Форум Все оттенки Тьмы

Расширенный поиск  

Автор Тема: Кланбук Ласомбра - перевод  (Прочитано 16893 раз)

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра - перевод
« : 18 Декабря 2011, 15:21:52 »

Что-то туговато у меня идут Ласомбрики в переводе - то ли клан все-таки не мой, то ли написано чуждо - в общем Тореадор шли легко, а тут туговато. И чтобы как-то подтолкнуть это дело начну понемногу выкладывать сюда перевод, обновляя его по мере продвижения работы и выкладывая моменты, на которых зависаю надолго - может кто-то из вам по свободе глянет. Начну с первой Главы (так как-то повелось, что вступления перевожу в конце :))
« Последнее редактирование: 18 Марта 2012, 16:27:52 от alex56 »
Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра
« Ответ #1 : 18 Декабря 2011, 15:24:40 »

Глава 1:
Коридор без зеркал


Но духи лжи, готовя нашу гибель,
Сперва подобьем правды манят нас,
Чтоб уничтожить тяжестью последствий.

ВИЛЬЯМ ШЕКСПИР

                                  МАКБЕТ
  Перевод Б. Пастернака

УРОК ПЕРВЫЙ: АЗЫ

Ночь холодна, но одностайникам нет до этого никакого дела. Порывы зимнего ветра несутся над севером Тихого океана, и дальше к реке Колумбия, принося острый, как нож, ледяной дождь. Скорость ветра не опускалась ниже 25 миль в час с самого заката. Иногда порывы ветра неслись со скоростью автомобиля на магистрали. Одностайники чувствовали что-то в воздухе, и, хотя не перемолвились и словом, все понимали, что должны быть на чеку, чтобы показать, что понимают, в каких условиях находятся. Лишь  двое из новых рекрутов обладали по-настоящему пророческими чувствами, но этого достаточно. Валдерия (Valderie) передала свое видение грядущей встречи через наставника/судью/учителя/полицейского их братии.

Они, рисуясь, поднялись на вершину места встречи – крышу недостроенного муниципального административного здания. Ни на ком не было лишнего слоя защищающей одежды. Друит (Druitt) устроил настоящее представление, оголив грудь прежде, чем подняться на строительные леса, подтянувшись одной рукой. Футболки и расстегнутые куртки должны были произвести впечатление. «Да», - говорили предводителю (ductus) их действия, - «Мы понимаем, что память о том, как замерзаешь, больше ничего не значит. Мы знаем, как усилием воли прогнять кровь по нашим венам, чтобы сохранять тепло. Посмотри сам. Мы знаем, что человечество осталось внизу, а мы возвысились».

Эндрю наблюдал за их подъемом с тихим удовольствием. Он помнил, как долго до них доходили некоторые уроки. Если ветер утихнет, он сможет увидеть здание «Бэнк ов Америка» (Крупная банковская компания. Имеет более 1 тыс. филиалов за рубежом. Основана в 1911. Штаб-квартира в г. Сан-Франциско, шт. Калифорния, - прим. переводчика) и обгорелые следы, где Лео вчера встретил солнце. Его пример подстегнул (или напугал) остальных, и Эндрю не думал, что придется убивать еще одного из его стаи. Он чувствовал рядом Дембу (Demba). Она не настолько довольна выводком, но она всегда недовольна. Он не заметил несколько клочков тени, оповещающих о грядущем ударе. Он надеялся, что его ученики переживут эту ночь.

В тот же миг все семь подопечных Эндрю сели или растянулись на брезенте крыши. Через Винкулум он мог чувствовать их страх и предупреждение. Он был удивлен, насколько дальновидными оказались Минг (Ming) и Другой Клинок (Other Razor), и поздравил их. «Вы хорошо справляетесь. Конечно же, этого не достаточно. Если вы действительно думали, что это ловушка, надо было держаться подальше. Но ваша обеспокоенность – хороший знак. Те из вас, кто выживут, скорее всего, будут хорошо заботиться о себе и остальных». Он остановился. Никто из выводка не чувствовал этого, но Эндрю слышал шепот во тьме и поспешил.

«Это ночь лекций». Стая вздохнула в унисон. «Не от меня. Сегодня ночью вы будете слушать женщину, которая однажды научила меня всему, что я знаю». Он слегка театрально поклонился, и Демба соткалась из теней плаща Эндрю. Она не улыбалась ученикам. Все их мелкие неосознанные движения и нервные подергивания немедленно прекратились. Ее настоящая внешность была полностью спрятана: в эту ночь она стояла, словно статуя, вырезанная из тени, лишенная всех черт лица, кроме длинных и острых клыков. У нее не было губ, которые могли бы видеть ученики, но ее слова летели скорее по воздуху, нежели непосредственно в их сознание.

«Добрые вечер, молодые Сторожа. Это будет лекция и проверка в одном лице. Давайте приступим».

Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра
« Ответ #2 : 18 Декабря 2011, 15:29:49 »

Вся правда

Во-первых, позвольте мне открыть вам основополагающую правду, ключ к пониманию всего того, что значит быть вампиром. Вот оно: мы никогда не узнаем правды.

Вы знаете, что все доказательства могут быть лживыми. Некоторые из вас тут могут сами сотворить столь безупречные творения искусства, что ни один дышащий критик искусства не отличит их от настоящих. Вы знаете, что за деньги можно купить многое, что убеждение и запугивание могут дать вам все остальное, и что ни одно человеческое существо не может даже представить, что можете вы и такие, как вы.

Более того, вы знаете, что в добровольности и памяти всегда можно сомневаться. Большинство из вас могут заставить смертного сделать что-либо без осознания того, что в данный момент он является просто вашим инструментом. Некоторые из вас учатся искусству личного обаяния, заставляя их любить вас просто силой своей Крови. Без сомнения, вы видели, что ваш предводитель (ductus) и другие старшие Каиниты способны на гораздо большее, нежели те фокусы, которые вы выучили на сегодняшний момент.

Где же во всем этом правда? Воспоминания любого могут быть изменены. Все факты могут быть подкорректированы, созданы или стерты. Вы не можете расчитывать ни на что. Все, внутри и вокруг вас, может быть ложью, возможно, созданной умышленно, возможно, являясь побочным эффектом какого-то плана, который вас не касается, возможно, даже являясь результатом случайного психоза. Ведь никто из вас никогда еще не встречал по-настоящему сумасшедшего старца, не так ли? Просто подождите следующего Великого Бала (Palla Grande). Между тем, развивайте паранойю.

Давайте на минутку представим, что вы существуете. Я не даю вам слова, что сдержалась от вмешательства в ваше осознание происходящего. Зачем мне это? Никто из вас не может сказать, лгу я или нет. Поэтому я просто утверждаю. Вы – Каиниты, так же как и я. Мы, по факту, вид ходящих трупов, питающихся кровью живых. Мы горим на солнечном свету. Наши потомки становятся слабее с каждым новым поколением. Мы не являемся частью природного мира. Мы не вписываемся в рамки науки, а наука – далеко не чушь, что бы не говорили всякие глупцы. Она объясняет множество граней мира, и тот факт, что она не может объяснить нас – всего лишь еще один знак того, что мы чужды природе.  

Возможно, я еще к этому вернусь позже. А пока запомните вот что: то, кем вы являетесь здесь и сейчас, еще не означает, что те истории, которые мы рассказываем друг другу о том, что мы есть, правда. По отдельности каждый из вас лгал другим и самому себе о том, как он стал таким, каким есть сейчас, и про то, кем вы были до смерти, и после. Думаете, мы перестаем лгать с возрастом? Нет, так же, как и не перестаем ошибаться в наших взглядах и логических выводах. Когда мы говорим о нашем общем прошлом, мы рассказываем сказки. Так же, как вы должны различать то, что выглядит, как факт и то, что в итоге может служить доказательством, вы должны различать приведенные факты и объяснения, им данные.

Истоки Земли
Многие Каиниты, вне зависимости от того, верят ли они в принятый миф о нашем происхождении, или нет, описывают его как христианскую историю. «У Адама и Евы было два сына», - говорит история, - «и звали их Каин и Авель. Авель был пастухом, а Каин земледельцем. Каждый принес свой лучший урожай в жертву. Бог принял жертву Авеля из мяса, но отверг жертву Каина из фруктов и зерна. Каин убил своего брата. Бог проклял Каина вампиризмом. Все Каиниты произошли от Каина». Некоторые версии приукрашивают историю детальными этапами того, как наш темный отец Каин отверг прощение Господа, познал темные секреты от Лилит и вообще вел себя как персонаж народного кэмпбеллийского фольклора. Этого в наших же интересах.

Во-превых, я считаю, что совсем недавно над принятой историей поработала рука редактора. Окончание «е» в слове «Каин» (англ. – “Caine”, - прим. переводчика) не имеет смысла ни в одном из древних языков Ближнего Востока, где предположительно возникла история и попахивает носителем аглийского языка, который к тому же не следил (или не следила) за своим произношением. Принимая во внимание то, что мы очень подвержены гордыне и хвастовству, я не удивлюсь, если неизвестный редактор просто считал, что именно так по-настоящему звучит имя нашего отца в противовес версии невежественных смертных.

Отставив имя в сторону, сама история вписывается в подозрительно узкие рамки. Связь с Адамом и Евой на самом деле вообще не важна для истории, и некоторые ученые нашего клана утверждают, что некоторые ранние версии истории вообще не упоминают еврейских персонажей. Бог, который проклял Каина, не обязательно должен быть Богом в том смысле, в котором его предполагают современные христиане или иудеи, и, возможно, даже не в том смысле, в котором его представляли древние жители Месопотамии или Вавилона. Бог из этого рассказа – могущественная сила, которую успокаивали с помощью жервоприношений, способная наложить проклятие нежизни. Вот и все. Все остальное – домыслы.

Я верю в то, что история передает нам важную правду, которую я попытаюсь до вас донести.

Каин и Авель представляют, соответственно, общества палеолита или древнего каменного века и неолита или нового каменного века. Предки людей занимались собирательством и питались падалью до того, как начали охотиться. На протяжении долгого времени большие звери охотились на людей по карйней мере так же часто, как и на других существ. До того, как храбрые воины начали охотиться на этих зверей, трусливые защитники собирались в кучки в надежде отбиться от хищников. Вот где впервые начало применяться первое оружие – не для агрессии, а для защиты. Каин как раз старший брат - символ мирного, пассивного и запуганного существования. Авель, младший брат, символизирует движение вперед, к господству и завоеваниям.

Как я говорила вначале, всей правды знать не дано. Я верю в то, что «Каиниты», за неимением лучшего слова, бродили под беззвездным ночным небом задолго до известных цивилизаций человечества, и, по сути, даже до самого человечества. Возможно, доминантные виды каждой эры получали силу бессмертия, или еще как-то. В любом случае, я верю, что разумнее утверждать, что хищники, которых боялись Каин и его народ, были не просто дикими зверями, но существами, подобными нам, по крайней мере, в чем-то. Возможно, те первые Каиниты были людьми, возможно они принадлежали к какому-то другому виду приматов, возможно что-то еще и все вместе. Авель-охотник охотился не на обычных зверей, он воевал с дьяволами в ночи.

Пример Каина подсказывает, что не стоит недооценивать скот. Сначала он вырос и одержал верх над своим братом, и только потом начал повелевать силами тьмы. Возможно, они насильно наградили его нежизнью, но возмжно он заставил их сделать это, а после уничтожил их. Тот факт, что от них не осталось и следа кроме неясных намеков в подобных историях, показывает насколько велика была его победа. Кем бы ни были «Каиниты» до него, они не оставили потомства, которое бы сейчас мог наблюдать кто-либо из нас. Все мы дети Каина. Вот почему мы чтим того, кого некоторые из вас называют «пахарем-убийцей» - не за его земледелие, но за основательность, с которой он стал тем, чего прежде боялся, и что ненавидел.

Каин - это обретший величие скот, одержавший верх над всем, что ему враждебно. И потому он поистине наш идеал, наш платонический идеал, если хотите, тот, во имя кого мы нападаем на наших врагов.
« Последнее редактирование: 18 Декабря 2011, 15:59:09 от Ice Daro »
Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра
« Ответ #3 : 18 Декабря 2011, 15:34:44 »

Богиня


Прежде чем я продолжу, позвольте мне предостеречь вас от домыслов. Самое древнее проявление поклонения людей, из тех, которые мне известны, это поклонение великой и ужасной богине. Естественно, что мужчины на протяжении всей истории (и раньше) старались выставить власть женщин злым и неестественным явлением. Тем не менее, это далеко не вся история. Возможно, Каин был первым мужчиной вампиром, но привлекшие его внимание отпрыски были женщинами. Только собрав воедино представления людей всех континентов о женщине, окутанной тьмой, которую нужно было умилостивать кровью наряду с другими дарами, вселяющую благоговейный страх всем и каждому, мы сможем приподнять завесу прошлого.

Перед Потопом

Если вы прислушаетесь к сказкам, то сможете рассмотреть нодистов в нашей секте (нодисты – приверженцы Книги Нод, - прим. переводчика). Они охотно болтают о Первом и Втором городе и черт знает о чем еще, рассказывая об этом брате, той сестре и прочих племянниках. Я не терплю всего этого, кроме как в качестве развлечения в скучную ночь. Вы можете соглашаться или не соглашаться. Пускай сказочники озвучат свои версии, а вы сами определитесь.

Тем не менее, некоторые моменты можно обсуждать. Насколько бы ни было достоверным все то, что я вам говорю, то, что касается мира физического – правда. Взгляните сами, послушайте других, кто в курсе. Гораздо легче заметить подделку в камне, нежели в душе.

Само слово «Допотопный» (в этой книге стандартный перевод англ. «Antediluvian» - «Патриарх» заменен на «Допотопный», так как конкретно указывается этимология слова, - прим. переводчика), говоря юридическим языком, не предполагает факт как однозначный. Гораздо сильнее оно указывает на ложность этих предположений. Кто присутствовал при этом вселенском потопе? Ни один бог или дух никогда не затоплял весь мир полностью за всремя существования человечества, уничтожая всех кроме нескольких избранных. Потопы разрушали различные части мира, как в одночасье так и постепенно. Но слово «Допотопный» предполагает пережившего наводнение, которое уничтожило почти всех остальных. Это, как сказал бы ученый или исследователь, по крайней мере высокомерно. Используйте это слово только для обращения к старейшинам, близким к Каину и к тем, кто ниже поколением (или поколениями) и вы избежите впадения в заблуждение и веры в сказки.

Следы Каинитов, которые мы находим в истории во многом такие же, как и ныне. Существовали те же кланы, не считая некоторых сомнительных экспериментов по пробуждению своих создателей или самонадеянных манипуляторов. Вот еще один урок Каина. Не недооценивайте скот. И если скот может добиться столь многого, сколь многого можем достичь мы? Я остерегаюсь некоторых действующих Каинитов, которые помнят события дохристианской эпохи, но у нас есть некоторые документы и физические доказательства, а так же весьма детальный перечень Каинитов, чей возраст переваливает за тысячелетие.

Все различия в Каинитах, например, эти независимые нынешних линий крови, легко объясняются первым приходящим на ум предположением. Можете, если хотите, действительно верить, что Каин и его дети основали город Енох. У меня нет доказательств, что вы ошибаетесь. Я просто говорю, что у вас нет очевидных доказательств этого. Нодистская писанина определенно столь же полезна, сколь и любая святая книга, которые, откровенно говоря, таковыми не являются, если только не нужно узнать, что священники хотят, чтобы ты делал или думал.  

Мне кажется, что если бы мы могли заклянуть в древнейшую историю, то узнали бы, что некоторые кланы существовали задолго до Каина. Особые дары каждого рода иногда меняются со временем, образуя линии крови. Это в точности соответствует дарвиновской теории эволюции, и поскольку мы сверхестественные существа, мы тем не менее, частично естественны. Одно важное замечание: мудрецы нашего клана выделяют 13 кланов, плюс-минус несколько, в зависимости от того, кто где ставит черту между «кланом» и «линией крови».  Если не привязываться к мистицизму и нумерологии, я не вижу веской причины, чтобы считать, что мы знаем всех Допоптопных и их потомков. Не думайте, что знаете обо всех, кто встает с закатом.

В любом случае мы тут и там. Самые ранние человеческие поселения располагались на югозападе и юге Азии. Даже если мы откажемся от идеи настоящего существования города Енох, археологические записи дают основание находить огромное количество реальных фактов, лежащих в основе мифологии.

Чатал-Хююк предшествует всем остальным человеческим городам. Его остатки находятся на плато внутренней Турции, на территории, ныне запустевшей, а тогда плодородной. К 6500 году до нашей эры это уже был процветающий город, с более чем 6000 постоянных жителей. Около 5600 года до н. э. этот город уже был покинутым, ради новых земель на западе, а около 4900 года до н. э. люди полностью исчезли с этих земель. Человеческие археологи спорят по поводу причин, что спровоцировали такое поведение жителей. Чатал-Хююк был единственным узлом торговых путей в самых различных направлениях на сотни миль вокруг.

Довольно странным является тот факт, что в городе не было улиц. Дома стояли тесно друг к другу, с открытыми крышами, чтобы люди могли выходить. Движение шло по крышам. Предположительно, мостики, лестницы и спуски соединяли вершины крыш с окружающей холмистой местностью. Город развивался вокруг обсидиановой и вулканической богини, которая его создала. Образы всепоглощающей богини-создательницы переполняли город. Дикие леопарды, которые даже сейчас охотятся на человечество и остальной род приматов, служили ей. Окутанная кромешной тьмой, она дышала разрушительным жаром, из которого рождалось черное стекло. Ее служители в Чатал-Хююке выменивали на него все необходимое и драгоценное, чего не могли производить сами, распространяя дары недр по всему свету, и вместе с ними веру в богиню.

Вас это ни на что не наталкивает? Когда вы слышите эту историю, не думаете ли вы в этот момент о силе, что живет в вас, представляя, как она движется по улицам первого города? Разве не представляются вам самые дальние предки сиров ваших сиров, рукой или тенью собирающие жертвы из переполненных жизнью домов? Не предстают ли перед вашим мысленным взором личности столь ужасные, что скоту легче олицетворять их и ассоциировать с ними силы самой земли? Разве сложно представить верующих людей, разбитых в результате ужасающего противостояния между лордами и леди-Каинитами, бегущими, сломя голову, чтобы основать новый город, потому что старый утонул в крови и неудержимой ярости?

Вот он, наш Енох, эхо нашего нынешнего положения из прошлого, напоминающее о нашем наследстве. Пока для вас этого достаточно.

Ветра утихли, и ледяной дождь умер в наметенных сугробах. В тишине температура незначительно повысилась, а затем упала. Град и снег превратились в сухой лед.

Это никак не отразилось на размеренной поступи Дембы. Ее ноги, сотканные из тени не оставляли следов на поверхности крыши. Ее голос, исходящий из окутанного тьмой горла, не дрожал и не заикался. Друит пожалел, что устроил такую показуху из восхождения, и теперь разгонял витэ по венам, чтобы сопротивляться обморожению, грозящему пальцам рук и ног и ягодицам. Остальные сбились в кучку не для того, чтобы сохранить тепло, а чтобы не производить лишних движений, и укрыться от порывов острого ветра.

Демба остановилась на полушаге. Ее лицо оставалось таким же черным. Собравшиеся услышали короткий вдыхающий звук – это воздух прошел через отверстие, слабо напоминающее человеческий нос. «Уже позже, чем я думала. Еще одна тема и на сегодняшнюю ночь хватит».


Истоки во Тьме
Вне зависимости от истории, есть то, что повторяется снова и снова. Мы клан высокой тьмы и наши истоки можно увидеть в каждой тени. Страх, живущий в сознании и культуре людей, питает наш род, дает нам возможности на нем играть, то, что на современном бизнес-жаргоне можно назвать «рычагом».

«Самое старое и сильное чувство – это страх. А самым старым и сильным страхом является страх неизвестности», - так сказал американский писатель, Лавкрафт, лет 80 тому назад или около того. Лавкрафт показал своеобразную слепоту своего времени, когда считалось, что все, что происходит из страхов, не имеет корней в реальности. Теперь я скажу вам то, что вы уже должны знать: скот правильно делает, что боится нас. Когда вы сплетаетесь из теней, повинующихся вашим приказам, демонстрируя, что спокойно можете сокрушить человеческое тело и опутать людской разум, вы показываете не только свою силу, но наследие многих тысячелетий нашего вида.

На протяжении всей истории и еще раньше, божества ночи требовали от человечества крови и мяса. Это наши сиры. Вы – Артемида. Вы – Ахриман. Вы – вулканическая богиня Чатал-Хююка и вы - Тецкатлипока, ацтекский бог дымящегося зеркала. Кажется, вы настроены скептически. Подумайте, ученики. Тьма, настолько плотная, что затеняет солнце, повинуясь кое-кому, кому нужно крови больше, чем любому другому богу, кроме солнца? Что-то мне это напоминает. Вы – Ингума, баскский дух, крадущийся в ночах Иберии и душивший спящих жертв, которые не умилостивили его. Вы – Хина, полинезийская богиня, охранявшая подземный мир и обучавшая ремеслам.

Вы – олицетворение тьмы. Вот, как можно проследить ваших предков от самого начала. Ищите тьму в истории. Там вы найдете нас.

Внезапно, форма Дембы распалась. Ее тень соскользнула с крыши, оставив Эндрю и его стаю одних.


Род существ

Каиниты редко занимаются сексом, а после нескольких столетий многие из физических и психологических половых черт блекнут.  Более старшие Каиниты вообще перестают задаваться вопросами пола. Тем не менее, те, кто хочет сказать о Допотопных, должны использовать какое-то местоимение.
В Камарилье зачастую отталкиваются от традиционных представлений: мужской род для Бруха и Тремер, женский для Гангрел и так далее. Многие наставники Шабаша наставляют учеников лишать Допотопных человеческих черт. Так же, как они избегают традиционных имен вроде «Энойя» в пользу «Допотопная Гангрел», священники Ласомбра учат, что самое подходящее местоимение, когда речь заходит о Допотопных – «оно». Некоторые Ласомбра и Цимисхи вообще не употребляют название клана, говоря о Допотопных, отдавая предпочтение названиям вроде «Король Теней» и «Старейший».
« Последнее редактирование: 18 Декабря 2011, 16:02:26 от Ice Daro »
Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра
« Ответ #4 : 18 Декабря 2011, 15:40:51 »

Урок второй: Античность

Шторм стихал, оставляя после себя лишь ветра, достаточно холодные для того, чтобы не таял лед. Стая Эндрю провела две ночи, ища остановившихся водителей и питаясь от них. Эндрю сделал из этого тренировочную игру, целью которой было сделать как можно большую резню, не оставив и зацепки для полиции или кого бы то ни было еще. Минг оказалась самой изобретательной, остроумно приспособив покровы временной тени, чтобы скрывать все то месиво, которое творилось, пока она потрошила своих жертв.

На третью ночь, Эндрю беспокойно проснулся в общем убежище стаи. Какой-то подсознательный сигнал подсказал ему держать стаю вместе. Он убедился, что неонаты обсудили урок Дембы и все, что с ним связано, так что они будут готовы ответить на вопросы собачки епископа на следующем Фестивале Мертвых (Festival of Dead). Он бы не удивился найти еще больше причин протирать штаны в подвале старой гостиницы.

За дверью сидел невысокий Каинит. Он был одет в желто-коричневый костюм, на нем были слегка затемненные очки. Его кожа была смугловата. Эндрю слышал о нем и немедленно выбрал формальную модель поведения. «Добро пожаловать в наше убежище, сэр. Надеюсь, ваше путешествие было достаточно приятным, и Его Превосходительство архиепископ не будет нуждаться в ваших услугах этой ночью». Невысокий Каинит – один из паладинов архиепископа, ученый и первоклассный мучитель.

Губы паладина расплылись в грубом подобии улыбки. «Спасибо, господин. Да, было, и нет, не нуждается. Прошлой ночью Демба рассказала нам о своей обучающей миссии. Она должна была прибыть, чтобы продолжить, но ее внимания отвлекли другие вещи. Я предложил помочь».

Эндрю не высказал своих домыслов, пока будил стаю, представляя ее паладину и подготавливая убежище для лекции. Неужели Дембу уничтожили? Неужели началось вторжение стоящего врага? Эндрю знал, что, скорее всего, ничего не узнает, поэтому постарался переключиться, когда паладин начал лекцию.


Допотопные

Бойтесь отравить дар скептицизма ядом беспочвенных сомнений. Тот факт, что один из элементов истории – ложь или, по крайней мере, не подтвержден, не исключает всего остального. Я напоминаю вам об этом в самом начале, потому что расскажу вам о фактах, которые зачастую сопровождает ложь.

В не зависимости от правдивости или ошибочности мифа ноддистов, Допотопные реально существуют. По факту, по крайней мере, 13 Каинитов-прародителей, каждый ответственный за один из основных кланов, до сих пор живут на земле, или когда-то жили (возможно, были и другие, чей род не выжил или которые были забыты по тем или иным причинам). Я верю в то, что все они спокойно дожили до христианской эры, и даже сейчас большая часть жива, чем нет. Понять Допотопного – часто значит понять многое про весь клан.

Допотопный Ласомбра был вполне реальным. Он исчез всего несколько столетий назад, и даже в нынешние ночи мы знаем тех, кто его видел, кто говорил и жил с ним. Его сущность во многом определила нашу природу.

Допотопный изначально жил где-то на западе Средиземноморья. Со временем, Сицилия стала излюбленным убежищем этого существа, а почему – расскажу чуть позже. Он мог родиться или жить там, но с таким же успехом мог происходить откуда угодно. Я склоняюсь к Мальте. Там есть несколько очень старых храмов, построенных из черного камня с обсидиановыми артефактами, а так же там достаточное количество пещер, вокруг которых ходят легенды о чудовищах. Это наталкивает меня на мысль, что Калипсо – попытка смертных дать объяснение тауматургу нашего Клана. Другие историки Ласомбра указывают на Корсику, Сардинию или Балеарские острова. На самом деле, мы никак не сможем ответить на этот вопрос однозначно. Это в основном способ оправдать дальнейшие исследования и аргументы.

Тем не менее, кое-что Каинитам известно наверняка. Во-первых, наш основатель происходил из Средиземноморья. Не вызывает сомнений тот факт, что все древние Ласомбра ведут свой род из тех краев, и только за последующее тысячелетие распространились по всему миру. Во-вторых, если говорить конкретнее, он пришел из западного Средиземноморья; он часто говорил о цивилизациях восточного Средиземноморья как о не столь отдаленном зарубежье, относясь к ним больше, как к целям, нежели как к дому. В-третьих, он был существом морским, или островным жителем или выходцем из какого-нибудь прибрежного народа.

Это не просто исторические факты. Теперь они отражаются эхом внутри вас. Вы, должно быть, чувствовали некоторое очарование в том, чтобы проснуться пораньше и наблюдать красоту заката, и никогда не ощущали подобного побуждения увидеть начало рассвета. Вы, должно быть, даже чувствовали драйв, проводя время на, рядом или под водой, даже если при жизни вам было на это наплевать. Это часть вашего наследства, так же, как и власть над тенями. Вы, так сказать, часть того, что я изучаю, так же как и сам я.

Одной из главных причин, почему можно ставить под сомнение миф ноддистов, является то, что приведенный там список детей Каина плохо вяжется с реально существующими Допотопными. Кто мог быть подходящим сиром для Допотопного Ласомбра? Никто из троих не подходит полностью. Как по мне, они неплохо вяжутся с камарильскими кланами, но в истории фигурирует несколько больше персонажей, чем эта милая семерка. Как бы там ни было, какой-то Каинит Обратил нашего основателя, нашедшего себе убежище в тенях. По поводу природы сира среди ученых идут ожесточенные споры. В основном мы (хотя и не всегда), сходимся в том, что Допотопный не мог сам превратиться в Каинита, но, откровенно говоря, о сире мы не знаем ровным счетом ничего.

Народы моря

У нашего клана есть древние традиции лидерства в самом изначальном и чистом смысле этого слова. Мы не пачкаем руки, занимаясь подсчетом мелких деталей; мы командуем и завоевываем. Во времена античности, вы можете увидеть это в пиратах. Демба, наверное, рассказала вам о Чатал-Хююке, но она часто уделяет слишком много внимания поселениям. Это связано с ее личной историей. Я бы хотел поговорить о людях дороги. Еще в самой ранней истории мы можем найти упоминания о великих налетчиках.

Во втором тысячелетии до нашей эры так называемые «народы моря» («народы моря» — группа средиземноморских народов, двинувшаяся в XIII веке до н. э. к границам Египта и государства хеттов, предположительно из региона Эгейского моря. Троянскую войну также считают эпизодом переселений народов моря, - прим. переводчика) разоряли обжитые земли по всему Средиземноморью. Гиксы даже правили Египтом две династии подряд. Вскоре народы моря контролировали всю торговлю в Средиземноморье. Никто не мог проплыть, не заплатив им дань под страхом быть уничтоженым. Более того, на переломе тысячелетия, морские народы сыграли решающую роль в уничтожении цивилизаций Бронзового века в и вокруг Греции, начиная эру, которую более «сухопутные» историки называют «Темными веками». Веками тьмы. Еще что-то говорить надо?

Что, простите? Да, сэр, вы правы. Лорд Эмори, я хочу похвалить вашего ученика Друита за внимательность к деталям. Правда, одно дело – говорить об исторических событиях и совсем другое – как это относится к нам. Позвольте мне привести несколько конкретных примеров. Это из египетского рассказа о казни банды налетчиков морских народов, схваченных в дельте Нила. «Как только вспыхнул огонь, все пленники воззвали к разным богам. Некоторые обращались к богам нашей земли, даже правильно вознося молитвы Анубису. Большинство взывали к силе тьмы, которую они называли Лаца Омри Бара (Laza Omri Baras), что, как сказали священники, означало «Бог реки Тьмы», но он не внял их молитвам и они умерли». В другой записи, сделанной капитаном корабля, который единственный из всей команды вышел живым из резни по пути из Фив в Афины, этого бога называли «Ла-Сом-Бу» (Lau-Som-Bheu), что, вполне возможно, на древнем индоевропейском языке означало «взаимная выгода от знаний» или «взаимная выгода от власти».

Я могу приводить еще много примеров, но, кажется, этих достаточно. Имя нашего Допотопного слетало с губ налетчиков, взывавших к силам могущества и власти. Это не может быть доказательством в чисто научном смысле этого слова, но, если уж на то пошло, здесь тоже не университет. Вам не поставят двойку за неудачную попытку разобраться в утерянных когда-то деталях и за тягу к знаниям, которые могли бы спасти вас, удосужьтесь вы узнать больше о своем наследии.

Первое разделение

В 1627 году до нашей эры произошло извержение вулкана Тера. Глупые ученые пытаются всеми возможными способами связать это с Исходом в Атлантиду, тогда как это было не большим, чем это было – сильным извержением, развеявшим пепел и пыль по всему миру. Море восстановилось довольно быстро, но многие прибрежные убежища пострадали. Из-за извержения, примерно треть нашего клана решила отправиться на поиски лучшего питания и возможностей.

В это время наш Допотопный отправился в одно из своих великих путешествий, вернувшись столетия спустя со своим дитем Монтано, чье имя у нас ассоциируется с глупостью чести. Но об этом потом. Он путешествовал не в одиночку, и мы можем установить тесную связь между разделением клана после извержения Теры и появлением Старцев Ласомбра в Африке и Средней Азии. Ласомбра в Новом Свете до 1492 года – отдельная тема, о которой мы поговорим позже. Достаточно будет сказать, что именно в это время Ласомбра Четвертого и Пятого Поколений расселились по всему миру, хотя и не очень густо.

Есть вопросы? Ах, да. Да, конечно же, мир с затянутым черной пеленой небом, благоприятен для нас. Но мир, в котором наши пищевые запасы скудны и хорошо защищены – нет. Потери смертных во время извержения – вот что стало причиной раскола.

Паразиты и мор

Я не буду вдаваться в подробности об отношениях нашего клана с пиратами на протяжении нескольких столетий, прошедших под эгидой про-греческой власти после темных лет. Начнем с того, что тот, кто для одного – пират, для другого – герой. Грань между пиратом и солдатом – это грань между мной и вами. Децентрализованные правительства тех времен ловили возможность и… тут надо определиться с терминологией.

Каиниты, больные совестью, этим самым жалким остатком их смертной жизни, иногда называют наш род паразитами. Естественно, это не так. Мы – хищники. Мы так же, в некотором роде, болезнь человечества. Возьми проклятие чумы. Она начинается, проносится по территории, убивает всех самых подверженных и затем затухает. Точно так же поступают налетчики и воины человечества. Они нападают, забирают самую ценную добычу, а затем ждут, пока эта добыча снова накопится. Мы поступаем так же, когда действуем гораздо более решительнее, чем привычные «прятки» Камарильи. Пиратство – часть наследия нашего клана. Это так же очень благоразумный способ существования Каинитов. 

Эпидемиологи скота рассматривают человечество и прочие виды как средство болезни для самораспространения. То же самое относится и к ним. Человечество – средство Каинитов, чтобы плодить новых Каинитов, или просто источник пищи.

Заметь, что подобный взгляд сразу же развеивает распространенное заблуждение в том, что история человечества сильно зависит от наших желаний. Это не так и так быть не должно. Скот делает свой выбор. Мы тоже. Мы принимаем события, которые способствуют нашему хорошему питанию и размножению. Но мы ничего не делаем с тем, что усложняет нам жизнь, потому что в этот момент заняты нахождением козла отпущения. Мы не способствовали многим изобретениям, потому что это нам не нужно, так же как эволюция не стремилась к новым видам, выведенным искусственно. Мириады решений, принимаемых человеческим родом каждый год – это социальный эквивалент мутаций, а мы – сила сверхестественного отбора.

Подобно болезни, которая устанавливает некую связь с пораженным организмом, мы стремимся к состоянию, при котором скот процветает (настолько, насколько нам потребно), а вместе с ним процветаем и мы. Для этого нам не нужно править ими. Как их истинные владыки, мы можем взять - и берем - все, что считаем нужным, не утруждая себя тем, чтобы быть первыми среди равных. Человеческие существа не участвуют в социальной жизни своих стад, и нам это также не пристало.

Второе разделение

Как говорят у нас, все хорошее когда-нибудь заканчивается. Так же произошло и с золотым веком пиратства Средиземноморья. Империя Александра сильно стеснила нашу деятельность в восточном Средиземноморье – пол десятилетия никто не мог провести ни одного достаточно прибыльного похода на этой большой морской территории, и это достаточно печальное положение вещей сохранялось на протяжении последующих десятилетий. Не смотря на все споры между собой, военные ставленники Александра много раз успешно давали отпор нашему народу и братьям по духу.

Решающий удар по нам нанес римский генерал Помпей, за 68 лет до всеобще принятого года рождения Христа. Это человек должен был быть одним из нас, как и его великий воинский талант. Всего за несколько месяцев он получил от римского Сената огромную власть и богатство и, по сути, вырубил под корень все организованное пиратство в Средиземном море. Больше никогда море не принадлежало нам. Теперь римское название "Mare Nostrum" или «Наше море» было чем-то большим, чем неподкрепленное хвастовство. Убежища многих из нашего клана пали перед одновременным натиском с моря и суши, включая бастион на Мальте, который до тех пор чаще всего служил пристанищем Патриарху. С тех пор черная цитадель на Сицилии часто служила пристанищем для нашего отца.

Со смертью пиратства наш клан снова разделился. К концу первого христианского столетия, Ласомбра распространились по всему Старому Миру, хотя многие из тех, что ушли на Восток впоследствии пали от рук Катаянов и прочих опасностей. Так же поход Помпея значительно укрепил сухопутную часть нашего клана.

В основном я говорил о нашем клане на воде. Это правда, что некоторые семьи лучше чувствовали себя на земле, вплетая себя в ткань человеческого общества и нося получившуюся одежду как для маскировки, так и для приманки. Сам Патриарх проводил эксперименты с обществом смертных, хотя в основном это была лишь часть его непрерывного поиска подходящих детей. Как члены Шабаша, вы знаете, что отождествление себя с человечеством порочит нас, закрывая глаза на истинные возможности. Вы унаследовали древнюю и славную традицию власти извне. Тем не менее, надо сказать пару слов о противоположенной традиции власти изнутри.

По мере того, как вы будете встречать Каинитов, принадлежащих к другим кланам, то заметите прямую связь: чем старательней, в не зависимости от причины, клан пытается сохранить глупую иллюзию человечности, тем громче его члены хвастаются своими достижениями в «контроле» и «манипулировании» человеческим обществом. В частности, этим славятся Вентру и Бруха, у которых молодняк, получивший Становление лишь несколько ночей назад, ведет себя так, словно собрался заново переиграть Пунические войны. Вы можете спокойно смеяться над этим – по сути, не можете, а обязаны. Я хочу показать вам запутанность нескольких реальных ситуаций, которые, как по мне, гораздо интереснее мифологии Каинитов.

Убежища Ласомбра и рост Империи

У нашего клана есть очень древняя традиция, которая, к сожалению, в основном не доступна для вас, новеньких. С тех пор, как империи человечества начали разрастаться, некоторые из нас следовали сразу за линией фронта, устраивая убежища в завоеванных землях, давая возможность силам империи избегать всех других проблем, пока они беспокоятся об удовлетворении наших потребностей. Ласомбра шли с хеттами, шумерами и парфянами, поэтому не было неожиданностью и то, что мы шли с римлянами. Старейшины говорят о тех столетиях, как об очень благоприятных для клана, потому что те, кто думал иначе, рассеивались и могли заниматься своими экспериментами без того, чтобы отделяться от основной части клана. Не прошло и трехсот лет с тех пор, как мы наладили устойчивый обмен ресурсами и информацией.

Увы, мне не ведомо, как вы и ваши сверстники можете познать подобное, разве что станет возможным дешевое путешествие к звездам или же рухнут все существующие институты. Некоторые ваши соклановцы пытались развязать ядерную войну или глобальную эпидемию именно с этой целью, но ни одна из их попыток не увенчалась успехом. Дворы Крови разрешили уничтожать всех, кто имеет к этому отношение. Вы не можете обустраивать свои убежища ценой всех остальных.

Рим

Как я и говорил, кампания Помпея сфокусировала на себе внимание всего клана. Теперь это было просто невозможно – продолжать пиратство, как приоритетный вид выражения хищничества.

Вероятно, в представлении многих из вас, Римская Империя – нечто сплоченное, стабильное. Все было не так. Начнем с того, что в 68 году до нашей эры это еще не была империя. Это была ужасно коррумпированная и сложная, так сказать, республика, которой правили аристократы, обожавшие вставлять палки в колеса тем, кто обладал силой. За столетие до похода Помпея, республика контролировала территорию от восточной Испании до самой западной точки Греции. Карфаген до сих пор стоял, хотя большая часть его империи уже пала. К моменту начала похода Помпея республика расширила свои границы на юг, захватив бывшие карфагенские земли (и мертвые руины самого Карфагена), всю Грецию, Египет и почти всю Малую Азию.

Как это ни парадоксально, но Каиниты к этому почти не причастны. Конечно, наши предки не сидели, сложа руки, и налаживали сеть контактов, пестовали смертных протеже и так далее. Мы читали о некоторых полководцах, пораженных безумным страхом перед тенями или таинственными убийцами в ночи, и вы можете улыбнуться в ответ. Как бы там ни было, империя держалась не на этом. Все влияние вампиров сводится к легким корректирующим побуждениям и помехам на пути человеческой истории. Полное отсутствие вмешательства вампиров должно дать вам понять, что это не то, для чего нас создала природа (или иные силы).

Успех Помпея привел к падению республики. Слишком много всего накопилось. Достаточно сказать, что завистливый Сенат хотел ограничить его власть и отказывал ему во всем, что он просил от имени своих войск, а когда через двадцать-тридцать лет пыль улеглась, вдруг оказалось, что республике пришел конец. Юлий Цезарь открыто правил как император, и к моменту его смерти империя максимально расширила свои границы.

Как минимум два известных варианта Пути Ночи датируются началом христианской эры. Само по себе христианство быстро распространялось потому что римские граждане путешествовали с беспрецедентной легкостью и безопасностью, и вы знаете, как многие из нас интересовались христианской верой. Дворы Крови покинули свою вавилонскую колыбель, чтобы отразить новые представления среди смертных и Каинитов об эффективности и правосудии, результаты чего широко применимы даже сегодня.


Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра
« Ответ #5 : 18 Декабря 2011, 15:48:35 »

Урок третий: Великий Мятеж

Фестиваль мертвых закончен. Как всегда, полиция и мэр лихорадочно пытаются объяснить новые трупы. Как всегда, они пытаются все замять, но веселый Шабаш постарался сделать так, чтобы местные СМИ были в курсе, а трупы попали на обложки. В последнюю ночь Фестиваля Эндрю добился-таки того, что его голову покрыла шапка епископа, венчая его триумф над конкурентами. Больше не предводитель (ductus), а, представьте себе, Епископ Эмори. Его счастью в этот момент не было бы предела, если б не старейшина, стоящий за спиной и осматривающий город с руин дома, который они подожгли во время вчерашнего танца огня.

Брат Осо выглядел точно как медведь с таким же именем. Он был на полфута выше Эндрю, с огненно-рыжими волосами и бородой. Густые курчавые волосы покрывали его руки и кисти, гуще, чем у кого-либо на памяти Эндрю, кто не перекидывался в форму зверя. Брат Осо – грузный, но не похоже, что в нем есть хоть капля жира. Эндрю прекрасно помнил, как Осо жонглировал тремя горящими кровельными балками, стоя на одной ноге, а второй «набивая» несчастным пожарником, которому не повезло первым прибыть на место.

Осо отвел взгляд от панорамы, чтобы взглянуть на Эндрю:

- У тебя достойная стая, Эндрю. Если так и будет продолжаться, мне кажется, они последуют за тобой путем славы.

- Спасибо, сэр. Надеюсь. – Эндрю не знал, как ярко Осо хочет, чтобы к нему проявляли уважение, поэтому он говорил в нейтральном тоне, который можно было по-разному интерпретировать.

- Я бы хотел поговорить с ними перед уходом. Ты не возражаешь?

- Я сочту это за честь. Я горжусь стаей, которая понимает мир, в котором живет, и в не зависимости от того, чем Вы им скажете, это, несомненно, послужит им верой и правдой.

Осо кивнул, затем спрыгнул через спину, ловко приземлившись рядом с собравшейся стаей.


Убийство отца

Никому из вас не ведомо, какого это – существовать в присутствии бога, или кого-то настолько могущественного, что вполне может быть богом. Вы смотрите на своих лидеров на Фестивале и они кажутся вам ужасающими, но никто из них не старше четырех сотен лет. Я был самым старшим из присутствующих на церемонии, но и мне нет и тысячи лет. Но я испытывал на себе взгляд нашего основателя и знаю, почему это отцеубийство было необходимо.

Вы – честолюбивые существа. Это часть вашей природы и если бы вы не подкрепили это своими делами, вы бы не дошли так далеко. Вам тесно под мертвой рукой тех, что над вами и смотрите на архиепископа или кардинала, думая, сколько же столетий они еще продержаться на своих постах. Не удивляйтесь. Помните, что это сложно – скрыть от старейшин свои тайны; планируйте соответственно. Но теперь представьте, что ваши лидеры существуют не просто десятилетия, а тысячелетия, и что вы в любой момент можете осознать, что вами командует существо, которое старше всей записанной истории. Представьте, что все ваши надежды и страхи – как на ладони, а ваши планами случайно вписываются в схему, которая старше, чем язык, на котором вы говорите.

Великий бунтарь

Наш клан в его нынешнем составе начинается с Грациана Веронского (Gratiano de Veronese), потомка средневекового итальянского рода. Он вырос в начале XII столетия в теплице пиренейской политики. Германская империя правила верхней частью региона, тогда как Нормандское королевство Сицилии контролировало большинство остальной территории. Религиозная и гражданская политика зачастую были одним и тем же и всегда сталкивались друг с другом.

Грациан был одним из многих амбициозных дворян. Впервые он показал себя как талантливых проповедник, используя статус епископа, который семья купила ему, когда тому шел третий десяток, чтобы во благо семьи подняться в глазах народа. Под личиной праведного гнева на грехи знати, он мастерски настраивал толпу против нежелательных соперников, в основном присваивая всю славу, которую они теряли, убегая со всех ног. Как только де’Вероны оказалась в безопасности, он начал действовать шире. В частности, он надеялся собрать действенную коалицию, которая бы могла заставить имперское правительство дать Италии больше автономии.

Из этого ничего не вышло. Города-государства не хотели терять своих привилегий, и вся знать в империи стала добиваться своих отдельных прав, вместо того, чтобы за кулисами объединяться против врага. Попытки Грациана зародить дух сопротивления немного повлияли на лишение большинства городов-государств независимости в середине столетия. Они стали настолько надоедливыми, что империя и нормандские сицилийцы поставили на место всех, до кого дошли руки. Но это было позже. На тот момент, а это примерно 1130 год, важно было то, что Грациан понял, что ему не суждено быть вторым Карлом Великим или Помпеем. Он планировал сойти с государственной арены, чтобы вернуться к семейным заботам сразу же после последнего визита к императору.

Во время этого визита решилось многое. Де’Вероны были озадачены во время его отсутствия, скрывая внутренние сомнения о реальном богатстве и связях Грациано. Они даже не подумали ассоциировать эти новые страхи с танцующими больше обычного тенями в своем поместье, и, конечно же, обладая лишь смертной силой воли, у них не было шансов. Все, что они знали с растущей уверенностью, это то, что Грациан опозорил честь семьи своим высокомерием и заслуженным наказанием. Агенты семьи тихо расстраивали планы Грациано, так же, как и шелест по ночам в имперских коридорах.

Вы уловили тайную подоплеку истории. Да, Патриарх Ласомбра заинтересовался Грациано, чувствуя, что пришло время ему создать новое дитя. Грациано ответил на вызов с новым рвением. Для него это стало делом чести – встретиться с оппонентами лицом к лицу и опровергнуть их аргументы, унизив при всех. У него была хорошая поддержка среди инакомыслящих вокруг имперского трона, которые понимали, что Грациано во много прав, говоря о пользе непрямого вмешательства в правительство Италии для империи. К несчастью для становления дитем, его аргументы не могли пробить крепкие умственные барьеры власть имущих, которые имели власть отклонять или удовлетворять его запросы. Когда ему пришло смутно сформулированное предложение вернуться домой, Грациано понял, что впервые за свою взрослую жизнь получил поражение (по крайней мере, впервые не добился важной для него цели).

Ирония состоит в том, что Грациано на самом деле планировал предать семью. Баварская и богемская знать, у которых были интересы в Италии, убедили его отречься от прежних соратникв в движении за автономию Италии в обмен на земли и перспективы в Германии. Грациано особо не скрывал свой растущий интерес к предложению Германии. Зато он хорошо скрывал, насколько сильно он поменял взгляды.

Неудавшийся дипломат был арестован по прибытию домой. Его родители обвинили его в предательстве, в попытке подорвать позиции семьи через многочисленные преступления против империи, которые хотел использовать в личных целях. Довольно убедительные доказательства подлили маска в огонь. Вы знаете, как хорошо некоторые из вас могут одурачить смертных; только подумайте, на что вы будете способны после нескольких тысяч лет практики. В конечном итоге Грациано попал в тюрьму, ожидая неминуемой казни.

В ту ночь Патриарх явился к нему в камеру для разговора. Не в его стиле было кого-то обращать насильно. Он считал, что дите должно само попросить перемен. К его удивлению, Грациано не был склонен принять предложение. Он был уверен, что сможет выбраться и полагался на две безупречно продуманные схемы, каждая из которых должна была сработать. На самом деле Патриарх ему очень понравился, и он захотел узнать больше о Каинитах, но он видел выбор и не хотел расставаться с жизнью так скоро.

Удивленный и немного разочарованный Патриарх больше не делал предложений. На следующую ночь он опять вернулся в камеру. На этот раз Грациано не дергался от удивления, потому что палачи сломали ему обе ноги. Его глаза не расширились от удивления, потому что были настолько заплывшие от многочисленных побоев, что не могли открыться. Патриарху не нужно было делать многого, чтобы вдохновить допрашивающих де’Веронов оторваться на молодом человеке по-полной – он просто показал им и старейшинам семьи доказательства дел Грациано с Германией. Теперь Допотопный говорил с Грациано о преимуществах Становления, и на этот раз Грациано слушал куда внимательнее. Он понимал, что всего лишь смертный разум ему не поможет. Поняв это, он принял Становление.

Детали побега Грациано довольно обыденны, включая тело, которому с помощью кровавой магии было придано сходство с Грациано и которое осталось в камере вместо него. Что важно, Грациано последовал за Патриархом в его сицилийскую крепость. По мере того, как он понимал, как далеко черная рука клана (и кланов) запустила свои пальцы в дела, которыми он мечтал управлять, будучи смертным, его охватило страстное желание низвергнуть Патриарха так же, как он надеялся низвергнуть императора. Для начала он решил стать образцовым дитем Патриарха.

Некоторые из вас могут предвидеть будущее, и вы видели достаточно доказательств того, что существуют гораздо более сильные пророки. Было бы глупо считать, что Патриарх не подозревал о своем приближающемся уничтожении. Существует несколько теорий, почему он не препятствовал Грациано.

- Поддержка извне. Имеется в виду, что Грациано действовал не в одиночку. То ли другой Патриарх, то ли еще какая сила помогали ему.
Ходят слухи об инферналистах или злых духах из земель старых Цимисхов. Не обращайте на них внимания. Это смешно. Однажды ночью вы, возможно, лично увидите Грациано, и что бы кто ни говорил, от него даже не пахнет инфернальностью или чем-то таким. Что же до остальных манипуляторов, то теория, которая объясняет все и сразу, никуда не годится.

- Самоубийство. Имеется в виду, что Партиарх сам выбрал смерть. Возможно, ему стало скучно, возможно ему казалось, что так он сможет искупить какой-то великий грех, а может наоборот – что никогда не сможет. Да почему вообще совершают самоубийства?

- Что-то пошло не так. То есть, Патриарх хотел использовать дитё-отцеубийцу в своих целях, а причина успешного бунта Грациано крылась в том, что ему очень дико повезло, или в том, что сильно не повезло его сиру, или и то и другое. Так же, как и теория «поддержки извне», это не поддается анализу, поэтому по факту является не больше, чем религиозной доктриной.

В любом случае, суть в том, что Патриарх поддался на лесть Грациано и проигнорировал старейшин, которые нашептывали ему, что тот захочет сделать в черной крепости то же самое, что хотел сделать в Германии. Меня самого Обратили через несколько десятилетий после Грациано, и я четко помню царившую атмосферу – Грациано продолжал попытки взять под контроль итальянскую власть, теперь кроме своих природных способностей используя новые силы. Из этого ничего толком не вышло, но он приобрел много опыта, и теперь его сильно раздражала вампирская иерархия, которая связывала ему руки гораздо сильнее, чем когда-либо удавалось кому-то из смертных.  Мы, молодые, часто разговаривали рано утром, прямо перед сном, о жажде новых возможностей. Грациано отличился тем, что посмел что-то с этим сделать.




Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра
« Ответ #6 : 18 Декабря 2011, 15:52:06 »

Эра бунта

Я даже не могу вам передать, насколько ужасными временами для нас как Каинитов были XIV и XV столетия. Великая чума почти лишила нас еды, а выжившие были настолько редки, что незаметно существовать среди них стало почти невозможно. Тем не менее, Каиниты продолжали создавать детей, перенаселяя города свыше всякой нормы. В то время как сами Патриархи проводили все больше и больше времени в оцепенении (torpor), слишком много Старцев (Methuselahs) продолжали угнетать нас своим авторитетом. Пока они и их ужасные сиры продолжали править, мы не имели возможности достигнуть того, чего, как мы чувствовали, мы могли достигнуть. Давление достигло апогея, когда столкнулись поколения и кланы вынуждены были начать соревноваться за ценные запасы пищи, что обострило их антипатию.

Что было еще хуже, мы столкнулись с неожиданно масштабным и организованным отпором смертных. Глупые представители нашего вида привлекли к нам внимание духовной и гражданской власти. Инквизиция превратилась из нескольких редких проповедников в эффективную секретную полицию, способную выследить нас и наших пешек. В придачу к Инквизиции, которая стремительно набирала влияние, успешные оттоманские завоевания – которые дошли аж до Вены, прежде чем отступить! – заставили восточноевропейских Каинитов бежать на запад. Их переселение и скопление в чужих городах лишь облегчили охотникам задачу найти нас.

Как бы там ни было, огромное количество Каинитов, существовавших в 1350 году, исчезло к 1500-му, как от рук смертных так и от рук Каинитов. Вы даже не можете себе этого представить. Вы все слишком молоды, чтобы помнить грипп 1919-го года, не говоря уже о геноциде. Это было время, когда все поняли, что дальше так продолжаться не может. Это было время Грациано.


Пока мы, измотанные, пытались остаться на плаву, Грациано строил планы. Он наладил контакт со многими так называемыми «анархами», прислушиваясь к их жалобам и уча их двум вещам. Во-первых, он научил их, как правильно находить и использовать представляющиеся возможности, в каком бы положении они сейчас не находились. Больше столетия у него была что-то наподобие сократовой академии для анархов, где «изучались» политика смертных и вампиров, использование религиозной системы, торговля и так далее. Во-вторых, он показал им, что какими бы полезными ни были эти уроки,
в конце концов все сводится к капризу старейшего. Между занятиями в своей академии, он путешествовал по всей Европе, создавая новые союзы за рамками клана. Его сделки с Ассамитами Святой земли и Балкан имели для нас огромное значение.

Около 1400 года Грациано понял, что в состоянии уничтожить нашего Патриарха. На протяжении двух полных поколений людей он вынашивал свои планы. Примерно в середине столетия лед тронулся. Орден Победы и прочие объединения силовиков клана познакомили анархов с воспоминаниями старейшин Ласомбра, сговорившись сообща совершить дьяблери. Некоторые такие воспоминания сразу же были признаны ложными, другим удалось пройти тщательную проверку. Суды Крови созывались все чаще, а ряды старейшин клана постепенно таяли. Создавалось впечатление, что сам Патриарх не замечает, что происходит вокруг него, или не придает этому особого значения, так как он ни разу не ответил потомкам, когда те спрашивали, что же им делать.

Со временем воспоминания, которые Ассамиты вложили в некоторых анархов, позволили уличить тех старейшин, которых Грациано считал угрозой. Больше всего он хотел устранить Монтано, но он также беспокоился о более мелких фигурах. Его очень беспокоило то, что те, кого он больше всего хотел устранить, оказались самыми устойчивыми к подделке разума. Грациано лично помогал Ассамитам в смешении разумов, и как он сам сказал, никогда до того и никогда после он не доминировал смертных с такой тщательностью. Необходимость его плана и ситуация в целом вдохновили его достичь небывалых вершин в этом деле, и этого не повторится до тех пор, пока какой-нибудь кризис в будущем не вынудит его к этому снова.

В то время, как клан пребывал в хаосе, убийство произошло летним вечером 1483 года. Ну, может быть, и нет. Разные источники указывают на разные даты; но вот что я помню. Разноклановые силы анархов осадили сицилийский бастион. Патриарх не проснулся и не восстал, и всеобщее смятение охватило Ласомбра-защитников. Очень быстро все жители замка кроме Патриарха стали перед выбором - сдаваться или погибнуть. Монтано избежал пленения той ночью, сбегая постоянно с помощью никому неизвестного (кроме, наверное, Патриарха) искусства Власти над Тенью. В конце концов, Монтано сбежал. Все остальные сдались силам Грациано либо стали пищей для захватчиков.

Грациано и несколько старейшин спустились в глубины крепости, чтобы встретиться с Патриархом. Духов пустоты, которые обычно были на нижних уровнях крепости, нигде не было, поэтому спуск был быстрым и простым. Полдюжины захватчиков припали к спящему и за несколько минут осушили его. Он не проснулся и не пошевелился. Когда же его осушили, он просто рассыпался пеплом, оставив после себя черную как смоль горку. Так в решающий момент не было никакой драмы, а лишь хорошо реализованный план.

Клан без главы

   Грациано созвал Друзей Ночи, Amici Noctis, как их тогда называли, и представил им содеянное. Они могли его осуждать. На самом деле, он провоцировал их на это, показывая, что если они не остановят его сейчас, он переделает клан во что-то совершенно новое. Друзья выслушали и отошли в сторону. Некоторые из Друзей решили присоединиться к мятежу Грациано. Другие хранили молчание, решив не вмешиваться в происходящее.

   Великий бунтарь заявил, что в отличие от Августа Джованни (Augustus Giovanni), не будет присваивать себе статус основателя клана. Он был, как он сам сказал, очень доволен тем, что являлся членом клана Ласомбра, но теперь чудовища, определявшего клан, больше не существует. Теперь каждый член клана может решить для себя, чем является род и действовать соответственно. С этих пор никто не будет править кланом – Грациано не двусмысленно запретил эту должность и «посоветовал» Друзьям Ночи не помазывать приемника. Монтано решительно выступил против этого шага, но безуспешно. Он и горстка его соратников стали скитающимся кланом-в-изгнании, и были окрещены кем-то из остряков Друзей как «анти-племя» («anti-tribe»).

Дьявол в мелочах

Рассказ Осо отличается в некоторых деталях от других, найденных в других книгах Вампиров. С точки зрения Последних Ночей невозможно рассмотреть настоящую правду. Все выжившие свидетели и соучастники заявляют об истинности именно их воспоминаний. Простейшие проверки показывают, что они говорят правду о воспоминаниях, и что все исследуемые уверены, что не подвергались контролю разума, гипнозу или другим манипуляциям с разумом. Почти все Ласомбра знают по себе, что такое Доминирование, и ни в одном из противоречащих источников не замечено его следов. Тем не менее, рассказы не совпадают. Каиниты, интересующиеся историей Шабаша, относятся к несовпадениям с избирательной невежественностью и осторожным умалчиванием.

Вынашивание Шабаша

Ровно через десять лет после того, как Грациано нанес решающий удар по клану, каким он был, Мятеж Анархов формально окончился патетическим провозглашением соглашения, известного под названием «Договор Шипов» (Convention of Thorns). Проще говоря, большинство анархов снова смиренно склонились перед своими старейшинами в обмен на символическую договоренность о верности между ними и их будущими хозяевами. Только несколько самых отважных с каждого клана выбрали продолжать борьбу. Наш термин, «анти-племя», стал символом чести. В итоге, форма «антитрибу» («antitribu») получила самое большое распространение.

Вы должны помнить, что до этого любая организация за пределами одного клана была большой редкостью. Камарилья была, по сути своей инновацией, чем-то к чему медленно шел наш род. Старейшины склонялись к ней не столько из-за энтузиазма, сколько из-за пугающего ощущения ее необходимости. Зажатые между давлением смертных и угрозой со стороны неонатов, они добровольно отказались от значительной части независимости, что должно было определить их статус. Кланы, оставшиеся в стороне от Камарильи, поступили так в основном из-за того, что их старейшины были достаточно мудры, чтобы видеть, что категоричность новой организации разрушит прежние устои с таким же успехом, как и капитуляция перед анархами.  

На протяжении последующей половины столетия наш клан просто шел своей дорогой. Так же, как и Цимисхи, которые повторили за нами уничтожение своего Патриарха из тех же побуждений, Ассамиты (которые трусливо поддались нависающему давлению Камарильи), Джованни, Равнос и Сэттиты, оставшиеся на свободе. Наши старейшины в основном продолжали действовать, как действовали, в то время как Суды Крови продолжали исполнять свои функции. Наши неонаты продолжали экспериментировать с отношением к человечеству.

Я отчетливо помню, как впервые услышал термин «Шабаш», примененный к стае Каинитов, охотящихся на смертных. Это произошло в Страстной четверг 1502 года сразу после Бдения. Я помню это, потому что был на мессе с несколькими неапольскими соклановцами. В тех краях у нас было дело, которые некоторые Друзья называли Ересью Каинитов (я не буду останавливаться на этом детальнее. Если интересно – спроси у своего лидера стаи или архиепископа). После Бдений наша небольшая группка стояла во внутреннем дворе, любуясь звездами и как всегда задаваясь вопросом, какую же роль мы играем в Божьем замысле. Тогда я был так горяч и так глуп.

Один из самых молодых неонатов держал речь о том, что вся Италия погрязла в идолопоклонничестве (так же, как и сейчас), упомянув о том, что, то тут, то там в сельской местности собираются сборища ведьм, устраивая «шабаши», похищая как взрослых, так и детей для каких-то тайных ритуалов. Как он сказал, он и его товарищи одевались в различные наряды, традиционно приписываемые ведьмам, и вели себя так, как от них ожидалось – вбегали с нечеловеческой скоростью в село, крича о том, что они пришли, чтобы собрать души своему хозяину Сатане, вламывались в случайные двери и похищали столько людей, сколько нужно было для их пропитания. Мы все нашли этот рассказ довольно забавным, похвалив за находчивость.

Я вспомнил об этом смышленом парне через шесть или семь лет, когда до нас дошла информация о стаях Каинитов, занимавшихся тем же самым в пойме Дуная и вдоль Балтийского побережья. Для многих смертных, появление этих Шабашитских Каинитов было предвестником оттоманской осады Вены.

Свобода в крови

   Вскоре после наплыва и отступления Оттаманской волны, мы на Сицилии прослышали об этой штуке, Братании (Vaulderie). Для вас это сейчас как само собой разумеющееся. Вы даже не можете себе представить, что за поразительная это была вещь! Епископ Эмори ведь никогда не говорил ни с одним из вас об узах крови, правда? Нет, я думаю, не говорил. Суть в том, что ваши сиры или другие старейшины могут привязать вас к себе, если вы выпьете их крови, и вы будете вынуждены подчиняться им и любить их. Это периодически использовалось для усмирения непослушного потомства.

   И вот однажды благодаря какому-то неизвестному магу крови, мы смогли освободиться от этой угрозы. Мы смогли создавать связи с ровесниками-единомышленниками, с Каинитами, связываться с которыми решали мы сами, оставляя старейшин не при делах. Я сам был одним из первых, кто пил из чаши Братания в великом ритуале, который мы совершали над прахом нашего Патриарха, а вскоре после этого лично помог устранить своего сира. Ох, как это было сладко! Как только тебе начнут натирать цепи Братания, помни о том, что может случиться, и о том, что древний ужас постоянно только и ждет, чтобы подкрасться сзади, если мы откажемся от этого неусыпного стража.

   Кто бы ни изобрел Братание, в середине XVI столетия оно распространилось со скоростью пожара. Очень скоро, когда Каиниты это осознали, оно стало защитной тактикой Каинитов, бунтующих против Камарильи и руководителей секты, наравне с тем, как стая Шабаша стала сформировавшейся ячейкой организации. Эти два фактора стали определяющей причиной сплочения инакомыслящих (тут интересная аналогия слова «dissenters» с одноименными протестантскими сектами (диссентеры), отделившимися от англиканской церкви в XVI-XIX веках, - прим. переводчика). Где-то в середине столетия мы стали определять себя как Шабаш. Суды Крови впервые воспользовались этим термином при рассмотрении дел в 1552, затем в 1558, и продолжали его использовать во всех последующих годах. Тем не менее, не забывайте, что мы, Ласомбра, чаще всего объединялись друг с другом; межклановые стаи до сих пор были редкостью, потому что мы были подозрительны. Мы всегда были настороже, даже будучи связанными Братанием.

   Тем не менее, мы принимали участие в попытках измотать и подорвать Камарилью. Вы можете найти хорошее описание меня в одной из книг Чарльза Форта (Чарльз Гой Форт (англ. Charles Hoy Fort, 1874 - 1932) - американский исследователь «непознанного», составитель справочников по сенсациям, публицист, предтеча современного уфологического движения, - прим. переводчика), где он описывает (с присущей ему большой долей скептицизма), атаку Каинитов на мальтийских пилигримов в 1585 году. Даже вот этот шрам вы можете найти в тексте. Он так сильно взволновал общественность, что приспешники Патриархов потратили годы, чтобы загладить ситуацию, и естественно, в конце концов, у них ничего не вышло. Возможно, подобных успехов получается добиться не часто, но мы в любом случае заставили их потратить, в свою очередь, гораздо больше ресурсов, чем им бы хотелось. Наша растущая слава сделала из нас заклятых врагов секты и привлекла небольшую, но верную кучку перебежчиков, которые хотели того, чего секта никогда бы не позволила - полностью реализовать себя.

Построение Путей

   В те столетия философия людей набирала новые обороты. Так же, как и наша. Но сначала я должен ввести вас в курс дела, потому что в те времена все было по-другому.

   Большинство Каинитов на протяжении истории в той или иной мере придерживались смертных стандартов человеческого общества, из которого они происходили. Они охотнее отождествляли себя со слабыми людьми, нежели с более достойными существами со стандартами, ничего общего не имевшими с человечеством. Рядом с этим презренным ажиотажем  вокруг способов жизни традиция поставила несколько «Дорог», более или менее оформленных этических систем, отражающих вампирское существование. Многие из них начинались с повышенного интереса к чему-либо одному – благородству, пониманию смертных, или чего-то еще – и развивались в целые… парадигмы, кажется, так это сейчас называется.

   Во время Позднего Средневековья слабаки недавно созданной Камарильи начали войну против Дорог. Да, столкнувшись с возрастающей угрозой со стороны человечества, и возможностью перейти в стан анархов или шабашитов, чтобы восстать против тиранов-старейшин, они начали зачистку Каинитов, на желавших вести себя как скот. Уверен, это удивляет вас так же, как и меня, когда я впервые это узнал. Да, Камарилья со всей своей коллективной мудростью пришла к выводу, что настоящая проблема – это Каиниты, не желавшие существовать по законам, не вяжущимся с прятками от человечества. Множество Дорог было утеряно, а другие были скрыты от посторонних глаз. В дальнейшем их последователи тщательно скрывали свои секреты.

   Все это привело к образованию интеллектуального вакуума среди Каинитов. Под эгидой Шабаша в XVI и XVII столетиях прокатилась волна интеллектуального волнения. Родилось почти дюжина новых этических систем, подвергшихся жесткому и показательному испытанию на практике руками и умами Каинитов, способных сильно терять в человечности, не отдаваясь при этом в лапы Зверя. Общеизвестные как Пути Просветления, эти системы - одно из самых непоколебимых достижений нашей Секты. Надеюсь, ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что Клан Ласомбра сыграл главную роль в этом достижении. Мы мудро уберегли от уничтожения нашу собственную характерную Дорогу Ночи, и таким образом могли начать разработку Путей не с чистого листа, в отличие от других кланов. Amies Noir так же оказали огромную поддержку философам и мудрецам, так же интересующимся развитием других направлений.

   В этой работе есть один интересный момент. Большинство главных изобретателей пожелало остаться неизвестными. У нас просто нет достоверных имен или некрографий (если я использовал правильное слово) Каинитов, которые, например, привели в порядок древние двойственные взгляды в Путь Катари (Path of the Cathari), или разработали элегантный компромисс, являющийся Путем Соглашения с Честью (Path of Honorable Accord). Ты можешь много узнать об их древних последователях, и можно предположить, что те, кто в старину говорили и писали об этих Путях, являлись так их же создателями, но это не может быть чем-то большим, нежели просто предположением. Возможно, в процессе создания этих систем есть что-то, что для многих идет в разрез с привычным эгоизмом Каинитов. Или возможно, как сказал один Ласомбра, факт того, что создатели пожелали остаться в тени, есть художественный прием, так же как метафора, и отражает глубокое вмешательство Бездны в работу над ними.

« Последнее редактирование: 18 Декабря 2011, 16:04:31 от Ice Daro »
Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра
« Ответ #7 : 18 Декабря 2011, 15:53:16 »

В Новый Мир

   Ни для кого не секрет, что вопреки нашим самым лучшим ожиданиям, мы не добились успеха в вытеснении Камарильи с Европы. Конечно, в этом нет ничего удивительного. Среди кланов за пределами Камарильи, только мы и Джованни широко представлены в Западной Европе. Всех прочих можно, в общем-то, не считать, поскольку они связаны с другими землями. У нас было стремление – святое стремление, как по мне, отголосок страсти самого Каина – но нам не хватало ресурсов.

   Естественно, мы начали искать альтернативы. Конечно же, Камарилья, так же как и мы, знала об открытиях по ту сторону Атлантики. Просто им не было до этого никакого дела, разве что кроме мимолетной заинтересованности городами ацтеков и инков. Мы не могли себе позволить роскошь мимолетной заинтересованности, нам было просто необходимо найти для себя новые земли. Итак, сначала поодиночке, а потом и массово, мы со своими собственными корсарами (и ничего не подозревающими смертными) вышли в море, чтобы основать на диких землях новые империи.

   Вижу вопрос на ваших лицах. Да, я сказал, «диких». Меня не волнует, каких высот добилось их общество до прихода европейцев. Люди, которые не строили великих городов, даже не достойны того, чтобы от них питаться, хотя среди них и попадались достойные Становления кандидаты. Европейское понятие того, что цивилизацию определяют города, по крайней мере, частично является данью нашему влиянию, и одной из главных истин нашего вида, не считая Гангрел и прочий сброд. Мы поддерживали отважных поселенцев по всему Новому Свету, чтобы построить приличествующие нам дома.

   То были ночи хаоса, по крайней мере, так говорили мне те, кто уплыл рано. Отрезанные от влияния власть имущих своих кланов, эмигранты постоянно грызлись между собой. Попытки собрать для Братания обитателей разных континентов, ни к чему не привели, поэтому по-настоящему надежными были только локальные узы. Вдобавок, эмигранты столкнулись с уровнем активности Люпинов, невиданным со времен Каменного Века. Не мы одни добрались до континента – камарильские прихвостни (и несколько шпионов, которых к ним причисляли) так же перебрались через океан, принеся с собой тесные ограничения, которые они называли «Традициями».

   Без сомнения, в горниле этой борьбы, мы закрепили за собой позиции лидеров. Свойственная Друзьям Ночи склонность к децентрализации означает, что члены нашего клана никогда не будут полностью изолированы, пока поблизости обретаются опытные соклановцы. За несколько десятилетий Суды Крови стали самой близкой к процедурной справедливости формацией в Новом Свете, и в некоторых случаях Друзья даже предлагали свои услуги Каинитам Камарильи, споры которых требовали решения. Хотя ты вряд ли услышишь, как кто-то из ныне активных участников тех событий говорит об этом.
Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра
« Ответ #8 : 19 Декабря 2011, 15:34:51 »

   Сходство между нашими обрядами и разнообразными традициями, существовавшими среди дикарей, заслуживает обсуждения, но не сейчас. Достаточно сказать, что точно так же, как мы совместили разрозненные европейские практики и сделали их частью нашего корпуса ритуалов, мы обработали и эти ранее не знакомые нам обычаи. К сожалению, пока мы размышляли над вопросами синкретизма, в конце 17-го века сюда прибыли основные силы Камарильи; к 1700 году их конклавы уже существовали в большинстве портовых городов, а также в некоторых небольших поселениях. Наша тактика коротких ударов лучше всего показала себя в пограничных землях, поэтому мы переместились туда, оставив позади слишком много лакомых кусочков.

   В Центральной и Южной Америке нам удалось добиться большего. Мексика, конечно же, была нашей почти со времен Кортеса (испанский конкистадор, завоевавший Мексику и уничтоживший государственность ацтеков, - прим. переводчика). Мы были там, когда город  Теночтитлан стал Мехико с буквально милями охотничьих угодий, прекрасно подходящих для наших сборов. Мы не поспевали за Писарро (испанский авантюрист, конкистадор, завоевавший империю инков и основавший город Лима, - прим. переводчика) и его отрядом, но причиной тому  была Амазонка и фанатично ненавидящие Каинитов существа, там живущие. На прокладку путей к новым крепостям Шабаша в горах и берегах юга ушло немало времени. Я не хочу, чтобы у вас создалось впечатление, будто бы мы ничего не сделали в англо- и франкоговорящих колониях, просто там было сложнее продвигаться вперед. Почему-то камарильские «Собратья» из северных народов лучше справлялись с внезапными нападениями, чем их южные товарищи. Мы вступили в жесткую схватку вдоль северного атлантического побережья вплоть до самого залива Святого Лаврентия.

   Ваши наставники, я уверен, упоминали о том, что как клан мы редко пытались направлять дела смертных, просто получая от них то, что нам нужно для достижения своих целей. Дела конкистадоров и ацтеков – занятное исключение. Два ученых-Ласомбра присоединились ко второй экспедиции в Мексику, где с большим интересом прислушивались к рассказам жрецов ацтеков о жертвоприношениях Уицилопочтли (бог солнца, бог войны и национальный бог ацтеков, покровитель города Теночтитлан, - прим. переводчика), богу солнца, чтобы быть уверенными, что солнце будет восходить каждый день. Это были времена порой доходящих до безумия амбиций среди нашего клана, и две испанские стаи решили, что они способны ввергнуть мир в пучину вечной тьмы, уничтожив ацтеков.

   Эта идея была не такой уж и смехотворной, как вам может показаться. Первые шабашитские путешественники по Новому Свету встречали бродящих в глуши древних тауматургов, практикующих пути, не известные в Старом Свете. Некоторые из них были по-настоящему стары, Старцы, возможно даже Патриархи, чьи имена затерялись в истории. По правде говоря, нельзя исключать того, что они могли владеть могущественной магией, влияющей на солнце или, по крайней мере, на путь света от Солнца до Земли.

   Мы не устраивали великого геноцида. По крайней мере, не европейцы, если говорить точно. Болезни сделали большую часть работы задолго до прибытия армий. Мы, как клан, оказывали финансовую поддержку завоевательным походам, и мы использовали наше влияние, чтобы поддержать мечту о завоевании в моменты, когда плохие вести могли ослабить решимость смертных продолжать начатое. Все это было направленно на то, чтобы помочь смертным осуществить то, что они сами решили сделать, мы просто повышали эффективность исполнения.

   Как вы знаете, солнце не исчезло после того, как жертвоприношения Уицилопочтли стали совершаться с перебоями, а потом и вовсе прекратились. А жаль.

Исчезновение мастеров крови

Несколько дыр в истории Ласомбра наводят на мысль об использовании сверхмощных ментальных Дисциплин. Одна из них – это действия тауматургов, вдохновивших Ласомбра на геноцид в Новом Свете. После 1550 года они больше не встречаются ни в каких записях. Никто не спрашивает о них. Возможно, они были уничтожены или исчезли по собственной воле. А может быть и нет. Они так же с легкостью могут там быть до сих пор в пустынях и горах, продолжая свое дело, что бы ни привело их через Атлантику тысячелетие назад.

Мир и побег

Столетие войны смертных так же было и столетием войны внутри Шабаша. Ни американская, ни французская революции не были столь братоубийственными и ужасными как борьба за малочисленные стада бушевавшая внутри секты. Во время напряженного десятилетия около 1800 года создавалось впечатление, что Шабаш, по крайней мере, американский, может вообще перестать существовать как понятие. Конечно, судя по тому, что вы здесь, мы выжили, и во многом благодаря договору, заключенному в 1803 году. Так называемый «Договор опоры» («Purchase Pact») положил конец старым обидам и гарантировал право уничтожать тех, кто действует вопреки интересам секты. Последнее дало больше власти церковной иерархии, формировавшейся в те времена (устоявшиеся титулы и звания появились позже – в XIX столетии). «Договор опоры» не решил всех проблем в секте, но никто на это и не надеялся. Он уменьшил тогдашнее напряжение и позволил быстрее решать конфликты в будущем. Несомненно, это было выдающееся событие.

Мир, каким он тогда был, медленно распространялся к югу от англо- и франкоговорящих земель. Он никогда до конца не закреплялся на северо-востоке Северной Америки, за которую боролись новоприбывшие народы. Симон Боливар (Симон Боливар - наиболее влиятельный и известный из руководителей войны за независимость испанских колоний в Америке, - прим. переводчика) и его войска полностью переменили расстановку сил. Камарилья держалась подальше от происходящей свалки, в то время как мы ей наслаждались. Даже сейчас ты не найдешь много слуг Патриархов в Колумбии, Уругвае и Венесуэле. В условиях меньшего внешнего давления наши собственные внутренние различия вырисовывались более четко, и что-то наподобие войны всегда существовало между тамошними архиепископами и кардиналами. Что напоминает мне…

Каиниты в митрах

   Некоторым из вас, я уверен, интересно, как это так – общество Каинитов, посвятивших себя свободному выражению своей внутренней сущности начало подражать человеческой организации, пропагандирующей подчинение церковным догматам. Причиной тому две разные, но постоянно взаимодействующие силы.

   Во-первых, это своего рода пародия, или, скорее, сатира. Мы используем черты смертной религии, в основном, но не только католицизма, потому что это нас забавляет. Каинитам становится скучно, а горстка скучающих Каинитов в одном месте притягивают неприятности. Как только появилась необходимость в структуризации наших обыденных дел, почему бы не наполнить ее огромным количеством деталей и созданием почвы для административных сложностей? Наша организация, как и наши ритуалы – это часть игры.

   Во-вторых, да, мы превозносим силу каждого отдельного Каинита. Но чтобы полностью понять, чем является эта сила, мы должны искать истину и не допускать ошибок. Мы водим за нос остальных. Мы не должны обманывать себя. Рассматриваете ли вы, как это сейчас модно, Каинитов с антропологической точки зрения или признаете, что в нашем существовании замешан Бог, дух, душа или что-то другое, от чего убегает современный мир, вы должны понимать, что вопросы, которые мы ставим – религиозные. Мы имеем дело с природой мира, греха, проклятия и искупления, отлучения и смерти. Это реальные вещи, а не продукт наших выдуманных надежд и страхов. Есть силы в ночи и за пределами звезд, и тот, кто приблизится к ним неподготовленным, сгинет.

   Церковная иерархия, по крайней мере, когда управляется так, как в Шабаше, возносит подготовленных на вершину. Структура напоминает нам о различиях между нами, и что есть те, кто лучше других подходит для тех или иных ролей. Вы подчиняетесь старшим, потому что они в чем-то лучше вас. Вы выживаете только потому, что они играют свои роли правильно. Вы еще не готовы встретиться в одиночку с врагами, с которыми мы сталкиваемся, не говоря уже о тех силах, что стоят за ними. Вы служите беспрекословно, чтобы развиваться в свободе. Полная свобода равнозначна полному уничтожению – вы делаете то, что должны, чтобы получить то, на что вы способны.

   Другие ветераны Шабаша могут упомянуть еще, по крайней мере, две причины. Ни одна из них меня не впечатляет, но вы скорее услышите о них, чем нет.

   Некоторые члены нашей секты верят, что та или иная человеческая религия истинна. Почивший Кардинал Монкада (Cardinal Mongada) был самым ярым сторонником этой идеи в отношении к католицизму. Члены специфического культа Бездны (Abyss) среди антитрибу точно так же относятся к зороастризму и другим дуалистическим религиям. От них вы услышите о том, что мы используем религиозные структуры смертных, потому что они истинны. Уважайте эту точку зрения настолько, насколько вы считаете, она этого заслуживает.

   И, наконец, некоторые из наших самых выдающихся старейшин настаивают на использовании структуры религий смертных по чисто психологическим причинам. Когда зародился Шабаш, католицизм был официальной религией тех мест, где мы были сильнее всего. Где-то превалировал протестантизм, но откровенно говоря, он не изобиловал таким количеством символов, поэтому нам не подходил. Даже в протестантских землях католицизм (или православие) был воплощением божественной власти. В землях индусов в наших соборах стояли алтари всем богам смерти, хаоса и террора. В Америках мы воздвигали тотемные столбы темным силам и собирались не только в храмах, но и в парильнях (ритуальные хижины у индейцев, наподобие русских бань, в которых проводились обряды очищения, - прим. переводчика). Куда бы мы ни шли, что бы не говорили о тайном, все это было инструментом для пробуждения в вас разума на пути к постижению истины, зашифрованной нами в символах.

   Уже поздно, остальное вам расскажет кто-нибудь другой.

УРОК ЧЕТВЕРТЫЙ

Остальной мир

   Прошло пятнадцать ночей с того момента, как старый товарняк отчалил из Бангкока. У Эндрю и его стаи было предостаточно времени. Они прибыли с делом – кардиналы стран Тихоокеанского бассейна «попросили» некоторых надежных епископов проверить слухи о ереси и возможном инфернализме среди стай Юго-восточной Азии. Эндрю решил поспособствовать в этом своей стаей, чтобы наладить контакты (и установить несколько уз Винкулума, которые смогут пригодиться в дальнейшем), и чтобы сменить обстановку. В дни своей жизни Эндрю переписывался с таинственной старухой, по имени Дан Мейлинг (Dun Meiling) которая обитала в Бангкоке и писала одни из самых язвительных и нигилистических революционных статей, которые Энди когда-либо доводилось читать. В конце концов, для него не стало большим сюрпризом то, что она уже не один десяток лет была Каинитом, Бруха антитрибу.

   Стая Дан славилась невиданной удалью достаточной для того, чтобы быть заподозренной в связях с демонами. Эндрю представил себя и свою стаю, и быстро получил позволение присоединиться к Дан и ее потомству в пиратских набегах. После этого наступили прекрасные времена. Товарняк, команда которого состояла полностью из адекватных смертных, маневрировал недалеко от намеченного корабля и просил помощи. Дан делилась смертной атрибутикой азиатских пиратов и быстроходными посудинами в замен на грубую силу. Она переправляла свою стаю на борт корабля-цели длинными прыжками или быстро переплывая. Они голыми руками прорывали всякую оборону, брали все, что приглядывалось и сматывались. Иногда они топили корабли, иногда оставляли их пустыми, озадачивая смертные власти.

В эту ночь обе стаи спокойно отдыхали на передней палубе заказной яхты. Остатки команды и туристов плавали позади них, волновой след отливал красным при свете июньской луны. Один из стаи Дан оказался Ласомбра и при этом китайским евреем. Это ошарашило американцев. Лин Бало (Lin Baloh) улыбнулся их смятению и кратко рассказал о еврейском поселении в Нанкине, о здании синагоги, построенном во времена династии Цин и прочих диковинках. Он был своего рода ученым и любой вопрос об истории Шабаша влек за собой длинную и официозную лекцию. Эндрю откинулся назад и внимательно слушал ритмичный рассказ Лин.


Клан в мире


Я заметил, что в то время, как многие рабочие американцы и европейцы ненавидят отмечать, что то-то не так с их землями, многие зажиточные и интеллигентные американцы и европейцы, похоже, боятся отметить, что что-либо хорошо. Культура, которая вас взрастила, идет впереди мира. То же самое и в отношении вампиров. Мы, дети Каина, насколько я знаю, все сбежали от своих основателей по дуге через Индию к Азии, так же, как и наши сиры оттуда. Поэтому европейцы среди вас могут гордиться близостью к сердцу Клана и секты, так же как и американцы среди вас могут гордиться близостью к величайшим событиям нашего времени. Уверяю, на вас не обидятся за указание на исторические факты, так же как они не должны вас смущать.

Азия

Я могу почти точно утверждать, что Ласомбра создавали потомство в Китае до 1300 года до нашей эры, и что Бруха и Малкавиан основали на Корейском полуострове колонии не позднее 1100 д. н.э. Сложно датировать более раннее появление других кланов. Конечно же, многие из тех чужеземцев не протянули долго, столкнувшись с сопротивлением здешних духов-Каинитов, которых некоторые из вас называют Катаянами. Необходимо было обладать недюжинной решительностью и интеллектом, чтобы процветать среди враждебных коренных, в чем, несомненно, Ласомбра преуспели. Нас тут никогда не было много, но на протяжении всего последнего тысячелетия несколько дюжин наших всегда имели тут убежища.

Китай

Так сложилось, что в Китае всегда было больше Ласомбра, чем, скажем, в Японии или Индии, и на то есть несколько причин. В Индии и так было достаточно много Каинитов, чтобы борьба за выживание была одновременно жестокой и относительно легкой. На наш взгляд было слишком мелочным опять цапаться с Вентру или Равнос и им подобным. Нет славы в том, чтобы выживать в таких условиях. Дальше на восток – другое дело. Каинитоподобные существа, живущие здесь, бросали нам настоящий вызов. Так же, как и особые смертные охотники с их сверхъестественными способностями и жестокими союзами Люпинов и других оборотнечиских тварей. Даже сейчас, спустя три тысячи лет после нашего появления тут, многое остается для нас загадкой.

Я не хочу сказать, что дело тут в просто войне против других чудовищ. Можно просуществовать десятилетия или даже столетия и не встретить ни одного другого сверхъестественного существа, разве что за исключением какого-нибудь призрака. Моя сир, и ее сир, и его сир и так далее вплоть до династии Чжоу часто влияли на дворы смертных, и половина из них никогда не сталкивалась с «Катаянами».

Один Клан, Одна Кровь

От Ласомбра вне Европы не отделилось ни одной из линий крови. У них одинаковые клановые дисциплины. Разница лишь в обычно выбираемых внеклановых дисциплинах.

Помните, что сами по себе смертные могут быть нехилой угрозой. Философские понятия, в которых я вырос, рассматривают проявления сверхъестественного не как богохульные происшествия, как этому учили многих из вас, но как личное дело, о котором лучше молчать, пока не наступит нужный момент. Это шанс. Более того, мудрецы, которые верят, что разбираются в знамениях и истине, считают, что могут нападать на тех, кто сомневается в «истинности» их утверждений там, где ваши предки бы стушевались или сбежали. Почти треть моего рода пала от рук толпы.

Я слышал, что западные Ласомбра считают, что их клан начал широко распространяться после извержения Тиры. Это сходится с моими исследованиями. Как я уже говорил, мой прапрапрапрапрасир явился сюда около 1300 года д. н.э. – путешествие из Средиземноморья в Китай заняло 300 лет – достаточно времени, даже если делать остановки чтобы создать потомство и делать еще что-то кроме путешествия. Я могу доказать пришествие моего далекого предка Кровью, но при этом не могу исключать, что он путешествовал с компаньонами, чье потомство не дожило до наших дней. Я знаю об еще одной почти такой же старой семье Ласомбра в верховьях поймы Янцзы и могу проследить родословную Японских Ласомбра до 1200 года д.н.э. или около того.

Большинство Ласомбра явились сюда на рассвете нашей эры как часть постпомпейского расселения. Большинство из вас не учили этого в школах, но почти на протяжении столетия восточные границы Римской Империи и западные границы Империи Китайской находились в каких-нибудь ста милях друг от друга. В то время как дипломаты никогда официально не пересекали этих кордонов, торговцы проходили. Примерно полдюжины семей сбежали обратно в период между 50 годом д.н.э. и 200 годом н.э., когда в Китайской Империи разразилась гражданская война и западные границы стали куда менее гостеприимными.

Ласомбра, преподносившие себя как темных божеств редко процветали – конфуцианство не склонно наделять властью злых духов, что играло на руку правительству смертных. Конфуцианство часто обращалось к мудрым духам во тьме, дававшим разумные советы и говорившими голосами духов предков. Поэтому мои предки по Крови чаще оттачивали ментальное искусство доминирования, нежели Власть над Тенью. Некоторые ранние поселенцы Ласомбра принесли с собой искусство пророков, секреты маскировки и сокрытия и несколько форм магии крови. В частности, Прорицание так же распространено среди нас, как и Власть над Тенью, что, как мне кажется, смущает закоснелых классификаторов нашего клана.

Иммиграция вампиров почти полностью прекратилась на столетия после падения Римской и Ханьской Империй. Из-за климатических изменений исчезли старые пути, а различные внутренние конфликты среди «Катаянов» сделали невозможным создание новых. Оставшиеся семьи селились особняком, занимая свои умы больше смертным окружением, нежели играми с разумами вампиров. Некоторые, как например мой род, процветали в больших городах, ведя утонченную игру с влиянием и учениями. Мой сир и прасир до сих пор ведут очерки об обобщенной математической модели поведения смертных и даже после такого количества пройденных лет и собранной информации, я не заметил уменьшения энтузиазма. Род с берегов Янцзы, о которых я уже говорил, занимают себя тем, что играют роль оракулов, порхая с места на место и отвечая на молитвы и прошения. Небольшой род на северо-западе похоже проводит почти все свое время, оскверняя гробницы в поисках доказательства старейшин в торпоре. Кто во что горазд…
Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра
« Ответ #9 : 10 Января 2012, 13:44:32 »

Контакты с Европой возобновились в XV столетии, и эра очищения стала причиной появления новой волны Ласомбра. Некоторые азиатские семьи стали слишком оригинальными и не утруждали себя поведением, способствующим выживанию. Мир уничтоженных Патриархов и новорожденного Шабаша явился менее чем через столетие после первого контакта с Ласомбра, прибывшими на португальских и испанских судах и то были странные времена. Тот факт, что я тут, с вами и нормально себя чувствую, говорит о победе взглядов Шабаша, но все-таки я до сих пор сожалею о той почти половине семей Ласомбра, действовавших в 1400-м и уничтоженных к 1600-му году из-за нежелания приспособиться к новым реалиям.

В некоторой степени известие об уничтожении одного из Каинитов-основателей ослабило давление на нас со стороны местных духов-Каинитов. В их преданиях есть легенда о Колесе Эпох, в которой с течением времени восстает все больше демонов. Существа, способные на уничтожение древних определенно являются демоническими для многих «Катаянов», и поскольку они нас не очень-то жалуют, по крайней мере на некоторое время они оставили нас в покое как предвестников эпохи. Естественно, мы были рады использовать эту веру в целях своей безопасности.

Индустриализация была для нас благом. Большое население городов в условиях отчужденности становилось чудесной добычей и порождало своего рода пророков-людоненавистников, игравших на руку нашему клану. Дым фабрик, особенно от старых заводов, работавших на угле, создавал прекрасное ночное небо, затянутое тучами и отражающее огни, что для моего глаза куда как приятнее, нежели неуместные звезды. Я сам был одним из таких пророков на волне Тайпинского восстания (Тайпинское восстание (1850—1864) — крестьянская война в Китае против маньчжурской империи Цин, в состав которой входил Китай, и иностранных колонизаторов, - прим. переводчика), до глубины души разочарованный нарушением закона нашим уважаемым лидером и вместе с тем разочарованный во всех Китайских традициях. Я с головой окунулся в вестернизацию, хотя это и не облегчило мою душу. Мой сир мельком проглядывал мои стихи… Почему, Епископ Эмори, Вы улыбаетесь? Вы тоже? Ха. Еще раз убеждаюсь в том, что Тореадор не монополисты в деле вербовки с помощью искусства.

В любом случае, из того, как я отзываюсь о тех ужасных временах, вы должны понять, что я принимал во всем этом непосредственное участие. Я благодарен всем тем обстоятельствам, что привели меня сюда.

Земли вокруг Китая

Насколько мне известно, некоторые Ласомбра ушли в Японию, Корею, Индокитай и еще куда-то в Азию, хотя успеха там так и не добились. Моя сир говорила о бандах «диких» Ласомбра, странствующих по горам Новой Гвинеи, разжигая межплеменные войны и питаясь из павших. Я не слышал словосочетания «городская легенда» до недавнего времени, но даже сейчас отношусь к нему с подозрением.

Африка

Обсуждать историю Каинитов в Африке до появления там колониальных сил - дело по большей части бесполезное. В последние годы - где-то на протяжении жизни последнего поколения - смертные ученые весьма страстно, а порою и увлекательно спорят о реальном происхождении той или иной цивилизации и об обмене идеями между разными культурами. Они не осознают, что споры о том, кто кому чего должен, ведутся намного дольше, чем существуют их исторические записи.

Наверное, никто бы вам не рассказал об этом лучше, чем наш одностайник Ли Доу (Liu Dou), который был в Кении с 1575 по 1976 года. К сожалению, в том году он случайно встретился с одной чиновницей среднего звена, чье представление о себе, как об охотнице на чудовищ на практике оказалось гораздо более верным, нежели мы могли ожидать. Теперь она мертва, но от Ли остался только пепел. Я постараюсь передать его мысли вместе с моими собственными познаниями.

Довольно сложно выделить первых Ласомбра из остальных африканских Каинитов того времени. Они, как бы так сказать, они все были на одно лицо для европейских хронистов. Я сам не могу быстро определить племя, к которому принадлежат потомки Ли, или хотя бы приблизительно определить африканца как банту (банту - общее название народов, составляющих основное население большинства стран Центральной, Восточной и Южной Африки и говорящих на родственных языках, - прим. переводчика), уроженца Нила или еще какого-нибудь. Многие эксперты, особенно размахивающие топорами, облажались в попытке выделить какие-то особые отличия или классифицировать по признакам, которых не существует. Например, я уверен, что некоторые из африканской линии крови, называющейся «Лэйбон» (Laibon), которые именуют один из своих даров Каина на языке суахили -  "Абомбве", начали использовать это название только после появления суахили, и что даже сейчас Каиниты, обитающие в тех районах Африки, где не говорят на суахили, едва ли пользуются этим словом. Некоторые регионы охватила настоящая мания синтеза, зачастую - в ущерб особенностям.

Когда дело доходит до Каинитов, проблемы, усложняющие изучение человеческой культуры, становятся еще серьезней. Нас мало, и когда мы становимся достаточно могущественными, наши иллюзии очень трудно поколебать. Например, мой дед в последние десятилетия своего существования отказывался признать, что династия Мин уступила место династии Цин. И в его убежище смены династий не произошло, во всяком случае, говорить о ней не приходилось. Его злополучные гости, попавшие под ментальный контроль, создавали артефакты, подтверждавшие его точку зрения, а для того, чтобы возразить ему, нужно было собрать всю волю в кулак. Так что сам факт того, что старейшина верит, будто некая сила играла большую роль в стране во времена той или иной династии, еще ничего не доказывает, хотя его рассказ и может показаться заслуживающими доверия.

Так что вы должны понимать: все, что я говорю по этой теме, недостоверно и субъективно. Не забывай об осторожности.

Где не было ни одного Ласомбра

   Насколько я знаю, в Египте никогда не было ни одного Ласомбра. Там всегда господствовали Сеттиты, так же, как и Люпины с особыми фетишами для охоты на Каинитов. Я хочу сказать, им это занятие нравилось еще больше, чем прочим представителям их вида.  Лишь преимущества Шабашитской практики дали возможность группе Ласомбра рискнуть отправиться в относительно безопасную командировку, и даже при этом они там не задержались. Так же, насколько я знаю, Ласомбра не были замечены среди пигмеев.

Древние королевства

   На сегодняшний день мы имеем неоспоримые доказательства присутствия Ласомбра в восточной Африке южнее Египта даже до после-Теровского расселения. Около полудюжины слов в языке города Мероэ, расположенного далеко вверх от Егинта по течению Нила отражают имена детей Патриарха. Некоторые хартумские гончарные изделия мезолитической культуры примерно 10 000 летней давности изображают тени, парящие под луной – очень знакомые картинки для любого, кто разбирается в наших силах. В сицилийской крепости Патриарха хранились серебряные артефакты, созданные в нубийском и мероитском стилях мезолитической и неолитической эпох и, насколько я знаю, они прибыли из-за океана вскоре после своего создания. По крайней мере, один из них упоминался Помпеем в его описании атак на сицилийских пиратов как «очень древняя чаша, которой приписывались силы духа ночи из далекого юга», которую пираты наполняли своей кровью, и осушали перед набегами.

   Немного дальше к югу мы находили похожие доказательства присутствия Ласомбра в Эфиопии. Это, конечно, не секрет, что один из старейших выживших детей Патриарха, великий неудачник Монтано, происходит из одного из племен, кочующих по землям, на нынешних картах разделенных между Эфиопией и Кенией. Но если прислушаться, в историях можно услышать о более ранних экспериментах Патриарха над теми племенами. Кочевники, населявшие Кению 4 000 лет назад, почти мгновенно овладели искусством мореплавания. Я не удивлюсь, если здесь не обошлось без интереса Патриарха к мореплаванию, который мог использовать их как агентов для своих рискованных предприятий. Я нашел интересные намеки на древнее присутствие Ласомбра в землях, ныне называемых Мозамбиком, но мигранты, поселившиеся в Кении, также вытеснили жившие до них на территории юго-восточного побережья народы. Слишком мало доказательств, чтобы поднимать вопрос.

Тени среди многих

   Вот что интересует меня больше всего: хотя наш клан прибыл в Африку (или вернулся туда, если такая теория происхождения вампиров вас больше устраивает), наши предшественники не оставили заметных отпечатков на тех человеческих обществах, из которых брали себе жертв. Сам Патриарх устраивал различные бедствия, но перестал этим заниматься после второго расселения, и никто, или почти никто из его детей не пытались это повторить. Боялся ли Патриарх рождения какого-то опасного противника? Мое внутреннее ироничное «я» хочет верить, что да, боялся, и впоследствии это стало предпосылкой для его уничтожения из-за отсутствия у Грациано реальных противников.

   Каиниты других кланов время от времени позиционировали себя как королей или мудрецов. Но не мы. Мы наводили страх. Наше влияние было косвенным и на самом деле ненаправленным. Проследив эволюцию мифов о темных богах и силах ночи и то, как они произрастают из наших деяний, вы не найдете много очерков, где эти силы общаются с перепуганными смертными, давая ясные указания или команды. Мы были тем, чем были, а они реагировали так, как считали нужным.

   Так же ты найдешь удивительное количество убежищ, буквально дюжины, если не сотни, на протяжении столетий или даже тысячелетий населенные тесно связанными кровью семьями, которые, похоже, вообще не сталкивались ни с кем посторонним. Они питались, выбирали потомков, удовлетворяли свои философские или религиозные амбиции и бесследно исчезали. Среди африканских скитальцев процветал аббисальный мистицизм, так же, как и изучение природы наших сил, берущих начало в нашей крови. Возможно, если бы среди них нашелся хотя бы один сильный лидер, африканские семьи заняли бы более весомое место в истории клана. Но реально, они заслуживают лишь сноски. 
Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра
« Ответ #10 : 16 Марта 2012, 17:24:32 »

Урок пятый: В последние ночи

Демба вернулась в Портленд в середине октября. Она колесила по Калифорнии, пытаясь выяснить причину нарастающего среди тамошних Каинитов хаоса, и так ничего и не выяснила. Она решила отпраздновать Великий Бал (Grand Ball) в более безопасных условиях и она положила глаз на Шабаш Орегона.

Эндрю, в свою очередь, продолжал укреплять свои позиции епископа. Что было довольно сложно, учитывая то, что двое из его стаи пропали при очень щекотливых обстоятельствах. Минг оставила записку, в которой сообщила, что отправилась на поиски отступников. Друит открыто вызвал Эндрю на Мономахию, тем самым обозначив полную потерю лидерства, и амбициозный молодой Каинит пал на поле боя. Еще двое молодых из других стай пытались оспорить епископство; Эндрю обучился Черному Метаморфозу (Black Metamorphosis), повергая их.

Итак, до Великого Бала осталось две ночи. Кочевые стаи начали собираться. Стая же Эндрю вернулась после разжигания беспорядков, чтобы занять полицию, и отдыхала под прохладным дождем. Демба начала вещать про Свободный Штат Анархов, Новообетованный Мандаринат (New Promise Mandarinate), и прочие мерзости юга и плавно перешла к более тщательной критике взглядов Шабаша в нынешние ночи. Эндрю любил ее критику, потому что всегда черпал из нее что-то новое.


До промышленного переворота

Позиции Ласомбра в Европе до промышленного переворота были, мягко говоря, «плохими». То же самое можно было сказать и о Шабаше в целом. Просто это очень непросто – управлять крепко сколоченной секретной иерархией, связанной с различными группами, стремящимися тебя уничтожить. Мы держали несколько крепостей в Испании, Сицилийскую крепость и несколько анклавов там и тут. За их пределами лишь кочевые стаи могли процветать. Единственным, что было хорошо в Европейской Камарилье, это то, что она давно и полностью устранила угрозу Люпинов, значительно облегчив нам существование в деревенских краях.

В Америках дела обстояли лучше. Шабашитские отступники оказали всем нам огромную услугу, особенно Гангрел, Малкавиан и Равнос, в становлении убежишь среди племен североамериканских аборигенов. Они преподнесли нас как дружественных чудовищ и духов, разделяющих вражду к суете цивилизации. Не обращая внимания на то, что мы, при случае, с радостью закусывали ими. Племена должны были видеть, что мы не разделяем рвения Камарильи насаждать города. Любовь Камарильи к новомодным легендам так же играла нам на руку, давая возможность нашим миссионерам показать, какое же большое значение наша секта придает духовным составляющим.

Центральная Америка оставалась оспариваемой территорией. Мы никогда особо не беспокоились по поводу расширения влияния среди смертных в районе Мексики, в основном потому, что в этом не было нужды. Череда тирании и революции поддерживало население в более чем лояльном для нас состоянии. Американское вторжение и установление империализма на землях перешейка служили той же цели. Зачем отдавать смертным приказы, если они сами додумываются до таких вещей? Южная Америка в основном хорошо принимала нас, если не считать огромных джунглей вдоль Амазонки. В Буэнос-Айресе наш клан взял на себя труд по нахождению разумного компромисса с местными Тореадорами, что свело к минимуму раздоры в секте – частично благодаря Судам Крови. Споры зачастую разрешаются до того, как начнут разрастаться. В Африке, как вам, я полагаю, уже известно от Лин Бало, наш клан почти не обладал влиянием, по крайней мере, до начала эпохи колонизации.

Новые средства, новые завоевания

Наша нежизнь довольно сильно изменилась в лучшую сторону начале XIX столетия. Промышленный переворот, начавшийся в Англии и быстро распространившийся по всему христианскому миру, открыл перед нами новые горизонты.

Прежде всего, фабрики разорвали ткань сельской жизни. Люди собирались в городки, затем в города. Они были вынуждены распрощаться со всеми своими старыми обычаями, семейными традициями, приспособиться к новому способу организации своих дней и лет. Они были растеряны и напуганы. И они были прекрасной добычей. Я часто мечтаю о возможности вернуться в те ночи. Я уверен, что за всю историю Каинитов не было эпохи более подходящей для нашего существования. Добычи было в изобилии, причем настолько сбитой с толку и не доверяющей новой власти, что многие преступления просто замалчивались, за немногим исключением. Зависть охватывает меня, когда я читаю дневники рабочих Манчестера или Лондона, просматривая долгие списки убийств и таинственных недомоганий.

С началом индустриализации, строительство империй развернулось в новом масштабе. На протяжении столетий неблагоприятные и труднопроходимые природные условия держали европейцев взаперти. До того момента. За полстолетия европейцы распространились по моему континенту, положив конец эре относительной изоляции и… не застоя, потому что на самом деле африканцы развили несколько обществ, сравнимых с чем угодно в доренессансной Европе. Скорее, эре изменений в рамках отсутствия ресурсов и концепций развития дальше средневекового уровня технологий, больше ограничивающих инновации в культурной сфере, нежели в научной.

Индустриализация так же положила начало гораздо более эффективному освоению Центральной и Южной Америк. Человечество даже проложило тропинки в кишащие чудовищами глубины джунглей Амазонки, и, помалу, мы следовали за ним. Зараза городов, которая сделала Англию столь привлекательной, вскоре распространилась и на материковую Европу и на все трущобы мира. Лин Бало ведь рассказывал о его опыте тех времен, да? Многие из нынешних лидеров клана, появились примерно в то же время и с теми же мотивами. Это было настоящее излияние страстей, подходящее для того, чтобы увести кого-то прочь от человечности. Я стал Каинитом спустя несколько столетий после этого не границе такого же феномена в Африке.

Миланский Кодекс (Code of Milan)

Некоторые историки Шабаша любят говорить о «Гражданских Войнах Шабаша». Если пользоваться этими терминами, Первая Гражданская Война Шабаша длилась с конца 1790-х до заключения «Договора о покупке» («Purchase Pact») в 1803. Я уже говорил о том, почему ни одну из дат нельзя назвать окончанием конфликта, и, как по мне, вполне можно свалить множество мелких стычек в одну кучу. Все дело в общей причине, которой никогда не существовало.

Если то была первая гражданская война, то тогда Вторая Гражданская Война Шабаша началась в начале XX столетия. Что-то наподобие координированной клановой борьбы на самом деле существовало между нашим кланом и Цимисхами на сломе столетий с нарастающими обвинениями по поводу того, кто ответственен за то, что Камарилья контролировала так много земель в Соединенных Штатах. Вообще-то этот спор не особо распространялся за границы Северной Америки, но само существование вражды подливало масла в огонь остальным. Два клана и множество приспешников сталкивались в неисчислимых локальных стычках.

Миланский Кодекс, провозглашенный в конце 1933-го, положил всему этому конец. Он вобрал в себя расхожие представления того времени обо всем, что интересовало основателей Шабаша. Если же говорить о нашем клане, то кодекс поддерживает шаткое равновесие между взглядами Черных Ангелов и остальных крупных группировок. Вряд ли можно сказать, что именно это и было целью наших соклановцев в XIV и XV веках, и меньше всего – целью Грациано и его котерии, но как совместное заключение, уравнивающее все интересы, Миланский Кодекс мог бы быть и хуже, чем есть. Я безо всякого притворства могу сказать, что если вы будете подходить к его догматам с разумным доверием  и с должным старанием станете выполнять свой долг, то едва ли столкнетесь с серьезным наказанием за пренебрежение желаниями ваших предводителей. Звучит не слишком вдохновляюще, но в секте, раздираемой конфликтами, такой подход более значим, чем вам кажется.

Ничего не значит то, что позднее ни одна из попыток дополнить или заменить Кодекс не получила широкой поддержки. Так что вам бы следовало скрывать свои революционные потуги, или, по крайней мере, учится на ошибках других и попробовать допустить хоть какую-то свежую, интересную ошибку.

XX столетие

Некоторые Ласомбра достигли больших высот, и при этом оставались отменными лидерами Шабаша, но на самом деле это не одно и то же. Клан никогда не работал так слаженно, как в 1957-м, во время так называемой Третьей гражданской войны Шабаша. Бунт Бруха-отступников в Нью-Йорке пришел к своему неминуемому концу, но остальные мятежники разожгли пламя восстаний, как по мне в знак выражения симпатии к тем, кто не рассчитал свои силы. Мы объединили усилия с Цимисхами, чтобы подавить мятежи.

В свою очередь мудрые лидеры Ласомбра убедили Цимисхов признать существование своего рода «нового клана», чтобы придать некий семейный смыл заинтересованным Каитиффам и отступникам. Агрессивный, пусть и не всегда интеллигентный Джозеф Пандер дал новому образованию свое имя и с тех пор Пандеры принимают участие в делах секты. Помни об этом уроке. Даже очевидно смешные предложения могут усмирить глупцов, если ты представишь их достаточно стоящими. Пускай дураки думают, что ты действуешь неохотно и отдаешь что-то ценное, и они не заметят того, что ты делаешь у них за спиной.

Грядущие войны

Никогда не обращай внимания на то, что тебе расскажут, ностальгируя – Шабаш никогда не был стабилен. Мы вышли из хаоса, и все время движемся среди беспорядков. Не существует такой точки во времени, указав на которую мы можем сказать: «Вот какими мы были, когда мир давал нам такую возможность». Наши фундаментальные цели остаются неизменными – особенно уничтожение всего, что могло бы нас остановить, начиная от Патриархов, заканчивая сопротивлением смертных. Поэтому то, что мы сталкиваемся с новыми возможностями и вызовами в последнее время, это означает только то, что мы продолжаем существовать в истории. Уверен, некоторые из вас скажут: «Это не Шабаш твоего папочки», и они будут правы, но часть Шабаша ваших папочек дала возможность существовать Шабашу вашему.

Сейчас бунтует гораздо больше кланов, чем за весь период со времен Инквизиции. Гангрел вышли из Камарильи, и от новых отступников мы слышим о том, что старейшины боятся действующих Патриархов. Давайте на секунду прервемся, чтобы оправиться от шока и удивления от того, что всего лишь пять столетий понадобилось нашим основополагающим догмам, чтобы возвыситься над коллективной бессознательностью Камарильского клана. Ассамиты занимаются чем-то сложным и грязным, и особо об этом не распространяются. Куда не глянь – везде можно найти более мелкие расколы. Все это играет нам на руку, так как мы совмещаем толику единства клана и независимые действия, соблюдая общий баланс.

Во времена бунтов нынешние лидеры свергаются, а новые занимают их место. Это плохо для Камарильи, так как все их существование зиждется на защите власти старейшин. Они делают упор на одиночных личностях. В свою очередь Шабаш существует преимущественно как идея, и любой каинит может придерживаться своих собственных принципов. По стандартам немертвых мы – секта птенцов. Если ты внимателен и не выходишь за рамки, ты будешь числиться среди нового поколения лидеров.

Существует ли Геенна? Думаю, нет. Вполне возможно, что некоторые Патриархи шевелятся во сне, но как по мне – то, что мы видим в большинстве своем комбинация паники и умышленного обмана. Например, в прошлом году на меня наезжал один эксцентричный старый Вентру-отступник, который заявлял, что он принадлежал к какому-то культу Геенны, действующему в рамках Шабаша, и что великая буря в его нежизни уничтожила всех его лидеров и что конец близок. В конце концов, я диаблеризировал его. Я просто больше не мог терпеть его напыщенных тирад. Не забывай, что у него была возможность привлечь огромные ресурсы, чтобы восстановить свои иллюзии, если бы он хотел. В поиске знаков и знамений всегда придерживайся определенной доли цинизма – помни, на сколь многое мы способны, даже бессознательно, и не прощайся со скептицизмом.

На сегодняшнюю ночь это все.

История отступников

Незадолго до рассвета 12 июня 2000 года в полицейское управление Сиэтла поступил ряд звонков. Несколько рабочих утренней смены сообщили о нечто, что напоминало азиатскую женщину, пригвожденную или прибитую к одной из колонн наплавного моста, живую настолько, чтобы еще материться, но вскоре бесследно испарившуюся. Полиция прибыла сразу после восхода солнца и нашла окровавленные болты но ни следа самой женщины. В сумке, лежавшей на боковой дорожке, был найден следующий манускрипт, который полицейские психологи интерпретировали как свидетельство особо утонченного психоза. Возможно, допускали они, она настолько сильно верила в свою вампирскую природу, что решила «встретить солнце» в конце своего существования. Если она была причастна к какому-либо культу, возможно, его последователи унесли ее, чтобы сохранить свое существование в тайне.

Или, возможно, это был продуманный ход, чтобы сыграть на распространенном страхе вампиризма. Как и во многих других университетских городах, в Сиэтле хватало своих утонченных выходок.

Расследованию не за что было зацепиться, и вскоре оно было свернуто. Стандартная инвентаризация полицейских камер хранения доказательств показала, что манускрипт исчез. В отсутствие необходимости продолжать расследование, никто не поднял из-за этого шумиху.


Сначала послесловие

Меня зовут Минг, я – дитя ночи. Вам не нужно знать имени, которое я носила, пока была жива. Эта часть моей истории завершилась, и с нею покончено. Теперь и история моей нежизни так же подходит к концу. Я пишу эти строки для того, чтобы объяснить кое-кому, почему я ищу уничтожения, а затем последние остатки человеческого сослужат мне последнюю службу. Я увижу солнце и сгину.

Вы не поверите в эту историю, если только у вас не было опыта, подсказывавшего вам, что существует еще одно общество, отличное от того, что вы знаете. Если с вами ничего подобного не случалось, найдите того, с кем случалось. Вы знаете кого-то, к кому прикасалась тьма, кто выказывает тайный страх или тайную боль, о которых они никогда не хотели говорить. Когда вы это прочтете, вы их поймете. Найдите их и дайте им знать, что они были правы. В мире, в котором правите не вы, и которым никогда править не будете, по крайней мере, вы можете дать им эту радость.

Начало

Вначале был Каин, первый убийца. Да, это правда. Были и Адам и Ева, и Сад Эдемский, и Бог, который возрадовался жертвоприношению крови и отверг жертву зерна. Вы живете не в своем рассказе. Я сама не хотела это принимать  - я была дитем своей эпохи так же, как и вы, скептической и современной. Тем не менее, это правда. Вначале было слово, одно слово все кончит. Но пока еще не конец.

О проклятии, которое Бог бросил на Каина, сейчас говорят как о вампиризме. Каин создал трех «детей», или потомков, и те трое становили тринадцать внуков  каина. Тринадцать воевали друг с другом и со своими создателями, и это их грехи, так же, как и грехи человечества спровоцировали Великий Потоп. Вы можете, так же, как когда-то и я, сказать, что потоп – это всего лишь миф, не имеющий под собой геологических доказательств. Я же в ответ скажу – как можно полагаться на доказательства, когда не все воля Господа Всемогущего? Возможно, он уничтожил все доказательства, или, что гораздо более вероятно, доказательства у нас под носом, просто мы их не видим?

Если ты веришь во что-то из этого, тебе должно быть страшно. И хорошо, если это так. Моя нежизнь была кошмаром из череды страхов от бытия столь близко к этим силам беззащитной. Все мы – лишь пешки сил вне нашего контроля.

Тринадцать Патриархов пережили потоп. Передумал ли Бог, или у него были другие планы на их счет? Теперь Господь разговаривает со мной не более чем с любой другой проклятой душой. Может быть, он ответит на твою молитву, если ты вопросишь с полностью чистым сердцем. Хотя, возможно, лучше тебе этого не знать. Каков бы ни был его замысел, тринадцать выжили и основали кланы Каинитов, действующие до сегодняшней ночи. Один из них – мой сир на расстоянии восьми поколений, которого его потомки называют «Ласомбра». Все его дети, включая меня, страдают от определенной слабости, не позволяющей нам отражаться в зеркалах, а так же мы унаследовали склонность к сверхъестественной силе, способности управлять другими усилием воли и способностью управлять чем-то вроде живой тени. Все другие кланы так же имеют свои отличительные способности такого рода.
Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра
« Ответ #11 : 16 Марта 2012, 17:26:55 »

История двух детей

Как и другие Патриархи, Ласомбра для своих целей создал множество детей. Многих он уничтожил за слабость характера, то есть за неимение черт, интересовавших Ласомбра, включая неудержимое стремление к власти. Мне кажется, что если бы он до сих пор ходил по земле, он бы и меня осудил за непригодность.

Самым старым из ныне существующих детей Ласомбра это Монтано. Однажды я встретила его и была поражена грузом печали на его плечах. Я читала в Библии, что Мессия был человеком, исполненным скорбью и грустью и я подумала о Монтано. Жизнь ни одного смертного, сколь бы трагичной она ни была, не может привести к тому состоянию, в котором был он. Монтано мальчишкой бегал по степям Кении за тысячу лет до Христа. Ласмобра прибыл туда в поисках достойного наследника. Когда Ласомбра начал пытать жителей села Монтано, чтобы посмотреть, кто из них выдержит, Монтано сам вызвался стать слугой Ласомбра в обмен на свободу своих людей. Ласомбра согласился. Больше никогда Патриарх не приходил в те места и не мучил тамошних людей (хотя занимался этим в других землях).

Монтано ненавидел вампирское существования и ненавидит до сих пор. Он – не счастливое дитя Каина. Но он благороден и даже сейчас соблюдает данное слово о том, чтобы отстаивать интересы своего сира, даже при том (как вы прочтете), что его сир уже покинул этот мир. Монтано со своим сиром путешествовал по Старому Свету, изучая языки и ремесла, о которых даже помыслить не мог среди степей. Когда оба вернулись на Сицилию, в любимое убежище Ласомбра, Монтано стоял во главе армий и правительств смертных так же, как и во главе сил Каинитов. На протяжении очень долгого времени все, что он возводил, процветало, сколь не пытались его завистливые родственнички все испортить. Тем не менее, Ласомбра никогда до конца не понимал душу своего дитя, и продолжал поиски наследника.

Вам может показаться странным такой язык женщины, которая родилась менее чем сорок лет назад в американском городе, и вы будете правы. Я просто не могу говорить об этом другими словами. Я пишу о богах и демонах среди людей, а жаргон просвещенного общества содержал бы бесчисленную ложь пытаясь делать выводы из всего этого. Когда я пишу так, я надеюсь рассказать вам то, что я чувствовала, так же, как и то, что я знаю.

У Ласомбра было еще много детей, некоторые из которых существуют до сих пор, но в целом они не влияли на историю клана в целом. Кто влиял, так это последний потомок Ласомбра. Меньше, чем тысячу лет назад Ласомбра наградил проклятием вампиризма одного итальянского аристократа по имени Грациано, амбициозного молодого человека, проявлявшего безжалостную верность, которую так ценил Ласомбра (кем был Ласомбра при жизни? Возможно, сам он был человеком при власти. Но мне кажется, что он был жалким неудачником, Обращенным (как мы это называем) по какой-то тривиальной причине, и неожиданно «расцветший».    Тот, кто при жизни был по-настоящему успешен, никогда бы не был таким одержимым впоследствии). Возможно, Грациано был тем, кем бы хотел быть Ласомбра.

Грациано же, в свою очередь, знал, как быть успешным придворным. Он постоянно льстил Ласомбра, восхваляя достижения Патриарха и клана в целом, делая настоящее представление из их изучения, чтобы быть «достойным наследником». Монтано быстро смекнул, что Грациано стремится занять место Ласомбра, но их сир не хотел слышать об этом. Похоже, старость приходит к Каинитам так же, как и к смертным мужчинам и женщинам. Мы можем называть вас «скотом» и «добычей», но в некоторых вещах мы не так уже сильно от вас отличаемся. На протяжении что-то около двух столетий младший и старший потомки Ласомбра вели невидиму войну влияний друг против друга, чтобы заручиться поддержкой своих целей. Монтано проиграл.

Старший потомок понял, что не сможет предотвратить бунт Грациано. Он провел долгие годы в странствиях и абсолютно безуспешных попытках предупредить Сицилийский двор о надвигающейся угрозе. У него не вышло. Грациано с помощью клановых институтов правосудия уничтожил его последователей, произведя на Ласомбра сильное впечатление.

Наконец, Грациано нанес удар. У него были союзники из других кланов и таких же предателей, как он. Двор утонут в крови, и Грациано собственноручно уничтожил Патриарха в его любимом склепе. В один миг клан остался без главы. Монтано ожесточенно оборонялся, но когда его сир пал, потомок бежал. Вокруг него сплотилось сердце сопротивления измененному Грациано Клану Ласомбра, Каиниты, до сих пор верные старым порядкам клана. Монтано не провозглашал себя истинным наследником Ласомбра, но чувствовал, что до сих пор связан клятвой делать все возможное, чтобы защищать интересы Ласомбра.

Грациано и остальные бунтари создали секту мятежных кланов, основатели которых окрестили себя «Шабаш», ссылаясь на человеческие истории о демонических ужасах. Большинство Ласомбра предали свое достоинство и честь, и примкнули к ним. Себя они связали нечестивыми ритуалами. Немногие оставшиеся верными назвались против-племенными («anti-tribe»), или, на старый манер, отступниками («antitribu»).

От основания до меня

Что я могу сказать про столетия после тех событий? Многих Ласомбра тянуло к морю, возможно, отражая часть смертных привязанностей нашего темного основателя. Отступники даже лучше управлялись на море, чем основной клан. Пиратские флоты постоянно подрывали финансовые интересы клана, они же сделали рискованной для Каинитов транспортировку своих мертвых тел морем. На суше отступники били туда, где могли найти слабые места у местного Шабаша, пристально высматривая дезертиров, желающих примкнуть к истинной линии клана.

Тем временем Шабаш распространялся со скоростью пожара. Есть люди, вечно ненавидящие человечество и они откликались на зов жестокого возмездия и бессердечного подавления. На самом деле, к своему стыду, я была одной из них. Я ошибочно принимала свой молодежный пыл за истинное отношение к людям, и когда чудовище предоставило мне шанс вечно потакать своей ненависти, я ухватилась за него. Мне понадобилось больше года, чтобы понять, как же я ошибалась, и гораздо больше, чтобы понять, как я могу существовать по-другому.

Случайно я попала на небольшое собрание отступников Ласомбра. Я не скажу вам, откуда я пришла или где я их нашла, кроме того, что ни моей целью, ни точкой назначения не был Сиэтл. Я пришла сюда по личным причинам, касающимися только той личности, с которой мне нужно было поговорить до того, как я сама себя уничтожу. Пока я была с отступниками, я встретила Монтано, я узнала большинство из того, что записала здесь.

Вскоре посе этого я приняла решение о самоуничтожении. Если Монтано, каким бы могущественным и древним он ни был, не может остановить свой заблудший клан, на что надеяться мне? Я также видела много старейшин-отступников, становящихся чудовищами, существами крови, лишенными всякой человеческой радости и надежды, отсчитывающих нескончаемый поток ночей, ничем не отличающихся от этой. Чтобы продолжать быть, мне нужно что-то большее, и если ничего больше нет, тогда я не выдержу.

Да помилует Господь мою душу. Хотя я в это не верю.

ЗАПИСКА БИЧУ (Scourge) АДАМУ ПРЕТОРИУСУ (Adam Pretorius):

Черт возьми, Адам! Если бы наши люди не были в отделении в этот день на работе, это могло бы быть полным фиаско! Только посмотри. Первоклассная брешь в Маскараде. Ты говорил, что дать возможность этим чертовым Ласомбра принимать участие в жизни двора – хорошая идея. Проклятые антитрибу, я тебе говорю – они все одинаковые. Вычисти их, иначе мы можем еще раз так облажаться.

- Лиам Жан, Сенешаль Домена Сиэтл.
(Liam Genet, Seneschal, Domain of Seattle)

Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Ice Daro

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 278
    • Просмотр профиля
    • Эльдоран: Битвы пределов
Кланбук Ласомбра - перевод
« Ответ #12 : 02 Апреля 2013, 14:46:39 »

Глава 2: Темные чертоги Сторожей
Когда мы перестанем любить вонь человеческого животного, как в других, так и в себе, тогда мы обречем себя на страдания и сможем очистить свои мысли.
— Сирил Коннолли, «Неспокойная могла»


В Библии говорится, что первый убийца отказался от ответственности за свою жертву риторическим вопросом: «Разве я сторож брату моему?». Ласомбра же взяли на себя ответственность, от которой отрекся прародитель. Да, они воистину сторожа своих братьев и сестер. Ласомбра не управляющие, потому что не правят ни от чьего имени. Так же Ласомбра и не короли, потому что им не нужны никакие формальности титула или должности, и уж конечно они не принимают никаких ограничений своей власти, не спрашивая разрешения ни у человека, ни у бога. Ласомбра являются правомерными хозяевами всего сущего не земле и небесах, вне зависимости от того, принимают ли это их подданные или нет.

Такое представление о себе оказывает сильное давление на неонатов клана, неважно Шабашитов или отступников. Ноша избытка славы давит на них, стандарт безупречности, которому, как ожидают сиры, они должны соответствовать. Лишь немногие дитя на это способны. Как говорят старейшины Ласомбра, раньше у них было время выбирать каждого потомка отдельно и воспитать его должным образом. Сегодня же все должно делаться быстро, и иногда низкокачественный материал удостаивается Становления. Достойный потомок Ласомбра может ожидать того, что это примут как должное и будут поощрять с подозрением, тогда как не самому лучшему дитя будет вынуждено постоянно сражаться, чтобы не быть уничтоженным.

Не чуждые иронии Ласомбра иногда относятся к самым младшим членам клана как к шабашитским внучкам Кеннеди. Это неплохое сравнение, учитывая то, как новоприбывшие в клан пытаются реализовать себя, находясь в тени потомков Грациано и других основателей.

Собрание Теней: Становясь Ласомбра
У очень немногих людей получается стать вампирами. В основном желание стать ночной нежитью сопровождается психологическими моментами, работающими против выживания вампиров, включая готовность действовать с недостатком знаний и внимания к деталям. Ласомбра выбирают себе новичков из тех смертных, которые проявляют выживаемость вне зависимости от того, знает ли объект внимания о существовании вампиров и хотели бы они стать ими, если знают.

Короткий путь
Иногда смертный, выбранный более-менее случайно для трансформации в неживого солдата ударных частей во время «лопатной вечеринки» выживает и проявляет интуитивную предрасположенность к силам Ласомбра. Сложно сказать, как часто это происходит, хотя большинство архиепископов-Ласомбра сходятся в том, что примерно один лопатоголовый из тысячи доказывает свою годность для того, чтобы быть сохраненным. Частично это зависит от того, насколько осторожно лопатник выбирает цели для своих ментальных сил, пристрастий или просто ненависти к человечеству в целом, частично от неосознанных качеств жертв, частично от просто удачи.

Длинный путь
Большинство новичков входят в клан гораздо медленнее, с гораздо более долгими размышлениями со стороны их сиров. Шабаш не ведет строгого учета потомков, но сир, который создает слишком много недостойных детей, в определенный момент попадает под внимание со стороны вышестоящих. В традиционном понимании Ласомбра успех оправдывает риск, так что будущие сиры предпочитают не пороть горячку при создании потомков.

Богатый опыт Ласомбра показывает, что из королей, президентов, директоров, пап и прочих лидеров подобного порядка редко получаются хорошие вампиры.  Их жизни слишком тесно вплетены в жизнь их общества, они слишком сильно привязаны к человеческим ценностям и общественному признанию. Лучшие новички получаются из тех, кто находится близко к трону, но не сидит на нем непосредственно – помощники, заместители, секретари, советники и так далее. В руках у этих людей зачастую достаточно реальной власти, но правят они руками других, тех, кто получает признание. В то время как большинство помощников нормально относятся к такой ситуации, некоторые поддаются нагноению обиды и совершают свои первые несмышленые шаги в Бездну (Abyss).

Амбициозные неудачники также могут стать хорошими новобранцами, в зависимости от причин неудачи. Например, интеллектуально одаренный будущий политик, у которого плохо получается скрывать свое презрение к обществу, находится «под прицелом». Будучи Ласомбра, от него не будет требоваться относиться к обществу терпеливо. Предприниматель, постоянно откупающийся или иным способом прячущийся от корпоративных врагов, может поддаться растущей злости; к нему тоже стоит присмотреться, чтобы понять, может ли его ненависть перерасти в гнев, характерный для лучших крестоносцев клана. Художник, чьи работы подверглись нападению критиков и хозяев галерей, от прихоти которых зависит коммерческий успех, также достоин внимания, чтобы посмотреть, пропадет ли его решимость после неудачи. Если нет, он тоже достоин вступить в ряды ожидающих Геенну.

В любом случае, сир смотрит на душевную организацию и склад ума. Мир непредсказуем и успех не доказывает наличие первого или второго. Опыт учитывается, но, в конце концов, именно душа претерпевает Становление, в то время как все уроки жизни становятся так или иначе бесполезными.

Гордости недостаточно. Кто угодно может быть достаточно гордым, но гордость, незакаленная критикой не относится к качествам выживаемости для неонатов. Амбиции – лучше, особенно, если они лишь частично удовлетворены при жизни. Мстительность во всех ее проявлениях – тоже хорошее качество, потому что бытность вампиром требует терпения. Хладнокровие тоже заслуживает внимания. Довольно сложно найти человеческое существо, способное спокойно оценивать мир, и Ласомбра забирают таких существ с руками и ногами.

Некоторые Ласомбра придерживаются испытанных способов нахождения неонатов. Они присматриваются к правящим институтам общества, иногда обращая взор на некоторые контркультуры. Другие неспешна подыскивают в других направлениях. Некоторые из самых успешных военных лидеров последних крестовых походов при жизни были домохозяйками. В каждом случае глаз будущего сира цепляется за какую-нибудь особенную черту поведения, а последующие испытания открывают девственные источники темных страстей. Другие талантливые Ласомбра вышли из лечебниц для безнадежно больных, лагерей беженцев или медицинских учреждений для работающих бедняков (категория трудящихся, которые по совокупному доходу семьи не достигают прожиточного минимума. Зачастую он ниже суммарного размера пособий, которые семья могла бы получать по программам социальной помощи, если бы работающий член семьи бросил работу и перешел на пособия, - прим. переводчика). Почти везде можно найти человека, который бы хотел перестать быть человеком.

Проверка на крепость
Когда будущий сир находит многообещающего кандидата для Становления, он устраивает ему проверку. В идеале, проверка длится годами, хотя обстоятельства зачастую сокращают этот срок до месяцев или даже менее того.

Сир начинает с того, что бьет по тому, что кандидат считает самым важным в своей жизни. Если это его семья, сир убивает ее или использует Дисциплины и обычные средства, чтобы отвратить его родственников. Если это психическое свойство, сир калечит кандидата или заражает его тяжелой болезнью или каким-либо другим способом лишает его этого свойства. Если это положение в обществе, сир прибегает к серии скандалов, чтобы отдалить кандидата от бывших соратников. Что бы это ни было, настойчивый Ласомбра может это забрать сам или с помощью одностайников или других союзников.

Шаг за шагом вампир отрезает свое будущее дитя от мира. Кандидат должен быть в состоянии сам себя контролировать; Ласомбра рассматривают применение Доминирования для влияния на мысли как жульничество, главное – посмотреть, как кандидат со всем справиться. Кандидат, который ломается под трудностями, часто ужасно кончает. Сир бросает эксперимент, и мало кто беспокоится об излечении нанесенных в процессе ран.

Главная хитрость всего этого заключается в том, чтобы не лишить кандидата цели. Каждая потеря должна становиться побуждением для чего-то нового, будь то просто желание вернуть утерянное или обращение внимания на что-то, доселе казавшееся неважным или ненужным. Вампир без стремления не может сопротивляться Зверю или преуспевать в требовательной среде Шабаша, поэтому Ласомбра предпочитают отделять неудачников от борющихся изгоев еще до Становления. По мнению большинства Клана идеальный кандидат для Становления (и это так же истинно для антитрибу), это тот, кто чувствует свою отчужденность от общества, при этом пытаясь изменить или свергнуть его и не ограничивает себя в выборе средств для этого. Даже если сейчас смертный обращает внимание только на то, что близко, в нем должно быть семя величия, иначе столетия нежизни станут для него непомерным грузом.

От жизни к нежизни
Кандидат, который продолжает бороться не смотря на все невзгоды, по крайней мере, встречается со своим сиром. Скорее всего, в тот момент он не знает, сколько «заслуг» его сира во всего его страданьях. Часто он безбожно врет, говоря все что угодно, что, по его мнению, должно склонить кандидата к принятию вампиризма. Он показывает свои силы и предлагает их кандидату.

Некоторые Ласомбра предпочитают говорить своим кандидатам правду: «Да, я разрушил твою жизнь. Ты выказал стойкость, и теперь я предлагаю тебе власть». Большинство сиров считают такой вариант слишком рискованным, предпочитая рассказывать сказки о том, как они заметили обрушившиеся на дите несчастья, и как силы, предлагаемые ему, могут помочь исправить ситуацию. Шок Становления в той или иной степени мутит рассудок большинства детей – часто случающаяся в процессе утоления жажды резня отдаляет нового Ласомбра прочь от человечества. После того, как потомку будет дана возможность совершить месть или как-либо другим способом справиться с несчастьями своего смертного существования, сир приводит его в общество Шабаша, где начинается обычный процесс обучения и Ритуалов Создания (Creation Rites).

Заметьте, что мстительность не является определяющим качеством при выборе потомка не только во всех, но и в большинстве случаев. Эндрю Эмори удостоился Становления (см. «Тьма требует тебя») во многом благодаря тому, что он отомстил людям, которых ненавидел, но это лишь часть требований, предъявляемых родом Дембы к своим детям. Ласомбра предлагают Становление за разные качества, включая нижеследующие:

  • Честолюбие. Доминирование и Присутствие являются очень привлекательными для смертных, стремящихся к престижу или физическим достижениям, иначе для них недосягаемым. Поэтому в число новичков-Ласомбра входят те, кто начинают нежизнь как вполне успешные боксеры или менеджеры до того момента, пока они полностью не оборвут все связи со смертным существованием.
  • Пытливость. Навязчивое желание понять все о мире и людях зачастую становится подспорьем для появления первоклассных паладинов и ученых.
  • Воинственность. Эта категория включает в основном солдат и бойцов, но ими не ограничивается. Многочисленные крестовые походы Шабаша нуждаются в стратегах и тактиках, шпионах и диверсантах и многих других неявных воинах. Ласомбра любят находить тех, кто проявляет желание проявлять воинскую доблесть вне оков смертной жизни.
  • Специализированные знания. Как среди воинов, так и среди программистов, бухгалтеров, журналистов и специалистов других отраслей. Ласомбра нужны люди, понимающие современный мир. Внимательный старейшина может научиться отлично вести себя в незнакомой культурной среде, но всегда полезно прозрачные виды на будущее. Специалистов привлекает доступ к ресурсам клана и возможность работать за рамками человеческих законов и морали.

После последнего заката
Эндрю осматривал свою новоиспеченную стаю. На каждом из них были шрамы от вчерашнего Ритуала Создания (Creation Rite) и от них несло пролитой сегодня ночью кровью. Они держались уверенно, готовые к покорению мира. Он собирался подпортить им ночку.

   Большинство новичков-Ласомбра не выживают. Дойдя до этого этапа у вас, конечно, уже есть некое преимущество, но никогда даже на секунду не допускайте мысли, что вашему существованию больше ничего не угрожает.

   Больше половины скота, которого мы отбираем для Становления не переживает испытательный срок. Они отчаиваются и оканчивают жизнь самоубийством или ломаются под тяжестью бед или выживают, но выказывают  свою увечность недостойными личностными качествами. По крайней мере один из сотни, а иногда и реже не переживают собственно Становления либо просто умирая, либо становясь настолько безумными и непредсказуемыми, что их необходимо тут же уничтожать.

   Таким образом, из тысячи тех, кого мы сочли достойными после наблюдения, у нас остается 450 или 500. Посмотрите друг на друга и заметьте, что после той первой ночи из десяти вас осталось только восемь. Мы теряем от десяти до двадцати новичков в процессе обучения до формального представления Шабашу. В трудные времена этот процент может удваиваться или даже утраиваться, но никогда этот процент не падает ниже десяти. В слишком многих молодых вампирах остается больше человеческого, чем хорошо для них. Это уменьшает количество до 350 или 400 из изначальной тысячи.

   В последующие пять лет, как показывает опыт, по крайней мере, половина из вас отправится в свои ничем не отмеченные могилы. Вы падете в битвах или согрешите против вышестоящих и встретитесь с правосудием Судов Крови (Courts of Blood) или епархии. Кто-то из вас падет при Мономахии. Кто-то из вас умрет в результате несчастного случая. Некоторые из вас могут попробовать присоединиться к антитрибу, и может даже выжить в этой попытке. Если более семи или менее трех из вас останутся вместе после пяти лет, начиная с этого дня, вы будете воистину очень необычной стаей. Из нашей начальной тысячи выживает столь мало, как двести или столь много, как триста.

   Те из вас, кто выживет на протяжении пяти лет, продолжат сталкиваться с опасностями. Из пяти из вас или около того, кому посчастливится пережить эти пять лет, по крайней мере, один и, возможно, максимум, трое также погибнут на протяжении последующих пяти лет. Эта жестокая метла будет прореживать ваши ряды все реже и реже по мере того, как вы будете выживать. Следующие отсеются за последующие 10 и 25 лет, затем между 25 и 50, следующие между 50 и столетием. Ваши наставники и я также прошли через все эти опасности. Возможно, один из вас получит у Суда Крови право уничтожить меня и подняться на одну ступеньку выше по лестнице поколений. Возможно, после этого один из тех, кто сегодня равен ему, в свою очередь получит право уничтожить его.

   В Камарильи, которая держит своих изнеженных птенцов в золотых клетках, больше вампиров переживают столетний рубеж, нежели в Шабаше. Можете даже, если захотите, попытаться к ним присоединиться. Все что вы при этом теряете – это ваш единственный реальный шанс на выживание, когда придут настоящие враги, свободу выбирать свою собственную судьбу и ценные преимущества, которые предоставляет Винкулум. Да, вы можете вечно существовать в качестве пешки Патриарха и раба Князя. Или вы можете остаться здесь, горя куда ярче и становясь куда, куда более большим, чем вы есть сейчас и чем могут позволить они. Те, кто проявляет упорство в нашей великой борьбе, достигают таких высот власти, о которых не может мечтать ни один человекобоязненный вампир, не говоря уже о добыче.

Ваша жизнь - игра. А вы хотели по-другому?
Записан
Мы правим Бал, Тореадор!

Smetana

  • Гость
Кланбук Ласомбра - перевод
« Ответ #13 : 14 Августа 2015, 14:11:34 »

Продолжать то будете?
Записан