Закуток за книжным шкафом

Форум Все оттенки Тьмы

Расширенный поиск  

Автор Тема: Закуток за книжным шкафом  (Прочитано 31908 раз)

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #100 : 13 Июля 2017, 02:46:10 »

Каспар Хендерсон. «Книга о самых невообразимых животных. Бестиарий 21 века»
Тексты в этих книгах зачастую не менее удивительны, чем иллюстрации. Так, в них рассказывается, что аспид – это животное, которое затыкает ухо хвостом, чтобы не слышать слов заклинателя змей. Пантера – ласковый разноцветный зверь, единственным врагом которого является дракон. А рыба-меч своим острым рылом пробивает и топит корабли.
Но все это не главное. Помимо эксцентричных иллюстраций, причудливой зоологии и религиозных притч в бестиариях содержатся ценные и проницательные наблюдения: это попытка понять и описать, как на самом деле устроен мир. Не боясь ограниченности знаний своей эпохи (и даже не догадываясь об их ограниченности), они воспевают красоту жизни и живого.
© Каспар Хендерсон. «Книга о самых невообразимых животных. Бестиарий 21 века»
Аспиды не могут заткнуть себе ухо. Пантеры не воюют с драконами. А меч-рыба, хоть и способна проткнуть деревянный борт своим «мечом», как правило, оказывается не способна вытащить его обратно. Саламандра, попав в огонь изжарится так же верно, как и любое другое живое существо. Лягушки не рождаются из болотной жижи сами по себе. Мы, люди, давно это знаем и можем разве что посмеяться над представлениями наших предков. Грифоны, мантикоры и василиски давно покинули страницы зоологических справочников, перебравшись в справочники мифологические и фантастические. Означает ли это что чудес не бывает?..
В этой книге двадцать семь разделов, каждый из которых условно посвящен какому-либо реально существующему или когда-то существовавшему животному. Но начав свое повествование, Хендерсон уводит читателя дальше. Так, первая глава, посвященная аксолотлю, удивительному созданию, обитающему в Южной Америке, упоминает ещё и поверья, связанные с саламандрами. А также затрагивает теории переселения на сушу позвоночных, и перспективы, которые могут открыться перед современной медициной, благодаря исследованию «главного героя» главы.
Вдохновляясь упомянутыми в начале книги средневековыми бестиариями, Хендерсон рассказывает понемногу обо всем. Об открытиях и заблуждениях, об удивительных навыках и свойствах животных, о человеке и его деятельности. И, словно желая напомнить читателю, что место человека не вовне, а внутри, разместил в книге главу об удивительных свойствах человека. Между рассказом о гонодактилусе – раке-богомоле, не взирая на скромные размеры, способного сломать руку неосторожному пловцу, и многообразии органов зрения и главой об иридогоргии, симметрии, днк и красоте.
Разумеется, эта книга не отвечает на все вопросы, которые могут возникнуть у читателя. Разумеется, не все теории, упоминаемые в этой книге, выдержали «столкновение с реальностью», а какие-то вполне могут рассыпаться в прах, как только будут обнаружены новые факты. Но «Бестиарий» Хендерсона с пометками на полях, оригинальными иллюстрациями, достойными средневековых справочников и черно-белыми фото не претендует на истину. В конце концов наши потомки вполне могут отнестись к современным открытиям и прорывам в науке с тем же снисхождением, с которым мы оцениваем ошибочные утверждения наших предков.
И, если, создавая свой бестиарий, Хендерсон ставил перед собой задачу воспеть жизнь и красоту форм которые она принимает – у него, по моему мнению, это получилось.
Категория: Лучшее. На одном дыхании
« Последнее редактирование: 13 Июля 2017, 02:53:19 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #101 : 17 Июля 2017, 16:16:01 »

В начале-середине 90-х фильм, снятый по мотивам этой книги, стал на постсоветском пространстве, чуть ли не символом сексуальной раскрепощенности и примером того, каким разнообразным может быть секс в пределах одной пары. О фильме говорили, его ставили в пример, его название стало даже в какой-то мере эпонимом. «У них там свои девять с половиной недель», говорили о парах, предпочитавших проводить время наедине, а не в кругу друзей. Собственно, это достаточная информация о фильме. Но есть ещё и книга, по мотивам которой он снят.
Однажды (много лет назад), в одной книжонке, бог весть как попавшей мне в руки, один из персонажей упомянул этот фильм, в качестве примера красоты сексуальных взаимоотношений и эротичности (разумеется, дело было на постсоветском пространстве). Но его собеседница парировала, что читала книгу и знает, что героиня оказалась по итогу в психлечебнице, а вовсе не отчалила на автобусе навстречу восходящему солнцу (или заходящему, а может и в туман, уже не помню таких подробностей), как это было в фильме.
И года три назад мне стукнуло в голову, что не мешало бы прочесть сие произведение, чтобы узнать, в чем собственно разница.

Элизабет Макнейл. «Девять с половиной недель» (18+)
У него в квартире три кошки, все три одинаково безучастные и не обращают на него никакого внимания, так же как он не обращает внимания на них. Он снабжает их едой и питьевой водой и ежедневно меняет песок в лотке, и, кажется, считает это само собой разумеющейся обязанностью, а они с полным правом рассчитывают на регулярное предоставление им этих услуг.

«Дело обстоит так, послушай. Пока ты со мной, ты будешь делать, как я сказал. Пока ты со мной, – он просто повторяет, не меняя тона, – ты будешь делать, как я сказал».

Осталось только изысканное удовольствие, давно забытое наслаждение: стать сторонним наблюдателем своей собственной жизни и, отказавшись от всякой индивидуальности, отречься от самой себя.
© Элизабет Макнейл. «9 ½ недель»
Книга и фильм – это две, хоть и похожие, но все же разные истории. Точнее история – одна. А вот героини – разные, и в фильме есть тому подтверждение. И, для героини фильма все, как мне кажется, заканчивается. А вот для героини книги не закончится, вероятно, никогда.
Это одновременно воспоминание и исповедь. Откровенная и болезненная попытка то ли рассказать, то ли осознать происходившее в течение обозначенного в заглавии промежутка времени. История падения в пустоту и деградации. И о насилии. А об этом говорить практически всегда сложно, неприятно, да и… не принято. И реакция, как правило, бывает крайне противоречивой.
И, может быть поэтому мне очень сложно дать оценку прочитанному. А ещё потому, что каждый раз, когда при прочтении у меня возникал вопрос «неужели подобное возможно?»  где-то в глубине возникал ответ «да, такое возможно». Такое может случиться, когда манипулятор находит свою идеальную жертву. И тогда все зависит от того, как далеко манипулятор готов зайти.
Я не даром использую именно это слово. И, не даром я говорю именно о насилии. Потому что атрибутика здесь роли не играет. Ремни, хлысты и цепи здесь имеют мало общего с БДСМ.* И доминантная позиция главного героя не должна вводить читателя в заблуждение.
«Ты такая же больная, как и я», говорит в какой-то момент персонаж книги главной героине. И, это правда. «Девять с половиной недель» не про любовь, и даже не про секс. Все события, все сцены, вся атрибутика здесь – художественный анамнез. История болезни, порожденной бесплодными попытками хоть как-то заполнить пожирающую изнутри пустоту, зависимостью и равнодушием.
Истории подобные этой, пусть и в иных формах случаются повсеместно, и не всегда жертвой оказывается женщина, как и мужчина – манипулятором. А потому, эта книга безусловно меня зацепила. Она не могла не зацепить. Но вряд ли я однажды открою её снова, чтобы перечитать.
* Правда для того, чтобы понять это, мне потребовалось несколько разъяснительных бесед со специалистами
Категория: Зацепило. Больше никогда

P.S. На всех найденных мной обложках фигурируют персонажи фильма. А потому... картинки не будет)
« Последнее редактирование: 20 Июля 2017, 01:08:15 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #102 : 20 Июля 2017, 01:13:38 »

Флориан Зеллер. «Наслаждение»
Но я уже не очень хорошо понимаю, о чем рассказываю. Образы больше не выстраиваются четко в моей голове, они наслаиваются друг на друга, и в конце концов звучит нечто вроде какой-то странной симфонии, ни темп которой, ни финальная тема больше от меня не зависят. Образы же – вот они: я вижу Робера Шумана, произносящего свою речь в защиту мира, я вижу, как Миттеран пожимает руку Колю в Вердене, я вижу Ионеско, сочиняющего последнее письмо папе римскому, и Чорана, с его сточной канавой. Я вижу Андре Бретона, который улыбается молоденькой девушке, и Викторию, раздевающуюся в гостиничном номере. Я вижу Мишеля Лейриса, склонившегося над письменным столом, и Бетховена, умирающего в одиночестве.
А еще я вижу Николя, который выходит из кафе, где он только что листал газету с объявлениями в надежде найти квартиру-студию с комнатой для ребенка. Теперь он неуверенно идет вперед по улице, словно солдат с какой-то бессмысленной войны, и я спрашиваю себя, о чем он думает. О встрече с продюсером?
© Флориан Зеллер. «Наслаждение»
Ну что тут сказать – когда автор перестает понимать, о чем думает персонаж и запутался в том, о чем говорит, книгу действительно пора заканчивать. И, да, я опять выдрала цитату для эпиграфа из заключительной части, потому что она наиболее лаконична и показательна.
Эта книга вышла в серии «Интеллектуальный бестселлер». Карманный формат, твердая обложка, 246 страниц шрифта чуть крупнее среднего. И пометка «Европейский роман». Но, как бы я не относилась к современному стремлению называть «романами» даже то, что и на повесть-то иной раз не тянет, право «Наслаждения» именоваться так я оспаривать не буду.
История, лежащая в основе повествования, довольно банальна. Тысячи пар, по всему миру начинают свои взаимоотношения, полные романтических надежд и возвышенных ожиданий. И тысячи же расстаются, унося с собой опустошение и разочарование. Это настолько обыденно, что не тянет даже на рассказ. Но Зеллер весьма творчески подошел к воплощению этой истории.
На протяжении всего произведения Зеллер упоминает различные исторические и политические события во Франции и в Европе в целом*, факты из жизни Бетховена, Сартра и других личностей, цитаты из различных книг. И увязывает это все в единое целое со взаимоотношениями своей довольно интеллектуальной парочки, расцвечивая тем самым банальную историю довольно интересными параллелями. Он вкладывает в головы героев мысли, созвучные идеям классиков и размышления о прочитанном. И это, по большому счету, здорово, и могло бы сделать эту книгу весьма увлекательной для меня несмотря на вполне прогнозируемый финал… Но.
Некоторые сцены этой книги пришли из некоего идеализированного мирка эротических фантазий, имеющего мало общего с реальностью. И скрыть весьма неприглядные аспекты одной из сцен за поэтизацией и романтизацией мягко говоря не удалось. А кое-какие образы, использованные Зеллером заставили меня смеяться буквально до слез, хотя сомневаюсь, что автор собирался придать повествованию комичный оттенок.
Что же касается попыток влезть в голову главной героине, то тут все обстоит ещё хуже. Я не говорю, что её реакции так уж сильно странны, но после прочтения книги, у меня появилось стойкое ощущение что Зеллер не просто не понимает женщин, а… как будто видел их только издали и на страницах книг. Таких, например, как «Эммануэль». А может, образ Полин, это образ все из того же полного очарования идеализированного мирка, который я упомянула выше, и в который к концу книги Полин благополучно перестала вписываться. А может это просто собирательный образ, состоящий из реакций героинь разных книг. Кроме «Эммануэль» я обнаружила плохо замаскированную отсылку к новелле «С широко закрытыми глазами».
И в результате интересная и яркая общая идея книги очень много теряет за счет непроработанных образов, недостоверных элементов и довольно глупых сравнений. Короче, как обычно, «дьявол кроется в деталях».
*как минимум одно из них в корне не верно, но видимо Зеллер  рассчитывал, что читатели из далекой России никогда не прочтут сие творение французского гения, а потому не стал перепроверять факты.
« Последнее редактирование: 20 Июля 2017, 16:41:27 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #103 : 21 Июля 2017, 17:54:12 »

Драгоценные мои, возник такой вопрос. Кого из авторов можно было бы назвать основоположником "жестоких игр" в книгах? Вот всех этих реалити-шоу, где с той или иной степенью вероятности можно погибнуть? Самое старое что я смогла найти через гугл это "Премия за риск" Шекли, 58-го (вроде бы) года.
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

Алекс Мэрсер

  • Ветеран
  • *****
  • Пафос: -26
  • Сообщений: 5841
    • Просмотр профиля
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #104 : 22 Июля 2017, 00:48:24 »

Хм.
Я даже не знал, что настолько древняя идея.
Но с б-О-О-ольшим натягом - По, Колодец и Маятник.
Там правда, ближе к Пиле.
Но разгадывать ловушки на время тоже надо.
А вот именно чтоб шоу и награда... то эта Премия вполне возможно ообще первая.
Ну если какие-то гладиаторские бои не описывать.
Записан
НЕ В СИЛАХ ЖИТЬ Я КОЛЛЕКТИВНО:
 ПО ВОЛЕ ТЯГОСТНОГО РОКА
 МНЕ С ИДИОТАМИ - ПРОТИВНО,
 А СРЕДИ УМНЫХ... ОДИНОКО.

Zohri

  • Ветеран
  • *****
  • Пафос: 62
  • Сообщений: 7063
    • Просмотр профиля
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #105 : 22 Июля 2017, 11:47:10 »

Драгоценные мои, возник такой вопрос. Кого из авторов можно было бы назвать основоположником "жестоких игр" в книгах? Вот всех этих реалити-шоу, где с той или иной степенью вероятности можно погибнуть? Самое старое что я смогла найти через гугл это "Премия за риск" Шекли, 58-го (вроде бы) года.
Шекли похож на правду, но сложно сказать уверенно т.к. те же гладиаторские игры древнего Рима по сути это из себя и представляют.
Записан
Sometimes you wake up. Sometimes the fall kills you. And sometimes, when you fall, you fly.
Life is a horizontal fall.

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #106 : 22 Июля 2017, 16:01:54 »

Алекс, Зохри, спасибо.
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #107 : 24 Июля 2017, 22:23:32 »

Мариам Петросян. «Дом в котором…»
«Переселяемому в четвертую группу настоятельно рекомендуется избавиться от любого вида измерителей времени: будильников, хронометров, секундомеров, наручных часов и т. д. Попытка сокрытия подобного рода предметов будет немедленно выявлена экспертом, и, в целях пресечения дальнейших провокаций подобного рода, нарушитель понесет наказание, определенное и утвержденное экспертом.
Переселяемому на территорию 3-й группы, иначе именуемой «Гнездовищем», рекомендуется иметь при себе следующие предметы: набор ключей (неважно от чего), два цветочных горшка в хорошем состоянии, не менее четырех пар черных носков, охранный амулет-противоаллерген, беруши для ушей, книгу Дж. Уиндема «День Триффидов», свой старый гербарий».

«Здесь когда-то были окна. И коридор был намного светлее. Никому и в голову бы не пришло их замуровывать, если бы не надписи. На стеклах не оставалось просветов. «Они» покрывали их надписями и уродливыми рисунками сверху до низу, а как только стекла отмывали или вставляли новые, все начиналось с начала. Ни дня эти окна не выглядели по-божески. ...
Это не было детской шалостью, как можно было подумать вначале, хотя уже тогда можно было кое о чем догадаться, ведь в спальнях и классах такого не делали. Но только увидев черные стекла он понял, насколько его подопечные боятся этих окон, как они их ненавидят. Окна в Наружность…»
© Мариам Петросян. «Дом, в котором…»
Иногда мне попадаются книги, которые нельзя читать отстраненно. Не «не получается», а именно нельзя. Что бы их понять надо в них погрузиться. Увидеть мир изнутри. Дышать его воздухом. И это не так просто, как кажется, потому что такие книги, особенно в самом начале, могут вызывать некоторое отторжение. Реакцию иммунитета на погружение в чуждую среду. Но чуть позже, затягивают в сказку, в пугающее, но все же прекрасное чудо. Этому можно сопротивляться, но тогда мимо пройдет целый мир.
И да, эта книга из таких. Великолепный, легкий стиль изложения рождает ощущение, что персонажи действительно говорят со страниц книги. Каждый из них индивидуален, настолько, что мысль о том, что они выдуманы кажется кощунственной. И довольно быстро читателю предстоит понять, что здесь все по-настоящему, даже если кажется поначалу игрой.
Читая аннотации к книгам, я много раз сталкивалась с громким «это книга-загадка, книга лабиринт», но за редким исключением лабиринт оказывался просто затененным коридором с парочкой зеркал и поворотов, а обещанные тайны и загадки разочаровывали очевидностью и прозрачностью. Про «Дом» мне такого никто не обещал, но будь такое написано на его обложке, я бы с этим безусловно согласилась.
Здесь прошлое смешивается с настоящим, а события, происходящие «здесь-и-сейчас», показаны глазами разных персонажей. Но это не похоже на мозаику, из которой надо сложить целостную картину. Скорее на нить, окрашенную в разные цвета, с изменчивой фактурой и плотностью. И эта нить, со всеми узлами и петлями – и есть история. И она же «путеводитель» по миру, открывающемуся на страницах книги.
Миру исключений, которые сами создали правила для себя. Крохотному мирку и бесконечно огромному миру тех, кого отвергла реальность, до отвращения похожая на нашу. И продолжает отвергать, так же как они теперь отвергают её. Здесь, за стенами обветшалого Дома свои законы, непонятные пришельцам извне. Здесь тайные послания находятся на самом виду, страхи обретают форму, а пространство текуче и пластично. Главное не выпускать путеводную нить, как бы ни была притягательна мысль заблудиться в этом мире, созданном не для нас.
Потому что мы были и есть – снаружи. Мы пропахли Наружностью до самых костей, а потому нам никогда не стать для них – своими. Нам никогда не понять их мир до конца. И об этом не стоит забывать.
Категория: Лучшее


P.S. На этой книге стоит ценз 12+. Но лично я не знаю ни одного 12-тилетнего ребенка, которому я рекомендовала бы её прочитать. Мой вердикт – не раньше 14-ти. Но, разумеется тут каждый решает сам.

Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #108 : 28 Июля 2017, 02:49:55 »

Чангизи Марк. «Революция в зрении. Что, как и почему мы видим на самом деле»
… цветность, бинокулярность, распознавание движения и объектов. Если выражаться языком супергероев, это телепатия, предвидение, спиритизм и рентгеновское зрение. Сейчас вы, вероятно, думаете: «Откуда у нас взяться этим способностям? Автор, предполагающий такое, наверняка чокнутый». Позвольте сразу же вас успокоить: в этой книге не будет рассказов о сверхъестественном. Да, я в самом деле утверждаю, что мы обладаем четырьмя этими сверхспособностями, но обеспечиваются они нашим телом и мозгом, безо всяких таинственных сил, волшебства и мошенничества. Поверьте, я зануда, упертый ученый сухарь, который раздражается, когда по какому-нибудь научно-популярному кабельному каналу показывают передачу о призраках, мистике и тому подобной чепухе.
© Марк Чангизи. «Революция в зрении»
Итак, книга о суперспособностях, которыми наделяет нас зрение и, конечно же, наш мозг. Разумеется, если наши сверхспособности сравнить с теми, которыми обладают персонажи «супергеройских вселенных», они покажутся довольно скромными. Но какой была бы наша жизнь без них?
В книге, всего четыре главы, каждая из которых довольно объемна и позволяет в подробностях рассмотреть каждую из заявленных способностей. Глава о цветовом зрении порадовала цветом, который мы видим, но не воспринимаем. Более того – этот цвет может быть технически… разного цвета. В главе о рентгеновском зрении, помимо объяснения основных различий между панорамным и бинокулярным зрением Чангизи рассуждает о том, как можно было бы использовать бинокулярность для увеличения эффективности в работе. Правда, подозреваю, что для части подобных нововведений нам потребуются если не новые мозги, то основательно прокачанные имеющиеся. Глава о предвидении будущего рассказывает о движении, оптических иллюзиях и о том, как наш мозг, устраняет собственные ошибки. Четвертая глава посвящена письменности и, соответственно спиритизму. Здесь подробно рассказывается о восприятии нами объектов и высказывается предположение почему буквы имеют именно ту форму, к которой мы привыкли. И, хотя эта глава показалась мне наименее обоснованной в сравнении с предыдущими, это не испортило общего впечатления о книге. Тем более, что Чангизи не перегружает текст научными терминами и говорит с читателем понятным языком, не слишком при этом примитивизируя объяснение.
Мы можем определить нездоровье и основные эмоции собеседника основываясь только на визуальной информации. Мы предвидим будущее и, благодаря этому, можем быстро двигаться и уворачиваться. При соблюдении некоторых условий мы можем видеть сквозь непрозрачные предметы. У нас есть письменность. И, как ни крути, каждая из рассмотренных Чангизи способностей и особенностей зрительного восприятия действительно удивительна, хотя мы, как правило, этого не осознаем.

Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #109 : 05 Августа 2017, 05:29:42 »

Лорен Оливер. «Паника»
Хезер закрыла глаза и вдохнула воздух. Пахло Паникой. Пахло летом. У кромки воды неожиданно заиграли цвета и музыка, раздался смех. Фейерверки. В быстрых вспышках красного и зеленого света Хезер увидела, как Кейтлин Фрост и Шэйна Лэмберт смеются, согнувшись пополам, пока Патрик Калберт пытается поджечь еще несколько ракет.
… ей почему-то казалось, что со времен школы прошли долгие годы. Будто эти четыре года [старшей школы] были долгим однообразным сном. Возможно, думала она, это потому, что люди никогда не меняются. Все дни просто смешались в один, который останется в прошлом.
В Карпе не случалось ничего интересного. Ничего удивительного.
© Лорен Оливер. «Паника»
Начав знакомство с творениями Лорен Оливер именно с этой книги, а не с более прославленных её произведений, я была готова к разочарованию. И потому, завязка истории меня приободрила.
Небольшой американский городок. Подростки, только-только закончившие школу. Отсутствие перспектив у большинства из них… И игра, победа в которой может принести довольно кругленькую сумму, особенно по меркам подростка. Тайная игра, деньги на призовой фонд которой собирают ученики местной школы, многие из которых мечтают однажды сыграть и выиграть. Опасная игра, потому что за семь лет её существования три человека погибли. И, разумеется, главная героиня книги решила в ней поучаствовать. Спонтанно.
Конечно, книга ориентирована в первую очередь на подростков. И, может быть, именно поэтому тема «жестокой игры» смягчена до полной невнятицы. Нет, разумеется, в книге достаточно четко сказано о последствиях подобного летнего времяпровождения. И даже присутствует некоторый элемент «преодоления». Но в общем и целом Паника не пугает, не смотря на происходящие довольно мрачные события. Да и игры как таковой, в книге было не так уж и много.
Я могла бы оправдать эту книгу, сказав, что дело в том, что я уже давно не подросток. Но я помню, что означает им быть. Да, в этой книге повествуется о многом. О поиске себя и о растерянности перед «лицом будущего». О том, что проблемы нельзя решить с помощью подобных игр, а скорее добавить себе неприятностей. Об ответственности, которой приходится учиться и умении прощать. А ещё о том, что жизнь – не такая уж плохая штука. Но лично мне не хватило в первую очередь контраста. Когда речь идет о преодолении, когда речь идет о принятии себя и будущего, он должен присутствовать.
А если добавить сюда предсказуемый сюжет, не менее предсказуемый финал и, как мне показалось, довольно небрежный перевод… То «Паника» стала для меня просто ещё одной прочитанной книгой, которую я вряд ли когда-нибудь возьмусь перечитать.

Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #110 : 09 Августа 2017, 05:53:04 »

Энг Тан Тван. «Сад вечерних туманов»
The Man Asian Literary Prize (Азиатский Букер) 2012 года
Извилистая дорожка в туннеле из деревьев усилила эффект безбрежно распахнутого над водой неба. В центре пруда шесть высоких узких камней сгрудились в миниатюрный известняковый горный хребет. На противоположном берегу стоял павильон. Соединяясь со своим отражением в воде, он казался висящим в воздухе бумажным фонариком. В нескольких шагах сбоку от павильона росла ива, ее опущенные ветви припадали к воде пруда.
… в саду всегда жила одна цапля: нерушимая цепочка птиц-одиночек. Понимая, что это никак не может быть та самая птица, залетевшая из почти сорокалетнего прошлого, я смотрела на нее и надеялась, что она – именно та. Хотелось верить, что попавшей в это святое прибежище цапле как-то удалось ускользнуть из цепких пальцев времени…
© Энг Тан Тван. «Сад вечерних туманов»
Эта книга раскрылась мне столь многими оттенками и полутонами, что я даже не знаю с чего начать. Истории в истории, воспоминания в воспоминаниях. Иногда короткие, как вспышки, иногда продолжительные, но вместе с тем не вызывающие ощущения раздробленности.
Это просто рассказ главной героини о времени, проведенном в ученичестве у садовника Накамуро Аритомо. Бывшего садовника императора Японии. В то время как сама Тео Юн Линь – бывшая узница японского концлагеря. Ученичество для Юн Линь – единственная возможность создать настоящий японский сад для погибшей сестры. Ведь даже будучи «гостьей императора», как называли японцы своих узников, та не переставала восхищаться искусством японских садовников.
Примерно тоже сказано и в аннотации к книге, и это бесспорно правда. Но правда уплощенная, не передающая всей глубины этой истории.
Надо сказать, что книга не сразу захватила меня. Сначала это были просто воспоминания главной героини, на фоне событий её настоящего. Книга легко читается, и даже обилие местных (и не только) словечек не затрудняло восприятие. Но постепенно, новые и новые детали расцвечивали уже прочитанное новыми красками. Случайно оброненная фраза меняла контекст уже изложенных событий. И это меня увлекло. И о многом заставило задуматься.
В повествовании довольно много места отведено событиям в послевоенной Малайе. И это справедливо, потому что они по сути своей мало чем отличаются от событий времен оккупации. Не менее справедливо, что Энг Тан Тван охватывает и другие аспекты. А ещё, что бы не утверждала аннотация, Аритомо, центральная фигура повествования, через которого автор напоминает читателю о ином мировосприятии, свойственном японцам, так и остался недораскрытым. «Предположение», о котором упоминает обложка, лично для меня так и осталось предположением. Ведь людям свойственно додумывать и искать объяснения там, где их нет.
И сейчас, когда книга уже прочитана, я не могу отыскать в книге хоть какой-нибудь недостаток. В моем восприятии она сама подобна японскому саду, гуляя по тропинкам которого невозможно оценить его целиком, пока не пройдена каждая тропинка, не ухвачена каждая, иногда внезапная, но всегда гармоничная деталь. Во всяком случае именно таким представляется мне сад Югири, со слов автора. И, одновременно, в своей отточенной незавершенности она похожа и на хоримоно, искусство, которому, как и многому другому, тоже нашлось место в этой книге. Я не знаю планировал ли писатель Энг именно такой эффект, но это прекрасно, даже если получилось случайно.
«Юноша, – произнес старый монах, – скажи мне: ветер ли находится в движении или флаг заставляет двигаться ветер? Кто из них – зачинатель движения?»
– И что ты сказал? – спросила я.
– Я сказал: «Они оба в движении, святой отец».
Монах сокрушенно покачал головой, явно огорченный моим невежеством.
«Придет день, и ты поймешь, что нет никакого ветра и флаг не движется, – сказал он. – Только души и умы людей не ведают покоя».
© Энг Тан Тван. «Сад вечерних туманов»
Категория: Лучшее
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #111 : 31 Августа 2017, 07:13:13 »

Карл Руис Сафон. «Трилогия тумана»
Откровенно говоря, в отрочестве я не читал книг, причисленных к категории литературы для юношества. По моему разумению роман для подростков и произведение, предназначенное для широкого круга читателей, почти ничем не отличаются. Мне всегда казалось, что юные читатели более восприимчивы, чем люди старшего возраста. К их чести, надо сказать, что они наделены смелостью, прямотой и лишены предрассудков. В их лице автор получает благодарных читателей, или же они отвергают его, решительно и бесповоротно. Молодые люди – непростая и требовательная аудитория, но мне нравятся правила игры, навязанные юностью.
© Карл Руис Сафон. Предисловие к «Владыке Тумана», первой книге трилогии
В трилогию вошли ранние произведения Сафона, относящиеся, к тому периоду, который он сам называет «детским». Ему хотелось писать такие книги, которые будут интересны юным читателям, и которые они с удовольствием будут перечитывать в более зрелом возрасте. Произведения не связаны между собой ничем, кроме основного построения сюжета, но самому автору нравится считать их частью единого цикла. И, видимо, поэтому, на русском языке их издали под одной обложкой.
И с цензом 16+. Как, собственно, и произведения его «взрослого» цикла, но о них в другой раз. В данном конкретном случае, издатели здорово переоценили современных шестнадцатилетних юношей и девушек. Эти произведения не для них, несмотря на то, что главные герои каждой из частей трилогии как раз от 16-ти и старше. Несмотря на то, что в «Владыку Тумана» Сафон привнес толику чувственности, а в «Сентябрьские огни» - немного первой любви.
Серьезно. Не думаю, что современным 16-тилетним будет так уж интересно читать о затонувшем корабле, разлученных во младенчестве близнецах, которым грозит страшная опасность и Тени, заключенной в прозрачный флакон. Не думаю, что насквозь сказочный антураж «Дворца Полуночи» и «Сентябрьских огней» тронет их сердце. А потому, эта книга – для тех, кто ещё не разучился верить в чудо. В сказку, которая хоть и содержит пугающие элементы, но все же остается при этом сказкой. Красивой, яркой и увлекательной. Такой, которую придется читать взахлеб, прячась под одеялом с фонариком, потому что все равно не заснешь, пока не узнаешь, чем все закончилось. Эти произведения действительно такие.
Но я уже слишком взрослая. И мне было скучно, несмотря на то, что все три части написаны очень красочно и в них практически отсутствует «вода», наращивающая объем произведения. Мне было знакомо все, о чем мне рассказывал Сафон. А ещё, я прекрасно знала и что ждет за следующим поворотом, и чем все закончится. Увлекательный слог повествования не мешал отмечать детали, места и повороты, которые уже не однажды видела во множестве других книг, большую часть которых я давно уже переросла.
Во мне больше нет той наивности, которая нужна для чтения такого рода литературы. И, мне правда жаль, что этой трилогии не существовало, когда мне было 11-12 лет. Потому что в то время, я читала бы её именно взахлеб, хотя и не факт, что «Трилогия» стала бы той книгой, которую я взяла бы во «взрослую» жизнь.
Категория: Прочитано
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #112 : 02 Сентября 2017, 06:10:59 »

Карл Руис Сафон. Цикл «Кладбище Забытых Книг»
«Тень ветра», «Игра ангела», «Узник Неба»
На рассвете печатник направился к Морской стене. Останки корабля, на котором вернулся в Барселону Эдмонд де Луна, качались на волнах. Море уже начало уничтожать корпус и проникало внутрь, как в дом без стен. Обыскав недра корабля в призрачном свете зари, печатник наконец нашел то, что искал. Морская соль уже съела часть линий, но чертежи величайшего лабиринта книг оставались нетронутыми - такими, как их нарисовал Эдмонд де Луна. Семпере сел на песок и развернул их. Его разум не мог постичь сложную арифметику, составляющую эту иллюзию, но он сказал себе, что найдутся более способные умы, которые растолкуют ее секреты, и что до тех пор, пока более мудрые не найдут способ сохранить лабиринт и напомнить о цене зверя, он будет держать чертежи в семейном сундуке, покуда однажды, в чем он не сомневался, не найдет создателя лабиринтов, заслуживающего того, чтобы взяться за задачу такого масштаба.
© Карл Руис Сафон. «Огненная роза» (Перевод: группа «Исторический роман»)
Чем отличаются «взрослые» произведения Сафона от тех, которые он сам считает детскими? Хотелось бы написать, что ничем, но это будет неправдой. В «Тени ветра», и далее появляется жестокость. Уже не абстрактно-метафизическая, а вполне реальная жестокость, которая может случиться и случается без вмешательства потусторонних сил. Жестокость, источником которой является человек. Во взрослых произведениях он затрагивает более скользкие темы. Ну и, разумеется, чувственность, предназначенная для взрослых, более откровенна чем та, которую он «впустил» в свои детские произведения.
Но есть фишка, которая их объединяет. Предыстория. Нет, предыстория, по крайней мере в детских повестях, у каждой своя, но она обязательно есть. Читатель допущен, так сказать к финалу действа, и ему рассказывается, иногда весьма и весьма подробно, содержание предыдущих актов. Особенно ярко предыстория (нет, не правильно: ПРЕДЫСТОРИЯ!) проявилась в первой книге цикла, «Тень ветра». И, скажу честно, если бы я начала знакомство с произведениями Сафона с этой книги, на ней бы оно, скорее всего и закончилось.
И дело не в недостоверности некоторых персонажей, не в наивной глупости главного героя и его малоубедительного, хоть и харизматичного помощника. Дело в той самой предыстории, а точнее прошлого малоизвестного писателя Хулиана Карракса, которую восемнадцатилетний Даниэль пытается узнать. Она открывается по частям. Из уст разных людей. И почти каждый рассказчик повествует не только о событиях, но и о чувствах объекта расследования. Никак не обосновывая откуда собственно им известно, например, о ярости, обуревавшей Хулиана по утрам. Все эти рассказчики так легко и так охотно делились с персонажами своими частями истории, что у меня сложилось впечатление, что, если бы у Даниэля была возможность отказаться от поисков, они бы приходили к нему домой, чтобы ввести его в курс дела.
С мистикой там тоже, как по мне, проблемы. Из мистичного – особняк с плохой историей и сны престарелой и, по-видимому, слабоумной няни одной из героинь прошлого, считавшей что во снах и видениях ей являлся ангел, попахивавший серой. Некоторая «параллельность» судеб Даниэля и Хулиана меня тоже не тронула. Слишком уж все оказалось одновременно вычурно и никак. И, даже то самое Кладбище Забытых Книг, которое дало название всему циклу, скорее всего оказалось бы похороненным под пошловатыми шуточками, не внушающими доверия событиями и аж двумя с половиной историями любви.
Но на Кладбище я уже побывала вместе с Давидом Мартином и сеньором Семпере, дедом Даниэля. Давид Мартин, хоть и не сильно впечатлил меня своей историей (впечатлениями я делилась вот здесь), был знаком как с отцом Даниэля, так и с его матерью. Андреас Корелли, мистический антагонист из «Игры Ангела», крайне отдаленно, но все же напомнивший мне Воланда, хоть на первый взгляд и не оставил следа в этой истории, словно присутствовал и в этом произведении. И мне казалось, что в «Узнике Неба» должны быть какие-то ответы, или хоть какое-то подтверждение связи этих двух, вроде бы, не слишком связанных историй. Так что за «Узника» я все же взялась. К слову, с большой неохотой.
И… проглотила его в практически в один присест. Не могу с уверенностью сказать, почему «Узник» произвел на меня гораздо лучшее впечатление чем две предыдущие книги. Может быть я успела свыкнуться с недостатками, которые отмечала раньше. Может быть, повлияло то, что персонажи глупили значительно меньше. А может быть, дало о себе знать отсутствие новых «любовей» в сюжете. А может, все вместе, плюс хороший язык и качественные описания – последнее всегда было моей слабостью, что уж тут.
Сафон по-прежнему не чурается штампов приключенческой литературы. Тут есть и побег из тюрьмы по методу Дюма, и яд во флаконе, и ожившие «призраки» прошлого, и предыстория. Но на этот раз с основной предысторией читатель знаком больше, если читал «Тень ветра» и «Игру ангела».
Эта книга – продолжение «Тени ветра» и одновременно другая история Давида Мартина. Не скажу, что более логичная, как и не скажу, что симпатия самого автора по отношению к этому персонажу перестала чрезмерно проступать сквозь страницы. Но на этот раз я действительно увлеклась чтением. Эта история, не завершает цикл. Она не отвечает на вопросы, которые возникают при прочтении. Но она достаточно ясно дает понять, что замысел автора больше, и что рассказана пока что лишь часть. А если учесть «Огненную розу», легенду, которую судя по эпиграфу однажды рассказал (а может придумал) Давид Мартин, то история и вовсе началась задолго до рождения как самого Давида, так и Даниэля Семпере.
Безусловно – продолжение следует, и я, к своему удивлению, заинтересовалась, целой, пока ещё на показанной картиной. Правда любопытство мое сродни реакции ленивой собаки на внезапный и далекий шум – не более чем просто приподнятое ухо, дабы попытаться понять требуется ли погавкать или можно спать дальше. Как я уже говорила, крупномасштабные циклы немного не моё.

« Последнее редактирование: 02 Сентября 2017, 06:27:33 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #113 : 11 Сентября 2017, 04:24:28 »

Фредерик Рувиллуа. «История бестселлеров»
Важно не только появиться вовремя, но, бывает и вовремя запоздать: иногда нужно и подождать. Ибо драма бестселлеров, или, уж по крайней мере, большинства из них, в том, что они – скоропортящиеся и быстро исчезающие как из списков продаж, так и из людской памяти, словно их никогда и не было. (…)
Что касается выживших – они становятся лонгселлерами, но не стоит забывать и о том, что в некоторых случаях обе эти категории, хотя и различные, слава Богу, совпадают.
© Фредерик Рувиллуа. «История бестселлеров»

(И, не спрашивайте меня, причем здесь Бог, пожалуйста.)
Дареному коню в зубы не смотрят. Но бесплатный сыр, как известно, только в мышеловке. Между этими двумя народными мудростями очень сложно (если вообще возможно) удержать баланс. И вполне логично, что с этой книгой мне это не удалось.
Что заставляет мои волосы до сих пор шевелиться это качество вычитки. Мало того, что из ни один двух редакторов, указанных на последней странице, не заглянул в материал, который они собрались публиковать. Ко всему прочему переводчик по-видимому отправил в редакцию черновик. Серьезно. Пропущенные буквы в словах, пропущенные предлоги, неправильное склонение. Название одной из книг дважды переведенное как «Благоволительницы» в следующем абзаце превращается в «Благотворительницы». Советская цензура, оказывается, назвала роман Пастернака «Доктор Живаго» антидемократическим! Уже одно это превратило чтение сего опуса в акт самомазохизма.
Материал самой книги плохо структурирован в том, что касается хронологии, географии и заданного самим Рувиллуа деления на части. И потому часть, которая рассказывает о издателях затрагивает и авторов книг, и реакцию читателей. Часть, которая должна рассказывать о работе автора говорит об издателях и издательствах не меньше чем предыдущая, создавая некоторую путаницу и раздражая повторами. Ну а что касается части о читателях, то тут Рувиллуа ещё и плохо скрывает свое презрение к этому «широкому кругу». Одна только ремарка «для тех, кто ничего другого не читал» около «Властелина Колец», занявшего 9-е место в списке самых издаваемых книг в мире, чего стоит.
Кроме того, он и сам явно читал далеко не все книги, которые упоминает, но берет на себя смелость пересказывать читателю содержание. Лично я долго пыталась вспомнить, как это Энни Уилкс «выстроила весь свой зловещий быт вокруг Мизери» (см. «Мизери» Стивена Кинга). Вот что она свинью назвала Мизери я помню. И книги о Мизери читала запоем, это да. Но «весь быт»? Ну да ладно, по сравнению с остальным, это мелочи, да и я могу ошибаться, ибо перечитывала эту книгу в последний раз давно.
Нет, несколько плюсов в «Истории бестселлеров», разумеется, есть. Например, я узнала довольно интересные факты из истории книгопечатания и истории некоторых книг, и даже пополнила свой и без того бесконечный список «к прочтению». Но, в конечном итоге, для меня этот «дареный конь» оказался жутковатого вида клячей, от которой я избавлюсь при первой же возможности, не взирая на то, что кормить её не требуется.
Категория: Больше никогда
« Последнее редактирование: 11 Сентября 2017, 04:30:16 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Дорога в осень
« Ответ #114 : 18 Сентября 2017, 04:39:10 »

В связи с тем, что на вк у меня внезапно слетела пара обсуждений, я положу это тут, что бы не потерять. Для заинтересовавшихся - это не рассказ, а кусочек, практически не начавшейся игры (мой единственный эксперимент в этой области в качестве мастера). Мне не хочется чтобы этот огрызок внезапно исчез. А своему компу я не слишком доверяю в плане сохранности информации. И, да, обидно, что его никто не видит кроме меня и игрока, у которого "изменились обстоятельства"  :-[.


Лента дороги ложится под колеса и убегает назад, словно наглядная иллюстрация течения времени. Если смотреть изнутри – автомобиль практически неподвижен, а мир проносится мимо.
Пологие склоны высоких холмов (или все же гор?), поросшие уже частично потерявшими листву деревьями то подступают вплотную к дороге, то отступают, освобождая место фермам. Деревья, и редкие строения проплывают мимо, исчезая во влажной дымке. Уносятся в сторону оставленного позади крохотного, меркам тех, кто всю жизнь провел в Нью-Йорке городка. Уносятся в прошлое.
И, хотя водитель может развернуть машину и двинуться в обратную сторону... Что-то все равно останется позади...
Трейси, весь день капризничавшая, видимо из-за затянувшейся смены обстановки, сейчас спала надежно пристегнутая в своем детском креслице. Рори свернулся рядом, периодически поглядывая на хозяев, и давая понять, что бдит, а не спит.
Вообще они планировали растянуть поездку дня на три. Сделать из переезда мини-путешествие, с остановками в каждом мало-мальски интересном местечке, что бы Хлоя могла отщелкать несколько кадров, да и просто хорошо все осмотреть.
Но, на практике – Трейси, как выяснилось, пока ещё не переросла свою нелюбовь к путешествиям. Её постоянное «А мы скоро приедем?» и «Я хочу домой» на каждой остановке равно изводило и Ричарда, и Хлою. Да и погода неожиданно подпортилась вопреки прогнозам.
Небо затянуло по-осеннему низкими плотными свинцово-серыми облаками, и из-за этого казалось, что небо тяжело навалилось на вершины холмов и верхушки самых высоких деревьев. Дождя не было, но воздух был влажным настолько, что было неприятно дышать. Листья и стволы деревьев, земля и покрытие дороги блестели влагой.
И они решили ехать уже без остановок. По словам его будущего... хотя точнее уже нынешнего начальника дом был готов принять новых жильцов «хоть сейчас». Но вот мебель должны были привезти только завтра...

"Там мы начнем новую жизнь, дорогой. Может, это поможет справится с твоими кошмарами. Там и рыбачить можно, а еще ты мог бы закончить свой рассказ" – так она сказала ему, когда они уезжали. Ричард уже давно принял этот факт, и все бурные эмоции уже улеглись. Взгляд периодически падал на пачку сигарет в бардачке, но с женой и дочерью в машине он этого никогда не делал. Стерео тихо вещало голосом Джима Мориссона. Не смотря на гнетущие слова песни, Рик любил эту группу и сейчас она неплохо попадала в настроение. дорога была пустой и ровной, поэтому он позволил мыслям ненадолго вернуться назад…

Голос старика Джонсона, сообщившего Ричарду о переводе, звучал так, словно он сидел тут, рядом.
– У тебя есть как минимум три веские причины согласиться. Дейв, наш штатный док считает, что тебе полезно побыть какое-то время подальше отсюда. Где-нибудь в тишине и спокойствии. И я с ним согласен.

Ричард откинулся в кресле и напряженно втянул воздух зубами. Он старался говорить спокойно изо всех сил, не срываясь.
– Но как же моя работа, сэр? Семья? Не могу же я просто вот так оставить всё, пусть даже на какое-то время, чтобы там не говорил док... и Вы.


Джонсон окинул собеседника тяжелым взглядом.
– Никто не собирается разлучать тебя с семьей. Поговори с женой. Расскажи ей. И покажи вот это. – Джонсон вытянул из-под бумаг небольшой разноцветный буклет. – Мне кажется ей понравится такая идея.
– К тому же, как я уже говорил причин для этого перевода – несколько. И вторая состоит в том, что ты хороший полицейский Рик. Слишком хороший что бы отправлять тебя в патруль. И по-хорошему тебя давно пора повысить.

Ричард мгновенно успокоился и внимательно посмотрел на Джонсона.
– По.. высить? Серьезно? Я и не ожидал, сэр.


– Более чем. И я собирался это сделать. Но то что ты тут устроил после этого дела... – Джонсон поморщился, продолжая буравить Рика взглядом. – Теперь это будет затруднительно, если ты останешься здесь. Меня в Управлении с дерьмом сожрут, там и без того интриг хватает. А с этим переводом у тебя есть шанс. Вот тебе и вторая причина.

Ричард сложил пальцы в замок, поставил локти на стол и прищурившись, посмотрел на своего начальника.
– Ладно. Ну а третья? Если уж совсем меня добивать... -добавил он в полголоса.


– Не прибедняйся. Тебя слишком переклинило на этом... Дьяволе – прозвище маньяка шеф произнес так, как будто сплюнул. – Не знаю, что именно не дает тебе покоя, но тебя действительно слишком уж заклинило. По опыту знаю. Когда долго не можешь придти к какому-то выводу лучше взять тайм-аут. Эта тварь уже никуда не убежит.
Шеф покопался в бумагах и протянул Рику тоненькую папку.
– Не бог весть что, но в тех краях сложно найти что-то серьезное.
В папке оказалось несколько листков с графиками, подобных тем, что в последнее время приходилось составлять и самому Рику. Но они явно не касались статистики по кражам, грабежам, убийствам и раскрываемости дел.

Ричард пересмотрел бумаги внимательно и тщательно.
– Хм… что это?


– Это статистика по пропавшим без вести и найденным за последние 10 лет. Сравнение с предыдущим периодом. Есть там в Управлении один аналитик. Такая же заноза в заднице, как и ты. Он собрал всю возможную информацию по пропавшим, найденных живыми и мертвыми. По мне, так большая часть тут притянута за уши. Потому что он взял в расчеты даже такую информацию, подтверждения которой не было. Например, куда собирались отправиться некоторые жертвы. И на основании этого выявил несколько районов где пропажи людей происходят чаще чем в других местах.
– Как видишь – в тех местах за последние 10 лет статистика выросла на 7 процентов.
– Причем чаще всего в этом районе пропадают те самые вилами по воде писанные, которые собирались туда отправиться. Если вычесть их – то статистика не очень-то будет будет отличаться от иных мест.

Рик усмехнулся на "занозу в заднице", и внимательно залез в изучение бумаг, делая какие-то едва заметные пометки карандашом и проводя линии.
– Да, сэр, данные чертовски интересные... Но вот тут... и вот тут... – он провел еще пару линий. Нужны доказательства, подтверждения. Что это за место? – он посмотрел на корешок папки – Уэлсми? Тогда это отбрасывает вопросы, почему не были отработаны все версии. Я об этой глуши даже не слышал, наверняка там недостаток полицейских. Но если все эти версии подтвердятся – это пахнет настоящей бомбой. Я бы хотел взглянуть на остальные отчеты этого парня...
Он откинулся, прикрыв лот ладонью и внимательно посмотрел на своего начальника. Джонсон заметил ту остроту, холодные огоньки во взгляде Ричарда, которые не плясали там с самой ликвидации Зимнего Дьявола. Словно гончая взяла след, словно бульдог вцепился железной челюстью в жертву.


Трейси что-то сонно бормотнула, отвлекая Ричарда от воспоминаний. Хлоя тут же встрепенулась, но дочурка лежала спокойно, улыбаясь своим детским снам.
Справа промелькнул проржавевший дорожный знак. Вероятно, когда-то здесь был железнодорожный переезд, но теперь о проходившей здесь когда-то железнодорожной ветке напоминала лишь заросшая молодыми деревьями просека. Видимо ветку демонтировали или что-то в этом роде – полотно дороги было ровным, словно тот знак поставили ради шутки.
Супруга, убедившись, что с дочкой все в порядке вновь откинулась в кресле. Её лицо казалось чуть напряженным, немного усталым и как будто растерянным. И даже красота осенних лесов не вызывала у неё заинтересованности. она лишь скользила взглядом по золоту и пурпуру осенних листьев и вкраплениям хвойной неувядающей зелени...

-О чем ты задумалась, дорогая? – спросил Ричард
– По-моему, здесь невероятно красиво, жду-не дождусь твоих новых снимков. – Он улыбнулся.
-Помнишь, когда мы отдыхали в Орегоне и смотрели на закат? Я думаю, здесь будет еще красивей...
Он отпустил одну руку от руля и нашел ей руку своей жены.


Хлоя чуть сжала руку Ричарда и улыбнулась.
– Все хорошо, Рик – она улыбнулась – просто немного устала.
– А ещё до меня вдруг дошло что эта красота – она показала свободной рукой в окно – Никуда не денется в ближайшее время. И... со временем может стать обыденностью. Это меня немного пугает. Что однажды, посмотрев на фотографии, которые я сделаю в ближайшие дни мы подумаем, что эти фотографии не несут в себе ничего экстраординарного... Мы же будем видеть такое каждый день...

– Не волнуйся, дорогая. Я думаю, мы не задержимся здесь настолько, чтобы оно нам приелось.
Ричард думал о Городе, шумном, грязном, опасном... и родном. Тяжело было покинуть Город вот так сразу, но желание разобраться в новом деле звало вперёд.
Дорога сделала еще один поворот и за холмом открылся фантастической красоты вид, словно впереди колыхалось золотое море. Улыбнувшись, Ричард отправил автомобиль прямо в пучину желто-красного марева, совершенно не представляя, что ждет его ТАМ.


До нужного поворота оставалась буквально пара миль, когда двигатель натужно взвыв, издал серию кашляющих и чихающих звуков. Хлоя снова встревоженно встрепенулась и даже Рори навострил уши. Лишь Трейси безмятежно посапывала в своем креслице, засунув указательный палец правой руки за щеку
Скорость ощутимо падала, хотя такого попросту не могло быть – перед отъездом машину проверили.

– Да что же это такое... -сказал Ричард, подавив ругательство. Он подтянул машину к обочине и заглушил двигатель. Тихо, стараясь не разбудить Трейси, он открыл капот, вышел из машины и задумчиво заглянул внутрь.
– Чертовщина какая-то, что ж тебе не работается, Бетси...


В лицо пахнуло теплом и запахами автомастерской. Никаких повреждений ни на первый взгляд, ни на второй обнаружить не удалось. Ричард не увидел ни разболтавшихся гаек, ни следов копоти. Провода, шланги и все видимые мелкие детали выглядят исправными. или по крайней мере целыми
Промозглый ветерок забирался под одежду, заставляя зябко ежиться и лениво перебирал опавшие листья, лежащие на обочине. Серая пелена по-прежнему висела так низко, что казалось можно было прикоснуться к ней.
Дорога в данный момент пустынна. Но до этого навстречу попадались автомобили. Дважды их обгоняли грузовики, да один раз патрульная машина...
Справа от дороги деревья растут особенно густо, склон там уходит вниз, видимо дорога понемногу и незаметно забирала вверх все время пути. Внизу, судя по звуку протекает какая-то речушка, или ручей. Слева чуть впереди виднеется укатанная тропа. слишком узкая что бы называться полноценной дорогой, но недостаточно широкая что бы считаться простой тропинкой. Её слияние с основной дорогой с обозначено дорожным знаком, который Хлоя называет "осторожно, амиши!". Такие знаки попадались достаточно часто по дороге. А эту тропу обрамляли сразу два, предупреждая водителей, едущих в обе стороны, что оттуда может появиться повозка.

Ричард достал зубами сигарету из пачки, закусил её в зубах так, что смялся фильтр и закурил, прищурившись смотря на знак.
– Опять ты куришь эту дрянь – сказала Хлоя. Ну милый, можно было бы курить хотя бы что-то полегче...
– Привычка, милая. Ты же знаешь. -Он улыбнулся. -Амиши, говоришь? Если их тут так много, то думаю, кто-нибудь попадётся по пути. Они же что-то вроде цыган, да?
– Нет, они ведут оседлый образ жизни – это раз... а насчет остального я тебе уже говорила – она нахмурила брови.
– Ну тогда давай попробуем подождать, если нет, то постараюсь дозвониться... куда-нибудь.
Последнее "куда-нибудь" Ричарда оказалось будто съедено окружающей природой вокруг.


Вокруг было тихо. Но тишина не была безмолвной – шелест листвы, журчание невидимого ручья, крики птиц и приглушенный расстоянием мерный стук, эхом отдававшийся среди деревьев не нарушали, а словно дополняли эту тишину.
Хлоя чуть неодобрительно покосилась на сигарету и вытащила фотоаппарат. Отщелкав несколько кадров (далеко от машины она не отходила), она вернулась, явно собираясь что-то сказать. Но в машине коротко и как-то басовито гавкнул Рори, а на Фармиду навалилось ощущение что за ними наблюдают. Одновременно в креслице завозилась и захныкала Трейси, видимо разбуженная лаем.

Огонёк сигареты вспыхнул с новой силой от особенно сильной затяжки, и Ричард напрягся, словно струна.
– Эй, тут кто-то есть рядом? У нас машина сломалась. – Отрывисто выкрикнул он.


В это время Хлоя приоткрыла дверь, чтобы посмотреть, как там Трейси, и Рори воспользовавшись этим золотистой молнией выскочил из машины издав гулкий, раскатистый рык.
Ответа не было.
Пес замер рядом с хозяином, порыкивая и приподняв шерсть на загривке. Хлоя завертела головой, пытаясь понять к кому обращается Рик.

– Хлоя, в машину. Быстро.
Ричард придержал пса за ошейник и внимательно вгляделся вперёд. – Ну... что там, малыш?
Рука по привычке потянулась к тому месту, где должна была быть кобура, но её, закономерно, там не оказалось.


Хлоя, с явной неохотой послушалась мужа и села в машину рядом с креслом Трейси, выудив из кармана телефон.
Ощущение взгляда усилилось, но определить где притаился наблюдатель Рик так и не смог. Как будто взгляд шел отовсюду. Как будто на Рика и напряженного пса смотрели... деревья и придорожные кусты?.. Да впивался в спину обеспокоенный взгляд Хлои.
Дверца машины захлопнулась.
Внезапный порыв... ветра?.. разметал кучу листьев в кустах и пронёсся мимо. Фармиду обдало запахами палой, только начавшей преть, листвы, влаги и мокрой древесины.
Рори рванулся вперед, хрипловато, с прорыкиванием гавкнув, но остановился, почувствовав, что хозяин удерживает его за ошейник.
Листья с шелестом взметнулись уже по другую сторону дороги, хрустнула ветка и раздался громкий всплеск воды, и все стихло.
В лесу по-прежнему перекликались птицы, деревья чуть слышно шелестели уцелевшими листьями и журчала вода где-то внизу.
Рори снова гавкнул, но теперь в голосе пса слышалась растерянность и неуверенно завилял хвостом.
Вдали послышался звук мотора.

– Просто кто-то из местных... – Ричард выдохнул и тряхнул головой, пытаясь избавиться от наваждения. Он бросил взгляд на лес и на его лице на долю секунды прочитались растерянность, сомнение... удивление, но через мгновенье он снова взял себя в руки и повернулся к повороту, ожидая автомобиль.

Из-за поворота вынырнул форд эксплорер невнятного коричневого цвета. Водитель, махнул рукой Рику, давая понять, что заметил машущего ему Рика и, проехав чуть дальше – развернулся (через двойную сплошную – автоматически отметил Рик).
Из припарковавшейся прямо за Бетси потрепанной и давно не мытой машины выбрался длинный и не менее потрепанный, чем его авто рыжеватый парень лет 25 на вид.
– Привет – поздоровался он, подойдя чуть ближе – Сломались?

– Доброго дня. – Кивнул Рик. – Да, черт знает, что с машиной, казалось бы, перед поездкой все проверил. – Он подвел паренька к капоту, одновременно окинув его взглядом.
//хочется понять, насколько потрепанная одежда, плюс отдельно отметить обувь (грязная или нет, и если да, то в чем) и руки//


//Серая, чуть заношенная рубашка из тех, что не нуждаются в глажке, но постирать её не мешало бы. Синие джинсы. Куртка выглядит новее и свежее. Пыльные, казенного вида ботинки. Небрит. Щетина такая же рыжеватая, как и волосы. Волосы спутаны. Лицо выглядит чуть помятым. Общее впечатление – парень только вылез из кровати, наспех оделся и сел за руль. Запаха алкоголя нет, если что. Щеки, явно битые прыщами в подростковом возрасте//
Даже не заглядывая под капот парень понимающе кивнул и ухмыльнулся, заметив оценивающий взгляд Рика. Покопавшись в кармане вынул телефон и нажав пару кнопок.
– Бобби, хватит там штаны просиживать. Заводи свой тарантас и дуй сюда... Куда-куда, к ферме Андерсонов, конечно... Ага, опять.
– Ща. – сказал он Рику. – Вы далеко едете-то? Потому как Бобби конечно мастер, но хрен его знает, что там стряслось.
Он кивнул на машину
//Парень чуть тянет гласные. То ли не местный, то ли долгое время жил где-то в Южных Штатах//

– Мы в город. Уэ... – Рик на секунду запнулся. – Да, Уэлсми. – Он сощурился – Что, часто в ваших краях ломаются машины?

– Уэлмси? – казалось парень чуть напрягся – Это упрощает дело, если конечно вы не планировали свалить через пару часов...
Парень наклонился, и разглядев через лобовое стекло перепуганную Хлою, возившуюся с Трейси, утвердительно произнес:
– Фармида. Вот черт...

– Что Вы сказали? – холодно спросил Ричард, поймав взгляд парня и скрестив руки на груди.

Парень непонимающе глянул на Рика, потом хлопнул себя по лбу и вытащил из кармана значок.
– Я ТриДжей, местный... ну, по факту – патрульный. Мы думали вы приедете завтра. Вы ведь Ричард Фармида? Я не ошибся?

– Оу. Патрульный... ТриДжей. В таком случае, приятно познакомиться -Ричард еще раз быстро окинул ТриДжея с ног до головы уже немного снисходительным взглядом, а затем улыбнулся, уже более добродушно, и протянул парню руку. – О таких вещах лучше говорить сразу.

ТриДжей ответил на рукопожатие и даже чуть встряхнул руку Рика.
– Ну так кто знал-то – ухмыльнулся парень – Думал сдам вас на руки Бобби, да подброшу до мотеля, если надо. А Бобби потом машину бы подогнал. Конечно можно и на заправке подождать... О, ну на конец-то...
Из-за поворота вынырнул небольшой грузовичок... Странный, надо сказать. Создавалось впечатление что его собирали из частей разных автомобилей. Причем найденных на помойке. Частично загрунтованные, частично покрытые ржавчиной крылья и капот, а когда чудо-авто проехало мимо, что бы развернуться – стала видна небольшая стрела, укрепленная над открытым кузовом.
Грузовик остановился перед Бетси, и на дорогу выбрался темноволосый, чуть кряжистый мужчина лет сорока в комбинезоне. Махнув рукой ТриДжею и кивнув Рику он подошел к все ещё открытому капоту и, несколько секунд рассматривал механические "внутренности". Затем нырнул под капот чуть не по пояс и какое-то время там копошился. Вынырнув он с какой-то тоской посмотрел на ТриДжея, затем на Фармиду.
– Я взорву этот участок дороги. На хрен. – доверительно сообщил он ТриДжею

– Эй, а что не так с дорогой? – искренне удивился Рик, подняв бровь, и словно в подтверждение своим словам взглянул на дорожное полотно в обе стороны

– Все с ней так. Дорога как дорога – Бобби пожал плечами. – к вечеру сделаю или завтра.
– Кстати, Бобби познакомься, это Фармида, я тебе про него рассказывал.
Бобби смерил Фармиду оценивающим взглядом. Потом внимательно посмотрел на руки ТриДжея.
– Хм... И ты не взял у него автограф? Рад знакомству, мистер Фармида. Я Бобби Терренс. Отличный пес...
Рори одобрительно гавкнул в ответ, словно подтверждая, что он действительно хороший пес.
ТриДжей ожег Бобби взглядом, на что тот только усмехнулся и продолжил:
– Сейчас дотащим вас до мастерской, и оформим. Машину я потом подгоню. А ТриДжей вам все расскажет по дороге. Причем всего-то он не знает... Новенький. Так что досочиняет, думаю. Из боязни разочаровать кумира.
ТриДжей нахмурился и его щеки залились краской.

– А, видимо, вы о той заметке в криминальных новостях штата? -Ричард смутился, пожимая руку Бобби.
– Так, Хлоя, Трейси, выбирайтесь-ка на свежий воздух, дальше нас довезёт мистер... ТриДжей, вот, познакомьтесь. – Проговорил Рик и открыл дверь машины для жены и дочки.
– Ну что... поехали?


ТриДжей помог перетащить вещи в багажник, попутно рассказывая, что здесь почему-то частенько ломаются машины, особенно у тех, кто здесь проездом.
– Бобби злится ужасно. Не, конечно для бизнеса это хорошо, сами понимаете. Но непонятно почему ломаются. Он говорит, что машины в порядке. Но приходится откручивать, там прикручивать... И только тогда заводится. То есть что он там именно починил – сказать не может. А вот это уже для бизнеса плохо.
они оставили Бобби на дороге возиться с подъемником (от помощи он отказался) Трейси снова начала дремать, как только машина тронулась. Рори улегся на заднем сиденьи рядом с ней, а по левую сторону от дочери сидела Хлоя, обеспокоенно поглядывая на Рика.
В машине пахло табаком, но ТриДжей, покрутив в руках пачку, сунул её обратно в карман, поймав недовольный взгляд Рика.
А перед тем как сесть в машину, он долго набирал какое-то сообщение.
Но так или иначе путь продолжился

– И давно так, с этой дорогой? – Спросил Рик, задумчиво посматривая в окно и потирая подбородок пальцами. – И вообще... какие сейчас дела в городе?

– Да нормальные дела. как обычно осенью. Все разъехались уже. К зиме тут только местные в основном остаются. Редко кто приезжает. Ну то есть совсем редко. А началось... Года три где-то назад, наверное. Может четыре. Далеко не каждая машина там ломается машин 10 за лето, не больше. Летом тут машин гораздо больше. Никто не пострадал ни разу. А местные ездят спокойно. Бобби просто бесит что не понятно, что там ломается, вот и все – парень пожал плечами.
 
– И что, дергают патрульных? Как вообще по нашему... ремеслу тут дела? – он еле заметно кивнул в сторону жены и дочери, намекая ТриДжею взглядом и выражением лица, чтобы тот обошелся без излишне натуралистичных подробностей.

ТриДжей рассмеялся в ответ на пантомиму Рика.
– Да никто нас не дергает. Я сегодня так вообще почти случайно там оказался. Но летом – да, проезжаем там, на всякий случай. А вообще... Народ тут тихий в основном. Ну приезжие бывает куролесят. Но это тоже летом. А зимой в основном бытовые мелочи. Ну и амиши бывает перепьют. Развозить по домам приходится.
Они уже миновали поворот на Уэлсми и теперь дорога сузилась до однополосной. По одну сторону поросший деревьями склон уходил вверх, по другую спускался вниз и был огорожен каменным, выглядевшим старым парапетом. Кроны деревьев оставляли лишь узкую полоску налитого свинцом неба, но это было к лучшему.
Дорога выглядела чуть более запущенной чем предыдущая. покрытие местами потрескалось и осенние листья чувствовали себя здесь более вольно.

Рик обернулся на заднее сиденье и ласково подмигнул жене и дочери. После чего он снова посмотрел в окно и задумался. Он размышлял о старой работе, доме, новом месте и о том, что же ему принесет этот новый, загадочный городок. Оперевшись на руку, он немного приоткрыл окно и вдохнув осенний воздух тихо пропел строчку из старой песни:
– The times they are a-changing...


Прохладный, влажный воздух тут же забрался в волосы, пробежался по лицу и попытался забраться под ворот куртки, словно бы в поисках тепла.
За окном о чем-то перешептывались деревья неодобрительно покачивая ветками вслед автомобилю. Здесь они росли словно бы гуще, превращая дорогу в подобие туннеля, образованного кронами. По другой стороне дороги, на склоне взгляд цеплялся за кучи сухих веток, которые словно бы собрали вместе что бы убрать, да так и забыли.
Впереди дорога делала изгиб, поворачивая влево. Кроны деревьев над ним сплетались в плотный полог, не пропускающий свет.
И там, среди сумрака кто-то стоял.

Рик дернул головой, стряхивая сонное оцепенение и сощурился, внимательно приглядываясь.

По мере приближения взгляд выхватывал все больше деталей.
Не было сомнений что это женщина, как и не могло быть сомнений что она стара. Очень стара, но ни о какой дряхлости не могло быть и речи. Она чуть сутулилась, но это было слабостью, а скорее напоминало то, как зверь сжимается перед прыжком.
На ней было странное темное одеяние, в целом напоминающее балахон, но ветерок, шевельнул края одежды, и стало понятно, что на ней свободная длинная юбка и просторная блуза с капюшоном из потрепанного плотного материала. из-под капюшона выбивались пряди седых волос. Её ноги утопали в куче пожухлых охристо-рыжих листьев, а рука сжимала... посох?.. увенчанный каким-то странным предметом. Рик был почему-то уверен, что стоит она босиком, а руки у неё жесткие и натруженные. С жесткими, шероховатыми ладонями.
Странный предмет оказался черепом какого-то животного, беззвучно скалившего зубы в том направлении откуда они приехали. И на поясе у неё были прикреплены черепа, на этот раз птичьи...
Она спокойно смотрела на приближающуюся машину. Машина была уже совсем рядом, когда он уловил краем глаза движение с краю дороги. Ветер гнал листья, словно что-то пыталось машину догнать... или просто бежало рядом.
Пространство заполнилось каким-то утробным вибрирующим низким звуком, который Рик нее мог вспомнить, да и осознавал его только краем сознания.
Старуха нахмурилась, её взгляд стал жестким. Она чуть шевельнула губами, как будто сказала что-то и двинула посохом. И... движение стихло. Листья покорно осыпались к её ногам.
Рик услышал сдавленный то ли всхлип, то ли вздох Хлои, и осознал, что утробный звук раздается практически над ухом. Это рычал Рори.
ТриДжей глянул в зеркало заднего вида:
– Эй, парень, ты чего? – обратился он к псу.
Звук его голоса окончательно развеял... наваждение?..
На дороге не было ровным счетом никого. Только тонкое, совсем юное деревце на обочине со светлыми, почти белыми листьями на макушке.
Возможно ли что Рик принял его за посох?
– Йойи! Ты напугай стаюю йеди! – раздался возмущенный голос Трейси и Рик окончательно осознал, что все это время какая-то незримая сила вдавливала его в сиденье. Сейчас она исчезла

Ричард мотнул головой.
– ТриДжей, а это кто был? Довольно странная дама.
Он потер лицо рукой и облизнул губы. Кого только не встретишь в маленьких городах – чудиков, пророков, сумасшедших, колдунов–шарлатанов. Но в этот раз он ощущал смутную тревогу, комком подступающую к горлу и холодок, бегущий по спине. Рик поднял воротник куртки и закрыл окно до конца.


– Где? – ТриДжей удивленно замотал головой, оглядываясь.

– Да там старушка... интересная... кхм, Антуражная.
Рик разочарованно выдохнул, списав это на то, что ТриДжей следил за дорогой.


– Йойи её напугай, и она йассипалась! – донеслось с заднего сиденья.
– Трейси, не выдумывай. Как наш Рори мог кого-то так сильно напугать? И люди не имеют привычки рассыпаться – голос Хлои звучал чуть испуганно.
ТриДжей внимательно посмотрел на Трейси в зеркало заднего вида и пожал плечами.
– Йойи поступил осень пьёхо – упрямо сказала Трейси. Голосок её в точности повторял интонации Хлои, когда она объясняла, что "так поступать нельзя"

– Старые леди не рассыпаются, да... – Рик повернулся к семье и приложил все усилия, чтобы улыбаться непринужденно. -Ты видела, какой там листопад, малыш? – сказал он Трейси. – она ушла, пока ветер кружил все эти листья, а мы и не заметили.

Трейси упрямо нахмурила бровки и недоверчиво посмотрела на Рика.
– Я все видея, пап.
Хлоя бросила на Рика благодарный взгляд и начала что-то нашептывать дочери на ухо, а ТриДжей лишь снова пожал плечами.
Все чаще начали попадались ответвления от основной дороги, вероятно ведущие к фермам, скрытым за деревьями. А затем деревья расступились, словно лес отпрянул в стороны, давая место городу. Крохотному городку, спрятавшегося от посторонних глаз среди гор и лесов Андирондака. Дорога превратилась в главную улицу. Здания здесь были выдержаны в андирондакском стиле, явно рассчитанном на туристов. ТриДжей кивнул в сторону одного из самых крупных зданий:
– Участок. И мэрия. И вся прочая администрация.
Они съехали с главной улицы и попетляв пару-тройку минут подъехали к небольшому, симпатичному дому выполненном в более традиционном коттеджном стиле. Два этажа, три комнаты, гараж, терраса, небольшой задний двор – вспомнилось Рику скупое описание их будущего жилища, стоимость которого оказалась практически такой же как стоимость их крохотной квартирки в Нью-Йорке. Там, за домом должны были быть качели. Дальше по улице было ещё несколько домов, а довольно узкая улица, на которой вряд ли смогли бы разъехаться два грузовика, терялась под сенью деревьев и должна была выводить к озеру. К одному из бесчисленных небольших озер, ради которых и приезжали сюда туристы.

Рик устало потер лицо. "Кажется, добрались". Он помог жене и дочери выбраться из машины и сам встал напротив дома, вглядываясь в глазницы окон и нащупывая холодные ключи в кармане.
___________________________________________
На самом деле там есть немного продолжения, в виде знакомства с ещё парой обитателей городка, но обрывается все практически на полуслове. А так... хотя бы добрались))
« Последнее редактирование: 26 Сентября 2017, 11:33:27 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

Руслан

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 373
  • Сообщений: 23736
  • Таких, как я, больше нет. Я один в своем роде...
    • Просмотр профиля
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #115 : 18 Сентября 2017, 06:47:47 »

Жалко, что не доиграли. Написано увлекательно, словно рассказ. :) Хорошие переходы между игроком и рассказчиком, органично дополняющие друг друга.
Записан
Среди горьких и странных песен, среди рухнувших старых лестниц, задыхаясь от новой боли, унося слезы сердца в море, остывая, как скалы ночью, поседев, как травы обочин, ты идешь от осени к лету, от заката идешь к рассвету… Остальное, поверь, не нужно, отвернись от беды минувшей, посмотри на цветы живые, твои раны – не ножевые, твое горе – не соль морская, жизнь твоя – не чаша пустая…

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #116 : 18 Сентября 2017, 07:21:39 »

Спасибо, Руслан) Твоя оценка особенно приятна.  :) (Хотя ты частенько меня переоцениваешь, да))
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #117 : 22 Сентября 2017, 07:20:31 »

Чайна Мьевиль. «Три момента взрыва»
Начиналось все с тонких белых полосок на небосклоне – аномалии, на которую обратили внимание разве что закоренелые любители наблюдать за погодой. Полоски постепенно расширялись, и наконец придали блеск бесцветному полудню ранней зимы. Их структура уплотнялась, они обретали объем, грани, непроницаемую для глаза белизну. Теперь они отбрасывали тени.
Соцсети бурлили теориями. Одни презрительно называли неизвестные штуковины миражами, глупыми шутками, рекламным трюком для нового телешоу. Другие приветствовали в них явление ангелов, третьи тряслись от страха, предвидя нападение пришельцев или появление нового супероружия.
© Чайна Мьевиль. «Аванто»
Я люблю сборники рассказов и, в то же время, воспринимаю их с некоторой настороженностью, если речь идет не о тематический антологии, а «сборнике одного автора». Но, по мере возможности, стараюсь начинать знакомство с новым для себя автором именно с рассказов. Особенно когда дело касается хорроров и смежных жанров. И потому, свое запоздалое знакомство с Мьевилем я начала с этой книги.
Часть произведений в «Трех моментах» трудно назвать полноценными рассказами. Здесь есть и сценарии коротких роликов, и зарисовки, больше напоминающие эскиз, нежели рассказ. Нет, это не плохо. Это замечательно, потому что в этой книге сильна визуальная составляющая – Мьевиль пишет так, что, я местами действительно видела происходящее на страницах. Но временами визуальность была словно только ради самой визуальности. И потому смысл некоторых произведений от меня ускользнул. Как будто эти единичные вещи были написаны Мьевилем для себя, в качестве упражнения, но почему-то все же попали в сборник.
Порадовали несколько вполне классических хорроров. Уж казалось бы – жанр испахан вдоль и поперек, но рассказы оказались действительно интересными и жутковатыми, как и положено уважающим себя страшилкам.
Но общий настрой книге, по-моему, создают все же рассказы о необратимых изменениях, с которыми людям приходится как-то… жить. Это можно, наверное, назвать предапокалипсисом, потому что изменения, описываемые Мьевилем, как правило, не грозят миру уничтожением. Он просто меняется. Жизнь продолжается, но с поправкой на новые обстоятельства. И эти рассказы придают «Трём моментам» флер всепроникающей безрадостности, в присутствии которого остро не хватает чего-то более яркого. И этот флер лишил собранные в этой книге произведения индивидуальности, присущей каждому из них.
Это хороший, качественный и ровный сборник. Но меня все же не оставляет мысль, что знакомство надо было начинать с какого-то другого, пусть даже крупного, произведения.
P.S. И, чуть не забыла об одном очевидном для меня минусе. Не знаю на чем типография замешивала краску для этой книги, но пахнет она какой-то дикой смесью грязелечебницы и солидола. Я, правда нашла выход из положения, проложив за корешок аромапалочку, и через пару дней палочка таки победила этот обонятельный кошмар.
« Последнее редактирование: 22 Сентября 2017, 09:05:37 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #118 : 28 Сентября 2017, 03:33:15 »

Дот Хатчисон. «Сад бабочек»
Она не произнесла ни слова с той самой минуты, как ее привели сюда. На первый взгляд, в этом нет ничего удивительного, учитывая, через что ей пришлось пройти. Но теперь, глядя на нее сквозь зеркальное стекло, он понимает, что не стоит спешить с выводами. Девушка сидит, ссутулившись на жестком металлическом стуле, подперев подбородок перевязанной рукой, а другой выводит бессмысленные узоры по стальной поверхности стола. Под полуприкрытыми глазами темнеют круги, черные немытые волосы собраны на затылке в небрежный пучок. Она измотана, это очевидно.
 (…)
По ее лицу и по одежде размазаны грязь и сажа. Вокруг носа и рта еще видны бледно-розовые следы от кислородной маски. Обе ладони и левое запястье забинтованы, под тонкой блузкой просвечивают бинты. Кроме этой блузки, в больнице кто-то дал ей зеленые медицинские брюки. Она дрожит, приподняв босые ноги над холодным полом, но еще ни разу не пожаловалась.
© Дот Хатчисон. «Сад Бабочек»
Впечатление от начала этой книги мне существенно подпортила аннотация. «Читателям стало ясно: на небосклоне остросюжетной литературы взошла новая звезда, по своему таланту сравнимая с такими мастерами жанра, как Томас Харрис, Джон Фаулз и Дэвид Болдаччи». Не много не мало.
Но мысли, приходившие мне в голову по мере чтения начала, были далеки от восторгов. Если отсылка к «Коллекционеру» прослеживается с самого начала, то на присутствие «Молчания ягнят» в виде эпизодического сенатора и её дочери, ставшей одной из жертв безумца, я могла бы и не обратить внимания. Спасибо аннотации – не пропустила.
И поневоле задалась вопросом: использование таких вот грубых отсылок разве ставит писателя на один уровень с «мастерами жанра»? Разве сюжетное сходство книги с яркими представителями жанра является знаком качества? Тем более, что история в этой книге не так уж и сильно приближена к реальности, чтобы вызвать ощущение что подобное может произойти с кем угодно и когда угодно.
А вот форма, в которой Хатчисон представляет свой сюжет мне понравилась. История с Садом, в которой богатый безумец держал свою коллекцию Бабочек уже закончилась. Агенты ФБР допрашивают одну из жертв, которая, по их мнению, может оказаться не совсем жертвой. В их разговорах и воспоминаниях, которыми делится с ними девушка, раскрывается её жизнь и характер. Знание что все уже завершилось так или иначе и одновременное непонимание что же именно завершилось постепенно превращается в желание узнать. У меня по крайней мере превратилось.
Да, возможно, эта история не появилась бы на свет, не будь «Коллекционера» Фаулза. «Сад Бабочек» - это аллюзия на него. Другой, более расширенный вариант. Но это не так плохо, как может показаться. Сухой тон, размышления Майи-Инары (Древесницы западной), рассказ о том, как они пытались справляться с происходящим, события её жизни до Сада, перемешанные с событиями в Саду… Меня действительно увлекла эта книга и её героиня. И, я правда хотела бы обойтись без извечного «но».
Но…
Знаете, есть такое замечательное слово: «достаточно». Достаточно сахара в чае. Достаточно соли в супе. Достаточно чего-то, чтобы остановиться. Но Хатчисон оказалось недостаточно. Какой же детектив без разоблачения? Без внезапного и неожиданного поворота? Он оказался настолько неожиданным, нелепым и абсолютно не нужным для сюжета, что у меня даже термин для него придумался: Cobalus Ex Machina. Из машины вылез мелкий зеленый гоблин, и драма превратилась в водевиль.
Но и этого оказалось по мнению Хатчисон мало. «Слезы – признак исцеления»! И вот, главная героиня, девушка, которая последний раз плакала в 6 лет, когда родители ушли развлекаться, забыв её на карусели… Бабочка из Сада, которая учила наизусть стихи По, чтобы мысленно декламировать их в травмирующие моменты, которых было более чем достаточно… Которая не плакала ни во время, ни после изнасилований, самозабвенно рыдает на коленях у подруги, а федеральный агент допрашивавший её умиленно и с облегчением наблюдает за превращением внушавшей уважение своей прямотой и выживаемостью героини в простую девочку, которой просто не везло по жизни и которую надо всего лишь пожалеть.
Я, безусловно, причислила эту книгу к отличным историям, с которыми можно под настроение скоротать вечер. (хотя рядом с Фаулзом все равно не поставлю) Но вот такая удручающая и откровенно бабская женская финальная сцена, здорово расшибла мне лоб, существенно снизив возможность возникновения желания однажды перечитать «Сад Бабочек» не смотря на все неоспоримые достоинства этого произведения.
« Последнее редактирование: 28 Сентября 2017, 06:38:11 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #119 : 22 Октября 2017, 04:11:09 »

Антология «Зеленый рыцарь. Легенды Зачарованного леса»
Составители: Эллен Датлоу и Терри Виндлинг
Углубляясь в леса в мифах, сказках или современных книгах в жанре фэнтези, мы вступаем в пространство магии, опасностей и личных трансформаций. Леса не раз становились декорациями к самым захватывающим произведениям мировой литературы: начиная с загадочных чащ средневековых рыцарских романов и населенных феями полян Шекспира и Йейтса – и заканчивая говорящими деревьями из «Властелина Колец» Дж. Р. Р. Толкина и архетипическим «Лесом Мифаго» Роберта Холдстока.
Приступая к работе над сборником, мы попросили авторов отправиться в Зачарованный лес и вернуться оттуда с историями об этих диких землях и существах их населяющих.
© Эллен Датлоу и Терри Виндлинг. Предисловие к антологии
И они возвратились. Кто с рассказом, кто со стихотворением. Вот только рассказы в этой книге по большей части напоминают сказки. Добрые, светлые, где добро всегда побеждает зло, а темнота лесной чащи не пугает таящимися в ней опасностями. И этим она меня несколько разочаровала. Такое ощущение, что часть авторов если до Зачарованного леса и добрались, то максимум побродили по опушкам, а то и просто полюбовались на него с ближайшего холма…
Менее всего впечатлили сказки, пересказанные на новый лад. Про Джека Меньшого (младшего брата того Джека, который лазил по бобовому стеблю), я вообще пролистала. Хотя, признаюсь, мне понравилась версия судьбы злой сестры, предложенная Танит Ли в другой сказке.
Что же касается сказок современных… Чего-то мне в большей их части не хватило. От современной истории я невольно жду в первую очередь привкуса достоверности, если не в событиях в целом, то в частностях. И в большинстве рассказов, все слишком уж радужно. Словно полянки, залитые солнцем. Если и набежит тучка, то тут же уносится прочь и снова бабочки порхают над цветами.
Но по счастью, есть в этой книге и другие рассказы. О загадках и событиях, непонятных, и потому щекочущих любопытство персонажа и читателя. О трагичных происшествиях. О (не)мимолетном прикосновении Неведомого. О безумии, наконец… К сожалению, их оказалось не так уж много, чтобы повлиять на общее впечатление, оставшееся после прочтения. Но к этим, единичным рассказам, я скорее всего ещё вернусь.
И, конкретизируя понравившееся: если бы в рассказе «Отбросы» речь шла не о человеке, я бы назвала его лучшим в сборнике. Но там про человека. Так что он оказался на почетном втором месте, вместе с «Луной Охотника», «Мальчиком, который был», и, пожалуй, насквозь детскими «Пагодами Сибура». А на первом… вступительное слово Терри Виндлинга «О Зеленом человеке и других лесных хозяевах». (Да-да, мистер Виндлинг, мне давно пора прочитать «Белую Богиню», спасибо что напомнили).
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #120 : 05 Ноября 2017, 01:46:08 »

Осторожно: СПОЙЛЕРЫ!!
Лорен Оливер «Прежде чем я упаду»
Понимаете, суть в том, что вы не знаете заранее. Не пробуждаетесь с дурным предчувствием. Не видите теней в ясный полдень. Забываете сказать родителям что любите их, или как в моем случае вообще забываете с ними попрощаться.
© Лорен Оливер. «прежде чем я упаду»
«День Сурка» для девушки-подростка, с той лишь разницей, что следующий день для неё не наступит. На первый взгляд все прозрачно – Сэм должна что-то такое исправить, и/или исправиться сама, чтобы переход в посмертие таки состоялся.
Надо признать, что справилась она гораздо быстрее Фила Коннорса (гг Дня Сурка). Ей не пришлось учиться создавать ледяные скульптуры, ни осваивать игру на фортепьяно, ни узнавать подробности личной жизни каждого жителя своего города. Всего-то и потребовалось узнать причину враждебности своей лучшей подруги (Линдси) к одной из девочек в школе (Джулиет), бросить не вызывающего особых положительных эмоций, зато самого крутого парня школы, обнадежить другого парня, который, хоть и не крутой, но все же лучше первого и (спойлер) спасти чужую жизнь ценой своей.
Что я могу сказать… Подростковая логика, отрицающая возможность чувств у других, вне зависимости от степени взрослости этих самых «других», в этой книге действительно на уровне. Эгоистичные мысли, отторжение окружения, зверинец, официально зовущийся школой… все это показано просто замечательно. И я понимаю почему с этой книгой так носятся с момента её издания. Но петь дифирамбы глубокому психологизму, тонкому раскрытию персонажей и всему прочему я, пожалуй, не буду.
Мне не дает покоя мысль: а стало ли лучше, после того как главная героиня «исправила» ситуацию?.. Что собственно изменилось кроме самой Сэм? «Страшная» тайна враждебности Линдси к Джулиет оказывается с одной стороны банальной (для взрослого, не для подростка) а с другой смещает фокус с Сэм на её подругу. Потому и возникает этот вопрос, отданный в книге на откуп читателю – а что изменится после смерти Сэм?
Я где-то читала, что Оливер в процессе работы над книгой написала гораздо больше вариантов этого последнего дня, чем вошло в книгу. Понятия не имею чем «утвержденные» варианты лучше забракованных, но из окончания книги я могу сделать только один вывод. Однажды обоссанный (причем не главной героиней) спальный мешок, стоит того, чтобы главная героиня умерла.
Я не отрицаю, что Оливер говорит в этой книге правильные вещи. Но на мой взгляд и к моему сожалению они практически ничем не подкреплены. А смещенный фокус в финале вообще испортил мне все впечатление. К тому же многие моменты, раскрывающие Сэм, останутся только в памяти читателя, а не персонажей книги. Да и ситуация на момент заключительной смерти явно далека от разрешения в силу характеров персонажей. А потому, все вышесказанное превращает для меня это произведение в хорошо написанный, вызвавший отклик (на самом деле целую волну), гимн подростковому эгоцентризму. С довольно нелепым (с моей точки зрения) итогом.
P.S. В самый последний момент меня перестал устраивать эпиграф. А новый навел на мысль: А может в этом и был смысл? В том, чтобы после смерти Сэм родные и друзья говорили о ней «Как будто она знала заранее»? В конце концов она действительно знала, и не могла вести себя иначе. Но переписывать ничего уже не буду, потому что сказанного в отзыве новый эпиграф не отменяет.
« Последнее редактирование: 05 Ноября 2017, 01:58:39 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #121 : 11 Ноября 2017, 23:40:56 »

Дженнифер Макмахон. «Обещай, что никому не скажешь»
Моя история начнется с тех пор, когда я училась в пятом классе с девочкой по имени Дел Гризуолд. Немногие местные жители смогут припомнить это имя, но в городе нет никого, кто не слышал бы о Картофельной Девочке. Судя по всему, она является самой знаменитой уроженкой Нового Ханаана, что довольно странно, поскольку при жизни она была лишь тощим ребенком с грязными исцарапанными коленками, и, судя по ее виду, вы могли бы сказать, что из нее не получится ничего особенного.
© Дженифер Макмахон. «Обещай, что никому не скажешь»
Женщина приезжает в город своего детства и на неё обрушивается… всё. Воспоминания детства, больная мать, полузабытая симпатия раннеподросткового возраста, девочка-соседка с расспросами о Картофельной девочке – страшной байке, которой пугают друг друга местные дети вот уже три десятка лет. И убийство в точности повторяющее то, которое и положило начало городской легенде.
Насколько я могу судить – Макмахон удалось избежать самоспойлеров, которыми, бывает грешат некоторые авторы, рассыпающие по тексту подсказки для читателей. Во всяком случае для меня ответ на вопрос «кто виноват» оказался неожиданным.
Мистика здесь столь неявная, что холодок бегущий по спине вызывала не она, а атмосфера серости и беспросветности, царившая над общиной, в которой жила главная героиня и над фермой по соседству, где жила сама Картофельная девочка. И, совершенно неожиданным для меня оказался тот самый школьный зверинец, показанный хоть и мельком, но чуть ли не более наглядно чем у Оливер.
А ещё, каким бы глупым не казалось прозвище «Картофельная девочка» за ним скрывается не просто история – целая судьба. Короткая, трагичная судьба девочки, которую никто не знал по-настоящему. Даже те, кто действительно хотел узнать. Но таких было не много, и главная героиня не принадлежит к их числу.
Основная моя претензия к книге – обложка. Вообще – мне нравится традиция выносить на обложку краткую цитату. Это часто подогревает мой интерес к изданию. Но вынесенное на обложку «Если я покажу тебе мой секрет, обещай никому не говорить. Ты должна поклясться» сдается мне стреляет куда-то мимо потенциального читателя. Мимо меня уж точно.
Но эта претензия – чуть ли не единственная. Потому что эта книга, целиком и полностью соответствует заявке. Она не претендует на повышенную интеллектуальность, не грозит напугать читателя до нервной икоты, не обещает сломать ему мозг лихо закрученной интригой. Это просто книга, с которой, при желании, можно неплохо провести вечер.
« Последнее редактирование: 12 Ноября 2017, 21:27:55 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #122 : 14 Ноября 2017, 20:05:17 »

Пост по заказу Холода
Приключилась со мной тут «неделя» японского кино.
Но что бы вам был понятен весь драматизм ситуации, придется объяснить фабулу. Дело в том, что где-то в процессе то ли эволюции, то ли деградации я утеряла способность смотреть фильмы. Не то что бы совсем, но список фильмов, которые «необходимо посмотреть» уменьшается у меня как правило, когда я пытаясь быть честной, удаляю из него фильмы, которые совершенно точно не посмотрю. Предыдущий так вообще ухнул в небытие вместе с накрывшимся компом.
Но иногда на меня находит. И тогда я начинаю смотреть… что подвернется, а так как фильмы из списка подворачиваются редко, то и основной список остается как правило нетронутым. (Не спрашивайте меня зачем он мне вообще тогда нужен).
В продолжение этого раза мне подвернулся список шедевров японского кинематографа.

«Расёмон» реж. Акира Куросава, 1950 год
Черно-белый, по рассказу одного из японских же классиков.
Суть – убийство глазами четырёх человек. Свидетель, обнаруживший тело, разбойник, честно признавшийся в убийстве, жена убитого, и, собственно, сам убиенный говоривший через предсказателя. Все четыре версии различаются, что там постановил судья неизвестно. До кучи имеется офигевший монах, потерявший веру в людей после увиденного и услышанного.
Фильм звуковой, но полное ощущение немого кино, из которого убрали кадры с текстом актеров, заменив на озвучку. С почти аутентичными ужимками актерского состава. Но лично я посмотрела «год издания» уже после просмотра, до этого была уверена, что снимали его годах этак в 30-х, потому особого отторжения это не вызвало, скорее удивление что столь ранний фильм оказался звуковым.

«Токийская повесть» реж. Ясудзиро Одзу, 1953 год.
Тема фильма – «отцы и дети». Нет, не Тургеневские, а вообще. Пожилая пара приезжает в Токио к детям, погостить.
Скуки фильму значительно прибавило то, что ни режиссер, ни актеры по ходу не знали, как снимать кино. Если сценарий и был, то приблизительный. В каждой сцене диалоги повторяются по два-три раза, видимо потому, что слова у актеров заканчивались, а сцена все ещё зачем-то продолжалась. В ответ почти на любую новость звучало «Как так?», что люто раздражало. Но «знаковость» фильма я оспаривать не буду. Я не знаю были ли шокированы японцы, когда фильм вышел в прокат, но думаю, что должны были. Нет, никакой жести – просто вполне современное отношения детей к родителям.

«Женщина в песках» реж. Хироси Тэсигахара, 1964.
Черно-белый фильм по рассказу Кобо Абэ.
Надо было одному мужчине переночевать в деревне что бы утром отправиться куда-то дальше. И нашли ему ночлег. В хижине. На дне песчаной ямы. Хижине грозит быть погребенной под песком, а женщине, которая там живет трудно её самостоятельно откапывать и ей нужен помощник.
Догадались? Никто гг доставать оттуда уже не собирается. Все это пересыпано странными диалогами, в которых подневольная парочка никак не могут понять друг друга. И, насколько я смогла понять, не слишком вникая в происходящее – женщина тут символизирует низшие слои общества, типа крестьянства, а мужчина – кого-то с образованием, судя по сакраментальному вопросу: «А за фига тебе грести песок, если можно просто переехать?»
Короче чистопородный артхаус. Жестокий и беспощадный.

«Самоубийство влюбленных на острове Небесных сетей» реж. Масахиро Синода, 1969.
Театрализованная постановка. Не адаптированный сценарий, а именно как в театре, со статичными сценами. Сюжет до скрежета зубовного прост – торговец, влюбился в куртизанку. Денег что бы выкупить её у хозяина у него нет, потому что лавкой он по причине великой любви не занимается. Зато есть жена, дети и недовольные его поведением родственники. Конец все этой истории проспойлерен ещё в названии, так что ничего нового. Но есть нюанс. В кадре постоянно появляются люди в черных костюмах и вуалях, скрывающих лица. Причем не просто появляются, а активно участвуют. Например, указывают персонажам куда смотреть. Прям пальцем. Чувствовалась в этом некая «поступь судьбы». Гугл подсказал, что это кукловоды одного из видов японского кукольного театра. И они по сути тащат весь фильм насколько это возможно.

«Легенда о Нараяме» реж. Сёхэй Имамура, 1983
Очень хотела бы я сказать, что это тоже артхаус беспощадный, но… Скорее всего это не он, а историческая драма и отсылка реалиям прошлого… местами чрезмерно откровенная.
В описание сказано, что действие происходит в деревне на севере Японии. Это, наверное, так, но следует уточнить, что основатели деревни забурились в столь глухие… эммм… дали, что к ним теперь забредает разве что торговец солью, по совместительству скупщик детей, а те же мытари если и знали о её существовании, то на фиг стерли со всех карт, для убедительность приписав сверху «Глух лес со всяк чудищ». Что б ноги понапрасну не бить.
У обитателей деревни, как ни странно есть ружья (как минимум одно на деревню), но возможности прокормить лишний рот нет. Развлечений тоже не много. В поле поработать, песенку-дразнилку про родную бабушку спеть, убиенного младенца на поле соседу подкинуть. Ну и секс конечно – тоже вполне себе развлечение. Так что тех, кто наивно ждет от местных крестьян успехов в каллиграфии, вышивке или хотя бы росписи глиняных горшков, ждет неприятный сюрприз.
Зато они близки к природе. Вот лягушки в луже сидят. Вот непарные шелкопряды спариваются. Вот змейка крыску жрет… А вот – местный юродивый собаку трахает.
К слову, местный юродивый отличается от большинства односельчан исключительно дурным запахом, так что признаки вырождения и деградации там цветут буйно и обильно. Но это все – то ли присказка, то ли фон.
Суть этого фильма кроется в финале, но без раскрытия реалий деревенской жизни (хотя без собаки можно было бы и обойтись) финал вряд ли можно было бы оценить.
Нараяма – это одновременно и гора, и божество. На эту гору выросшие дети относят престарелых родителей, когда приходит срок. Путь к Нараяме один. Но кто-то идет туда добровольно. А кто-то не слишком жаждет повстречаться с богом. И в конце концов зрителю предстоит увидеть оба варианта.
Как ни странно, из всех фильмов этого списка, благодаря финалу «Легенда» мне зашла больше всего. Вопреки собаке.

«Жало смерти» реж. Кохэй Огури, 1990.
Ещё один фильм о семейных проблемах. Но если «Токийская история» затрагивает взаимоотношения родителей и детей, то «Жало» смотрит уже. Сюжет понятен, несмотря на то, что фильм явно выраженно артхаусный. Муж. Жена. Двое детей. Время действия не указывается, но упоминается что гг – бывший камикадзе, значит, послевоенное. Вся суть фильма укладывается в пару слов - последствия адюльтера. Вариант с разводом даже не рассматривается, видимо в силу культурных особенностей, жену на факте измены склинивает, муж пытается как-то сгладить, но этому препятствует уже далеко укатившая крыша жены. Драма во все поля, в которой жальче всего детей, присутствующих при этом дурдоме.

В списке есть ещё три фильма, но два из них – немые («Страница безумия», «Танцовщица из Идзу») а потому были добавлены в основной список со всеми вытекающими из этого последствиями, а третий – «Королевская битва» и я не уверена, что хочу сделать раньше – посмотреть или прочитать.

Бонус
«Ушедшие» 2008 год
Был упомянут Холодом в ходе разговора о всем вышесказанном. Название заинтересовало, описание тоже, так что, пока приступ не прошел, был просмотрен до кучи.
Люди, имеющие дело с трупами, считаются в Японии «нечистыми». До сих пор. Но жизнь бывает непредсказуема, и главный герой фильма становится тем, кто готовит тела усопших к перекладыванию в гроб. Начинается это все как комедия, видимо, чтобы японцы из кинотеатра не разбежались, а потом, довольно неожиданно начинает показывать красоту и философский подтекст работы этих презираемых основной массой людей профессионалов. Строение фильма сильно отдает мелодрамой, и зная по какому принципу строятся такие фильмы – можно легко предугадать что будет дальше.
А ещё этот фильм освежил мой мозХ изнуренный шедеврами и привел его в состояние равновесия.

ПыСы. Холод, не знаю зачем тебе все это было надо – но вот.
« Последнее редактирование: 14 Ноября 2017, 20:15:33 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»

Franzmann

  • Пользователь
  • **
  • Пафос: 12
  • Сообщений: 76
    • Просмотр профиля
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #123 : 15 Ноября 2017, 16:08:48 »

Цитировать
Дело в том, что где-то в процессе то ли эволюции, то ли деградации я утеряла способность смотреть фильмы.
Болезнь нашего времени, полагаю. Лично я, кроме хорроров, уже почти ничего не смотрю в полном метре. Особенно странно, что часовые серии какого-нибудь сериала я высиживаю без труда.
Вопрос по теме - как автор данного блога относиться к творчеству Джо Хилла?
Записан
It's time to Dine

RoxiCrazy

  • Адепт Оттенков
  • Ветеран
  • *
  • Пафос: 176
  • Сообщений: 1177
  • Резервный адепт
    • Просмотр профиля
    • Закуток за книжным шкафом
Re: Закуток за книжным шкафом
« Ответ #124 : 16 Ноября 2017, 01:16:04 »

Читала только рассказы, а потому ничего плохого не скажу. Рассказы мне зашли, хотя не все из них вот прям хоррор. Скорее чувствуется что он экспериментирует, ищет своё (во всяком случае, что касается первого сборника). Не слишком похож на отца, скорее чувствуется влияние британцев. Во всяком случае у меня скорее ассоциации с Фейбером возникли (именно с рассказами), нежели с Кингом.

UPD. Сглазила)). Последний рассказ в сборнике "Призраки 20-го века" (решила таки добить отложенное, раз уж разговор зашел) как будто Кинг-старший писал. Конечно, оно может и просто один переводчик переводил, но это "Почти как бьюик" помноженный на "Конец всей этой мерзости".
« Последнее редактирование: 16 Ноября 2017, 04:37:41 от RoxiCrazy »
Записан
Есть пять направлений: север, юг, восток, запад и здесь. "Здесь" - это мера для всех остальных. То место где ты сейчас и где можешь оказаться потом.
📖 Джон Краули. «Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра»