Сцена первая - Совет в Тиргартене

Форум Все оттенки Тьмы

Расширенный поиск  

Автор Тема: Сцена первая - Совет в Тиргартене  (Прочитано 1701 раз)

Астерлан

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Пафос: 21
  • Сообщений: 1731
    • Просмотр профиля
Сцена первая - Совет в Тиргартене
« : 30 Августа 2011, 16:04:19 »

В глубине Тиргартена, который занимает несколько сотен гектаров в самом центре имперской столицы, находится небольшой фонтан. Хотя он расположен вдали от парковых дорожек, сюда часто приходят люди. Они оставляют свечи, огоньки которых отражаются в фонтане, посреди которого возвышается каменная фигура ангела с устало опущенными руками и поникшими крыльями. Это место называют Фонтаном слез, и в последнее время капли воды, стекающие по лицу ангела, все чаще называют слезами, пролитыми теми, кому уже нет больше смысла ждать своих близких домой.
Тем не менее, большинство тех, кто приходит себя, даже не подозревает о том, что  на самом деле это место является фригольдом. Если взять в руку свечу, и смочить глаза водой из фонтана, становится понятно, что заросли, окружающие лужайку, в действительности гораздо гуще, чем могло показаться на первый взгляд. Если как следует приглядеться к ним, можно заметить странных птиц, которые выглядывают из кустов, приглядываясь к чужакам глазами, в которых светится совсем не птичий разум. Иногда целые птичьи стаи срываются с ближайших деревьев, которые тоже становятся чуточку выше, чем в реальном мире, обдавая незванных гостей пронзительными криками и дождем необычного, светящегося кала, от которого пахнет яблочным пирогом.
Узкая тропинка, которую сложно разглядеть среди густого сплетения ветвей, выводит к узкому мостику через канал, в котором плавают лебеди. Кроме этого, по мере приближения к мостику птичий гам становится еще громче, а у самого моста гостей дожидается двое белых воронов, которые, подобно стражам, восседают на мосту. На противоположной стороне возвышается здание, с виду напоминающее теплицу, которое образовывают ветви живых деревьев и виноградные лозы. Двери его открыты, и по мере приближения становится понятно, что оно состоит из одной единственной комнаты с длинным столом и множеством старых стульев, у  которых часто не хватает ножек или спинок.
Комната постепенно заполняется Китэйнами, которые в основном входят сюда через дверь, хотя некоторые появляются из крупного зеркала в дальней части комнаты. Каждого из прибывших встречает сам Генрих-Птицелов - невысокий слуаг-Старец в старом пальто с длинными пальцами, круглыми очками с толстыми линзами и паутиной, свисающей с ушей. Затем, он показывает гостям их места, и отходит, слегка наклонив голову, будто бы к чему-то прислушиваясь.
Несмотря на то, что далеко не все присутствующие знакомы друг с другом, большинству тех, кто оказался здесь, удается заметить знакомые лица. Дружеский тычок Германа заставляет Франка повернуться к ближайшему углу, где на колченогом стуле сидит почти квадратный нокер с здоровенной бородой и повязкой Ротфронта на плече. Прибывшие практические одновременно Анна Вагнер и Амадей фон Кроу узнают друг друга, невзирая на свое достаточно шапочное знакомство, после чего замечают направляющуюся к ним группу из двух паков, сатира и слуага с химерической треуголкой, красной повязкой на глазу и в рабочем комбинезоне. Наименнее уместным здесь себя чувствует Фридрих Гессе, но, внезапно, он замечает высокую девушку с длинными волосами, которая делает выходит из зеркала, лицо которой кажется ему знакомым...
Записан

Dark Rider

  • Ветеран
  • *****
  • Пафос: 3
  • Сообщений: 3419
    • Просмотр профиля
Сцена первая - Совет в Тиргартене
« Ответ #1 : 30 Августа 2011, 16:23:11 »

Амадей, а во фригольде, конечно же, Набу, весьма высок, кожа его напоминает благородную темную бронзу, что очень приятно сочетается с серебряными глазами и черными вьющимися волосами, выглядывающими из-под белой куфии. Кроме необычных глаз бессмертную природу эшу выдают лишь слегка заостренные уши. Одет дитя эглеба в светло-серую дорожную тунику, к которой он приколол цветок эделвейса. Не смотря на то, что Набу пришел и явно собирался остаться, он не выпускал из рук дорожного посоха и не скидывал с плеча дорожного мешка.
Он вежливо поздоровался с Генрихом, прошелся по залу, выбирая себе место и встретившись взглядом с Анной также вежливо поклонился ей и улыбнулся.
Выбрав место он уселся на стул и достал из мешка ручку и блокнот, в котором сразу же стал что-то записывать, оглядываясь на прибывающих, по большей части на тех, кто появлялся из зеркала. Он что-то писал, зачеркивал и писал снова.
Записан
Первое следствие Бушмина-Волкова – предел от целесообразности действий человека равен нулю, если время стремится к бесконечности. Или иными словами: глупость человеческая беспредельна.