Форум Все оттенки Тьмы

Расширенный поиск  

Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.

Сообщения - RoxiCrazy

Страницы: 1 2 [3] 4 5 ... 76
31
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 11 Января 2020, 20:24:45 »
Халед Хоссейни «И эхо летит по горам»
В тачке Абдулла сидел за Пари, опершись спиной о дощатый бортик, а сестрины позвонки упирались ему в грудину, в живот. Отец тащил их вперед, Абдулла смотрел в небо, на горы, на тесные ряды округлых вершин, смягченных далью. Он глядел в спину отцу, на его склоненную голову, на облачка красно-бурого песка, что поднимал тот при каждом шаге. Караван кочевников кочи обогнал их по дороге – пыльная процессия звякающих колокольцев и стенающих верблюдов, а женщина с подведенными кайалом глазами и волосами цвета пшеницы улыбнулась Абдулле.
Ее волосы напомнили Абдулле мамины, и он опять затосковал – такая она была нежная, от рождения счастливая и всегда растерянная перед людской жестокостью. Он помнил ее чирикающий смех и ту застенчивость, с какой опускала она голову. Его мама была хрупкой – и статью, и сутью, гибкая, с тонкой талией и облачком волос, вечно выбивавшихся из-под платка. Он когда-то раздумывал, как в таком щуплом маленьком теле держалось столько радости, столько добра. Нет, не держалось. Оно выплескивалось наружу, изливалось из глаз. Отец был другой. В отце была жесткость. Глаза его смотрели на тот же мир, что и мамины, однако видел он там лишь безразличие. Бесконечный тяжкий труд. Отцов мир не щадил. Все хорошее в нем было небесплатно. Даже любовь. За все платишь. А если беден, твоя монета – страданья. Абдулла глянул на шелушащийся пробор в волосах у сестренки, на узкое запястье, свисавшее с бортика тачки, и понял: когда мама умирала, что-то от нее перебралось в Пари. Что-то от ее веселой преданности, ее простодушия, ее умения безудержно уповать. Пари – единственный человек на земле, который никогда не сможет и не будет его обижать. Иногда Абдулле казалось, что она – это по правде вся его семья, какая ни на есть.
Выбирая себе книгу для знакомства с Халедом Хоссейни, я выбрала третью. Первая книга обласкана отзывами, а это всегда повышает мне «градус ожидания». А аннотация второй показалась мне слишком похожей на первую, разве что пол центральных персонажей поменялся. Поэтому взяла то, что осталось. Тем более что и аннотация мне понравилась чуть больше.

Начинается эта история с путешествия. Отец с двумя детьми идет через пустыню в город. И по дороге он рассказывает сказку о ребенке, которого похитил дэв, об обезумевшем от горя отце, который отправился на поиски похищенного сына, о том, как поиски увенчались успехом, и о том, как отец понял, что сыну лучше живется у дэва. И, разумеется, эту историю отец рассказывает не без умысла. Он был вынужден продать дочь от первого брака бездетной паре. У него остается двое сыновей. По одному от каждого из браков. Он вынужден совершить такой поступок – иначе семье не прожить.

И можно было бы ожидать, что дальше история распадется на две ветки. Ветку сестры, которая будет жить в сытости и тепле, обласканная или так до конца и не принятая приемными родителями, и ветку брата, всю жизнь ждущего возвращения сестры, бережно хранящего коробку с перышками, которую он пополняет ради младшей сестренки. И, отчасти так оно и есть. Вот только эти ветки будут спрятаны от читателя в ворохе других историй.

И, я готова согласится с теми, кто говорит, что Халед Хоссейни ничего не знает о том, как и чем живет Афганистан. А то, что знает, знает с позиции иностранца. И, может быть, именно поэтому, персонажи-иностранцы и персонажи-иммигранты, говорят об Афганистане значительно больше, чем те, кто никогда не покидал Афганистан. Хотя и те, и другие в основном говорят о себе. И каждая из этих историй – не меньшая сказка чем та, которая в самом начале была рассказана мальчику, боявшемуся потерять и все же потерявшему сестру.

Эта книга – ворох историй, казалось бы, мало связанных друг с другом. И голоса, звучащие со страниц этой книги, звучат словно бы в разнобой. Но где-то в конце, когда круг замыкается, чтобы завершить историю, она все же обретает целостность. И, наверное, это одна из самых романтичных историй, которые я читала за последнее время. Потому что Халед Хоссейни хоть и пытается показывать темные стороны Афганистана, все же романтизирует свою покинутую Родину.


32
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 04 Января 2020, 19:46:05 »
Я же знаю, что ты обязательно свой выложишь. :)
Рано или поздно, так или иначе (С)  :)

Алан Мур, Джейсен Берроуз. «Провиденс» (графический роман)

Очень двойственное впечатление у меня от этой книги. «Это исследование творчества Лавкрафта» говорила мне аннотация и вторили ей некоторые сочитатели, осваивавшие это произведение более-менее параллельно со мной. Как по мне, это книга по мотивам произведений, вряд ли можно назвать исследованием, но я согласно угукала в ответ, ибо не люблю спорить, и продолжала читать. И надо сказать, что где-то до середины книги чтение шло несколько туговато.

Почти каждая глава этого произведения состоит из двух частей – визуальной и буквенной. И это, по сути, главный тормоз чтения. Потому что, содержание главы приходится читать дважды – сначала в виде комикса, где читатель узнает все основные события, а потом в виде «рукописного» дневника, где главный герой, Роберт Блэк, пересказывает эти события уже со своей точки зрения.

Каждая глава включает в себя даже не отсылки к произведениям Лавкрафта, а практически полноценный пересказ пусть не сюжета, но ключевых сюжетообразующих моментов.

Главному герою, терзаемому виной по поводу самоубийства возлюбленного, и решившего посвятить себя написанию книги о новых верованиях Америки, предстоит встретиться с потомками глубоководных («Тень над Инсмутом»), семейством Уитли («Ужас Данвича»), неким подобием Джозефа Карвена («Случай Чарльза Декстера Варда»), фотографом и художником Пикменом («Модель Пикмана») и Рэндалом Картером («В поисках неведомого Кадата»), побывать на месте падения метеорита, изменившего все вокруг колодца, в который он упал («Сияние извне»). И, я ещё не упомянула персонажей «Герберт Уэст – реаниматор», хотя я не уверена, что это были именно они. Словом, бедному Роберту Блэку, пришлось погрузиться в лавкрафтианские сюжеты по полной программе. Ну и, наконец, встретиться с самим Говардом Филипсом Лавкрафтом. И для меня эта встреча и все что за ней последовало, стала проблемой.

До этой встречи, я с большим интересом следила за происходящим на страницах книги, не смотря на затормаживающие чтение повторы повествования. Дневник Роберта Блэка приходилось читать, потому что в нем был не только пересказ событий только с более личным оттенком, но и своего рода творческий дневник, где он записывает идеи рассказов и повестей. Сначала смутные образы, а затем все более жизнеспособные синопсисы. И конечно же, эти идеи и синопсисы созвучны с произведениями Лавкрафта и теми событиями, которым Роберт Блэк стал относительно невольным свидетелем. Да и язык здорово отдает лавкрафтовской выспренной монументальностью. А потом он отдает этот дневник непосредственно Лавкрафту, потому что тот заинтересовался этой рукописью. И Лавкрафт по прочтении сообщает Блэку, что теперь знает, как и о чем ему нужно писать. И вот тут меня пробрало.

Говард Филипс Лавкрафт, безусловно подражал другим писателям того времени и временами даже заимствовал идеи. Прочитав его эссе «Сверхъестественный ужас в литературе» легко можно отследить писателей, чьи работы наиболее сильно повлияли на стиль и направление творческих поисков Лавкрафта. Более того, там упоминаются и пересказываются пара рассказов других авторов, которые Лавкрафт переписал, переделав на свой вкус. Но меня все же очень сильно покоробило, что по версии «Провиденса» Лавкрафт не придумал практически ничего из того, о чем писал, заимствовав свою мифологию у другого человека, видевшего все своими глазами, пусть и не осознававшего что видит, и пытавшегося объяснить необъяснимое с рациональной точки зрения.

И для меня мало что меняет, что Роберт Блэк персонаж из рассказа самого Лавкрафта («Обитающий во тьме»). Роберт Блох, которому посвящен этот рассказ, который и стал прототипом этого персонажа был в то время крайне начинающим писателем, пославшим Лавкрафту несколько своих пробных рассказов. И нет, вряд ли тут содержится намек на то, что Лавркафт позаимствовал что-то у Роберта Блоха. Просто мне не нравится сама идея. Даже сейчас, то и дело всплывают рассказы, написанные современными писателями, которые вдохновлялись Глубоководными, Старцами и другими существами из темных лавкрафтианских мифов. И такое, пусть даже художественное допущение в нарративных целях мне не нравится.

Но принижая писательские заслуги Лавкрафта, Алан Мур так же и возвышает его, отводя одну из ключевых ролей в грядущем всего человечества. Разумеется, сугубо в умозрительных условиях вселенной, основополагающие законы которой допускают существование сил, о которых писал Лавкрафт. То есть исключительно в рамках «Провиденса». Но возвышает все же не слишком высоко, потому что Лавкрафт не подозревает о своей роли, что делает его скорее жертвой обстоятельств. Так же, я остерегусь называть эту книгу «исследованием». Потому что исследование подразумевает поиск новых знаний, углубление имеющихся и, желательно установление фактов. Что не применимо в рамках художественного, тем более фантастического произведения.

И, если бы не все вышесказанное, я назвала бы «Провиденс» самым удачным экспериментом по приведению не вполне однородного наследия Говарда Филипса Лавкрафта к общему знаменателю. Ладно, это действительно, на мой взгляд самый удачный эксперимент, несмотря на все вышесказанное. И более того, на этом мое знакомство с этим графическим романом не закончится. Потому что есть ещё примечания, которые обещают раскрыть все пасхалки, подводные камни и множественные слои смысла, спрятанные в повествовании Аланом Муром. И мне интересно сколько я упустила. Так что, вполне возможно, после повторного прочтения с учетом примечаний, я напишу об этой книге ещё раз.


33
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 03 Января 2020, 04:02:07 »
Мне нравится это "тоже" с учетом что ещё не публиковала свой  :D
Но к слову о "тоже". Тебя тоже тормозят псевдорукописные страницы?)

34
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 01 Января 2020, 23:33:42 »
Да не за что собственно). И да, вполне хоррорное, многообещающее начало, переходящее в кризис (?) взросления, и само по себе оно не плохо, особенно с атмосферными историйками после каждой главы. А вот в контексте уже серии, где гг придется раз за разом подтверждать свой выбор, как-то уже не очень, как по мне.
Кстати, ты "Провиденс" прочитал уже?  :)

35
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 01 Января 2020, 20:15:30 »
Комиксы я читаю довольно редко - мне с ними сложно при моей нелюбви в крупномасштабным сериалам. И ещё реже о них пишу, точнее совсем никогда не писала. Но в минувшем году мой круг чтения немного расширился, поэтому решила хоть пару слов сказать о нескольких образчиках визуального жанра. Хотя, если честно это просто была тренировка перед более-менее полноценным отзывом на "Провиденс"))

«Округ Хэрроу» 1, 2 том

Автор: Каллен Банн
Художник: Тайлер Крук

История в духе так называемой «южной готики». Первая книга – история про девочку, которая неожиданно для себя выясняет что она не просто девочка, а прямой потомок некоей ведьмы, державшей в страхе всю округу. От ведьмы селяне избавились, как это водится посредством огня, но ведьма обещала вернуться и отомстить. И, когда главная героиня проявляет некоторые схожие способности, понятно, что соседи начинают желать избавиться и от «ведьминого семени», пока в силу не вошло. Этакая история взросления и выбора пути, с параллельной попыткой доказать всем окружающим, что быть чьей-то дочерью не значит идти тем же путем.
Вторая книга мне понравилась меньше, здесь выясняется, что дочка у ведьмы была не одна, и эта вторая, осознавшая свою силу значительно раньше, приезжает из большого города чтобы… Ну разумеется ни за чем хорошим она не приезжает. И здесь снова речь идет о выборе пути, причем выбор этот стоит не только перед людьми, но и всеми сущностями, населяющими окрестности. И эта история мне понравилась значительно меньше, потому что с первого взгляда было понятно, что городская фифочка ведьмочка далеко не такая милая, как хочет казаться и всеобщее умиление её приездом мягко говоря раздражало.
К тому же на мое восприятие этой истории сильно повлияло то, что настолько первых выпусков этого комикса я читала в любительском переводе. Нет, он не был плохим, просто меня подкупило, что каждая глава заканчивалась мини-историей из реальной жизни от авторов комикса и людей, приславших свои истории для публикации. В полном же электронном издании все эти истории просто сгребли в конец книги, что, по моему мнению, большая ошибка. Любительская версия мне понравилась больше, потому что эти мини-истории вносили разнообразие в повествование. А так как ещё и вторая часть не впечатлила меня от слова совсем, то даже если и появится продолжение, то вряд ли я за него возьмусь.

«Грамерси-парк»

Автор: Тимоте де Фомбель
Художник: Кристиан Кайо

Короткая история о девушке, разводившей пчел на крыше одного из домов близ Грамерси-парка в Нью-Йорке. По мере чтения количество вопросов нарастает, а ответы на них зачастую порождают новые вопросы. Что связывает её с человеком, за которым она наблюдает? Как французская балерина оказалась в Нью-Йорке и почему она покинула сцену? Чего она хочет?
История довольно одноразовая, и, как мне кажется, возможная только в комиксе. В виде текстового рассказа в ней получилось бы чуть меньше нуара (из-за обещания которого я и решилась на покупку) и чуть больше наивности. А так – вполне читабельный комикс о рухнувших надеждах, но не законченной жизни. И о том, что не все потеряно, даже когда кажется, что потеряно все.
Но местами проглядывающая мелодрамка и хэппиэнд изрядно убивают нуар

«Г.Ф. Лавкрафт. Пишущий в ночи»

Автор: Алекс Николавич
Художник: Джервасио-Эйон-Ли

Не знаю стали ли биографии в комиксах модными только в последнее время или это давно сложившийся поджанр визуальных книг, ну да не важно. Наткнувшись на визуальные биографии, я заинтересовалась, отложила себе несколько экземпляров, но начать решила с Лавкрафта, потому что нежно люблю, невзирая на все недостатки. Ну и эта биография показалась мне наиболее уместной в преддверии выхода «Провиденса», о котором расскажу в следующий раз.
Биография Г. Ф. Лавкрафта начинается с его приезда в Нью-Йорк, с небольшими экскурсами в прошлое. А дальше несется вперед, обозначая общение с друзьями, попытки заработать на жизнь, возвращение в Провиденс, обширную переписку, многочисленные отказы в публикации… Стремительно, иронично и, несколько поверхностно. Может быть потому что в этом жанре трудно показать глубину, а может потому, что таков подход автора. Причем я склоняюсь ко второму.

36
Банкетный зал / Re: С Новым Годом!
« : 31 Декабря 2019, 19:10:30 »
Всех с наступающим, а кого-то с уже наступившим Новым годом! И всем без исключения - добра, удачи и радости!

37
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 28 Декабря 2019, 21:03:50 »
Джефф Вандермеер. «Книга чудес. Иллюстрированное пособие по созданию художественных миров»

Эту книгу я читала по своим меркам крайне долго – три недели. Большой формат, мелкий шрифт, к тому же за счет качественной бумаги книга весит почти полтора килограмма и с ней довольно сложно найти баланс для уютного чтения. Но это чуть ли не единственный её недостаток.
Книга чудес – это пособие по писательскому мастерству, как и указано в названии. Но не просто пособие, где автор долго и монотонно разжевывает читателю как надо делать правильно. Большинство книг на тему «как писать книги», с которыми я сталкивалась раньше, были вдохновляющими и побуждающими писать. А эта книга, в первую очередь, настраивает читателя на то, что писательство – это труд. Как правило, долгий, кропотливый, с отложенным результатом.

Здесь есть множество врезок, где различные писатели от малоизвестных для русского читателя до таких мастодонтов как Мартин и Гейман рассказывают о различных аспектах написания книг. Есть удивительные, сюрреалистичные иллюстрации и яркая, доходчивая инфографика. Есть рыбы истории, ящерицы сюжета и говорящий пингвин, кочующий из главы в главу. Есть «отвлекающие драконы», как правило, представляющие другую точку зрения в виде цитаты, причем для того, чтобы эту цитату прочитать – книгу нужно развернуть на девяносто градусов, так что драконы действительно отвлекающие. И кроме важных советов, проиллюстрированных, как мне кажется, всем, чем только было возможно, здесь для большей наглядности разбираются конкретные сцены и сюжеты различных произведений.

Как построить сюжет, как работать с персонажами, как выстроить сцену, как вычитывать и править. Как справиться, если работа зашла в тупик, как выстроить совместную работу, если в ней есть необходимость и кто из первых читателей наиболее полезен. А кроме того, здесь есть одна очень неочевидная для многих начинающих авторов вещь. В первый раз садясь писать, молодой автор может не осознавать, что он пишет не книгу, а черновик книги. И во многих других пособиях и книгах советов об этом говорится. Но лично я не помню ни одной книги, в которой говорилось бы что такой черновик может быть не один. И даже не два.

«Книга чудес» не побуждает писать, для этого есть другие мотивационные книги. «Книга чудес» Джо Вандермейера побуждает работать. И, разумеется пробуждает интерес к упомянутым в тексте книгам. То есть побуждает читать. Ну а кроме всего этого, «Книга чудес» — на удивление красивое идание, в котором каждая без исключений иллюстрация работает на текст, а инфографика вмещает себя такую бездну информации, которую иначе пришлось бы объяснять на протяжение, как мне кажется нескольких страниц. Так что эта книга не только полезный гайд, но и практически коллекционное издание.


38
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 22 Декабря 2019, 08:49:18 »
Ханья Янагихара. «Люди среди деревьев»

Я Рональд Кубодера, но полное имя вы встретите только в научных журналах. Для всех остальных я Рон. Да, я тот самый доктор Рональд Кубодера, про которого вам, без сомнения, рассказывала пресса. Нет, не все эти истории правдивы – так вообще редко бывает, разумеется.
Я знаю, что я в меньшинстве. Я потерял счет случаям, когда я пытался объяснить, что такое Нортон – какой он человечный, какой умный, какой неординарный, – друзьям, коллегам и репортерам (а также судьям, присяжным и адвокатам). За эти последние полтора года я неоднократно сталкивался с предательством его бывших друзей, видел, как быстро они могут забыть и забросить человека, которого якобы любили и уважали. Некоторые друзья – люди, которых Нортон знал, с которыми работал на протяжении долгих лет, – практически исчезли, как только против него были выдвинуты обвинения. Но те, кто оставил его после обвинительного приговора, оказались еще хуже. В этот момент я осознал всю глубину людского вероломства и лицемерия.

По большей части, эта книга, этакая смесь биографии и экспедиционного журнала. Так что на начало книги читатель имеет видного ученого Нортона Перину, открывшего неизвестную доселе народность, представители которой жили по человеческим меркам невообразимо долго, но чем дольше они жили, тем сильнее «дичал» их разум. Вот только поводом для написания этой автобиографии стало не открытие племени долгожителей, не открытие нового вида черепах, мясо которых употреблялось исключительно в ритуальных целях и, продлевало жизнь представителям этого племени.
Поводом для книги стал скандал. Один из приемных детей ученого обвинил его в сексуальном домогательстве и пренебрежении родительскими обязанностями. И ученого посадили в тюрьму. Разумеется, все это вызвало большой резонанс, все мало-мальски приятельские отношения распались, ученое сообщество отвернулось от Нортона Перины и только один-единственный человек, остался верен дружбе.

Биография начинается чуть ли не с детских лет, немного затрагивает университетские годы, и только потом переходит непосредственно к первой экспедиции. Экспедиция описывается подробнейшим образом, и к слову сказать довольно интересно, включая эмоции, которые Нортон Перина испытывал по отношению к другим членам экспедиции, коих было двое. Мужчина и женщина. И совершенно непрозрачно рассказчик дает понять, что мужчина вызывает у него самые что ни на есть теплые чувства, в то время как женщина его раздражает и более того – вызывает отвращение.
Далее не менее подробно будут описываться исследования, которые он проводил с вывезенными с острова долгожителями и мышами, которых он кормил обманом полученным мясом черепахи. А потом… он написал книгу. Где в подробностях рассказал об этих исследованиях. И не стало черепах, и племя теперь живет по-другому, потому что исследователи массово хлынули на остров и всё разрушили.

Ну и где-то тут упоминается, как ему на близлижайших островах начали навязывать детей, которых местные жители не могли прокормить, и он их всех забирал и растил… И, в силу того, что я знала, за что в своем настоящем, ученый отбывает заключение, и того, какое восхищение вызвал у него педофилический обряд «посвящения в секс» через который проходили все мальчики племени долгожителей, это вызывало весьма смешанные чувства, но в то же время я надеялась, что все это не правда.

И да, это все оказывается правдой. В самом конце книги есть фрагмент, который был вырезан «редактором» книги, единственным другом который у него остался, и остался другом даже после того, как получил признание из первых уст. Нортон Перина действительно занимался сексом с усыновленными детьми, как я поняла только с мальчиками, что не делает ситуации более приемлемой.

И единственное что не давало мне покоя пока я читала эту книгу – это вопрос зачем я её читаю. Вот зачем? С другой стороны, такой вопрос у меня возникал при чтении и других книг в этот период, так что я не придала особого значения этому чувству, хотя, надо было. И, мне совершенно непонятно зачем в принципе была написана эта книга. Изначально я предполагала, что речь идет о сложной моральной проблеме, но, по моему мнению, её там нет. Есть человек, совершавший преступления в течение долгого срока за закрытыми дверями. И которому назначили неизмеримо мягкое наказание.

От книги по итогу остался весьма мерзкий привкус, который не ушел даже спустя все прошедшее с момента прочтения время. И под понятие сложной моральной проблемы здесь подпадает разве что Рональд Кубодера, который не только остался другом Перине, после всего что узнал, но и бросает семью, чтобы помочь Перине скрыться и живет теперь вместе с ним. Но в отличие от детей, прошедших через дом Перины, Кубодера достиг возраста сексуального согласия и даже его уже перерос, так что, пусть делает что хочет. Может это любовь.


39
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 14 Декабря 2019, 21:34:11 »
Лора Маршалл. «Запрос в друзья»
В профиле — старое отсканированное фото доцифровой эпохи. На нем Мария в зеленом форменном пиджаке, длинные каштановые волосы развеваются на ветру, на губах играет улыбочка. Я прокручиваю экран в поисках подсказок, но на странице информация скудная. Друзья у нее отсутствуют, кроме фото профиля нет никаких других фотографий.
Она бесстрастно уставилась на меня с компьютерного экрана. Последний раз я ощущала на себе этот холодный взгляд двадцать пять лет назад. И уже забыла, как она оглядывает человека: без неприязни, но оценивая и понимая про него больше, чем он готов показать. Я так и не узнала, осознала ли она, что я с ней сделала.
На заднем плане просматривается здание школы из красного кирпича, такое знакомое, но в то же время странное: как будто оно возникает из чужих, а вовсе не из моих собственных воспоминаний. Удивительно: бывает, ходишь в одно и то же место каждый день на протяжении пяти лет, а потом все заканчивается, и ты больше никогда туда не возвращаешься. Словно и не было ничего.
Я ловлю себя на том, что не могу долго на нее смотреть.
Здесь речь идет о том, как школьное прошлое мало того, что не отпускает главную героиню на протяжении всего времени с момента выпускного бала, но ещё и вторгается в её жизнь посредством фейсбука. Считающаяся погибшей одноклассница присылает ей заявку в друзья.
Главная героиня, разумеется, начинает переживать, с новой силой мучиться совестью, за какой-то проступок, который она совершила по отношению к этой однокласснице, но ещё и хочет во всем разобраться. Но если автор книги хотела создать у читателя иллюзию что главная героиня является главной виновницей гибели одноклассницы, то получилось это у неё не слишком хорошо, потому что будь она убийцей, она бы при своей развитой совести давно бы пошла и созналась. А так – совершенный ею поступок безусловно гадкий, и остался бы гадким, даже если бы все закончилось иначе, но не делает её убийцей.
И да. Ей предстоит узнать правду, разобраться со своей совестью, осознать насколько неверно были расставлены приоритеты в школьные годы, спасти своего ребенка и собственную жизнь. И, что немаловажно, увидеть, как повернулась жизнь некоторых других учеников.
И, хотя жанры «Запроса в друзья» и «Если я упаду» разные, как по мне – «Запрос в друзья» гораздо шире раскрывает тему школьных лет, хотя бы потому, что показывает, что после школы тоже есть жизнь, а время, проведенное в школе – только малая её часть. Школьные звезды и их прихлебатели могут оказаться на самом дне или вести серую, ничем не примечательную жизнь, а вчерашние «серые мыши» могут добиться гораздо большего, чем могли ожидать даже сами. В «Если я упаду» после школы жизни нет, потому что жизнь главной героини заканчивается.
И нет, я не могу назвать эту книгу как-то по особенному сильной. Кульминация мне показалась немного странной, точнее действия и реакции истинного виновника смерти одноклассницы. С другой стороны, я не представляю, как оно могло бы произойти иначе.
Так же здесь затрагивается тема садизма, который не стоит путать с бдсм или бытовым насилием, но затрагивается вскользь, без подробных описаний как оно было, к тому же главную героиню это все относительно устраивало, а на момент повествования осталось в прошлом. Но даже в этих полуслучайных упоминаниях есть о чем задуматься.
Так что, по моему мнению, «Запрос в друзья» чуть больше чем просто триллер. И, хотя эта книга не столько о подростках, сколько о взрослых, я скорее порекомендовала бы к прочтению её, нежели упомянутую «Если я упаду». Хотя, как правило, я не рекомендую книги.

40
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 07 Декабря 2019, 20:06:45 »
Стивен Кинг. «Возрождение»
Наша жизнь, по меньшей мере в одном, похожа на кино. Главные роли в нем играют родственники и друзья. Роли второго плана исполняют соседи, коллеги по работе, учителя и просто знакомые. Есть и те, кто занят в эпизодах: молодая кассирша с приятной улыбкой из соседнего супермаркета, приветливый бармен в местной забегаловке, ребята, с которыми тренируешься в тренажерном зале три раза в неделю. И тысячи статистов — тех, кто входит в нашу жизнь, но не задерживается в ней и, мелькнув лишь раз, бесследно утекает, словно вода сквозь решето. Подросток, листающий комиксы в книжном магазине «Барнс энд Ноубл», мимо которого пришлось протиснуться (пробурчав извинения), чтобы добраться до полок с журналами. Женщина за рулем машины в соседнем ряду, которая, остановившись на светофоре, пользуется моментом, чтобы подкрасить губы. Мать, вытирающая перепачканного мороженым малыша в придорожной закусочной, куда ты заглянул. Торговец, продавший тебе пакетик арахиса на бейсбольном матче.
Но иногда в нашей жизни появляется человек, который не вписывается ни в одну из этих категорий. Он возникает нежданно-негаданно, причем нередко в самый сложный момент. В кино такого героя называют «пятым персонажем», или агентом перемен. Но кто пишет сценарий нашей жизни? Провидение или случай? Мне хочется верить, что случай. Мне хочется этого всей душой. Я не могу смириться с мыслью, что присутствие в моей жизни Чарлза Джейкобса — моего «пятого персонажа», причины всех перемен и несчастий — каким-то образом связано с судьбой.
Отзыв на эту книгу я начала писать в файле «Коротко о прочитанном», но получился вполне самостоятельный отзыв, во что я до самого последнего момента не верила. Изначально восприятие этой книги мне подпортили «Инициация» и «Рыбак». Все же читать почти подряд о ужасающих тайнах, скрывающихся за гранью нашего мира для меня несколько многовато. И из-за этого написать полноценный отзыв сразу после прочтения у меня не получилось.
Так же для меня здесь есть однозначное сходство с «Доктор Сон», просто потому что большую часть книги, причем значительно большую чем в «ДС» Стивен Кинг описывает просто жизнь главного героя, Джейми Мортона, со всеми его падениями и взлетами. Начиная с детства, где главный герой знакомится со вторым основным героем книги, преподобным Джейкобом, но который присутствует в ней эпизодически, а большую часть времени тенью маячит на заднем плане жизни Джейми.
На момент прибытия в качестве штатного священника в городок, где жил Джейми, преподобный был молод, был женат, имел сына и увлекался электричеством, как одним из проявлений силы божьей. Но потом жена и сын погибают в аварии, у преподобного Джейкоба разумеется приключается кризис веры, и он покидает пост священника, перед уходом одной лишь проповедью лишив веры часть прихожан.
А дальше Джейми живет. В его жизни появляется рок-музыка, первая группа, первая девушка. И все это показано так объемно, так живо и здорово, что я ловила себя на том, что не хочу видеть здесь никакой мистики, никаких околомистических событий, и, подозревая, что именно преподобный Джейкоб со своим электричеством станет тем, кто принесет эту дрянь в книгу, не хотела видеть и его тоже. Но он разумеется появлялся, потому что книга вообще-то не совсем про Джейми, и он тут только инструмент рассказчика. Живой, убедительный инструмент.
Раз за разом, так или иначе Джейми пересекается с преподобным Джейкобом, который то работает в качестве электрофокусника на ярмарках, то становится «странствующим» проповедником, исцеляя электричеством всех страждущих за звонкую монету… Вот только с этими исцелениями не все так просто, случаются весьма неприятные последствия для исцеленных, но рекламные ролики об этом умалчивают. Зато Джейми, испытавший на себе один из побочных эффектов исцеления, догадывается, что все не так просто и начинает интересоваться происходящим.
И, разумеется, ближе к концу, он узнаёт, чего все это время добивался преподобный и к чему стремился. И это новообретенное знание отравит всю его дальнейшую жизнь безнадежностью и отчаянием.
Что же касается меня, то принять такое завершение мне сложно, и я бы даже сказала больно. Есть в этом всем какая-то жгучая несправедливость, особенно на фоне живого Джейми Мортона, его прекрасной и не менее убедительной семьи, и людей, ставших ему так или иначе близкими. И мне только и остается, что надеяться вместе с Джейми, что увиденное им в финале – ещё не все, а только часть, и окончательный финал может оказаться каким-то другим.

41
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 27 Ноября 2019, 16:51:51 »
Вот как раз технофантастика мне не испортила. Если там кто и что лишний - то это румпельнепроизносимыйштильцхен. Мне кажется Детей Великого Червя можно было обыграть иначе, пусть и фэнтезийно. Как мне кажется охотиться за каждым отдельным младенцем методом частных договоров - это мелко и малоприбыльно с учетом их аппетитов).

42
Личное / Re: Полянка Лунного Света
« : 27 Ноября 2019, 16:44:40 »
Сообщения с аккаунта "Камень-в-камне" присвоены MoonLight. Профиль "Камень-в-камне" можно удалить.

Руслан, а вообще, можно заменить Мунлайту адрес почты на актуальный, к которому у него есть доступ. Пы.Сы после перемещения сообщений весь диалог выглядит странно)

43
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 09 Ноября 2019, 21:42:28 »
Лэрд Баррон. «Инициация»
Книга о человеке, многократно встречавшимся со сверхъестественным, и благополучно, раз за разом забывавшим об этом. И более того, ему эти встречи можно сказать на роду написаны. И поначалу это было просто ужасающе нудно, потому что читателю нужно познакомиться с предысторией. Одна часть предыстории – это сказка о Румпельштильцхене, которая, по моему мнению, не очень стыкуется с космологией произведения в целом. Но одновременно эта сказка является историей первого столкновения с силами, превышающими человеческое понимание, в роду главного героя. Так что можно смело сказать, что главный герой обречен самим своим рождением.
Встречи со сверхъестественными силами не только превратили память главного героя в дырявое решето, но и подарили ему никтофобию (боязнь темноты) и полную незаинтересованность в делах своей супруги и вещах, которые его окружают. Дело в том, что главный герой живет в доме с ответами – достаточно тщательно покопаться в книгах, а ещё лучше вставить в кинопроектор пару пленок, и узнаешь, пусть не все, но слишком многое, чтобы сохранить иллюзию незыблемости окружающего мира. Но подсознание хранит главного героя от излишнего любопытства. Потому что, это тот случай, когда лучше не знать.
Но все это – потом, ближе к финалу, когда герою и читателю откроется картинка целиком. А сначала – приходится продираться через отрывки, когда сверхъестественное кажется вот-вот случится, но не случается, а оказывается, например, проявлением никтофобии. Через описание родственных связей, занимающее, как мне показалось, чуть ли не четверть книги, и которое не имеет такого уж большого влияния на сюжет. И, так как герой не помнит самых значимых событий, то повествование весьма рваное, автор ведет читателя через те отрывки жизни главного героя, когда он ничего не понимает к пониманию и путь этот скачет во времени и местами скучен.
Но зато, когда картинка, наконец, складывается, она оказывается ужасающей, масштабной и объемной. За масштабность это можно было бы сравнить с лавкрафтианой, но у меня это все скорее ассоциируется со вселенной DeadSpace. Возможно именно поэтому Румпельштицхен кажется мне лишним. А может потому, что история одного из предков главного героя, так и остается для меня то ли сказкой, то ли историей в духе Говарда, а не неизвестным историческим фактом, как обещает автор.
В «Инициации», на мой вкус, довольно много деталей, без которых можно было бы обойтись. Если вытряхнуть отсюда все лишнее, она потеряет чуть не половину объема. Но вместе с тем, как мне кажется, и часть своего темного очарования, делающего эту книгу крепким кандидатом на перечитывание, если однажды осенью я не захочу искать новые книги, а захочу чего-нибудь проверенного и пугающего. Хотя, разумеется, когда уже знаешь, что написано на следующей странице, то читать уже не так страшно.

44
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 02 Ноября 2019, 20:23:39 »
Джон Лэнган. «Рыбак»
В самом конце этой книги, в благодарностях, Джон Лэнган упомянул, что от этой книги издательства отказывались. Жанровые потому что она слишком литературна. «Литературные» потому что книга слишком жанровая. И надо сказать «Рыбак» написан действительно слишком литературно, чтобы считаться чистым хоррором. А из-за некоторых деталей можно не считать книгу хоррором вообще.
Это рассказ в рассказе, или даже повесть в рассказе, матрешка. Главный герой рассказывает о своем столкновении с силами реальности лежащей за пределами нашего понимания и мира. С силами, оставившими свой след в мифологии. Но ещё, он рассказывает историю, услышанную накануне этого столкновения. Историю, безусловно интересную, и как говорит главный герой, обросшую в его разуме подробностями, которые он не мог знать. Занимающую ни много ни мало половину книги.
И не то чтобы это было лишним. Просто на тот момент, когда начинается этот вложенный рассказ, я только-только познакомилась с главным героем и его напарником по рыбалке. И мне было интересно что же там с ними произошло. А мне пришлось знакомиться с другими героями, жившими в другое время. А это означает множество описаний и разъяснений. Да и персонажей в этой истории значительно больше. Но, с другой стороны, без этого отступления в прошлое не пришло бы и понимания происходящего с основными героями.
И именно в этом вложенном повествовании кроется отрывок, основательно подпортивший мне впечатление от книги. Дело в том, что один из персонажей по ходу действия демонстрирует весьма глубокие познания в, скажем так, магии. Исходя из прочитанного, не вполне понятно откуда у персонажа такие познания и способности. И, разумеется, это требует объяснения, иначе останется дыра в повествовании. И объяснение дается, но только оно не из жанра хоррор, а скорее отдает фэнтези и уместно примерно, как заплатка в виде вязаного яблочка на рукаве делового костюма. И по мановению руки автора зыбкие границы между привычным миром, и жутью непознанного, лежащего за пределами человеческого восприятия теряют зыбкость и превращаются в контролируемые порталы. Монументальная картина иного мира съеживается и уплощается. Потом, все немного выравнивается, но лишь немного, потому что увиденное нельзя развидеть.
Но это один из немногих, хотя и значимый минус этой книги. Ещё один минус в том, что цели антагониста мне остались не понятны. Чего он хотел? Необратимо повредить основы мироздания и ускорить тем самым конец всего? Сравняться силами с богом? Объединить столь разные, но близкие миры?.. Для меня это осталось загадкой. Я не сильна в мифологии, но мне кажется, что сразить древнеегипетского Апопа это одно, а библейского Левиафана – немного другое. Результат будет разный. Хотя возможно, раскрытие намерений Рыбака приведет к раскрытию природы существа, за которым он охотится. А это лишит всю картину того величия, которое у неё есть. Разумеется, если не учитывать фэнтезийной заплатки, которая тоже не плохо справляется с лишением общей картины мира монументальности, хотя и не делает её более понятной.
И, подозреваю, что это не последняя моя встреча с «Рыбаком» Джона Лэнгана. Даже если повторное погружение в темные воды этой книги, не сделает её более понятной. Но в ней есть та повествовательность, которую я люблю. В ней есть атмосфера, которую я ценю в книгах такого рода. И, возможно, уже зная ловушки, которые видятся мне сейчас ошибками, я смогу разглядеть здесь что-то ещё, чего не разглядела при первом прочтении.
Можешь ли ты удою вытащить левиафана и верёвкою схватить за язык его? вденешь ли кольцо в ноздри его? проколешь ли иглою челюсть его? будет ли он много умолять тебя и будет ли говорить с тобою кротко? сделает ли он договор с тобою, и возьмёшь ли его навсегда себе в рабы? станешь ли забавляться им, как птичкою, и свяжешь ли его для девочек твоих? будут ли продавать его товарищи ловли, разделят ли его между Хананейскими купцами? можешь ли пронзить кожу его копьём и голову его рыбачьею острогою? Клади на него руку твою, и помни о борьбе: вперёд не будешь.
Надежда тщетна: не упадешь ли от одного взгляда его? … Не умолчу о членах его, о силе и красивой соразмерности их. Кто может открыть верх одежды его, кто подойдёт к двойным челюстям его? Кто может отворить двери лица его? круг зубов его — ужас; крепкие щиты его — великолепие; они скреплены как бы твёрдою печатью; один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними; один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются. От его чихания показывается свет; глаза у него как ресницы зари; из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры; из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя. На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас. Мясистые части тела его сплочены между собою твёрдо, не дрогнут. Сердце его твёрдо, как камень, и жёстко, как нижний жернов. Когда он поднимается, силачи в страхе, совсем теряются от ужаса. Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копьё, ни дротик, ни латы. Железо он считает за солому, медь — за гнилое дерево. Дочь лука не обратит его в бегство; пращные камни обращаются для него в плеву. Булава считается у него за соломину; свисту дротика он смеётся. Под ним острые камни, и он на острых камнях лежит в грязи. Он кипятит пучину, как котёл, и море претворяет в кипящую мазь; оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою. Нет на земле подобного ему; он сотворён бесстрашным; на всё высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости.
Книга Иова

45
Личное / Re: Закуток за книжным шкафом
« : 26 Октября 2019, 19:57:17 »
Снова приходится открывать свою тему, что говорится вслепую)) Но "Вьюрки" наконец-то дописаны, как и собственно "Рыбак", но его придется подождать до следующей недели)
Дарья Бобылева. «Вьюрки»
Очень летняя, хотя отнюдь не светлая история. Точнее череда историй, нанизанных на общий сюжет. Дачный поселок, застывший посреди затянувшегося лета. И дачники, которые продолжают жить не то чтобы как ни в чем не бывало, но вполне приняв новые особенности своего быта. А те, кто принять не смог – ушли в поисках выхода, который исчез. И, разумеется, не вернулись. А то что вернулось… уже не совсем те, кто ушли. Или совсем не те.
И хотя я читала уже сборник рассказов Дарьи Бобылевой «Забытый человек», я с некоторой опаской открывала эту книгу, несмотря на то, что сама выбрала её для октябрьского флэшмоба. В первую очередь потому, что далеко не каждый автор пишущий в жанре хоррор может справиться с романом или даже повестью – все же в жанре хоррор рассказы порой значительно страшнее крупных произведений. Но это снова оказался сборник рассказов, часть из которых связаны с общим сюжетом только местом и временем действия. Такие рассказы вполне могут рассматриваться как вполне отдельные истории, хотя вставить их в другой сборник без косметических правок вряд ли получится.
Общий сюжет, тот стержень, на который нанизаны все прочие, приключившиеся после исчезновения выхода с дачного поселка, истории, мне понравился. Было интересно выискивать крупицы информации, пытаясь определить, что происходит, и куда все вывернет. Угадывать главного «виновника». Я восхищалась тем, как вольно и вместе с тем тактично Дарья обращается с фольклором и обыгрывает былички. Но при этом я вряд ли когда-либо возьмусь эту книгу перечитывать.
Потому что в ней гораздо сильней чем в предыдущем сборнике проявилось то, что пугает меня в книгах русских авторов. Русская Тоска. У Дарьи Бобылевой она проявилась в персонажах. Посреди застоявшегося лета, в окружении пугающих и опасных, но все же чудес, обитают воплощения стереотипов. Стереотипные бабы с трудной судьбой. Стереотипные мужичонки, приезжающие на дачу прибухнуть вдали от бдительных глаз родни. Стереотипные всезнающие старухи, устроившие в какой-то момент междоусобную войну из-за компостной кучи… И если, вдруг попадается среди них кто-то хотя бы напоминающий личность – то его либо сожрут, либо будет его исчезающе мало, и возможно поэтому и не получиться распознать в нем стереотип. За этих персонажей не хочется переживать. Им не хочется сочувствовать. И, конечно же к ним не хочется возвращаться.
И, я даже упустила момент, когда героиня книги, оказавшаяся главной, превратилась в стереотипную бабцу, которой мужичонку бы какого ни на есть, и все тогда для неё, по её мнению, станет хорошо. Даже если уплатить за того мужичонку придется цену, прямо скажем, непомерную. И самое противное для меня – что все хоть и получилось иначе, но вовсе не потому, что героиня до этого своим умом дошла.
И нет, когда я дочитала книгу я не была разочарована. Разочарование пришло позже, когда схлынули эмоции от кульминации, от внезапного окончания, от всех перипетий, обрушившихся на дачный поселок «Вьюрки». И, когда у Бобылевой выйдет следующая книга, возможно из-за этого у меня руки до прочтения не дойдут. Хотя пишет она замечательно.

Страницы: 1 2 [3] 4 5 ... 76