, была спортивная гребля. Кроме этих двух видов атлетики, Чемберс проявил себя также в велосипедных гонках, плавании и вольной борьбе. Параллельно занимался журналистикой и тренерской деятельностью.
[8] Существуют еще и возвратные кризы, ограничивающие позицию бэтсмена по бокам. Они перпендикулярны двум остальным кризам и имеют длину не менее 8 футов. Их функция – определять, не потерян ли мяч при подаче.
[9] Двум судьям на поле ассистируют два маркёра. Они выполняют поручения судей на поле, а также ведут счет игры.

13
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 17 Июня 2021, 11:39:06 »
Каэсиды

Ни один Сородич, и даже никто из Шабаша, к которому эти Незаконнорожденные причисляют себя, не знает истинной истории происхождения Каэсидов. Они скрытны до стыдливости, да и не подобает рассказывать историю своего семейного древа всем подряд, направо и налево. Алые мантии - это прозвище сравнивает их с профессорами Оксфорда и Кембриджа, предпочитающими в своих кабинетах именно такие одеяния - не очень-то любят прерывать свое одиночество, однако осознают, что важно идти в ногу со временем. Они занимаются тем, что ищут старинные книги и манускрипты, древние тома и новейшую художественную литературу, - все, что привлекает их внимание и утоляет их жажду к просвещению.
Прозвище: Алые мантии
Внешность: Каэсиды отличаются фарфорово-белой кожей, на ощупь походящей на безупречный алебастр. Если они только что отужинали, их тело весь остаток ночи под светом луны испускает слабый голубовато-ледяной отблеск, что Алые мантии старательно скрывают от прочих Сородичей. Эти вампиры высоки, порой достигают двух с четвертью метров, хотя чаще встречаются Каэсиды ростом от метра восьмидесяти до двух метров. Их глаза полностью черные - белки́ совершенно не видны; эту свою неприятную черту внешности они обычно прячут за сильно затемненными стеклами очков; последняя мода на такие аксессуары, распространившаяся среди следящих за модой смертных, им, в общем-то, по душе.
Большинство Каэсидов одеваются как джентри (мелкопоместные дворяне), предпочитая наряды без шика и блеска, но сшитые так искусно, как только могут себе позволить их владельцы.
Убежище: Каэсиды устраивают себе логова в любом уединенном уголке, где поместятся их обширные коллекции их странных безделушек, книг и свитков. Кое-кто из них поселяется в подвальных отсеках библиотек и школ, но эти храбрецы рискуют встретить незваных гостей. Себе в слуги Алые мантии ищут тех, кто желает вести уединенную жизнь ученого человека.
Каэсиды считают дурным тоном устраивать себе убежища поблизости друг от друга. Поскольку они набирают престиж среди представителей собственной линии крови просто за счет размеров своих коллекций книг и предметов, никакие два Каэсида добровольно не поселятся в одной и той же местности. Два или больше могут разделить крупный город при том условии, что в нем имеются четко разделенные районы, однако это тот предел, до которого Каэсиды способны терпеть посягательство собратьев на свои ревностно охраняемые территории.
Происхождение: Каэсиды дают Становление смертным из любых слоев общества, если те обладают ясным умом и склонностью к самоанализу. Рабочий-самоучка в их глазах столь же достоин стать новообращенным, как и высокообразованный ученый профессор. Мудрецы, библиотекари, преподаватели, хранители музеев, одинокие теоретики в областях математики, истории и археологии будут отличным выбором для смертного прошлого вампира-Каэсида.
Подсказки для создания персонажа: Ментальные Атрибуты стоят на первом месте, как и Знания или Умения. Логичными составляющими Окружения будут Наставник, Ресурсы и Поколение; кроме того, Каэсиды склонны к налаживанию немногочисленных, но весьма специфичных Контактов - таких, как торговцы редкими книгами, пожилые коммивояжеры, брокеры аукционных домов, археологи и прочие искатели и поставщики раритетных изданий и вещиц. Союзники у них имеются редко - Каэсиды ведут слишком обособленное существование, чтобы назвать другом кого-то, кроме потомков или особо доверенных упырей. Наиболее распространенными Натурами и Масками будут Футурист или Консерватор.
Дисциплины: Доминирование, Мистерия, Затемнение
Уязвимые места: Слабое место этой линии крови - уязвимость к холодному железу. Под холодным железом в данном случае понимается любое чистое железо, необработанное с помощью технологий Индустриальной эпохи. К нему не относятся сплавы железа, например, дамасская сталь. Бессемеровский процесс [1], позволяющий выплавлять сталь из железной руды, существенно облегчил Каэсидам существование в ночи викторианской эпохи, хоть и не сделал его комфортным, поскольку многие средства передвижения в те времена все же производились непосредственно из опасного металла. Чем выше содержание чистого железа в объекте, тем труднее персонажу-Каэсиду сдерживать свое отвращение к нему.
Каэсиды получают штраф +1 к сложности на попытки не впасть в Бешенство, оказавшись поблизости от объекта из холодного железа (из расчета один ярд на каждый пункт Выносливости персонажа). Прикосновение к такому объекту или предмету приводит к немедленной проверке на Бешенство с тем же штрафом +1 к сложности.
Организация: Большинство Каэсидов относятся к ритуалам Шабаша с тем же почтением, какое добропорядочные последователи англиканства питают к своей церкви, посещая храмы в канун Рождества, на Пасху или к Тридентской Мессе. Так и Каэсиды посещают эсбаты, принимают участие в Братаниях (отирая край общей чаши тонким носовым платком перед тем, как отпить из нее) и готовятся покинуть собрание сразу после окончания церемоний. Если кто-то из Алых мантий причисляет себя к стае, он может рассказать одну-две загадочных истории, но все равно засиживаться не будет.
Каждые пятьдесят лет Каэсиды собираются вместе на Великий Симпозиум. Приглашения на эту встречу рассылаются пятью годами ранее, чтобы у приглашенного было достаточно времени на ответ. Отсутствие на этом мероприятии считается, с одной стороны, знаком неуважения и даже тяжкого оскорбления по отношению к Каэсиду, избранному в этот раз хозяином сборища. Лишь самые искренние и горячие извинения могут искупить вину “прогульщика”. Участники встречи с помощью тайного голосования распределяют между собой особые почетные награды; каждый про себя лелеет надежду стать избранным, ведь среди призов - право доступа к коллекциям других Алых мантий и, конечно, самое лакомое: право стать хозяином следующего Великого Симпозиума.
Престиж внутри линии крови: Каэсиды получают престиж, соревнуясь в обширности и полноте накопленных собраний и коллекций. Для тех, кто посещает Великий Симпозиум, в порядке вещей притащить с собой пространные описи своих тайников, которые Алые мантии сравнивают, а затем недоверчиво торжествуют или сдержанно печалятся по поводу своих успехов или неудач.
Цитата: (почтительно лаская пальцами тонкий кожаный переплет экземпляра первого издания “Алисы в Зазеркалье” Льюиса Кэрролла) Видите эти иллюстрации? Венец работы Тенниела [2]. И вот мы уже можем чему-нибудь научиться у той, которая попала в собственное воображение в поисках знаний и обнаружила, что является чужой в незнакомом мире. Черт побери, с такими вещами нужно быть осторожной!

Стереотипы

Камарилья: Я использую их, когда без них не обойтись, а в остальное время просто игнорирую.
Досточтимый Родерик Филлипс Марч, крови Эмеритуса, рода вампирского, вида Каэсидского, Стоук-на-Кенте

Шабаш: Зверь - инструмент полезный, но неужели обязательно столь невыносимое отсутствие всякой культуры? Если рассматривать каждого отдельно, все они выскочки, а их котерии мало чем отличаются от сборищ плебеев.
Родерик Филлипс Марч

Взгляд извне

Камарилья: Э-э, эт’ чо за франт? Не, не этот. Вон тот, разряженный, что выволакивает ноги из долбаной лавчонки ее высокородия леди Фелисити. Это что, луна сегодня такая, или тот тип чуток синий? И чо эт' у него там в лапах, книжка? Вот не знал, что франты всякие таскаются на базарчик, чтоб почитать!
Питер Клири, Бруха, бандит, карманник высшего класса, Бристоль

Шабаш: Говоря откровенно, эти чинные господа знают слишком много. Да и не будь этого, полагаю, мы делаем роковую ошибку в своем суждении о них.
Инакос Кристос Баптист, Монсеньор Ласомбра, Афины

Салюбри

Салюбри были жертвами охоты на протяжении веков, но в эти времена порой осмеливаются питать робкую надежду на то, что смогут вновь стать частью хотя бы мира смертных. Сородичи поносят их, называя “похитителями душ”, однако это результат неослабевающей кампании пропаганды, затеянной Тремерами - злобной лжи, касающейся и их происхождения, и их многочисленных “злодеяний”. Даже те, кто издревле был союзником Салюбри, теперь питают к ним ненависть из-за стародавних сплетен, уже долгое время живущих собственной жизнью. Подавляющее большинство вампиров даже не знают, с чего начать объяснения, что же именно такого Салюбри натворили; они просто знают, что третий глаз способен похищать души, а еще - что его обладатель имеет странные понятия о духовном здоровье, причем независимо от того, в каком состоянии этого самого здоровья желал бы находиться сам хозяин души.
Однако пришла новая эпоха. Только что образованные мистические сообщества подстегивают единение эмпирического подхода и метафизики, полагая их совместимыми понятиями, а не антиподами. Из-за этого Салюбри обзавелись союзниками среди тех смертных, кто относится к их умениям с почтением, а не с опаской. Мир готов лицезреть целителей и мудрецов и охотно согласится не замечать небольшие странности, если взамен получит крупицу учености посреди водоворота хаоса.
Прозвище: Похитители Душ; Пророки, Гипнотизеры [3]
Внешность: Пророки могут выглядеть, как любой обыватель викторианской эпохи. Они, как правило, предпочитают на публике одеваться в платье простого люда - так легче затеряться в толпе. Поскольку представители линии крови заводят себе единственного потомка и делают свой выбор крайне тщательно, члены клана Салюбри могут быть молодыми или старыми, мужчинами или женщинами, и происходить из любой народности, учитывая доступное разнообразие мира, который стал куда меньше со времен изобретения способов путешествия Индустриальной эры.
Салюбри обретают уникальное физическое свойство линии крови - пугающий всех третий глаз - постигая второй уровень дисциплины Обеах. Закрытый, он напоминает залеченный шрам, но Салюбри предпочитают не испытывать судьбу, и там, где возможно, прикрывают его головными уборами или шарфами. Открытый третий глаз выдает в Салюбри ворующих души чудищ из легенд вампиров - тех, кого другие пьющие кровь уничтожают или убегают от них. Слухи приписывают глазу множество прочих сил помимо похищения душ, и рассказчики вместе с игроками свободны в том, чем можно дополнить эти легенды. Тайный способ общения? Метка - символ договора с самим дьяволом? Видимый знак диаблериста? Кое-кто в сообществе каинитов верит всему этому и даже больше, и всякий раз, когда прочие вампиры замечают рядом кого-то из Салюбри, все эти истории всплывают на поверхность, чтобы породить новые пересуды.
Убежище: Вампира Салюбри можно найти обитающим под крылышком главы местной ячейки Теософского общества (см. Главу I) - от подобной персоны как раз и можно ожидать почитания просвещенного “гипнотизера”. Смертные такого толка могут превозносить Салюбри как пророка, одаренного медиума или телепата, и многие из них охотно пожертвуют ему кровь и сослужат службу. Более консервативные Похитители душ находят себе приют в уединенных деревнях, подальше от владений враждебно настроенных Сородичей; однако с неумолимым распространением железных дорог и телеграфа количество “медвежьих углов” сокращается все быстрее. Салюбри, с их интуитивным пониманием плодов труда смертных, осознают, что переселение в города неизбежно, и раздумывают, как бы достичь этого, не подвергая риску собственную безопасность.
Происхождение: Салюбри весьма редко создают потомков. Но если уж это происходит, они тщательно подбирают кандидата, считая его Обращение венцом трудов своей не-жизни. Салюбри выискивают смертных, обладающих, по их мнению, особым отношением  к человечеству. Это не означает, что человек отличается гуманностью, просто он должен дать роду людскому нечто уникальное, ценное с точки зрения Салюбри. К примеру, это может быть искусный врач, без устали ищущий лекарство от какой-нибудь слабо изученной болезни, но притом хладнокровно, жестоко и бесчувственно ставящий свои эксперименты на отбросах общества, полагая, что цель оправдывает средства.
Подсказки для создания персонажа: Маловероятно, что приоритетными у персонажа-Салюбри будут Физические Атрибуты. Они не выбирают себе в потомки смертных, склонных к насилию. Пророки также косо смотрят на бесчестность или шарлатанство, поэтому такие социальные характеристики, как Манипулирование, тоже не в чести. Первоочередными являются Ментальные Атрибуты. Персонажи-Гипнотизеры, скорее всего, будут обладать Натурами и Масками, совпадающими со взглядом линии крови на человечество. Салюбри начинают игру, имея минимум три пункта в Поколении, кроме того, у многих есть также один пункт Стада. Наконец, они могут обладать Контактами, Союзниками и Сторонниками из числа смертных.
Дисциплины: Прорицание, Стойкость, Обеах
Уязвимые места: Пророки не способны пить кровь тех, кто не желает отдавать ее добровольно. Если же жертва, поначалу согласная напитать вампира, в процессе решила, что уже не так готова делиться кровью, как думала, Салюбри теряет один пункт Силы Воли, если продолжит кормиться ею. На усмотрение рассказчика персонаж-Салюбри, пьющий кровь не желающего того человека, должен сделать проверку на Человечность и потерять один пункт этой характеристики при неудачном броске.
Организация: Изолированные и рассредоточенные по миру, Салюбри не имеют сколь-нибудь существенной организации. Помимо этого, их стремление достичь Голконды несет с собой необходимость странствовать по всему земному шару в поисках озарения. Не-жизнь Салюбри была бы весьма одинокой, если бы не заметная склонность представителей этой линии крови поддерживать связи с кем-либо из соплеменников любым доступным способом. Даже имея возможность пользоваться всеми удобствами Индустриальной эпохи - телеграфом или интересным новейшим аппаратом мистера Белла, Салюбри предпочитают писать друг другу длинные письма-беседы. Вдобавок все Гипнотизеры обыкновенно ведут дневники, передаваемые от сира к потомку на протяжении столетий.
Цитата: Боль прошедших лет незаметна на твоем лице, дитя, но знаю, она есть. Я могу услышать ее в эхе твоего молчания, почувствовать ее запах на твоих руках и одежде. Ищи же отпущение своим грехам, и тебе простится, если сердце твое чисто. Не слушай лгунов, притворщиков и сплетников. Я не стремлюсь украсть твою душу - лишь помочь тебе очистить ее. Только через свободу прощения способен потомок Каина познать вечный мир, ускользающий от многих созданий.

Стереотипы

Камарилья и Шабаш: Они прискорбно неправы, неправы во всем, и представляют опасность для прочих Сородичей.
Евралия Геласия Милонас, кающийся Пророк, Фессалоники

Взгляд извне

Камарилья: Великие небеса. Я знала, что мосье Нуар - несколько незаурядная личность, но совершенно не подозревала… теперь, когда его истинная суть открылась, им, конечно, кто-нибудь займется.
Леди Элизабет Уинтон, Вентру, Манчестер

Шабаш: Эти изгнанники плюют в лицо нашему праотцу Каину, с их бесконечным трепом об “избавлении” и единственным желанием, состоящим, похоже, в стремлении быть прирезанными, как овцы. Дать им пройти мимо – все равно, что играть с богохульниками. Проще выполнить их хотение.
Лавиния Кэрью, дуктус Ласомбра, Лондон

Самеди

Вампиры Самеди - загадка даже для остальных кровопийц - втайне практикуют искусство вудон (или, как многие обыватели Британии и Америки викторианской эпохи называют его, вуду). Конечно, история Самеди в самых своих истоках неразрывно связана с распространением рабства и религий рабов, которые в итоге и сплелись воедино, образовав вудон, и до недавних пор Самеди не давали Становление представителям белой расы.
Однако по мере того, как торговля и путешествия сделали дальние земли ближе друг к другу, линия крови Самеди стала более разнообразной по составу. По убеждению самих Самеди, это отчасти закономерное и забавное воздаяние за несправедливости, на протяжении поколений творимые по отношению к их предкам. Ведь это отличная идея – подарить дочери француза или англичанина, владевшего когда-то сахарной плантацией на Барбадосе, облик ходячей смерти на веки вечные, или, может быть, Обратить бывшего надсмотрщика во владениях конфедератов или работорговца европейского происхождения. В Америке Самеди скапливаются в трущобах крупных городов Севера, а в бывших рабовладельческих штатах -  в гетто; в Европе же они гнездятся везде, где бедняки и изгои находят себе приют: пока что их домом стала Италия, но они уже проникают во Францию и Англию.
Прозвище: Лоа, Гьеди
Внешность: По выражению современников викторианской эпохи, Гьеди “осенены проклятием” и “чудовищны”. Они выглядят как гниющие или иссушенные трупы. После Становления дитя Самеди полностью теряет нос; его глаза проваливаются глубоко в глазницы, а губы сильно оттягиваются, обнажая зубы. Новообращенные Самеди иногда еще могут оправдывать стремление обывателей эпохи узреть странную красоту в смертной бледности. Вскоре, однако, по мере того, как тело вампира разлагается, Гьеди теряет этот оттенок кожи, его плоть гниет, хотя процесс этот тянется гораздо дольше, чем обычно требуется останкам умершего смертного. Внешне Самеди проходит все стадии разложения трупа, постепенно приобретая вид и запах окоченевшей падали. За столетия их тела могут иссохнуть, и тогда они напоминают лишенные своих бинтов мумии.
Убежище: Из-за своего внешнего вида и источаемой их телами вони Гьеди не могут легко смешиваться с толпой смертных. Люди викторианской эпохи, возможно, интересуются образами смерти, но боятся чудовищ. Развитые уровни Затемнения помогают Самеди взаимодействовать в некоторой степени с Сородичами и смертными, обманывая их глаза и обоняние, но, лишь достигнув в этой Дисциплине уровня 3, вампир этой линии крови может явить миру  какой-то иной облик, нежели свою истинную ужасающую внешность. Такой значительный недостаток ограничивает Самеди в выборе убежищ до того момента, пока они не разовьют необходимый уровень Затемнения.
Мастера похоронных дел викторианской эпохи – это необходимое, но постыдное занятие. Это совсем неподходящее занятие для человека благородного происхождения, даже незнатного. Для такой профессии необходим определенный уровень научных познаний, однако, несмотря на это, бальзамирование нешироко распространено в Европе, особенно там, где люди сильно озабочены вопросом погребения заживо. И мелкие дворяне, и видные аристократы предпочитают, чтобы их опускали в могилы, не бальзамируя. Гробовщика, таким образом,  обычно можно встретить среди простого люда и даже среди преступников. Остракизм, которому подвергаются представители профессии, облегчает Гьеди задачу обустройства убежищ неподалеку от похоронных бюро, а иногда – и прямо в их “мастерских”, расположенных в подвалах жилищ гробовщиков. Такое расположение также дает Самеди шанс держать ухо востро насчет происходящего на дне общества, а также позволяет передвигаться - если не с легкостью, то хотя бы в умело сработанной, приспособленной под их нужды таре.
Другими возможными вариантами убежищ могут быть кладбища и мавзолеи (что очевидно), и даже музеи вроде “Комнат страха” или “Заведение Рипли: поверьте своим глазам!” Все, в чем вампир Самеди нуждается - это место для отдыха, а также смертные, настолько перепуганные весьма правдоподобным “экспонатом”, чтобы не рассматривать его чересчур близко; эксцентричный владелец музея или увлеченный своим делом хранитель коллекции могут стать верными сторонниками. Наконец, кое-кто из Гьеди селится в иммигрантских гетто своих городов - по этой причине они предпочитают прибрежные порты селениям, расположенным в глубине суши.
Происхождение: Гьеди викторианской эпохи выбирают себе потомков из низших слоев общества, а также из числа тех, чья профессия связана со смертью и покойниками. Представителем этой линии крови может стать гробовщик, получающий от своей работы нечто большее, чем альтруистическое удовлетворение, ученый, с усердием исследующий древние ритуалы погребения, выходец из любого общественного слоя, страдающий от мании самоубийства, или жестокий преступник.
Цитата: Вижу, вы заинтересованы в формах, которые принимает мосье Смерть. Раз так, я помогу вам в ваших изысканиях.
Подсказки для создания персонажа: Легкость, с которой представители линии крови применяют свою уникальную Дисциплину Танатозис, неизбежно требует от них увлеченного изучения стадий смерти. Поэтому Ментальные Атрибуты, а также Знания окажутся у них на первом месте. Персонажи-Самеди часто обладают такими Натурами и Масками, как Бонвиван (те, кто познал незначительность и жизни, и не-жизни и не переживает по поводу обоих состояний), Фаталист (те, кому кажется, что всех и вся судьба ведет во тьму), Отщепенец (всевозможные отбросы общества) и Чудовище (ужасающие, сверхъестественные карающие длани для общества), однако им подойдет любой архетип, приемлемый для данного конкретного персонажа.
Дисциплины: Некромантия, Затемнение, Танатозис
Уязвимые места: Чудовищный внешний вид Гьеди и источаемый им отталкивающий запах навсегда понижают значение его Внешности до 0.
Организация: Вампиры Самеди, обитающие в одном городе, время от времени встречаются на кладбищах или в подвалах мастерских гробовщиков. Общаясь, они делятся секретами, рассказывают о своих печалях, составляют совместные планы отмщения, проводят религиозные ритуалы и обмениваются информацией, касающейся их общей безопасности.

Стереотипы

Камарилья: Они столь же жестоки и поглощены собой, как хозяева, рассекавшие до мяса плоть наших спин, которые мы гнули, обрабатывая их сахарные плантации, готовя им пудинги или строя для них каналы - если мы делали это не слишком, по их мнению, расторопно или хорошо. Теперь они жаждут наших чар, наших проклятий и нашей мести, но они все равно никогда не узнают, что мы способны обратить те самые чары против них, да еще испросить у Барона помощи, чтобы победить их.
Танжине из Лебединого гнезда, приход немецкой церкви, Луизиана, дочь Жозетт, мамбо Кейптауна, Ямайка

Шабаш: Они, как и мы, знают, как хранить свои тайны. Мы должны воздерживаться от сражений с ними любой ценой, потому что если не приготовимся, если самые мрачные аспекты благоволения Барона не будут на нашей стороне, мы проиграем.
Абебе из Портсмута, дочь Мандизы, мамбо Бригитты, Бриджтаун, Барбадос

Взгляд извне

Камарилья: Выглядят как засранные сифилитики, которых отпустили погулять во все тяжкие на пару недель, прежде чем запереть в лечебнице, и воняют как навозная куча в жаркий полдень. Заметьте, вы слышите это от меня, а это уже говорит о многом.
Четырехпалый Бычок Билли, Носферату, Брайтон

Шабаш: Их уродство - подлинное мастерство, и они, пожалуй, переплюнули нас в самых чудовищных наших кознях! Но должен признать, мне неприятно помыслить о том, чтобы поднести к губам сосуд, из которого пил кто-то из них.
Анхело Бьенвенидо Азнар-и-Кастилья, отступник Малкавиан, Архиепископ Мадрида.
__________________
[1] На самом деле бессемеровский процесс представляет собой получение стали из жидкого чугуна при помощи продувки через него сжатого воздуха. При этом чугун должен быть получен из руды определенного состава, иначе готовая сталь будет содержать примеси вредных окислов.
[2] Сэр Джон Тенниел (1820 – 1914) – английский художник, карикатурист; первый иллюстратор книг Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес» (1865) и «Алиса в Зазеркалье» (1872), чьи иллюстрации считаются сегодня каноническими.
[3] Эти, альтернативные, прозвища используются в оригинальном тексте раздела

14
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 16 Июня 2021, 09:29:01 »
автомотрисы- (при  описании  убежищ  дочерей  Какофонии)- автомобили?

Нет. Это самоходный железнодорожный вагон на ДВС (чаще всего дизельном, но бывали и газовые, и бензиновые). Они используются и сейчас там, где пускать полноценный поезд в качестве транспорта нерентабельно, а также для всяких технических работ. Сейчас, правда, чаще можно услышать "рельсовый автобус".

15
Авторские страницы / Re: Сырный домик
« : 06 Июня 2021, 08:41:51 »
Дочери Какофонии

Сородичи, наделенные Голосом, в эти времена находятся на вершине своего успеха и признания. Опера – наивысшая форма досуга для викторианской публики, ее посещают и простые работяги, и те, кто стоит выше в структуре общества. Популярная музыка уже не просто пробуждает чувства слушателя, она доносит до него истории об интригах, красоте, утраченной любви, коварстве и предательстве. Голос Дочери открывает перед ней все двери мира и ведет по вечерним сценам сквозь страны и континенты. Монологи Шекспира, Ибсена, Чехова и Отвея [1], идеи Мильтона и Эмерсона [2], революционные речи марксистов и фениев – любые слова обретают мощь, если их правильно произносить. Искусное владение голосом меняет образ мыслей и затрагивает сердца аудитории с помощью интонаций, напряженности, тембра и художественных приемов речи. Дочери Какофонии викторианской эпохи способны пользоваться всем этим в своих выступлениях, а слушатели и жертвы только рады покориться их таинственным чарам.
Существование актрис, оперных певиц и им подобных часто состоит из бесконечных переездов. Эксцентричность, скрытность и даже некоторая развращенность не только приняты среди артистичных натур, подобное поведение ожидаемо. Никого не удивишь тем, что деятель искусства бодрствует ночь напролет, а затем «чувствует недомогание» днем.
Далеко не все Дочери – женщины. Они Обращают и мужчин, если их присоединение к линии крови помогает удовлетворить заинтересованность Дочерей в политике, риторике, искусстве речи и военном деле, а также в исполнении музыки. Дивы и теноры, кастраты и певчие церковных хоров, странствующие лицедеи и актеры, шарлатаны [3] и бродячие торговцы – все, кого природа одарила проникновенным голосом, могут получить Становление от Дочерей.
Прозвище: Певички.
Внешность: Дочери не имеют каких-либо уникальных отличительных черт, помимо внушающего благоговение голоса. Большинство Дочерей вежливы и обходительны – настолько, насколько это принято в том слое общества, куда они вхожи.
Убежище: Большинство Дочерей инстинктивно подыскивают себе роскошные убежища, вне зависимости от имиджа, который они создают для публики: глубокие альковы роскошных отелей, автомотрисы с занавешенными окнами, частные дома или апартаменты при красивейших соборах. Те, кто пользуется своим голосом, чтобы подогреть бунтарские настроения в народе, могут обитать в меблированных комнатах богемных районов или в уютных гостиных с книжными полками вдоль всех стен, где юные умы собираются, чтобы составить планы восстания или сопротивления.
Происхождение: Дочери Какофонии при жизни обладали выдающимися голосовыми данными. Они были преподавателями, студентами, адвокатами, поэтами или юными женщинами, одаренными талантом к музыке. Они могли быть незаконнорожденными детьми куртизанок, выказавшими способности к игре на фортепиано или к вокалу. Мужчина, получивший Становление, мог раньше быть одним из юных кастратов – и теперь он дважды проклят, ведь его увечье и молодость останутся с ним навсегда. Обращение может быть даровано чрезвычайно колоритному бродячему торговцу, лоточнику или коробейнику, если сира впечатлит умение потенциального потомка использовать голос и речь для манипулирования другими людьми.
Создание персонажа: Приоритетными являются Социальные атрибуты (набор которых зависит от индивидуальной истории персонажа), а также Актерское мастерство, Музыка и Риторика. Опора на Восприятие поможет противостоять свойственной членам линии крови слабости: шансу быть завороженным музыкой или чьей-то речью.
Персонажам-Дочерям обычно свойственна одна из следующих Натур: Вопрошающий (те, кто с помощью своего искусства ищет смысл и понимание мира), Артист (те, кто занимается искусством ради самого искусства) и Футурист (для мечтающих изменить мир с помощью своего дара). Те, кто «остался на обочине», могут выбрать характер Брюзга. Натура и Маска Дочерей стремятся к одному из двух полюсов: или их поведение отражает кипящие внутри вампира страсти, или же оно диаметрально противоположно его внутреннему миру, если Дочь скрывает свои истинные цели.
У многих Дочерей больше одного пункта в позициях Слава и Стадо, благодаря многочисленным контактам с сообществом смертных.
Дисциплины: Стойкость, Мельпомения, Присутствие.
Уязвимые места: Дочери Какофонии, подобно вампирам Тореадор, столь восторженно наслаждающимся их талантом, могут быть очарованы произведениями искусства. Отличие в том, что Тореадор может увлечься любым проявлением искусства, а Дочь способна впасть в транс, лишь услышав проникновенную речь или музыку. Поразившие их фразы или такты звучат в их мозгу снова и снова, и это может привести к печальному концу. Пока они находятся в пределах слышимости заинтересовавшего их голоса, сложность всех бросков на Восприятие увеличивается на 1. Кроме того, они не могут иметь значение Бдительности выше 3.
Престиж внутри линии крови: По слухам, Дочери стремятся поразить друг друга подсчетами числа Сородичей, которых им и их соперницам удалось свести с ума или уничтожить. Достоверно же известно, что они соревнуются в том, кому удалось удержать подле себя самых богатых поклонников, а также в том, чья свита больше.
Организация: Дочери не имеют организации, хотя время от времени двое или больше Дочерей могут одновременно получить приглашение в один салон или пользоваться милостью одного князя. Во время таких редких совместных визитов Дочерям выпадает случай объединить свои голоса в прекрасном и ужасающем дуэте, или же исполнить разные партии, чтобы создать единый шедевр дня. Они используют свои уникальные способности, чтобы уговаривать, соблазнять или запугивать, и мудр тот князь, кто сумеет использовать эти собрания к своей выгоде. Дочери охотно выслушивают советы старших, более искусных членов линии крови, чтобы успешнее применять Мельпомению.
Цитата: (выходя с легкой, загадочной улыбкой на губах из небольшой комнаты, где остаются несколько изумленных, что-то лепечущих смертных) О, я великолепна…

Стереотипы

Камарилья: Подобно лишенным слуха дилетантам, они слышат песню, но не слышат музыки, различают отдельные части, но не воспринимают целого. Они боготворят наш талант, но считают нас безвредными, чем-то вроде диковины, прекрасной и пугающей одновременно. Когда-нибудь придет ночь, и они изумятся, ибо их самодовольство и неведение обратятся нам на спасение, а им – на погибель.
Антуанетта Дюбуа, парижская Певичка (10-е поколение)

Шабаш: Они дикари – по большей части.
Мисс Дюбуа

Взгляд извне

Камарилья: Просто прелестно. Я до сих пор плачу кровавыми слезами. Будем молиться, чтобы обладательница такого таланта не кончила плохо; я возненавидел бы себя, если бы мне пришлось уничтожить ее.
Артемис Уайльд-Уитни, эсквайр, Тореадор при дворе Лондона

Шабаш: Худосочные девицы с приятными голосками. Еда в юбках, ничего больше.
Аксель фон Андерс, отступник Бруха из Мюнхена

Инконню: Ужин? Этим вечером, после выступления? Увы, вынужден с сожалением отказаться, ибо буду занят решением небольших деловых вопросов. Мисс Клементина, передайте мои искренние извинения той обворожительной девушке, что прислала приглашение.
Алессандро д’Амати, наблюдатель Милана

Горгульи

Тремеры создали Горгулий, чтобы те охраняли их самих и их собственность; мастера Тауматургии отлично умеют держать своих вассалов-хранителей в узде, просто поддерживая в них страхи и сомнения в собственных силах. Тремеры вложили в них достаточную долю самокритики относительно их внешности и умственных способностей, чтобы их слуги верили, что их место – рядом с хозяевами, и эту убежденность трудно преодолеть. В викторианскую эпоху Горгульи-беглецы – явление редкое. Мир кажется им обескураживающим и опасным. Чудовищный внешний вид не позволяет им свободно расхаживать среди смертных, а те, кого поймают, будут в конце концов уничтожены своими же создателями.
Путешествие из Европы в Америку вполне возможно (см. Главу VI), однако сам процесс перевозки легким не будет. Те немногие Горгульи, сумевшие пересечь океан, оказываются в мире, еще более чуждом им, чем тот, что они покинули.
Как в Старом Свете, так и в Новом беглой Горгулье требуется найти место, где прятаться, а также избегать общества всех прочих Сородичей, кроме других удравших от хозяев Горгулий. Но, например, решение какого-нибудь князя Камарильи взять себе на роль телохранителей или убийц одну или даже двух Горгулий будет необычным, но вовсе не неслыханным событием. Однако такому правителю следует поступать так с большой осторожностью и иметь дело только с Горгульями, обладающими ценными и полезными умениями, поскольку Колдуны долго помнят проявленное к ним неуважение и не прощают его.
Порабощенных Горгулий отыгрывать трудно: они не могут действовать по собственной инициативе и не обладают даже зачатками авторитета в сообществе Сородичей. Горгулья, жаждущая свободы, но еще не сбежавшая от хозяев, может стать трагическим персонажем, муки которого игроку, конечно, интересно изобразить, но вероятность взаимодействия с кем-либо еще крайне мала.
Прозвище: Стражи
Внешность: Стражи обладают отвратительной внешностью каменных изваяний, от которых и получили свое имя. Необычная магия, создавшая их, проявляется в форме заметного уродства – неприглядных выростов, похожей на камень кожи, а также небольших рогов. Их огромные, изогнутые крылья также имеют заостренные навершия, как у изображений демонов. Стражи всегда имеют значение Внешности, равное 0, хотя и могут сохранить какую-нибудь одну черту из своего прижизненного облика. Самым распространенным сочетанием в таком случае являются кристально чистые, невероятно красивые глаза, контрастирующие с отвратительным лицом и телом каменного беса.
Усиление уникальной Дисциплины этой линии крови – Висцератики – усугубляет уродство Стражей, но никогда не затрагивает ту самую оставшуюся у Горгульи человеческую черту.
Убежище: Порабощенные Горгульи обитают в капеллах Тремеров. Свободные находят себе укрытие там, где могут – с легким доступом и минимумом любопытных глаз вокруг. В Старом Свете убежищами им служат катакомбы, разрушенные замки, подземные тоннели, а в Новом Свете чаще всего используются пещеры и тоннели железных дорог.
Происхождение: Почти все Горгульи имеют за плечами одну из двух историй: они либо были созданы Тремерами из пленных вампиров, чтобы служить телохранителями или убийцами, а после сумели сбежать и отыскать убежище, либо были Обращены уже существующей Горгульей в качестве компаньона, спутника на удачу или по иной важной для сира причине.
Подсказки для создания персонажа: Физические Атрибуты – главный инструмент Стража. Таланты также важны для смысла существования Стража, поэтому они тоже будут развиты. Внешность, как уже говорилось, всегда равна 0. Кроме того, Стражи вступают в хроники викторианской эпохи, имея черту Полет 1. Горгулья не может иметь поколение старше, чем вампир, из которого его(ее) «изготовили», если, конечно, не приобретет его с помощью диаблери (что крайне маловероятно, поскольку эта линия крови слишком близко к сердцу принимает понятие «соподчинения», чтобы с легкостью уничтожить старшего вампира). Ни одна Горгулья не могла быть создана или Обращена ранее 1167 года – именно тогда Тремеры создали первых Стражей. Логичными для них Натурами и Масками для свободных Горгулий будут Чужак или Фаталист. Горгульи могут иметь высокое значение Человечности и Самоконтроля, как следствие их преданности долгу.
Дисциплины: Стойкость, Могущество, Висцератика, Полет.
Уязвимые места: Стражи легко поддаются Доминированию других Сородичей. Все их проверки по Силе Воли против Дисциплин, влияющих на разум, имеют штраф [+2]. Горгульи, созданные Тремерами, теряют всю память о своем прошлом существовании, а те, кто получил Становление от других Горгулий, также страдают от обширных и глубоких провалов в памяти.
Организация: У Стражей нет формальной организации линии крови, однако получившие свободу слуги ищут других представителей своего вида. Хотя свободные Горгульи – явление необычное, внутри своего тесного кружка они нередко собираются втайне. Друг с другом они могут обмениваться знаниями, применением Дисциплин, учить друг друга технике боя или делиться секретами сохранения своих не-жизней. Проще всего организовать такие сборища тем Горгульям, кто устроил себе убежища в горах, катакомбах или подземных туннелях.
Престиж внутри линии крови: Стражи зарабатывают авторитет в глазах друг соплеменников, если верно служат хозяевам, проявляют героизм или успешно защищают кого-нибудь. Свободные Горгульи держатся тех же приоритетов, но, кроме того, оказывают друг другу почести за эффективное вмешательство в интриги Тремеров.
Цитата: (выглядывая из створчатого окна в ночное небо) Оно кажется бесконечным, правда? Так и хочется проверить…

Стереотипы

Камарилья: Эта Первородная опасна, господин. Она вас не уважает. Вот сейчас я так и вижу, как она улыбается вам, а сама тайком что-то замышляет. Я просто чую это. Одно ваше слово, господин, и я могу избавить вас от ее козней. Если желаете, все будет сделано этой же ночью.
Седрик, Страж князя Ангуса, Эдинбург, Шотландия

Мы животные, тупой скот - кем были, тем и остались. Мы просто меняем одного хозяина на другого.
Малахай, свободный Страж, фригольд Айронбридж, Мидлэндс, Англия

Шабаш: Они воплощают в себе все, что мы пытаемся оставить за спиной. Посмотрите, как они обращаются с собратьями-отщепенцами; и хотя мы - Сородичи, с нами они станут обращаться точно так же.
Малахай

Взгляд извне

Камарилья: Эти чудовища представляют для нас угрозу. Стоит им обратить свои каменные рожи против тебя, надежды не остается. Беги и прячься. И бойся остаться наедине с ночью - они могут спикировать сверху, и ты не увернешься; и судьба твоя будет решена быстрее, чем песчинка упадет на дно колбы песочных часов.
Джеффри Тейллбойз, Вентру, Авиньон

Шабаш: Они сильны, но тупы, и их присутствие, с нашей точки зрения, нарушает равновесие: они были созданы Колдунами, и все мы знаем крепость удерживающей их привязи. Любовь, питаемая ими к Отцам погибели, нам тоже ни к чему.
Бэла Кардоза, отступник Бруха, Будапешт
_____________________
[1] Генрик И́бсен (1828 - 1906) - норвежский публицист и драматург, основатель европейской “новой драмы”, автор наиболее часто используемых для постановки в театрах пьес своего времени. Самые известные пьесы - “Кукольный дом”, “Враг народа”, “Строитель Сольнес”. Томас Отвей (1651 – 1685) – английский поэт и драматург, наиболее известен как автор трагедии «Спасенная Венеция, или Раскрытый заговор» (1681).
[2] Ральф Уолдо Эмерсон (1803 – 1882) - американский эссеист, поэт, философ, пастор, общественный деятель; один из виднейших мыслителей и писателей США. Первым выразил и сформулировал философию трансцендентализма – философского течения, основными идеями которого стали социальное равенство, «равные перед Богом» люди, духовное самосовершенствование, близость к природе, очищающей человека от «вульгарно-материальных» интересов.
[3] В оригинале использовано выражение «продавцы змеиного масла» (snake oil) – нарицательное обозначение торговцев всевозможными снадобьями, громко рекламируемыми как панацея, с тайным составом и отсутствующим лечебным воздействием. В Европе XVIII века, а позже в Америке случаи продвижения таких препаратов были настолько часты, что продавец змеиного масла стал одним из архетипов вестернов.

Страницы: [1] 2 3 ... 26