Форум Все оттенки Тьмы

Расширенный поиск  

Автор Тема: Глава третья. Рабство иллюзий.  (Прочитано 9322 раз)

Neforlution

  • Постоялец
  • ***
  • Пафос: 9
  • Сообщений: 201
  • Waterbird
    • Просмотр профиля
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #25 : 09 Января 2016, 23:35:32 »

Воскресенье, 1 июня. 22.00.

     Намтар снова сидела перед монитором - на этот раз уверенность в скорой победе не окрыляла ее, но синее окно Скайпа все же наполняло душу мягким теплом. Пусть попытка получить новую информацию не увенчалась успехом, но ангел смерти почему-то решила, что остальные должны узнать об этом - равно как и обо всем остальном, что произошло сегодня. Возможно, у них тоже что-то произошло - последние дни нельзя было назвать спокойными. Быть может, кто-то узнал что-то важное. А по правде говоря, аггел Второго Мира просто соскучилась по своим друзьям. Когда все собирались вместе, она сияла.
     Наугад она выбрала кого-то из своей команды и позвонила ему по Скайпу. Это оказался Дегас. Еще до того, как он успел поднять трубку, демон скорби и смирения стала добавлять остальных: Малаэля, Ахова, Яфабореля, Таммаофа. Кто-то должен был ответить, и чем больше ее коллег окажется на месте, тем продуктивнее, в конце концов, будет разговор.
     Иван отправил сына в спальню, играть на ноутбуке, когда в Скайп на компьютере постучалась Виолетта.
      - И снова здравствуй, - улыбнулась она, поправляя наушники на голове. - Ты сегодня первый. Я тут подумала, что неплохо будет рассказать всем, что у нас сегодня произошло, на всякий случай. Да и вообще обменяться информацией, что у кого нового, выработать планы на ближайший день... Как ты на это смотришь?
     Малаэль едва не расплескал половину чая, когда в выкрученных на полную громкость наушниках заквакал звонок Скайпа.
     - Доброго вечера, - он прервался чирканьем зажигалки, - камрады. Что хорошего скажете?
     - Смотрю нормально, завтра после 12 освобожусь - отвезу сына к матери. Привет, товарищ.
     - Вот и славно, - с ленивой доброжелательностью зажмурилась Элохим. - И ты здравствуй, Князь Волков.
     - Всем бобра и позитива... Ба-а! Какие лица! - Дегас поправил сползавшие наушники. - Рад всех вас видеть, ангелочки. Чего почём? Чего вызывали? – не сразу дождавшись ответа, Кишар запротестовал. - Эй-вэй! Чего затихли-то? Ну, ладно... в другой раз зайду тогда.
     - Мы, вообще, на разбор полетов собрались. Может, поделишься новыми приключениями? – предложил Осквернитель.
     - Я тоже рада видеть всех вас, - Себетту сделала еще один глоток своего адского варева из термоса и тряхнула головой, надевая на себя воображаемую кепку и становясь на воображаемый броневик, как, по ее представлению, сказал бы штатный Рабису. - Во-первых, я рада видеть всех вас живыми и здоровыми. Во-вторых, я решила, что пора бы нам обменяться новостями и выработать тактику на ближайший день. Надеюсь, никто не возражает? - Падшая окинула взглядом собравшихся.
     - Вот так-то лучше, - улыбнулся Дегас, - Может, тогда текстом, чтобы не дублировать по пять раз, например, Таммаофу?
     - Можно, наверное, текст и комментарии, - согласился Мамету.
     - Действительно, а где шеф? У меня никаких особенных новостей нет, нашел группу каких-то местных то ли ролевиков, то ли реконструкторов, и окучиваю потихоньку. Но для того, чтобы пополнить запасы Веры, определенно надо подобрать способ, требующий меньше времени. Никто не собирался в какой-нибудь хоспис? А то еще пара фокусов и я пустой, как моя зажигалка, - обеспокоился Цалту.
     - А, может, на запись включить и отправить потом наш кипиш? - предложила Образ Смерти. - Но если вы считаете, что лучше текстом, то давайте текстом. Сейчас я тогда создам конфу... - высунув язык, Виолетта принялась тыкать по кнопкам Скайпа. - Ты прав, Дегас. Пусть будет текст, чтобы ничего не пропало.
     - Ты последователей найди, будет проще, - сказал ламассу.
     - Так я примерно тем же и занимаюсь, но не мог же я к ним просто впереться и начать рубить правду-матку? У меня была мысль заявиться к этим долбославам в апокалиптической форме, но не в городском парке же, - хмыкнул Рабису, пуская дым.
     - Я тоже в парке чуть было не решился. Подумывал-подумывал, но что-то не ахти как вышло, - ответил Пыльный Скульптор.
     - Сходка эксгибиционистов какая-то... – проворчал Пожиратель.
     - Ладно, - Дегас начал писать текстом, - Новостей у меня особых тоже нет. Я смог найти толкового оккультиста, который за нескромную сумму смог выявить даже демоническую связь. Сейчас загрузил его нашим любимым удобрением.
     - Мой тебе совет - окучивать по одному, - Иван поморщился при мысли о том, что, найдись среди толпы хоть один верующий, знающий пару молитв, будет неудобно.
     - Ты решил неоязычников окучивать? - подняла брови девчонка. - Поаккуратнее там, мало ли, что эти типы выкинут... Лично я, признаться честно, испытываю недоверие к людям, молящимся деревянным столбам. Мало ли, что они сделают, особенно, если искренне в это верят...
     - Ещё я сегодня чуть не умер, так что выражаю ОГРОМНОЕ СПАСИБО товарищу ЯФАБОРЕЛЮ за своевременную помощь *овации**овации**овации*, - написал Ануннак.
     - А если деревянный столб - привязаный Рабишу, будет вдвойне неудобно, - напомнил Соколов.
     - Ты меня просто в апокалиптике не видела, - хмыкнул Рабису. - Мне с такой только их и окучивать. Ладно, ты явно не просто так нас тут собрала. Что стряслось?
     - Мы с маньяком попиздились... – начал Иван Валентинович.
     Дегас в ответ прислал смайлик, выражающий удивление и шок.
     Малаэль явно поперхнулся дымом.
     - Зачем?! Где вы вообще нашли маньяка, начнем с этого... И кто это "мы"? Я жажду деталей.
     - Я и Виолетта, пошли с семьями в лабиринт страха, не зря, страшно было, - ответил Ламассу.
     - Знакомого оккультиста? - переспросила Ониэль. - Молодец, Дегас, ангел, не любящий прямых путей! - усмехнулась Плач Всех Ушедших. - В этом твоя сила. Надеюсь, что твой план... выстрелит, так это говорится? И, да, на нас с Яфаборелем напал сегодня маньяк, так что будьте осторожнее, это, похоже, по нашему делу... Ну, кто будет рассказывать подробно, Творящий Красоту - ты или я? - улыбнулась Халаку, делая еще один глоток маслянисто-черной жидкости.
     - У тебя лучше выходит в красках, рассказывай, - сказал Мамету.
     - Охренеть надо. Значит, теперь у нас есть неиллюзорный шанс нарваться на маньяка, или он не конкретно по ваши души, а просто вы такие везучие? – осведомился Малаэль.
     - Мы счастливые ублюдки, - мрачно ответил ему пластический хирург.
     - Ужс... Впрочем, это уже наша работа – разбираться с той пакостью, которая внезапно вылезла тыщи лет тому назад. Долбанный Каин... Детали? Подробности? Где остался этот маньяк? Куда выезжать с ним "поговорить"? – не мешкая, взял быка за рога Преступник.
     - В ментовке он, наряд «своих» мы вызвали, сейчас тебе все опишут, - осадил напарника второй Иван.
     - Еще как страшно! - поддержала она. - Идем мы, значит, по лабиринту: я, Яф, его сын и мой отец, никого не трогаем... И тут на нас, значит, у самого выхода вылетает этот тип с бензопилой, парня и девушку перед нами - вжик-вжик! - на куски, - Убийца заметно побледнела, - и движется на нас. Я хватаю дитенка нашего Ламассу, своего отца - и назад, а Иван, е-мое, этого сумасшедшего в захват взять пытался... Страшно было, с ума сойти! Отец мой вырвался, мол, не для того в армии служил, чтобы убегать, я стену гипсовую разложила и вытолкнула туда Даньку... Пока обратно бежала, Яф уже схватил убийцу. Хорошо, что у меня кинжал был, я бросила его Ивану, и он всунул лезвие человеку под локоть, на этом все и закончилось. Согласись, Яф, он был безумен? В такой слепой ярости, когда перед глазами красная пелена и не осознаешь ничего вокруг себя. Это очень было похоже... на то, что мы видели на свалке. У птиц, - задумчиво качнула головой Намтар. - Тут, значит, и охрана подтянулась, его увели, а мы отправились отпаиваться чаем у Мамету. В шесть - на допрос. Я уже хотела с помощью печати заставить следователя сказать, где сейчас маньяк - искренне считаю, что его нужно проведать, хотела Таммаофу это предложить - как появилась, кто бы вы думали? Коларатхазия. Она сказала, что забирает это дело себе, так что по его поводу к ней можно обращаться. Я, вроде, ничего не забыла? - сощурившись, ангел смерти посмотрела на Осквернителя.
     - Ничего, помягче с именами, - заметил Яфаборель. - Крышку гроба упустила...
     - Мамету, - написал Дегас.
     - Ужасно прошу прощения, я от избытка чувств, надеюсь, не доставила никому неудобств, - хлопнула себя по груди аггел Второго Мира. - И, да, мой отец использовал бутафорскую крышку гроба как щит. Тебе, Яфаборель, смотрю, за сутки можно давать  сразу две медали: за спасение пострадавшего и за помощь в задержании преступника... Мне жаль, что с тобой случилась беда, Дегас, но я рада, что теперь все в порядке.
     - Спасиб. Сам виноват. Т___Т - отписался Преступник.
     - Lucky bastards, - фыркнул вслух Малаэль. - Крышка гроба - это сильно. Я тоже считаю, что стоит навестить этого субъекта с кем-то из наших Халаку. Может, вы что-то увидите во Втором мире, связанное с ним?
     - А кто такая Коларатхазия? – поинтересовался вдогонку Пыльный Скульптор.
     - Не знаю, но икается ей сейчас знатно... – заметил Князь Волков.
     - Текстом-то? Ладно, не суть. Предлагаю обменяться вообще всеми новостями по нашему делу. Все «за»? Что знаю я... У меня было предсказание, которое выдала госпожа Баториэль. В течение минут десяти я его найду. Сейчас я отдал образцы на оккульт. анализ, и в ближайшие три дня могут придти результаты, которые смогут нам помочь, - отрапортовал Михайлов.
     - Ну, кто ж его знает? Да, давайте, бомбите. Я завтра пойду на собеседование в нашу адскую контору, постараюсь устроиться охранником, - сообщил Севастьян.
     - Малаэль, если будет выбор - постарайся нарваться на Извергов. Нам сейчас очень нужна их информационная поддержка, - посоветовал Иван Семенович.
     - Да не в нашу, а в этот хренов «Синтез», - уточнил Соловьев.
     - Из Второго Мира видна аура человека, так что это возможно, - отозвалась демон скорби и смирения. - И я сама не знаю точно, кто такая Коларатхазия, но это явно следователь Двора. И, да, Малаэлю просто жизненно нужны в его миссии очки, позволяющие заглядывать во Второй Мир – не дай Бог он тоже нарвется на албаст. Да и зеркалом пора бы заняться - поэтому, Аховхаддамаэль, если ты это читаешь, Бога ради, свяжись со мной.
     - Нам бы не помешал свободный источник финансирования. Мне на мои задумки по бункерам, бр-р-р, просто не хватает денег. Могу скооперироваться с Аховхаддамаэлем и соорудить кое-что по этой теме... Но тут вопрос только к нему, - сообщил Кишар.
     - Нам организации не хватает, а денег нам дали, вообще-то, - напомнил Ламассу.
     - В крайнем случае, скинемся... Как думаете? - предложила Элохим. - Хотя, честно говоря, я не представляю, как будем потом это отдавать.
     - Именно. А без явной централизованной власти, у нас получается единоуровневая сеть... В общем, кто что смог разузнать по делу? – вернулся к основному вопросу ангел земли.
     - Узнали про этого Вегана что-нибудь? Шеф вроде упоминал его в отчете, - напомнил Цалту.
     - Кто такой Веган?
     - Какой-то поц с форума, который барыжит этими мега-удобрениями, если я правильно помню, - объяснил тот Пыльному Скульптору.
     - На каком форуме, если не секрет? – продолжал расспрос последний. - Знаете... есть одна идея, правда, довольно глупая.
     - Я не помню точно. Садоводов каких-нибудь, какая разница, в сущности? – засомневался Князь Волков.
     - Смотрите. Злосчастная мусорка была куплена компанией "ЭкоТерра", а конкретно, нашим косвенным нанимателем Абодаавом. Проблемы были заключены в удобрении, и эффект распространялся на животных и растений. Ни вам лавы, острого песка, железных големов и тому подобного. Юрисдикция Пожирателей, верно? – начал рассказывать свою идею Преступник.
     - У меня есть еще новости, - отозвалась Себетту. - Все в курсе, что я уговорила Эметгибура взломать аккаунт этого самого Вегана? Так вот, он его взломал - я упоминала, что за это он попросил сливать ему инфу о ходе нашего расследования? Мне даже удалось залезть в почту Вегана без последствий. Но, увы, она пуста. Этого человека не достать через интернет, он хорошо заметает следы, может, пользуется анонимайзером или чем-то вроде. Короче, в его почте нет ни его имени, ни адреса, ни подозрительных писем - он вроде как распространитель, дает людям рекомендации, как правильно пользоваться этой отравой. Таммаоф упоминал его в своем отчете, Дегас. Придется нам этого Вегана доставать физически, если получится.
     - Мне бы не адрес, а просто текст его сообщений. Будет уже кое-чем.
     - Ты прав, Дегас, но, похоже, еще и на людей. И, поверь, в этих текстах нет вообще ничего подозрительного, одна реклама и рекомендации. Но, если тебе интересно, я пришлю тебе, может, и остальные посмотрят, мне удалось выкачать копии через Аутлук. Кстати, о людях - тут на днях смертельно покусали двух подростков в Финском Заливе, мы хотим с Таммаофом отправиться в морг и поглядеть на них, если они еще там. Наверняка кто-то слил в унитаз бешеные растения, а они взяли и...
     - Раз этот Нео потребовал от тебя информации, так пусть пробьет хотя бы, у какого провайдера этот Веган сидит. А там можно будет поискать его через старые связи Таммаофа, а язык у него печатью развяжется. Но я думаю, он ничего не знает. Может, мне сходить с вами? На всякий случай, - предложил Рабису.
     - Выходит, у нас есть тот, кто сначала протестировал свои удобрения на свалке, а затем начал их распространять по городу. Похоже на Жаждущих, и у меня появился подозреваемый... – предложил версию Михайлов.
     - Кто? – спросил Севастиан.
     - Условимся, что это просто рабочая версия, которую ещё предстоит отработать. Т.е. никаких прямых безосновательных обвинений. Договорились?
     - Ладно-ладно, я всё равно не знаю ничего, - умыл руки Пожиратель.
     - Ну, если этот тип сидел через Тор, то это мало что нам даст. Но я, конечно, вышлю вам его электронный адрес и копии писем, - Падшая отослала файлы. - Говори, Дегас, мы поспешных выводов делать не будем.
     - На свалку удобрения вывез хозяин умершей собаки и бешеного куста малины, не путайте теплое с мягким. Кстати, в связи с этим свалка должна успокоиться, и с этим местом инцидент, скорее всего, закрыт, - напомнил Соколов.
     - С этого момента прошу перейти на текст, дабы не беспокоить обозначенных персон, - не смотря на то, что они и так писали, Ониэль имела привычку переходить на голос в моменты эмоционального возбуждения. - Тот, о ком я подумываю... Ирбагнель, например. Пожиратель - раз. "Веган" - два... А вот про куст с собакой я что-то упамятовал... Нет, тогда к Ирбагнелю вопросов нет. Разве что к Пожирателям с Высокой Мукой.
     - Ты много пожирателей знаешь? – спросил Яфаборель.
     - Уже двоих. Так что нам понадобятся связи мадам Батори___эль.
     - Поясняю для запамятовших: один человек в Колпино купил у этого самого Вегана это самое удобрение и вывалил его на куст малины. Куст взбесился и убил овчарку человека - та собака потом стала призраком, мне говорил об этом Таммаоф. Собственно, с этого момента мы и начали копать под Вегана, пока неудачно. А насчет Пожирателей... Так можно весь Двор подозревать. У нас пока совсем нет никаких доказательств, придется дальше искать. Надеюсь, Малаэль, ты выяснишь что-нибудь завтра... И с тобой ничего не стрясется в процессе, - забеспокоилась Кузнецова.
     - Если я окажусь там без очков, есть риск нарваться на какую-нибудь пакость, которую я даже увидеть не смогу. Если я всё же устроюсь, неплохо бы решить этот вопрос к первой моей смене, - добавил Соловьев.
     - А что, если Веган – тупо распространитель и получает зарплату за сбыт? – высказался Иван Валентинович.
     - Я тоже так думаю, - поддакнул военный.
     - Пока мы не можем сказать об этом ровным счетом ничего. Надеюсь, в будущем это изменится, - вынуждена была признать самая младшая в команде.
     - Окей. Так... У нас есть способ быстрого распространения информации? Этакая корпоративная почта? – спросил Дегас.
     - Можно использовать эту же конфу, как думаете? Регулярно обмениваться новостями было бы очень здорово, я думаю, - предложила она.
     - Лады, но тогда проверяйте сообщения почаще, договорились? У меня информации больше нет, - сообщил Пыльный Скульптор.
     Малаэль в порыве вдохновения изменил название разговора на "Демонический секстет".
     - Секстет - это ансамбль из шести музыкантов, если что. Думаю, всё, вопросов больше нет? Или предложений?
     - У меня тоже. Надеюсь, отсутствующие скоро объявятся: Таммаоф и Ахов. Нужно, чтобы они тоже это увидели и поделились своими планами. Особенно Ахов, он нам с Малаэлем щас позарез нужен. Может, вызвать его прямо щас, как думаешь, Севастьян?
     - Ага. Сейчас нарисуем пентаграмму, расставим свечи и начнём вызывать... – подколол напарницу Ануннак.
     - Можно попробовать, чего тянуть, - согласился тот.
     - Дегас, ты понял, что я имею в виду) Его и так, и так нужно поймать утром. Во сколько у тебя начинается смена, Севастьян?
     - Да откуда я знаю, мне надо бы сначала хоть на собеседование сходить)
     - Хорошо, а собеседование тогда во сколько? – упорствовала школьница.
     - Поеду туда с самого утра, часам к десяти, буду брать ятскую контору штурмом. Мне сказали, что их коммерческий директор будет на месте в понедельник. Это всё, что я знаю.
     - Я возьму несколько отгулов. Могу пойти с тобой. Прикрывать тылы на всякий случай, - предложил Кишар.
     - Можно. Осмотришься там, пока я буду сидеть на собеседовании. Раз такое дело, то, если выгорит с устройством, я попробую пошарить в компах в самой конторе, - согласился Цалту.
     - Вот блин, это означает, что к десяти чудо-очки уже должны быть на твоем носу. Ну, подождите тогда минутку, сейчас я попробую выловить нашего кузнеца... Если что, это нам с Таммаофом придется прикрывать штатного Цалту, если за ним будет гоняться всякая потусторонняя нечисть, - Образ Смерти вздохнула, достала из кармана телефон и, собравшись за несколько секунд, монотонно пробормотала: - Аховхаддамаэль, здравствуй, если ты сейчас слышишь меня, пожалуйста, ответь. А еще лучше - зайди в Скайп, где сейчас собралась вся наша команда. Нам очень нужна твоя помощь.
     - На «раз-два» - дружно зовём Ахова. Итак, раз… два… - написал последовательно Дегас, после чего произнёс, - Аховхаддамаэль!!!
     - Сне-гу-ро-чка! Простите, я не смог удержаться, - ухмыльнулся Соловьев.
     - Бедный наш Мумму, - тихо хихикнула Виолетта.
     - Как шумно. Не все сразу же, - пробурчал Ахов в скайпе. - Ой-ей... Можно, я все не буду читать?
     - Слава Богу, ты пришел! - воскликнула девчонка, всплеснув руками. - Конечно, читай, когда тебе будет удобно, - улыбнулась она. - Если сразу к делу, то завтра Малаэль тащится в этот "Удобсинтез", и, если он не сможет увидеть находящихся там призраков, это будет очень опасно. Пожалуйста, Аховхаддамаэль, ты можешь нам помочь? У нас возникла идея зачаровать его очки, чтобы он мог видеть призраков. Можешь это сделать, пожалуйста? По-хорошему, надо бы уже и зеркалом заняться, которое позволило бы выходить во Второй Мир, но это дело второй срочности. Помоги нам, пожалуйста, хотя бы с первым, если можешь.
     - Хм-хм-хм... Нужен кто-то со Знанием духов, - ответил Любимец Земли.
     - Ониэль и Таммаоф, думаю, смогут тебе помочь. Таммаоф, вообще, Эрешкигаль, насколько я помню. Кстати, есть ещё одна идея, но это уже побочно. Магистериум бы соорудить, но без тебя я точно ничего не смогу сделать, - предложил Пыльный Скульптор.
     - Я немного знаю, сама духов видеть умею, так что это не проблема, - обрадовалась Ониэль. - Большое тебе спасибо, Аховхаддамаэль, ты отвратишь нас от большой беды. И Таммаоф, кстати, Нергал, пора бы уже запомнить, Дегас, - усмехнулась Плач Всех Ушедших.
     - Ну, оюшки... – согласился тот.
     - Да приезжайте, че... Веры побольше с собой возьмите.
     - Пароли-явки? Завтра смогу кое-чем помочь, - предложил Михайлов.
     - Ой-ё... Я могу только немного с собой привезти, а ты, Малаэль? С этим у нас, по правде говоря, проблемы. Во сколько к тебе можно приехать? Нам бы с утра, пока Малаэль не отправился на собеседование, - предупредила Кузнецова.
     - Пара часов может понадобиться. Лучше сейчас начать, а то можем не успеть. Не знаю. С верой туго, - ответил кузнец.
     - "Красные жигули на свалке посреди ночи. Несколько мешков и страх. Мертвая собака и два цыпленка. Мешки грузят в машину и везут через поле... Скошенная ботва и спиленная яблоня. Мужчина в кожаной кепке". Вот это было от Почётного Секретаря, - наконец, нашел пророчество демон земли. - Аховхаддамаэль, я смогу поделиться только утром. Сейчас - никак >_<
     - И вот это, собственно, и был тот мужик из Колпино, у которого малина убила собаку. Он потом испугался и попытался выкинуть мешки на свалку, с чего, собственно, все и началось. Так что это пророчество мы разгадали и, помнится, я его от тебя и передала Таммаофу, - покачала головой Халаку. - Не факт, что я смогу выбраться прямо сейчас, пока мой отец еще не спит, но я постараюсь сделать это как можно быстрее. Лады?
     - У меня тоже немного. Туго с верой. Сколько тебе всего нужно? – спросил Князь Волков.
     - У меня совсем чуть-чуть сейчас, – добавил Мамету.
     - Вообще-то... Вера нужна мне. Я даже не уверен, что смогу направить ваши знания и из этого что-то получится... – предупредил Аховхаддамаэль.
     - Я думаю, что попробовать, в любом случае, стоит. Это бы очень облегчило наше положение. А если не получится - хуже от этого не станет, правда? – упорствовала девчонка.
     - Можно попробовать, - нехотя согласился Ахов.
     - Спасибо тебе большое, - поблагодарила Убийца, отправившись смотреть, спит ли отец. После ужина его могло разморить... по крайней мере, ангел смерти на это надеялась. Слава Богу, надежды Виолетты оправдались: закат, еда и пережитый стресс оказались сильнее предка. Она вернулась к компьютеру, напечатав:
     - Я в игре. Куда лететь? Готова отправляться хоть прямо сейчас.
     - Гранитная улица, 8. У Заневского парка встретимся.
     - Заметано. В общем, не забывайте поглядывать в эту конфу почаще и пишите сюда любые новости, которые получите. Если кто-нибудь найдет Таммаофа раньше меня - а я по-любому буду искать его утром - отправьте его сюда. На этом, пожалуй, все. Встретимся у Ахова, друзья.
     - Хорошо! Доброй ночи ^_^
     - А что, все придут? О_о, - переспросил Любимец Земли.
     - И тебе, мой друг. Не попадай больше в неприятности) - пожелала Пыльному Скульптору Халаку. - Прости, кажется, я неправильно выразилась. Я с Малаэлем буду точно - очки-то ему нужны. Остальные... Ну, это уже к ним вопрос.
     - А. Ясно. Нулан.
     - Вот и славно. Скоро буду, - Намтар вытащила одеяло, осторожно прикрыла им отца, завела ему - на всякий случай - будильник, накрыла одеялом и свой диван и подложила скрученную одежду, чтобы казалось, что девчонка тоже мирно спит на своем месте. Нацепив на спину рюкзак-паучиху и заглянув в компьютер еще раз, чтобы убедиться, что больше никто ничего не написал, ангел смерти выключила комп.
     - Я скоро вернусь. Пожалуйста, не кошмарь моего папу до этого, - шепотом попросила Плач Всех Ушедших у призрачной фигуры, черной на фоне сумерек. Сказав это, аггел Второго Мира отправилась в ночь.
« Последнее редактирование: 10 Января 2016, 00:15:50 от Ifrael »
Записан
Сверло мое - ручка, а мрамор - тетрадь,
сегодня я скульптор, я буду писать!

Neruman

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 8
  • Сообщений: 357
  • И.С. Михайлов
    • Просмотр профиля
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #26 : 11 Января 2016, 23:33:10 »

     Воскресенье, 1 июня. 22.03
     Покуда основная беседа демонов набирала обороты, поток информации потёк и по другому каналу:
     - Малаэль, привет! - Дегас начал писать в личку, - Слушай, я тут подумал пару идей по поводу Жатвы. Есть желание поучаствовать?
     - Да, конечно. У меня большие проблемы с Верой, если станет жарко, я очень быстро опустею, - ответил Князь Волков
     - Ну... я сейчас вообще гол, как сокол, и потребности по Вере у меня тоже большие, так что...
     - Выкладывай, я тебя внимательно слушаю.
     - Знаю, что нам бы больше помогать нуждающимся в хосписах, больницах и т.п., но что скажешь, если мы попробуем остановить некоторые источники страданий? В общем, я тут сегодня прикинулся наркоманом, и заказал спайсовые наркотики. Приехал курьер, с которым мы "мило пообщались по душам". И вроде бы мне удалось его переубедить его, и пожать его Веру.
     - Ничего себе... О_О
     - Дело, конечно, не требует мозгов, но оно может быть довольно вредным. Так что, как раз нам с тобой вполне может быть по плечам. Ситуация следующая... Мы можем давить курьеров по одному, припугнуть их. Но довольно быстро этот бизнес уйдёт в подполье. Что скажешь над тем, чтобы углубиться, и "образумить" сразу поставщиков и производителей этой гадости? Один я могу не справиться, но бравый товарищ, да и медик, мне бы очень пригодился.
      - Да я только «за», терпеть их не могу... Дуреют люди от этой дряни. Погоди, так ты что, побил этого курьера?
      - Немного. Он сначала дал дёру, но потом взял нож и начал им ковыряться. Рубашку порвал, засранец.
      - Хорошая идея, мне нравится. Но как, Холмс?
      - У меня есть телефон одного поставщика, но, боюсь, номер уже сменили. Зато, можем повторить эксперимент, и взять новый. Я буду боеспособным к утру
      - Идет. Надо действовать быстро и брать поставщика за жабры сразу же. Иначе он поменяет номер и придется опять повторять всё сначала.
      - Тогда, вот этот номер: +7-***-****-***. Если дело выгорит, то диктуй адрес. Толку от меня сейчас не слишком много, но и не совсем ничего
      - Договорились? Думаешь, стоит сейчас звонить?
      - Завтра может быть поздно. Мой номер засвечен. Впрочем, что говорить я и сам не представляю
      - Абсолютно не представляю. Можно попробовать прикинуться курьером. Или осведомителем, предупредить о том, что будет облава и узнать о новом месте.
      - Интересно, а изверги работают геолокатором по номеру телефона? Слушай. Насколько много безрассудства у тебя есть в ближайшие пару часов? Я вот думаю... можем заказать курьера с доставкой на дом. Ты один в квартире живёшь?
      - Один. Приезжай хоть сейчас. Но только вот... Приедет он, а дальше?
      - Ты схватишь паренька в доме. Я подкараулю его коллег у подъезда (засвечу номера машины). Свяжем. Дадим кляп. Начнём устраивать "тёмный ритуал" со свечами, пентаграммой и принесением в жертву жареной курочки под соусом. А затем скажем, что уже их черёд. Потом ты падаешь "замертво", принимаешь апокалиптику и судишь их, мол, достойны ли они жизни или твоего праведного гнева? Будут ли они дальше распространять наркотики? Далее читаем молитву имени тебя и отпускаем их, выдав сменное бельё. Так что, решаем сразу две проблемы. С одной стороны, ты получаешь Веру. С другой - курьер получит такой урок, что ещё долго будет шарахаться слова "Спайс", потому что большой и страшный Малаэль всегда может вернуться в его скромную жизнь
      - Черт, мне нравится эта идея. Давно я так не веселился. Приезжай, Большая Пороховская улица, дом 41. Мел только купи по дороге и пару свечей. Я тебе деньги отдам.
      - Окей. Выезжаю. Если что, ты сможешь затянуть колото-ножевые?
      - Попробую. Если что, у меня аптечка есть. Да не парься ты, у меня ПМ в сейфе лежит.
      - Договорились. Если что, вот мой номер: ****-***-**-**

     Закончив разговор с Малаэлем, Дегас немного помялся с выбором ингридиентов, и всё таки решил пойти в круглосуточный супермаркет. Набрав пачку парафиновых свечей, соль, набор детских мелков и противотараканное средство "Машенька", Дегас не остановился, взяв попутно кефир, пачку соли, палку колбасы и жареную курочку-гриль. Рассчитавшись за всё это добро, демон подмигнул подмигнул полусонной кассирше и заказал такси прямо до дома Малаэля

     Воскресенье, 1 июня. 23.05

      Услышав звонок в дверь, Малаэль, успевший за это время растащить в единственной комнате мебель по углам, скатать ковер в угол и расстелить на полу кусок старой черной шторы, потопал открывать.
     - Доброго вечера, мой дорогой борец с криминальным элементом. - хмыкнул он, забирая пакет и пропуская гостя в квартиру. - Ладно, остальное я могу понять, но кефир, курица и колбаса?..
     - Борьба-борьбой, обед по расписанию, - разулся Дегас, сияя улыбкой от предвкушения, - Руки где можно сполоснуть?
     - Вторая дверь по коридору, -Махнул Малаэль, перетаскивая всю съедобную часть приобретений на кухню, остальное в комнату. Снова вернулся на кухню, щелкнул чайником, доставая с полки две кружки. - Кофе или чай? Кстати, ты с дружками его на улице сам справишься или тебе подсобить?
     - Мне, пожалуй, кофе. И, если не против, сейчас займусь наскальной живописью
     - У меня там арматурина в коридоре на антресолях есть. Со времен бурной молодости осталась... Но ты, думаю, прав. Да, я там на полу здоровенный обрезок черной шторы постелил. Для антуражу. Тебе помочь?
     - Не откажусь.Нам бы ещё музыку для антуража, но, боюсь, соседи поднимут бучу. Их пугать не больно-то хочется.
     - Ладно. Можем пока поискать курьеров, а заодно обговорить план действий. Компьютер у тебя далеко?
     - В комнате стоит. Интернет в твоем распоряжении, -Ухмыльнулся Малаэль, наливая кофе. Потом вместе с кружкой отправился в комнату, придавливая углы обрезка шторы книгами, чтобы проще было чертить.
     - Ок. Тогда я заказываю курьера. Один момент... Уровень у тебя есть? Ну или что-нибудь длинное и прямое. Коробка от телевизора или лыжа вполне подойдут.
     Дегас подошел к компьютеру и довольно быстро нашел в поиске схему "магического круга"
     - Ща...- Малаэль быстро сгонял за табуреткой, влез на неё, вытаскивая со шкафа немного обломанную с конца лыжу, - Подойдет?
     - Отлично...Руки у тебя из того места растут?
     - Относительно... - ухмыльнулся Рабису. - Не художник, конечно, но срисовать смогу, думаю. Да и какая нам разница, главное чтоб смотрелось сурово и таинственно. Я тебя уверяю, им будет не до деталей. Напомни мне только, какую-нибудь старую одежду найти. А то жалко рвать.
     - Ну да.. Согласен. Предлагаю так: ты займёшься рисунком, я поищу нужные номера. Новой симкой я пока не обзавёлся, так что, лучше будет, если позвонить с твоего.
     - Телефон где-то на столе валяется, посмотри там...
Кивнул Малаэль, распаковывая мелки и вдохновенно принимаясь чертить хитрую фигуру, используя лыжу вместо линейки. Он пользовался в основном красным, точнее, это был розовый, но не смог отказать себе в удовольствии черкнуть пару раз "Машенькой".
     - Так, готово. Есть пара номеров. Что делаем мы с тобой. К нам приезжает машина, высаживает курьера, курьер поднимается сюда, я открываю и затаскиваю в квартиру, после чего бум по голове, и связываю его. Кстати, есть чем связать?
     - В ванной веревки бельевые есть. Да, думаю сойдет, только бей аккуратнее, нам тут еще с тобой жмура не хватало...
     - У нас есть аптечка! Сейчас сниму. Далее по плану, если курьер будет ждать возле подъезда, то я спускаюсь вниз, а ты должен будешь быть где-нибудь неподалёку
     - Постою около двери в подъезде. Или выйду с пээмом за пару минут до тебя. Типа просто покурить.
     - В апокалиптику бы тебе тогда, и пистолет не пригодится, - Дегас направился в ванную, - Даже боюсь представить, что чувствуешь, когда за тобой пришел Большой Злой Волк...
     - Это да, но я боюсь, как бы кому в подъезд не приспичило выйти в неподходящий момент. Сам понимаешь лето, вечер... А сегодня ещё и выходной.
     - Тоже может быть... Но если обойдёмся без записей на youtube, то спишется на дурной сон.
     - Но всё равно, лучше лишний раз не подставляться, тем более, так по тупому.
     - Хорошо. Договорились. Как там у тебя процесс??
     - Почти закончил, пара штрихов осталась... Во! Готово. Можно запускать процесс очистки Петербурга от деклассированного элемента.
     - Я тоже. Будешь звонить, заказывай "Дракона","Роковую красотку" и "Арриву". Скорее всего предложат что-то своё, но тогда проси чего-нибудь яркого.
     - Пожелай мне удачи, братец, - произнёс Дегас, набрав номер торговцев смертью
Цитировать
     - Алло, - раздался приятный женский голос в трубке.
     - Вечер добрый. Это доставка пиццы? Я бы хотел у вас кое-чего заказать
     - Пиццы? - удивилась девушка, потом, хмыкнув, добавила. - А. Ну да, можно и так сказать. Конечно, буду рада помочь.
     - Отлично. У нас тут небольшая вечеринка намечается. Вы готовите "Арриву", "Дракона" или "Роковую красотку"?
     - Да. Еще новинка есть - "Золотой феникс".
     - Звучит аппетитно. Запишите пять коробок, и... сколько это счастье будет стоить?
     - Шестьсот рублей упаковка.
     Малаэль тихо покатывался со смеху, слушая этот разговор. Больше напоминало диалог сумасшедшего с самим собой. Тихо щелкнул замок сейфа, Сева взвел пистолет, щелкнул предохранителем и аккуратно положил оружие на стол.
Цитировать
     - По рукам. Адрес запишете? - Дегас глянул на коллегу и кивнул
     - Диктуйте.
     Записав адрес, девушка сказала "Ожидайте" и положила трубку.
     - Ну что? Ждем доставку пиццы?
     - Именно, - загоготал Дегас, - Будем сегодня зажигать
     - Так. Малаэль жди между вторым и первым этажами. Там и обзор хороший, и соседей проследить сможешь. Сигареты есть? Куришь?
     - Могу потерпеть без сигарет, если надо. - хмыкнул Малаэль. - Ладно, идем, лучше на месте подождем.
Рабису поднялся, спрятав пистолет под футболку.
     Расставив, свечи по углам, демоны закрыли квартиру и спустились вниз, ожидая, когда же прибудут подозрительные личности. Дегас поглядывал на часы.
     Минут через сорок к подъезду подкатила старенькая черная BMW, из которой вышли девушка и парень. Девушка позвонила Дегасу и пригласила его забрать товар.
     - Агась, сейчас выйду, - ответил парень и закончил звонок.
     - Так, времени мало. Выходим на пару. Подходим к ним, желательно к водительскому сидению. Посмотрим, есть ли там водитель. Далее, я смотрю на их товар, начинаю расплачиваться. Денег у меня хватать не будет, попрошу одолжить у тебя. Ты достаёшь ПМ, угрожаешь им тихим голосом... Не. Закричат, и всё коту под хвост. Не дать бы им кричать... Будет здорово, если сможешь снять личину, хотя бы частично. Глаза там, когти пустить... Пока они будут хлопать глазами, уже и я подоспею
     - Поверь, когда тебе в живот упирается ствол пистолета, тебе не очень хочется кричать. А когтями я ствол не удержу. Клыки пущу, глаза поменяю и волосы отращу, им хватит. Ладно, Бэтмэн, погнали! А то они уедут.
     - Ага. Если там есть водитель, то первым делом сцапаем его. В добрый путь
Дегас вышел из подъезда первым и направился к машине, с широкой улыбкой.
     - Вечер добрый, дама и господа. Пиццерия на выезде?
Малаэль спустился почти сразу после Дегаса, непринужденно улыбаясь, держась в нескольких шагах от демона, чтобы не подходить слишком близко.
     - Ага. Типа того, - буркнула девушка, отбросив длинные прямые волосы за спину. - Этот с вами? - кивнула она в сторону Малаэля, переглянувшись с парнем, стоявшим у водительской двери.
     - Естественно. Куда мне одному пять коробок? - пожал плечами Дегас, - Ну и где наша вкуснятина?
     - Вот, - показала она разноцветный пакетик. - С вас три тысячи.
     - Йухуу! Так, один момент, - Дегас вытащил кошелёк и начал считать купюры, - Тысяча, тысяча пятьсят... Две... - парень протянул деньги даме, обернулся к коллеге и махнул рукой подойти- Серый, с тебя штука, как и договаривались.
     - Конечно, сейчас...-Малаэль подошел ближе к паре, начиная шарить по карманам, изображая рассеянность, - Сейчас, сейчас... Да где же... А, вот!
Он подошел к парню, продолжая шарить по карманам и резко подшагнул к нему вплотную, прижимая холодный ствол пистолета к его животу. Щелкнул предохранитель.
     - Тихо стойте. Ты не дергайся, попробуешь в машину прыгнуть - застрелю. Руки на виду держи. - негромко посоветовал Сева.
Это было нетрудно, выпустить наружу часть своей истинной сути. Глаза демона засветились изумрудным огнем, зрачок вытянулся, превращаясь в узкую щель, светлые волосы стремительно отрастали почти до поясницы, меняя свой цвет на серый, верхние клыки заострялись и вытягивались, выпирая из под верхней губы.
     - Будете тихо себя вести и делать, что я скажу - останетесь живы и здоровы. Уяснили?
     - Ладно, ладно, ребята... - негромко сказал парень. - Спокойно. Берите, что хотите...
     - Эй! Вы чего? Я не поняла, - возмутилась девушка, но, в одно мгновение осознав, что происходит, вытаращила глаза и побледнела. Она протянула пакет Дегасу и добавила:
     - Так забирайте.
     - В подарок, - доброжелательно прокомментировал ее подельник. - У вас торжество, вечерина... Все ж понятно. Веселитесь на здоровье.
     - О, конечно, - замурчал Преступник, взяв девушку за кисть и талию, - Вы ведь не откажетесь от чашечки чая?
     - А, может, по домам лучше? Все-таки время позднее уже.
     - Не лучше. Куда вам в такую темень? - демон настойчиво притянул девушку к себе, и вместе с ней направился к подъезду
     Та нехотя заковыляла в указанном направлении.
     - Ребят, может договоримся, а? Нужны деньги? Машина? Забирайте... И разойдемся мирно. Зачем вам мокруху на себя брать?
     - Шагай. - недвусмысленно мотнул головой Сева в сторону подъезда. - Как в ранние годы славной советской власти - шаг влево, шаг вправо - побег, расстрел. Понял? Я тебя мудака пристрелю, у меня даже рука не дрогнет. Попробуешь заорать или еще какую дурь выкинуть - то же самое. Не волнуйтесь, я же сказал - будете тихо себя вести, уйдете живые и здоровые.
Парень не стал спорить и зашагал к подъезду.
     - Как тебя зовут, моя дорогая? - спросил Дегас свою спутницу. До следующей части представления оставались лишь лифт и лестничная площадка
     - Маргарита, - холодно ответила девушка.
     - Ритка-маргаритка. - хмыкнул Малаэль, шедший немного позади, конвоируя свою жертву. Он по прежнему шел практически вплотную к парню, упирая ствол пистолета ему в поясницу. В лифте Малаэль встал спиной к дверям, поскольку зашел последним и хотел видеть всю компанию. Дегас ткнул на кнопку последнего этажа.
     - Янтарь веселящий, дикий, бурю буйства несущий, захлебнувшийся в хохоте, оседлавший смерч - откройся просящему твоего снисхождения... - бубнил в лифте Преступник, настраивая пленников на нужную волну.
Малаэлю стоило огромных усилий сохранить каменное выражение лица и не вытаращиться на коллегу взглядом типа: "Что за ахинею ты понес?". Или не рассмеяться. Скорее второе. Выйдя из лифта, он передал Дегасу ключи, заводя группу в квартиру. Предусмотрительно заперев дверь, он поинтересовался.

     Воскресенье, 1 июня. 23.58

     - Вырубаем или так?
     Дегас запер дверь, и гостям открылся вид на просторную тёмную комнату, освещаемую тусклым уличным светом, едва пробивавшимся через плотные шторы. Было темно. Недостаточно темно, чтобы оказаться как в пещере, но всё таки.
     - Марго, - позвал Дегас, взяв с полки верёвку и протянув девушке, - свяжи его
     - Кого? - дрогнувшим голосом спросила она.
     - Дай лучше я. - возразил Малаэль. - Я быстрее справлюсь и точно никуда не денется.
     - Как пожелаете, господин, - отозвался Дегас и передал верёвку. Малаэль поменял веревку на пистолет.
     - Аккуратно, он с предохранителя снят. Держи этого гаера под контролем. Руки за спину.
     Сделав из веревки петлю, он набросил её парню на шею, свободными концами связал руки. Теперь, при малейшем движении руками, петля врезалась в горло, отбивая всякую охоту дергаться. Малаэль слегка пнул парня под колено, повалив и достаточно аккуратно укладывая на пол. Потом забрал у Дегаса от греха пистолет, пока тут случайно не появилось лишних дыр. В ком-нибудь.
     - Сможешь повторить?
     - Что вы делаете?! Прекратите!!! - завизжала Маргарита. - Оставьте его в покое, сектанты чертовы!!!
     - Этого не требуется, мой господин, - послышалось металлическое бряцание. Дегас расстегнул ремень и вытащил его из джинсов.
     - Жить хочешь? Тогда рот закрой. - посоветовал Малаэль, недвусмысленно переводя пистолет между глаз девушки. - Нам и его одного хватит, если что. Намёк ясен?
     Из глаз девушки брызнули слезы. Она изо всех сил сжала губы, стараясь подавить в себе желание кричать.
     - Уроды, блядь, - прошипел парень, лежа на полу. - Вам все равно не жить, если меня грохните.
     - Да кому ты нужен. - расхохотался Сева. - Даром ты никому не сдался, придурок, ты курьер обычный, через пять минут на твое место новый сядет. Вяжи её - обратился он к Дегасу. - Начинать пора, полночь близко.
     Дегас сделал петлю ремнём и попытался сдавить девушке руки. Коротко, но надёжно. Затем он собирался оставить её в комнате, и пойти на кухню за ножом, вилкой и спичками. Малаэль остался в комнате, присматривать за пленными, пока Дегас заканчивал свои приготовления.
     Преступник вошел в комнату с зажженной свечей в рука, монотонно распевая молитву Малаэлю, похожую на ту, что он придумал для себя:
     - Малаэль яростный, причиняющий раны, бог карателей и пророков.
     Демон показал коллеге расположить парня на штору, а сам, тем временем, обошел жертву по кругу, зажигая свечи в узлах гексаграммы.
    - Дай власти ставшему твоим бранным посланником! Обо мне, ставшем твоим правым посланником - вспомни.
     Затем, демон наклонился к пленнику, тыкнул ножом в свой большой палец, и начал рисовать замысловатые загогулины на лбу и щеках парня.
     -Заточи мой меч, разрушением мой удар — наполни. Кровь и Нерву из жил моего врага — исторгни. Направь острие моего клинка, цели своей — достигни.
     Малаэль снова щелкнул предохранителем и отложил пистолет на стол, встав посередине комнаты и выждав для верности еще пару минут. А потом начал стремительно увеличиваться в размерах. Одежда начала трещать и рваться и скоро гигант с пылающими изумрудным пламенем глазами совсем чуть-чуть не царапал макушкой потолок, а его пальцы оканчивались бритвенно острыми, загнутыми когтями.
     - Как ты посмел потревожить Князя Волков, жалкий смертный?! - загремел он, глядя на Дегаса.
     Собиравшийся было изрисовать вторую пленницу, Дегас не ожидал, что Малаэль проявится так быстро. Парень обернулся, раскинул руки в стороны и упал на колени:
     - О, мой господин. Малаэль всемогущий, жестокий и справедливый. Прошу просить раба вашего, ибо принёс он в дар две прогнившие души, повелитель.
     Маргарита завизжала от ужаса, но, вспомнив предостережение Дегаса, зажала рот руками и зажмурилась, заливаясь слезами.
     - Что, блядь, за цирк здесь происходит?! - ругнулся парень, отталкиваясь ногами в сторону окна. Ткань штор собралась гармошкой, а зажжённые свечи попадали, грозя устроить пожар в квартире.
      - Стой! - загремел Малаэль, указывая когтистым пальцем на парня, одновременно надеясь, что у Дегаса хватит ума поднять свечи, пока его квартира не вспыхнула. Сделав несколько шагов, заставивших дрожать мебель, он навис над парнем, предостерегающе оскалив клыки. Развернувшись к Маргарите и с возможной аккуратностью взяв её за подбородок, вынуждая поднять голову и глядя прямо в глаза, Малаэль поинтересовался:
     - В чем ты обвиняешь эти души, мой слуга?
     Дегас кинулся за свечами. Нет, на "ритуал" они уже не повлияют, но жареный наркоторговец отнюдь не самое любимое блюдо Преступника.
     - О, Повелитель, - запыхавшись ответил парень, -Они убивают, грабят и глумятся над вашей паствой. Они отравляют их, предлагая яд под видом изысканных угощений. Ещё меньше часа они попытались отравить и вашего покорного слугу.
Парень застыл, тупо впялившись глазами в морду Хозяина Волков. Как ни странно, его лицо не выражало какого-то безумного страха, но, тем не менее, он выполнил требование пожирателя.
     - Что?! - гневно загрохотал Князь Волков. - Я видел первые дни этого мира и стану свидетелем последних! Я отнимал и даровал жизнь тварям земным с незапамятных времен, когда вас, людей, еще не было в замысле! А вы, жалкие черви, возомнили себе, что можете калечить мной созданное?! НЕ ПОЗВОЛЮ!
     - Если бы я смог дотянуться до их повелителей, господин. Я бы вырвал их глотки и вознёс вам их сердца!
     - По твоему эти жалкие черви достойны жизни?! Я заберу их с собой и буду вечность терзать их тела и души в вечном беге Дикой Охоты в наказание за содеянные грехи!
     - Маргарита! - скомандовал Дегас, - У Великого Малаэля есть причины оставлять тебя в живых?
Девушка осторожно кивнула.
     - Говори же!
Маргарита медленно опустилась на колени.
     - Я... Я... - она сглотнула комок, смешанный со слезами. - Я могу быть полезной.
Дегас подполз к ней и развязал её руки
     - И как же ты можешь быть мне полезна, презренная торговка смертью?
Малаэль, изображая заинтересованность, склонил голову набок.
     - У... М-меня... Много знакомых. Друзей... Падших душ, - заикаясь, выдавила из себя Маргарита.
     Маргарита была в опасной близости - рассуждал Преступник Ещё немного, и она вполне могла бы стать чем-то страшнее, чем наркодилер.
     - Только Малаэлю позволено судить людей и их души, - Дегас повёл глазами в сторону кухни. - И цена ошибки - смерть.
     - Но вы ведь ищите грешников? Чтобы... Покарать?..
     - Ты до сих пор не поняла, жалкая смертная, что мне противно всё, связанное со смертью? Я был и остаюсь хранителем жизни, а вы считаете себя в праве нарушать установленные не вами законы! Хочешь ли ты жить, Маргарита?
     - Да! - в голос зарыдала девушка.
     - Ты принесла в его угодья только боль и страдание. Ты рушила чужие мечты, судьбы. Ты отравляла жизнь, помогала убивать. Ты, думаешь, что это не твоя вина. Они сами просили твой дар, сами нуждались, а ты лишь передавала то, чего они хотели. Так вот, всё это ложь, - Дегас сделал паузу, - Их судьбы, боль, страдания и смерть на твоих руках. И ты должна всё исправить. Шаг за шагом, год за годом, ты будешь поднимать павших и защищать беспомощных. И ты не будешь покрывать тех, кто дал тебе в руки яд. Если ты хочешь отсюда уйти, расскажи всё, что знаешь про твоих поставщиков. И горе тебе, если ты о чём-то промолчишь.
     - Я больше не буду! Клянусь! - плакала девушка. - Я все скажу!
     - Ну так говори! И тогда я помилую твою заблудшую душу.
Маргарита начала перечислять имена, фамилии, сайты, адреса магазинов. Ее рассказ занял минут десять - это при том, что она жутко тараторила, стараясь не упустить ни одной мельчайшей подробности.
Дегас попытался всё это записать. Кое-как, серединка-на-половинку удалось. Впрочем, не все.
Малаэль тщательно запоминал информацию, а когда сбивчивый рассказ закончился, склонился к Маргарите, аккуратно приподняв её голову краем когтя. Взгляд Падшего немного потеплел.
     - Поклянись своей жизнью, что ты оставишь свое грязное ремесло раз и навсегда, Маргарита. Как и всякие мысли о насилии. Я буду пристально следить за тобой! - он помолчал, в изумрудных глазах плясали огни свечей, напоминая лесной костер. - Но каждый заблудший, вернувшийся на праведный путь, достоин награды. Я выполню одно твое желание, смертная. Любое - но только одно. Чего ты желаешь? Талант? Внешность? Здоровье? Крепко подумай!

     Малаэль +1 временной Веры

      - Клянусь, - прошептала Маргарита, развозя по лицу потёки теней и туши. Потом, подумав с минуту-другую, произнесла: - Я хочу силы. Для защиты... Чтобы никого не бояться.
      - Да будет так. - кивнул Малаэль, потом склонился еще ниже, заглянул девушке в глаза и мягко подул в лицо. Люди во все времена любили дешевую театральщину вроде этой. Демоны тоже.
     Малаэль ощутил, как образуется духовная связь между ним и девушкой. Отныне она была в его власти.
     - Я же сказал, что выполню твое желание. Ты обрела силу, о которой просила и теперь можешь никого не бояться. Клянешься ли ты верно служить мне, Князю Волков?
     - Клянусь, - перестав плакать ответила девушка.
     - Хорошо. Но помни, что сила была дана тебе только для защиты. Никогда не нападай. Никогда не обращай её в насилие. Лучше помогай тем, кого искалечило по твоей вине. Помогай им вернуться к жизни. Устройся в реабилитационный центр, например. Когда я закончу, ты сможешь пойти домой. Но - Малаэль сурово нахмурился. - Если ты расскажешь кому-то о том, что здесь видела - я найду тебя. И я буду очень недоволен тобой!
     - Ключи от машины оставь здесь. Через месяц сможешь за ними вернуться. Наркотики я уничтожу, и если у тебя что-то осталось в заначках, советую их сжечь в костре. И будь готова, что великий Князь Волков может появиться в любой момент твоей жизни
     - Хорошо, - вымолвила Маргарита, печально склонив голову.
     - Хорошо... - Дегас покосился на Малаэля, - А теперь встань, Маргарита, - демон поднялся и сам, - Вставай-вставай
     Девушка вопросительно посмотрела на Малаэля, ожидая разрешения встать.
     - Ты можешь встать. - кивнул демон, переводя взгляд на парня, пока он еще куда не пополз. Или в окно не попытался сигануть.
     Девушка медленно поднялась на ноги.
     - Если я всё правильно понял... - Преступник вздохнул, согнул руку перед собой и сжал кулак, - Бей.
     - Зачем?
     - Князь Волков, о Великий Малаэль, не мелочится, когда дарует жизнь. И, если ты боялась раньше, то сейчас ты сможешь за себя постоять. Верно, повелитель? Так что, бей. Не бойся. Я не против
     Девушка инстинктивно отпрянула и, в изумлении от самой себя, ударила по руке Дегаса с ноги. Демон едва устоял на ногах и мгновением позже ощутил, как боль разливается по его предплечью.

Дегас: 2 поверхностных повреждений

     - Ещё! - прошипел демон сквозь зубы
     Последовал еще удар и новая вспышка боли...

Дегас: 2 ед. поверхностных повреждений


     - Ну? Страшно?! Чувствуешь себя беззащитной?
     - Пожалуй, теперь меньше, чем обычно, - удовлетворённо кивнула Марго.
     - Но знай разницу между тем, чтобы быть сильной, и тем, чтобы быть опасной, - выдохнул Дегас, стряхивая побитой рукой, - Ключи оставь на тумбочке
     - А про меня все забыли? - саркастично хохотнул парень. - Я еще здесь, вообще-то!
     - Иди, Маргарита. - кивнул Малаэль. - Возвращайся домой и не забывай, для чего тебе этот дар.
     - А как же... - девушка уставилась на подельника. - Никита?
     - Тебе... не стоит это видеть, - грустно улыбнулся Дегас, - Но можешь пожелать ему удачи
     - Нет... Нет... Нет! Так нельзя! - затрясла головой Маргарита. - Он не плохой! Это я, я его в это втянула! Отпустите его, пожалуйста!
     - Это не снимает с него вины. Если он покается, то сможет уйти. - покачал голвой Малаэль. - Не спорь.
     Девушка засопела и, растирая слезы по лицу, вышла из квартиры.
Записан

Mindcaster

  • Спонсор
  • Старожил
  • *
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 266
    • Просмотр профиля
    • Мирктор
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #27 : 18 Января 2016, 13:52:33 »

20:00

Проверив забытый на некоторое время в кармане мобильник, Таммаоф увидел SMS от Васяна: "я завтра с двух занят". Прочитав смску, Таммаоф удовлетворенно кивнул и набрал своего друга.
- Привет, чо, занят? Ну ладно, тогда может в другой раз, я просто тоже занят, как выяснилось, так что даже хорошо что у тебя тоже не получилось. Как нибудь появится случай... словом перемолвиться.

- ПРИГОТОВЬСЯ ЗАПОМИНАТЬ, - прогремел голос Таммаофа в голове его верующего - и передай отцу Дмитрию. В полутора километрах к востоку от жд станции Красное село есть развилка, Колпинское шоссе и Центральная улица. По карте глянешь. От этой развилки строго на юг, по дороге до заброшенной военной части. Ворота прямо у дороги увидишь открытые - туда, во двор. Поглядывай, чтоб хвоста не было. Еще раз. Красное село, к востоку развилка - Колпинское шоссе и Центральная улица. Оттуда на юг до заброшенной военной части. Я буду там.
Говоря это, Таммаоф убрал от лица трубку, прикрыв ее рукой. В это время, когда люди использовали беспроводную гарнитуру, говорящий сам с собой человек не вызывал вопросов. Да и сам Олег для разговора нашел не бросающееся в глаза место под аркой Банковского переулка

- Хорошо, Олежек... Я понял... - взволнованно прохрипел Васян. - Сам-то как? Все нормально?

- Дел по горло. Как-нибудь, если встретимся, расскажу, братан. Ничего, скажем так, критического, просто навалилось всякое.

- Лады, брат! - с облегчением, что Олег отключился от его разума, ответил мужчина.

- Ну тогда созвонимся, пока! - сказал Таммаоф. Некоторое время он созерцал контакт "Сеня", затем нажал на "вызов", дожидаясь ответа.

- Алло, - послышался в трубке мягкий голос Арсения. - Привет.

- Привет! Да я тут спросить хотел, ты вроде говорил что скинешь, что у тебя есть из ассортимента, ну вот и решил напомнить.

- Слушай, ты прости... Я забыл тебе сразу сказать, что настоящие артефакты... в основном, делаются под заказ. Это ж не серийное производство... Короче, мне проще тебе что-нибудь сделать, чем просить кого-то - ну, если у тебя нет особых запросов, конечно. А вот про изгнание призраков я кое-что полезное сумел нарыть, если тебе интересно.

- Э, конечно интересно - замялся Таммаоф, лихорадочно обдумывая сказанное. "Сделать под заказ... в него что, тоже демон вселился? Надеюсь, что дело просто в его занятии оккультизмом... интересно, он действительно имеет какие-то силы? Мда, не стоит пренебрегать смертными"

- А насчет под заказ.. ты действительно можешь что-то такое? Ну, извини за тупой вопрос, просто я, э, не большой специалист в этом - выкрутился наконец Таммаоф. Специалистом действительно он не был.

Арсений иронично усмехнулся в трубку.
- Знаешь, здесь нет ничего особенно сложного, если знаешь, с какого конца подойти к вопросу. Намного труднее найти средства оплаты таких услуг, так что я просто подумал... Ну, мне проще самому будет.

- Деньги у меня есть, если ты об этом - осторожно сказал Олег

Арсений вздохнул.
- Если бы речь шла о деньгах, я бы даже заморачиваться не стал... А так, нужны как минимум большие деньгие, если хочешь какой-нибудь пустячок. Что-то стоящее вообще за деньги не купишь. Нужны редкие и необычные материалы, а то и кое-что посерьезнее.

- Да, я наверное понимаю, - немного растерянно сказал Таммаоф, пытаясь сообразить, что конкретно ему надо, и что может попросить за это Арсений - скажи, ты вообще что угодно можешь, или есть какие-то рамки?

- У тебя есть какой-нибудь менее технологичный способ коммуникации? - взволнованно спросил Сеня.

- Разве что голубями - мрачно ответил Олег, - извини.
Безусловно, он мог придумать что-то, задействовав знакомых демонов, но он не хотел светить ни свой контакт перед ними, ни свои возможности перед возможным магом

- Ты можешь кого-то прислать? Я могу передать письмо... Заодно копии передам.

- Могу прислать самолетом из Питера, надо посмотреть рейсы. В общем, есть вариант, да. Тебе много времени нужно для, эээ, создания?

- Зависит от обстоятельств, - пространно ответил Арсений. - В письме я тебе все объясню.

- Понял тебя. Насчет ритуала, ты тоже письмом отправишь?

- Хорошо. Тогда я сообщу тебе когда договорюсь с доверенным лицом, и узнаю насчет билетов.

- Тогда жду. Всего тебе.

- И тебе - и Таммаоф положил трубку.

Олег подавил в себе желание искать сразу же, сейчас, билеты на самолет в Геленджик, или куда-то рядом. Сам он не мог оставить все свои дела, да и не хотелось ему сейчас видеться со старым другом... Олега. Кто знает, какую силу он заимел, и как среагирует на существующее положение вещей. Хорошо было бы отправить туда Васяна, но... дергать друга каждые пять минут ему не хотелось. Завтра встретятся и обсудят. Чуть позже, он забронирует билеты, но сейчас этим заниматься не обязательно.

Тогда он снова зашел в почту и скинул на мыло Кирпичу: "Привет. Есть какие-то новости?". Своего знакомого мента он сегодня дергать не стал, все-таки воскресенье. Разобравшись таким образом с делами, он осмотрелся вокруг себя, сканируя Второй мир, на предмет возможных опасностей. Ничего такого не было, и Таммаоф сместился, и вышел на набережную, глядя в сторону того места, где должен был находиться Исаакиевский собор. Он опасался подходить туда в обычном мире, и ему стало интересно, а что, если пройти туда в мире Призраков. Возможно, если бы он посмотрел на смертных через Барьер, ему было бы легче столкнуться с проявлениями чужой и недружелюбной Веры. И... может быть, наблюдая за ними, он что нибудь понял бы?

Со второй попытки совладав с ветрами Второго Мира, Таммаоф мгновенно оказался в Исаакиевском сквере, откуда мог спокойно рассмотреть собор. Вид у великолепного здания был недобрый. Еще более темный, чем в материальном мире, он казался даже больше, чем есть. Горельефы собора, изображавшие христианских святых, имели выражения лиц страдающие, ожесточенные и даже зловещие. Иногда казалось, что они были отчасти живыми, а меж каменных складок внешнего убранства храма, ложились глубокие подвижные тени.

-Кажется, я опять лезу куда-то не туда, - пробормотал падший, неторопливо паря по воздуху ко входу. Пока он проверял молнию на сумке, чуть расстегнув таким образом, чтобы легче было доставать оружие, его глаза стали агатово черными. Он не знал, что в их глубине появились багровые искорки... Но зато бледное мерцание от его фигуры было более умиротворяющим, создавая ощущение спокойствия, в отличие от гнетущей и подавляющей громады храма.

- Ядидаан, я буду ждать тебя, сообщи как будешь на месте. Я тут пока прогуляюсь в сторону Исаакиевского собора, - на всякий случай вызвал он миротворца

- Хе-хе, - ответил Ядидаан. - Скоро буду.

- Хорошо. Во втором мире Исакий особенно хорош, буду ждать.

Подходя поближе, Олег начал ощущать, как растет его страх. Он вспоминал логово Отшельника, то, что его там ждало... Он нервничал. Он пытался силой воли преодолеть это, частично получалось, частично нет. Он остановился перед входом и оглянулся. Казалось, что за ним кто-то следит, и он впервые не мог понять, действительно ли это ощущение что-то значит, или оно ему кажется. Падшему хотелось достать оружие, а лучше -уйти. Это казалось плохой затеей, и он сделал шаг назад. Все вокруг было опасным, эти несвятые-святые, это темное здание... святостью тут и не пахло. Повинуясь импульсу, Олег быстро расстегнул молнию и выхватил из сумки ружье... его тяжесть в руке придала ему уверенность, и он смог восстановить над собой контроль. Не стоило сбрасывать со счетов то, что тут он сможет обойтись без драки. Иначе, вообще не стоит сюда соваться, он пришел на разведку. Оружие могло настроить местных, если они здесь есть, против него. С другой стороны, оно могло стать аргументом при запугивании, да и вообще дробовик давал чувство спокойствия. Потому он медленно повесил оружие на ремне через плечо. Так его можно будет достать гораздо проще, чем в сумке, оно на виду, но в то же время - он не выглядит слишком агрессивно. Успокоив себя этим, Таммаоф застегнул сумку, и, держа ее на сгибе локтя, двинулся вперед. Снова.

Двери храма были закрыты. Таммаоф понимал, что войти ему удастся лишь тогда, когда они будут открыты, либо если он найдет тайный ход. Оставался еще вариант прохождения сквозь стену, но это требовало затраты сил. Падший даже обрадовался немного. Но стоило сделать все, что от него зависело, поэтому он решил обойти все здание по периметру. Время как раз было.

Привычно рассекая через ураганный ветер Второго Мира, Таммаоф обошел собор по периметру, но ничего особенного не обнаружил. Ни сколько-нибудь серьезного повреждения стен, ни открытых настежь окон, ни зловещих стражей, вооруженных до зубов, вдоль стен.

Таммаоф посмотрел вверх, и позволил ветру подхватить себя, закинув на крышу первого этажа. Ну, по крайней мере, он для себя назвал его первым, потому что мерки обычных зданий тут не подходили. Пройдя по крыше первого яруса собора, Таммаоф рассмотрел его четыре колокольни и нашел пару чердачных люков, ведущим к галереям внутри собора. Крутая стальная лестница вела на второй ярус храма - колоннаде с высокими окнами, увенчанной гигантским куполом. С виду все люки и окна были закрыты. Непроверенной оставалась самая верхушка храма.

Чтож, стоило отправиться еще выше, чтобы окончательно все проверить. Что Таммаоф и сделал. Забравшись на самую верхушку купола, халаку обнаружил одно из его створчатых окон наполовину открытым. Похоже, техническому персоналу музея не пришло в голову, что кто-то может явиться в храм с высоты почти в сотню метров. Если хорошо вжаться в раму, Таммаоф мог бы пролезть в него, сняв с себя сумку, ружье и куртку.

Для начала падший заглянул внутрь, голову-то просунуть можно было. Внутри находился обветшалый парапет и стальная лестница, наподобие пожарной, ведущая вниз - к галерее предыдущего яруса. Таммаоф осторожно просунул внутрь сумку, оружие и куртку, а затем залез и сам. Внутри он нацепил куртку обратно, взял остальные вещи и осторожно пошел вниз.

С каждой новой ступенькой, вокруг Таммаофа становилось все темнее. Внешнее освещение собора, и без того блеклое во Втором Мире, уже не могло пробиться через мутные стекла окна.
Конец Полета нащупал ногой парапет нижней галереи и с некоторым облегчением встал на относительно надежную твердую поверхность.
- Ты кто? - послышался голос откуда-то из-за спины Таммаофа, едва не заставив того подпрыгнуть. - Ты что здесь делаешь?

Таммаоф как мог спокойно обернулся. Если бы не сверхъестественное зрение демона, он едва ли разглядел бы духа, стоявшего позади и лишь уникальные глаза облика духов смогли выделить силуэт призрака из окружающей тьмы. Это был мужчина, похожий на скелет, обтянутый кожей, с редкими всклокоченными волосами и воспаленными красными глазами. Как ни странно, он не вызывал в душе демона чувства опасности, несмотря на его странный вид.

- Ты можешь звать меня Олегом - вежливо ответил демон, - я пришел сюда через окно. Признаюсь, это здание вызвало у меня интерес, но я не посягаю ни на чью территорию. А кто ты?

- Я-то? Николашка Зайцев, вестимо. Ты че здесь забыл-то?

- Меня заинтересовала богатая история этого места, - ответил демон, - и я надеялся, что кто-нибудь меня с ней познакомит. Этот храм внушает уважение... и я хотел посмотреть, кто в нем обитает.

- Известно кто, - хихикнул призрак. - Много нас тут...

- У меня есть время. Впрочем, если я тебя отвлекаю от дел...

- Да какие дела-то? Сижу тут только приглядываю. Только ниже ходить не извольте, сударь - ихняя милость не велят никого пущать без их ведома.

- А расскажи мне тогда подробно, что тут происходит? Кто такой ихняя милость, какие тут вообще порядки? Не хочется чего не так сделать по незнанию.

- А чего ж не рассказать? Ихняя милость - господин Моньферан, главный архитектор сего чудесного здания. Они тут всем заправляют. Ну и мы тут заодно, люд рабочий - кто ртутею отравилси, кто с лесов упал, кто под сваю попал. Многие сгинули ужо.

- Вот оно как. А ты от чего погиб?

- Я-то от ртути помер, когда купола золотили, - сияя добродушной улыбкой, ответил скелетообразный мужик. - А ты, я смотрю, недавно преставился?

Олег сделал неопределенный жест, как бы в ответ на вопрос, и сразу задал следующий, чтобы не фокусироваться на этой скользкой теме.
- И как, ихняя милость, сильно важный? С пришлыми склонен общаться, или мне лучше уйти, чтоб не осчерчал?

- Так ты днем приходи и увидишься. Ночь время темное - всякая нечисть только и шарится! - Никола перекрестился. - Да и тебя невзначай за нее примут. Беда тогда будет...

- Ты тогда передай, что я заходил, Олег Веселов. Скажи, что беды причинять не буду, и если их милость не будет против, загляну как-нибудь днем, для меня честь будет побеседовать с архитектором сего творения. - Олег поймал себя на мысли, что подсознательно копирует архаический стиль Николашки, и его это позабавило.

- Как не передать? - пожал плечами призрак. - Передам, конечно. Даст Бог, свидимся еще. Да ты там остерегайся - погода-то нонче вон какая!

- Ветер очень сильный, - сказал Олег, - но мне не привыкать. Справлюсь.
Он протянул руку для пожатия
- Тогда бывай, Никола.

- И вам не хворать, - пожимая руку Олегу, ответил тот.

Таммаоф покинул здание тем же путем, каким в него попал. Спустившись вниз, он задумчиво оглядел громаду храма. Надо же, как много значил он для своего создателя... Пожалуй, он попробует сюда еще вернуться.
Отойдя подальше в сторону набережной - так, чтобы не терять храм из виду - он поискал место, чтобы безопасно перейти в мир материальный - и вышел из-за одного из многочисленных деревьев Александровского сада.

Оглядевшись на храм, он попытался понять для себя, какие чувства он у него вызывает - это по прежнему были довольно неприятные ощущения. Чувство какого-то разложения и упадка не оставляло его. Таммаоф задумался над собственным моральным состоянием, которое делало для него святые места такими... неприятными. Несомненно, груз вины за прошлые поступки тяготел над ним, но в этом ли одном было дело? Может, он упускает что-то из виду?

Ветер закинул его слишком далеко от собора, и погруженный в свои размышления Таммаоф медленно шел к нему обратно. Он старался глядеть в лица людей, пытаясь понять что-то в их натуре, что могло бы натолкнуть его на верный путь. Эти смертные наделены Верой, у них есть такие пути, которые заказаны даже ему, ловцу душ, который был создан прежде всего живого на земле. Человечность дала ему шанс, когда он бежал из Бездны... но он все еще слишком плохо понимает их. И слишком велика возможность пасть окончательно, лишиться всего, стать тем, с кем он сейчас пытается бороться. Таммаоф не знал, есть ли путь к спасению, но то, что путь к Бездне существует, он был уверен. И не хотел им идти.

Глядя по сторонам, он со странным, острым чувством взирал на окружающих. Вот влюбленная парочка нежно воркует, держась за руки и строя планы на будущее. Планы, крепче которых был бы карточный домик. Намерения, тверже которых была бумага... Вот какая-то бабушка прошла мимо, бормоча что-то невнятное себе под нос и, завидев собор, перекрестилась. Компания молодых людей с какими-то напитками в алюминиевых банках уселась на лавочку, что-то возбужденно обсуждая и гогоча. Люди, как брошенные дети - если и не находят себе другой мамы, то, по крайней мере, стараются создать у себя в голове ее образ. Они ни за что не признаются себе в том, что их по каким-то причинам бросили. Возможно, одним из следствий этого отрицания и стал этот величественный, но мрачный и унылый храм...
Размышления Таммаофа прервал голос Ядидаана в его голове:
- Привет, я на месте! Когда тебя ждать?

Падший был даже рад, что его отвлекли от мрачных мыслей
- Буду вот буквально сейчас, иду от храма.
Его ждало дело, поэтому он ускорил шаги, чтобы не заставлять собеседника ждать.
« Последнее редактирование: 08 Мая 2016, 11:25:30 от Ifrael »
Записан
A Man's mortality is a compass that points his way in life.

Mindcaster

  • Спонсор
  • Старожил
  • *
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 266
    • Просмотр профиля
    • Мирктор
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #28 : 18 Января 2016, 14:06:43 »

Почти девять - начало одиннадцатого

Потратив минут десять на дорогу до Бермудов, где его ждал брат-халаку, Таммаоф застал его сидящим за столиком и попивающим пивко с гренками.

- Бон апетит, как говорят буржуи, - сказал Таммаоф, присаживаясь, - тут в храме, оказывается, покойный архитектор за главного, прикинь? Впрочем, ты наверное это и без меня знаешь.

- Яволь, минхерц, - ответил Слава, отпивая пенную шапку. - Слышал, у тебя была интересная ночь.

- Новости быстро разносятся. Интересная, не то слово. Подробности нужны, или ты уже в курсе? - Таммаоф несколько скис, говоря это

- Далан, на унижения я и в сети посмотрю, - привычно хихикнул халаку. - Короче, допросил я твоего мальца в общих чертах... Спектр это был из разряда Юнцов, а эта албасты помогала им выходить в Мир Теней. Знаешь, они ведь не лучшие ходоки туда - сами-то по себе...

- Причины примерно представляю, но эта касту я не помню. Души детей? Но они и раньше погибали... почему они выделились в отдельную группу?

- Они не выдерживают давления Забвения. У них не хватает внутреннего стержня, поэтому среди призраков их практически нет. А вот чудовищами они становятся очень быстро...

- Неживи быстро, попади в Забвение красиво, - покачал головой Таммаоф, - ясно.
Запоздало он понял, что Ядидаан на его вопрос не ответил, но момент переспрашивать уже был упущен

Будто поняв, о чем думает Конец Полет, Ядидаан посмотрел на него и добавил:
- Я надеюсь, ты не собираешься вникать в мотивы Улья? Или хочешь свихнуться?

- Врага надо знать в лицо, знаешь такую поговорку? Я не собираюсь с ним спать, если проводить такую аналогию, но информация тем не менее - важна.

- Короче, может это функциональное разделение. Может, связано с тем, что дети всегда имеют на людей большое психологическое воздействие... Этим и пользуются. Как секретным оружием. В общем, суть не в этом... Черти эти слетелись на ваши удобрения, как мухи на говно. Этот склад их притягивает как источник Забвения. И они там плодятся, как и положено мухам в говне!

- Понимаю, то есть не они причина этой дряни - кивнул Таммаоф, - он никаких ниточек не выдал на истинных хозяев положения?

- Улей руководит спектрами, как марионетками, поэтому в большинстве случаев они просто не знают, почему делают то или другое. Парень много мне рассказал о своих глюках, но чтобы понять их содержание уйдет не один месяц и килограмм мозгов...

- Жаль, жаль, - вздохнул Таммаоф, - похоже, этот след ведет в никуда. Он хотя бы сказал, какое у него было задание, следить за мной, или еще что-то?

- Не было у него никакого задания, - отгрызая жареный кусок хлеба, ответил Ядидаан. - Его вырвало из Бури случайно, как и всех остальных, а ты под руку подвернулся... Насколько я понимаю, малыши просто получили хороший шанс разнести побольше Забвения... Как и эта твоя албаста.

- Он ничего не смог рассказать о том месте, где они обитали? Слетелись же они туда... не с закрытыми же глазами они жрали свое говно

- Он обитал в Буре, как и положено спектру. Его выдернуло нигилем в тот момент, когда тебя обкончали. Прости, если расстроил, - панк ухмыльнулся.

Таммаоф хмыкнул
- Это же плазма, а не то самое. Знаешь, как если сесть на резиновую, какашку-пищалку. Хотя, вспоминая эти рожи, я бы предпочел второе. На самом деле меня куда больше расстроил визит в личный ад. А, кстати, откуда ты узнал про то, что со мной случилось этой ночью, если не секрет?

- Слухами земля полнится...

- Ну не важно, меня интересует другое. Скажи, ты имел дело с подобным?

- Не припомню такого, если честно, - усмехнулся Слава.

- Жаль. Это, знаешь, было как карман в ткани второго мира, и мне очень интересно, как это работает, и возможно, как с этим бороться, если подобное произойдет снова

- Ты что забыл? Там везде одни сплошные карманы! Кто-то просто научился носить их с собой...

- Вот это-то меня и интересует, как это возможно, - гнул свою линию Таммаоф, - а насчет забыл, что сказать, память человека многое дает, и многое отнимает...

- Согласен - это интересно. Только теперь навряд ли нам дадут к этому прикоснуться, - посетовал Ядидаан. - Ну, пока кое-кто не выжмет из этого все, что можно.

- Да, я видел большое воодушевление на лице кое-кого в связи с этим, - вздохнул Таммаоф. - Но если тебя это интересует, могу вспомнить те подробности, которые ты сочтешь нужным.

- Ну, меня больше интересует техническая сторона дела, если так можно выразиться. Да сам факт возможности такого - уже открытие! Для меня вполне достаточно.

- Ну, тебе виднее, - развел руками Олег, - я думал хоть в чем-то быть полезным, а то в основном я тебя напрягаю
Он помолчал немного и добавил:
- Конечно, здорово не хватает временами потерянной памяти. Скажи... Тебе приходилось находить в мире людей места, где сохранились остатки истинных знаний? Или может быть, в мире призраков? Я понимаю конечно, что врядли где-то есть книжный магазин, где за полцены продаются тайны мироздания, но некоторые отрывки могли сохраниться...

- Ты сам - Знание. И я тоже. Все остальное - относительно. После того, как я вернулся, я занимался, в основном, вампирами и призраками. Много чего изменилось с Эпохи Чудес, так что и работы еще много. Я сторонник того, чтобы идти вперед, брат... Поэтому руины мне особо не интересны. Забвение поглотило многие наши дела, но люди и без нас сделали огромные успехи. Это достойно исследований. И похвалы.

- Тут я согласен, - кивнул Таммаоф, - но их знания тоже на дороге не валяются, сам понимаешь. Ну да что теперь, путь вперед предстоит трудный, но интересный.

Таммаоф попытался перевести разговор в другое русло. Конец Полета попытался выяснить у Ядидаана, что новенького было слышно при Дворе, но, как оказалось, это не особо заботило панка-реконцилера, поэтому ничего нового Олег не услышал. Потом они начали обсуждать текущую обстановку во Втором Мире и здесь уж, Ядидаан оказался более разговорчив. Он рассказал немного о призраке Монферрана в Исаакиевском соборе, об Алексее Петровиче в Петропавловской крепости, о Павле I в Михайловском замке и духе Марии Гамильтон, которую раньше частенько можно было увидеть в районе ее места казни - у Троицкой площади, а сейчас все больше в Кунсткамере. Как оказалось, это были достаточно могущественные призраки, с которыми лучше было не ссориться.

Он, также, поведал кое-что о Жандармах, патрулирующих время от времени площади и дороги Питера, верхом на Кошмарах - черных конях с дымящейся гривой, а также о том, что в метро время от времени появляется поезд, который отвозит призраков в Китеж и подконтрольные ему острова в Буре. Ну, и, конечно, об известном Кирпичном заводе, которого так боятся все местные призраки - мало того, что это самый высокий комплекс зданий в теневом Петербурге, так еще и его печи не гаснут ни днем, ни ночью, задымляя и без того туманный Второй Мир города - здесь кругллосуточно идет работа по перековыванию душ... Время от времени к пристани города причаливает судно Петра I - Ингерманландия, которое, по большей чавсти, является грузовым судном и его загружают новыми реликвиями и артефактами, изготовленными на заводе.

Еще Миротворец рассказал, что кое-где ходят старые трамвайчики и автомобили в стиле ретро, двигающиеся за счет пафоса. Словом, Ядидаан советовал как-нибудь погулять по городу там, где Вихрь, несмотря ни на что, достаточно слаб, и приглядеться. В то же время, чтобы развязать язык Ядидаану, Таммаофу также пришлось рассказать кое-что из своей личной истории - в частности, историю его вселения в тело Веселова. В общих чертах.

Так Убийцы просидели за столом около часа, попивая пивко, заедая сухариками и периодически скатываясь на обсуждение каких-нибудь пустяков, либо простое хохмачество.

- Слушай, а что это за перековывание душ? - спросил, наморщив лоб, Олег, когда вспомнил, что хотел задать этот вопрос, да не успел сразу

- Это такая старая-добрая призрачная забава: превращать других призраков - провинившихся, преступников, детей, спектров - в предметы ширпотреба. Ну, знаешь, природных ресурсов-то мы им туда не заложили, вот они и нашли способ выкрутиться.

Олега передернуло
- Вот это креатив, блин... дрянь какая... с ресурсами-то да... наша вина.. но блин делать табуретки из живых... мертвых... мда.
Он поставил стакан на стол, вид у него был как будто он проглотил что-то горькое
- Забавно, что при этом они запрещают Воплощение, - пробормотал он

Слава пожал плечами в ответ.
- Они чувствуют, что их миру конец, если Быстрые будут знать о своей дальнейшей судьбе.

Таммаоф побарабанил пальцами по столу, но ответить не успел, так как зазвонил телефон.
- Алло, я слушаю?

- Добрый вечер. Это Анна, - прозвучал привычно приятный голос Баториэль. - Вы могли бы прийти в Резиденцию в ближайшее время?

- Да, я недалеко, раз нужно, я сейчас подойду - ответил Таммаоф

Положив трубку, он сказал Ядидаану:
- Кажется, я зачем-то понадобился. Жаль, хорошо сидели, но меня вызывают.

- Ну, лады! Бывай, тогда.

Распрощавшись, Таммаоф направился прямиком в Резиденцию.
Записан
A Man's mortality is a compass that points his way in life.

Лигрим

  • Новичок
  • *
  • Пафос: 1
  • Сообщений: 5
    • Просмотр профиля
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #29 : 20 Января 2016, 15:34:47 »

Понедельник. 2 июня. 01:00 - 02:00

Малаэль обратил свой взгляд на парня.
- Итак, смертный, готов ли ты раскаяться в содеянных тобой грехах перед лицом создателя жизни и отвергнуть их? Ты приносил только горе и смерть, готов ли ты ответить за содеянное тобой?!

- Че, серьезно? - усмехнулся парень. - Создатель жизни в однокомнатной квартире? Собирается разорвать меня - мелкого курьера за распространение зелья, которое даже не всем башню сносит? Крутой бог! Собрался покарать меня - не моего босса, не босса моего босса, не уродов, снимающих детское порно, а МЕНЯ - такого жалкого никому не нужного парня Никиту?! Не много ли мне чести? А то вдруг возгордюсь!

- Может в бетон его тогда? Можно подумать, он последний курьер в этом городе.

- Да пожалста, ёпть! Только в бога играть не надо, - продолжал ехидничать Никита. - Переоделись тут и устраивают цирк перед бабами... Так-то просто, небось, не дает никто?

- А почему ты думаешь, что здесь костюм? - Дегас включил свет

- Потому что вы долбоебы. А долбоебы, кроме как на долбоебизм ни на что не способны.

- Погоди, в бетон ты его всегда успеешь закатать... - покачал головой Малаэль, задумчиво щурясь. - Значит, ты считаешь, что не виноват? Что тогда заставило тебя встать на этот путь? Это в любом случае был только твой выбор, Никита.

- Ой, бля! Серьезно... Налили бы мне стаканчик, посидели бы с пивком, поболтали о-том, о-сем... Тогда б и рассказал все. А так - положение мое не располагает к задушевным беседам. Хе-хе...

- Не ерничай. Когти у меня настоящие, чтобы ты себе не думал. Ты серьезно думаешь, что это костюм? А то, что твоя подружка вдруг научилась драться, тебя не смущает?

- Пф... Она и так умела. А со страху еще не так ногами замашешь.

- Слушай, Князь. Как бы это так выразиться... С ним такое обращение не прокатит. Люди такого рода.. не из тех, о ком бы ты стал заботиться. Он же крутой, всегда прав, и наплевать ему на всех кроме себя

- Ага, - вновь съехидничал Никита, сузив глаза. - Прям как ты!

- А теперь в боженьку взялись играть. Судить-рядить, ёпт! По-началу, при встрече с вами, я было подумал, что вы серьезные ребята. А вы, блин... - парень выдал истерический смешок. - Кружок евангелистов-сатанистов! П-ха-ха!

- Прекратите оба. - устало потер переносицу когтистой лапой Малаэль, возвращаясь к обычным человеческим размерам. - А что еще с вами делать, если вы по другому не понимаете, кроме как запугиванием? До вас не доходит по другому, что вы себя сами убиваете. Каждый день. Давай так, Никита. Если ты обещаешь не делать необдуманных поступков, я тебя развяжу. Сядем и поговорим. Только нормально, без вот этой херни. Друг мой, прибери пистолет в сейф. На всякий случай.

"Твой сейф, ты и убирай" - подумал Дегас, покосившись на Малаэля, но просьбу всё таки начал выполнять
- Какой код?

- Ну, если ты такой из себя крутой оборотень, то чего вам меня бояться-то? Безоружного. Сербряных пуль у меня с собой нет. Пушки тоже. А поговорить я вам с самого начала еще предлагал!

- Ну начинай, чо, - Преступник с грохотом захлопнул крышку сейфа и повернул ключ

- Я не оборотень. - устало вздохнул Малаэль. - То, что я так выгляжу, а ты дешевых боевиков насмотрелся, еще не показатель.
Подойдя к парню, он просто аккуратно срезал веревку когтем.
- Теперь спокойно поговорим?

- Я бы выпил, - сглатывая комок, образовавшийся в горле за время лежания с веревкой на шее, сказал Никита, медленно поднимаясь на ноги. Потом повернулся задом к демону и, как бы невзначай, спросил: - Я не обосрался?

- Прекрати идиотничать. А нас еще в клоунаде обвинял. Заканчивай.
Малаэль убрал когти и с усилием потерев ладонью лоб, отправился на кухню. Звякнуло стекло и скоро он вернулся, вручив каждому из присутствующих открытую бутылку пива. Отхлебнул из своей.
- Ты вроде нормально поговорить хотел.

- Малаэль, он проверяет тебя на прочность, и ты неплохо так заваливаешь все тесты. Думаешь, у него будет плаксивая история о тяжелой судьбе наркокурьера? Что у него не было выбора? Что ему нужна помощь? Какой же ты бог, если позволяешь с собой так обходиться?! - демон харкнул на пол, соорудив мину , полную презрения, - Не волк, а тряпка.

- Да я по жизни такой, - разводя руками и добродушно улыбаясь, ответил Никита. - А по-моему, уже нормальный парень, - добавил он, обращаясь к Дегасу.

- Иван хватит. Я не собираюсь его жалеть. Но всё не так просто, как ты думаешь. Он ведь зачем-то сделал этот выбор. И я хочу понять - почему?

- Утолишь своё любопытство - асфальт всегда в его распоряжении, - развёл руками Дегас, взял свой рюкзак и вышел из квартиры

Никита стоял и выжидающе смотрел на Малаэля.

- Садись. - устало вздохнул демон, когда запер дверь. - Так ты расскажешь, как дошел до такой жизни?

- Так чего рассказывать? Деньги и бабы, преимущественно , - Никита вновь улыбнулся своей жемчужной улыбкой. Он, видимо, хорошо знал об этом достоинстве своей внешности - то, что его улыбка располагала людей к себе, поэтому и часто улыбался. - А вообще, по чесноку, я только Марго вожу - вот и все... Ну, мало ли, что случится.

- То-то я смотрю, денег ты дохрена заработал - иронично хмыкнул Малаэль, оседлав стул и прикладываясь к бутылке. - А бабы - это Марго что ли?

- А ты, типа, не догадался? - хмыкнул Никита. - Ну и, знаешь, на жизнь хватает.

- Я помню, конечно, что вы люди, странные существа, но чтоб настолько... Ладно, Марго, но деньги... Шкурой то рисковать не надоело еще? Ты по образованию кто?

- Да никто! - развел руками Никита. - Из шараги в армию забрали и крандык!

- А, вон чего. - понимающе покивал Малаэль. - Может, всё-таки есть что-то, чем ты хотел бы заниматься в жизни? Только серьезно.

- А я почем знаю? Нет у меня талантов никаких.

- Ты вопрос то слышал? - иронично сощурил изумрудные глаза Малаэль. - Я тебя не про таланты спрашиваю. Мечта есть у тебя? Только не про лимон баксов. Настоящая.

- Может и есть, - задумался Никита, поднимая взгляд в потолок. - В порнофильме, например, сняться.

Малаэль тихо застонал и запустив пальцы в густые волосы, закачался на стуле.
- Слушай, ты серьезно такой дурак, или только прикидываешься? Я же тебя о серьезных вещах спрашиваю! Порноактер х**в...

Парень уставился на демона в недоумении.
- Нет, а че - плохо, что ли? Вроде как для души, а вроде и деньги платят! Да че ты пристал, вообще?!

- Всё-таки ты совсем идиот... У тебя со страху уши заложило что ли? Я же сказал, я могу любое твое желание выполнить. Точнее, не совсем желание... Я могу научить тебя любому делу. Внешность изменить. Сразу. Мгновенно.

- Внешность у меня и так ничего, вроде... Ну научи меня тогда этой... Своей уличной магии, Дэвид Блэйн!

- Зачем тебе? Это же не шутки всё. За это платить нужно.

- Тьфу, бля! А говоришь - любое! Твою ж мать! - расстроенно плеснул руками Никита. - А за что? Скажи мне: за что платить не надо?! В это, бля, всегда упирается.

- За всё. - развел руками Малаэль. - Ничего в этом мире не бывает бесплатно. Особенно такие вещи. Я тоже плачу. Я могу дать тебе хорошую - по вашим, человеческим меркам, жизнь. С вашей точки зрения - даром.

- И что ты хочешь мне предложить? Получше миллиона долларов? - наливая себе "крепенькой", спросил парень.

- Ты меня слушаешь вообще? Могу сделать тебя программистом. Гонщиком. Дать тебе знание любого языка. Грубо говоря - дать тебе образование любого уровня. Миллион не дам. Дам возможность его заработать.

- А тест-драйв будет? Нахер мне нужно быть программистом или кем-там-еще, если я в душе не представляю, что это такое вообще? Я никогда не хотел им быть и не хочу! Я понял, короче: ты - джинн, у которого ограниченный набор желаний. И ни одно не совпадает с моими? Ок. Сделай меня телезвездой, епть! Я же неотразим. Только них...я из этого не выйдет, потому что там уже давно все занято!

- Нет, ты всё-таки правда дурак. Ты не понял до сих пор что ли? Не могу я тебя телезвездой по щелчку пальцев сделать, понимаешь ты или нет? Я могу дать тебе способности и если ты ими правильно распорядишься, сможешь стать хоть телезвездой, хоть чертом в ступе. Понял? Так ты же не хочешь нихрена! Хоть в бога то веришь?

Парень в недоумении уставился на пожирателя.
- Нет, конечно! С чего бы, вдруг?

- Что за люди пошли... - Малаэль поставил бутылку на пол, отыскал на столе сигареты, закурил и вздохнул. - Ничего в жизни не хотят, стремлений никаких, в бога и то не верят! Зато как дерьмом всяким торговать... Слушай, ну так же не бывает! Что у тебя, кроме твоих идиотских фантазий про порнуху и ящик, что одно и то же, никакой мечты нормальной не было, даже в детстве?

- Нормальные - это, типа, в космос полететь? На флоте служить? Или тонну металлолома собрать? Или чтоб батя перестал бухать и мамку бить? Или сегу в подарок под елкой получить?

- Слушай, а ты точно не под наркотой, а? Чем тебе эти мечты плохи? Люди куда-то стремиться должны, делать что-то, след какой-то после себя оставить, в конце концов! Ты что, бабки в гроб с собой заберешь? Грохнут тебя завтра дружки твои, в Неве утопят в цементных башмаках и всё. Был Никита и нет его. Останется то после тебя что? Бабки твои?

- Чувак, ты них...уя не в рубаешься.Такое впечатление, что у тебя машина времени есть. Все, бля! Прошло время - уже не интересно. Не актуально, Карл! Мамки-то нету давно и сегу айфоны давно заменили. На себя, вон, посмотри: "свидетель рождения мира" и сидишь в сраной однушке, устраивая цирк на дому. П-ха-ха! Желания берешься выполнять, а на деле - пшик один.

- А ты мне можешь объяснить, чем плоха эта однушка? И зачем мне другая? Друг мой, я такими примитивными категориями не мыслю. Деньги у меня есть. Я три года в пустыне арабов гонял, столько денег поднял, что могу таких еще пять купить. Тебе военник показать или загран с визами? Не деньгами всё в этой жизни измеряется. Отец хоть жив у тебя?

- Ну жив.

- Пьет что ли?

- Да не особо.

- Не особо это как?

- Да так. За ум, типа, взялся. Здоровье больше не позволяет.

- Вон чего. Ты пойми, что я не всемогущий. Всемогущий Бог только. Я всё могу, но в определенном пределе, который зависит от тебя лично. Ты веришь хоть во что-то? В чудо хоть веришь?

- Я, блядь, не верю до конца в то, что сижу с тобой здесь, не говоря уж про то, что было пять минут назад. Может меня уже того - распотрошили? И я, типа, с апостолом Петром беседу в Чистилище веду? - Никита весело рассмеялся после того, как опрокинул стопку.

- Чистилища не существует. И Рая тоже. Ад да, но к вам, людям, это не относится. Ладно, не веришь ты, что подруга твоя изменилась действительно, я могу доказать. Могу тебе цвет глаз, например, сменить. Без всяких линз, на всю жизнь. Прямо сейчас.

- Зачем? - вытаращил на Маэля глаза Никита.

- Чтоб ты поверил, что я правду тебе говорю. Вы же любите яркие, наглядные примеры.
   
- Ты мне лучше фокус с волком покажи, - хихикнул парень.
   
- Да никакой это не фокус. Я так выгляжу на самом деле. Я могу что угодно сделать, но конкретно с тобой, понимаешь? Изменить тебе внешность, дать любое знание, но КОНКРЕТНОЕ что-то. Не сделаю я тебя звездой или космонавтом... Ты в игрушки компьютерные играешь? Я могу, образно говоря, прокачать нужные тебе для этого параметры. Как ты ими воспользуешься, это уже твое дело.
 
- Ну и кто ты тогда на самом деле? Не оборотень. Не джинн. Не апостол Петр. Кто тогда? Остается один вариант - дьявол! Сатанизм весь этот... Походу, да.
     
- Да ты меня можешь хоть лешим назвать, не особенно ошибешься. Не парься, мне душа твоя нахрен не нужна. Даже кровью расписываться не нужно. Для тебя в худшую сторону вообще ничего не поменяется.

- Ага. Барыги тоже всегда говорят, что с одного раза на наркоту не подсядешь. А травка, вообще, зависимости не вызывает, - усмехнулся Никита.
   
- Я на барыгу по твоему похож? Мне какой смысл тебе врать? Я тебя в любой момент грохну и в болоте утоплю, никто не найдет. Ты понимаешь, что я твое желание один раз выполняю? Мы после этого можем вообще никогда не встретится больше.

- Мммм... Как хорошо-то все складывается! Бля, что же выбрать? - Никита в задумчивости пощелкал пальцами. - Но что же меня в этом деле, все-таки, напрягает?
     
- Ладно, не ерничай ты. Смотри, в чем смысл. От тебя требуется только вера. Всё, ничего больше. Я беру частицу твоей веры и меняю тебя каким-то образом. Ты за это верой платишь. Ничего материального.
   
- А в чем подвох?

- В том и дело, что нет подвоха. Тебе, в сущности, какая разница, в кого верить, раз ты в бога, один хрен, не веришь? Твоя вера будет мне помогать, ты получишь то, что хотел.
   
- Есть две проблемы: во-первых, мы не определились, что же именно мне стоит получить, а, во-вторых, моя жопа подсказывает мне, что есть подвох!

- Это только тебе решать. Любой навык, любое знание. Когда я говорил, что могу тебя гонщиком сделать, это не означает, что ты за штурвалом гоночного болида тут же окажешься. Нет, просто начнешь водить, как профи. А насчет подвоха - я тебе только что всё объяснил, куда еще понятнее?
   
- Ну не знаю... Чего-то не хватает. Может, дело в том, что я недостаточно тебя знаю? Расскажи о себе... Что ты, блядь, вообще такое?!

- Не сатана я, не волнуйся. Даже не Воланд булгаковский. Ну как я тебе могу объяснить? Ты же всё равно толком не поймешь или не поверишь. Ну как же тебе объяснить... Я - Князь Волков. Я их создал в свое время. Я не знаю сам, как тебе объяснить, чтоб ты не дай бог башкой не протек. Если тебе так легче, можешь считать меня сущностью природы. Я зла тебе не желаю. И людям впринципе.
 
- А на кой тебе моя вера?
 
- А ты что думал, я все эти выкрутасы нахаляву могу проделывать? Не, друг, для этого вера людская и нужна.
   
- Мгм... Окей. Но ради чего?
   
- Всмысле?
   
- Для чего тебе это все? Цель?
   
- А ты зачем живешь?
   
- Живу - и все. Меня, знаешь, не спрашивали.
   
- Так меня тоже. Я хочу этот мир хоть немного исправить. Ты просто не знаешь, какой он раньше был. Представь, что Эрмитаж превратился в загаженный сарай, примерно поймешь разницу.
   
- Воу! И какой же?
 
- Ну я же говорю, представь на месте Эрмитажа изгаженый сарай, примерно поймешь, как было и как стало.

- Все равно не врубаюсь.

- Ну блин. Вот представь, что ты всю свою жизнь, с самого детства ухаживал за садом. И в какой-то момент он превратился в дрянное болото. Тогда мир был... гармоничен. Всё равно, что смотреть на четко работающий механизм, механические часы например.

- Блин, чувак, это же скучно! Бр-р-р-р!

- Ты просто не понимаешь. Тогда даже люди были совсем другими, совершенно не такие, как сейчас. Вспомни все легенды о Рае, которые ты знаешь. Но тогда мир был в десятки раз лучше.

Никита почесал репу.
- Ну-ну... А потом? Дай угадаю - что-то пошло не так!

- Ну вроде того... Это долгая история.

- Ну, машину у меня отобрали, так что я никуда не тороплюсь.

Малаэль покачал головой.
- Я не могу рассказать тебе всего. Ты можешь ненароком ляпнуть лишнего и тогда тебя в лучшем случае, просто убьют.

- И много вас? Ну, из расы загадочных людоволков?

Сева усмехнулся.
- Мы не раса. Ты можешь назвать расой то, что существует неотделимо от этого голубого шарика? Мы создали его и всё, что на нем. Даже вас, людей. Первых.

- Могу. Но не суть... А как же библия - ну, типа, Бог, ангелы... Все такое?

- В общих чертах это правда. Детская сказка, то, что люди пронесли сквозь тысячелетия. Но в целом, правдивая. Все религии в целом правдивы.

- Так. Т.е. и Бог есть, значит?

Малаэль пожал плечами.
- Разумеется. Когда-то она была довольно симпатичной.

- Она?! Ну, допустим, - непонимающе развел руками. - Значит, и ангелы есть?

- Ну да, она. Ты правда думаешь, что есть разница, считаешь ты Творца симпатичной молодой женщиной или пузатым бородатым старичком? Все эти легенды о леших, водяных, лесовиках, русалках... Это то, что вы запомнили о ангелах.

- Прости, но ты точно не похож на ангела.

- Вы просто запомнили самый впечатляющий образ из тех, что видели, только и всего.

- Ага! И методы у тебя тоже ангельские?

- Зато действенно. В конце-концов, все живы и здоровы, а Рита может начнет нормальную жизнь.

- Ну-ну, - скептически скрестив руки на груди, прокомментировал парень.

- Не думаю, что она захочет еще раз меня увидеть.

- Но вряд ли сегодняшняя встреча на самом деле сделает ее жизнь лучше.

- Сделает. Если она сама захочет.

- Все хотят. Не у всех выходит. Или, хумаешь, почему она связалась с этим дерьмом?

- Неспособность вы, люди, придумали себе сами. Вы можете всё. Только не хотите. А это - это тупик. В конце только смерть и забвение.

- Че, серьезно? - скептически подняв бровь, переспросил парень. - Ты сам не можешь в это верить.

- Ты забываешь, что я говорю тебе не о морали, а о вещах реально существующих. Ты хочешь после смерти мучиться до смерти Вселенной, не в силах покинуть место своей, наверняка насильственной, смерти, а то и превратившись в какую злобную тварь?

- Че?
   
- Через плечо. Пять минут назад ты легко согласился, что Бог существует, а в душу не веришь? Отвечать тебе придется за свою жизнь. И за смерть. Очень жестко отвечать. Тот, кто жил, образно говоря, не по совести, будет после смерти тела страдать. Это я точно знаю.
 
- Что-то я потерял нить... Ты-то тут каким боком?

- Я, слава Богу, никаким. У меня были другие обязанности. А насчет неспособности... Никита, вы, люди, несете в себе частицу Творения. Мы вложили в вас лучшее из того, что знали и умели. И ты будешь мне рассказыватт про неспособность что-то сделать? Не смеши.

- По-моему, это какая-то демагогия, - махнув еще стопку, скривился Никита.

- Никакая это не демагогия. Ты просто не хочешь утруждать себя пониманием того, что я тебе говорю, вот и всё. Раньше люди стремились быть похожими на богов, а теперь... - Малаэль махнул рукой. - Ладно. Тебе нужны доказательства? Пошли, покажу. И после этого ты или скажешь мне, наконец, чего хочешь, или пошел к черту. Но не вздумай кому-то проболтаться о том, что видел и слышал. Иначе я тебя найду, язык тебе вырву, а мой друг закатает тебя в асфальт.
   
- Пошли!

Малаэль поднялся из-за стола и отправился в комнату. Убрав всё с широкого подоконника, Пожиратель настежь распахнул окно.
- Отойди от окна подальше.
Демон сосредоточился, призывая на помощь огонек полученной веры и сканируя окружающее пространство. Вороны. Десяти-двенадцати ворон будет достаточно, чтобы впечатлить этого дурака. Это не голуби, чтобы просто так подлетать близко к людям.
   
Малаэлю пришлось сделать сразу три вызова, чтобы через пару минут дюжина достаточно крупных воронов приземлилась на его подоконник - кто куда поместился. Две птицы даже уселись на плечи, а одна из них хрипло каркнула на Никиту.
   
Демон улыбнулся и аккуратно погладил одну из ворон по мощному клюву.
- Я говорил, что найду тебя, если будет надо? Они найдут. И оставят тебя без глаз. Мне достаточно только приказать - они сейчас же заклюют тебя насмерть. Понял теперь?
   
- Ну, то, что ты не ангел, я понял еще когда на полу валялся, - заметил Никита. - И тебе нужна моя вера. Ок. Тогда расскажи мне, что на самом деле можешь мне дать за это. Ну, типа, вечная молодость и тому подобное... Или научи меня этому трюку, хотя бы!
   
- Ты слушал, что я тебе говорил? Я тебе раз пять за вечер это сказал. С твоей тушкой или твоей головой я могу сделать что угодно. Любую внешность, какую угодно. Абсолютное здоровье, я не могу дать тебе вечной молодости, это противоречит физиологии человека. Такое в тебе просто не заложено. Любой навык. Любой язык, хоть латинский.
   
- Блин, дешево как, - расстроился парень. - Можно мне тогда к черту?
   
- Поправка - вечной молодости не дам. Во-первых, не смогу, во-вторых, дохрена хочешь. Но омолодить и радикально продлить могу.
   
- Хорошо. А два в одном можно? Ну, там, скидка, акции?
   
- Обойдешься. Одно желание, зато сразу и с гарантией исполнения. Могу тебя еще научить чему, но в разумных пределах. Вера не рассчитана на безлимитные применения, знаешь ли.
   
- Хорошо. Предположим, мы договорились. А как же пытки в аду? Что мне за это будет?
   
- Да нет никакого Ада, вы его сами придумали, чтобы можно было отучить всяких голозадых папуасов людей жрать. Или хоть руки перед этим мыли чтобы.
   
- Ага. То есть, Бог есть, ангелы есть, не-ангелы есть, а ада нету! Кто только что говорил про тяжкую судьбу после смерти?
   
- Это другое. Почитай греческие и скандинавские мифы о загробном мире, примерно поймешь. А это банальная совесть. Она тебя и накажет.
   
- И чего? Получается, никакого суда после смерти? Твори, что хочешь - все равно судьба у всех одна. Так что ли?
   
- Есть. Только судить себя ты сам будешь. А если окажешься совсем конченым - тебя вообще убьют, а то и похуже чего сотворят.
   
- Дык кто ж себя осудит-то? Хотя я бы приговорил себя к пожизненному где-нибудь на Багамах к ежедневному употреблению экзотических фруктов, алкоголя и лежанию на пляже в окружении красивых те... Да, кхм...
 
- Да вот хрен тебе. Если ты не хочешь слышать свою совесть, это не значит, что её у тебя нет. Поверь мне, это нихрена не веселое место и я бы не делал его еще хуже. Все дерьмо, которое ты сотворил в жизни, ты с собой заберешь. Навечно. И никак от него уже не избавишься.
   
- О-о-о-о! А как же уроды, у которых вообще нет совести?
   
- Вот им и будет хуже всего. Намного хуже любой пытки или страдания, которые ты способен себе вообразить. Смерть - это всегда плохо. Единственное, что вы можете, это заслужить право уйти спокойно.
   
- Бессмыслица какая-то. Херовый мир вы че-то создали, ребят.

- Короче - умрешь, тогда узнаешь. Давай к делу.
   
- Не мы. Я же сказал, что всё развалилось.

- Э-э-э, нет, парень! Теперь все серьезно! Значит, я должен тут корчиться, изображая из себя "хорошего мальчика", только для того, чтобы мирно сдохнуть? Никакого тебе: "на конфетку за хорошее поведение"?

- А чего ты хотел? Ваш рай вот он, здесь. Вы сами его таким сделали. А не были бы такими сволочами, не засрали бы и загробный мир до состояния, что туда соваться страшнее, чем в жерло вулкана. Мы только создали мир и поддерживали его работу. Наполняли его люди. Проживешь хорошую жизнь - заберешь с собой только хорошее. Хорошую память о жизни. Может, сумеешь пойти дальше, к самому Творцу. А останешься мудаком - и после смерти будешь жить, в дерьме. Зависит от тебя.

- Ничего себе рай! - Никита налил себе еще стопку и, не глядя, ее проглотил. - Ну и фуфел! Вот теперь я просто обязан знать, что и почему пошло не так, раз все так плохо! - парень поморщился.

- Читал про изгнание первых людей из Эдема? Вот только оно было куда более глобальным. В конце концов, Творцу надоело неповиновение и он почти уничтожил мир. А восставших он запер в... пустоте. Вне мира, вне чего бы то ни было вообще. Но ангелов Творца тоже на месте не оказалось. За миром никто не присматривал, а люди остались одни. И вот, что вы натворили. Мы пытались вам объяснить, но вы не учитесь. Вы можете только разрушать всё, к чему прикасаетесь. Себя, других, природу. Вы просто дети. Жестокие и глупые.
   
- А как же змей? Дьявол? Люцифер? Он что - не при чем?
     
- Нет. Люцифер больше всего хотел людей спасти. Он вас оберегал и учил, когда вы очутились на руинах мира. А вы даже той малости, что мы восстановили, не сумели сберечь. Наоборот, изгадили.
   
- Прости, брат. Я в это никогда-никогда-никогда не поверю! Мы плохие, а вы, кто бы вы ни были со своим дьяволом вместе - белые и пушистые. Если про Бога все оказалось правдой, то и про черта может.

- Люцифер не был дьяволом. Он был первым из нас, Денницей Бога и отрекся от всего, что имел, ради того, чтобы уберечь человечество от самого страшного - от невежества. Иначе вы так и остались бы до сих пор просто двуногими зверями. Вся наша вина в том, что мы считали, что людям нужно объяснить смысл Творения. Показать всю картину в совокупности. Бог хотел, чтобы люди остались бездумным стадом и искра божественного в вас пропадала впустую. Мы научили вас тому, для чего лепили вас из глины, миллиарды циклов назад - менять мир.

- Тогда чем же вы недовольны, епть? Цель достигнута!

- Нет. Стоило оставить вас без присмотра и вы безнадежно деградировали. Сейчас вы бы приняли тогдашних людей за инопланетян или полубогов. Ладно, ты собираешься переходить к делу сегодня, или нет?


- Не, чувак! Я понял, что ты меня как человека не уважаешь, так что пойду-ка я домой, - вставая, ответил Никита.

- Было бы за что. Даже Марго больше достойна уважения. И держи язык за зубами. Иначе ворон напущу.

- Да понял, я понял, - добродушно отозвался парень. - В асфальт закатаешь и все такое... Оно и ясно, почему все покатилось к чертям, хе-хе.

- Иди уже, юморист, пока я не передумал. Ключи от машины оставь.

- Так они у вас! И чего, не вернешь?

- Нет конечно. Я бы мог дать тебе способности заработать на новую,во всех смыслах, так ты отказался. А машина мне самому нужна.
Малаэль прошел в коридор и на всякий случай прибрал ключи в карман.

- Пф... Понятно все с вами. Ну, пока, - выходя, махнул рукой Никита.

Малаэль: +1 временного Мучения.

Записан

Mindcaster

  • Спонсор
  • Старожил
  • *
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 266
    • Просмотр профиля
    • Мирктор
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #30 : 21 Января 2016, 20:21:58 »

22:25 - 22:45

Войдя второй раз за вечер в Резиденцию Двора, Таммаоф застал Баториэль за парикмахерской работой перед зеркалом. Заметив его, она быстро закончила укладывать пряди и, улыбнувшись, поздоровалась.
- Присаживайтесь, - предложила она. - Как чувствуете себя?

Таммаофу не стоило особого труда скрыть изумление, но он удивился вопросу.
- Вашими молитвами, - весело ответил он, - но у меня есть некоторое подозрение, что, как говорилось в фильме, где-то что-то кое-где у нас... сейчас, верно?

- Я просто хотела уточнить, успели ли Вы отдохнуть и готовы ли приниматься за следствие, - пожала плечами Анна Александровна. - К тому же... Что бы Вы обо мне не думали, я в достаточной мере переживаю из-за того, что с Вами недавно случилось.

- Знаете, после того, как вы мне помогли, мне стыдно за свою резкость, - пожал плечами Таммаоф, - и я хочу чтоб вы знали, я не думаю о вас плохо. Просто, ну, мы разные, наверное. И как люди, и как... в остальном. Я был дезориентирован, и характер у меня не из легких. Мне жаль, если я вас обидел. Но быть совсем уж душкой я, в общем-то, не очень хорошо умею. У меня немного другие способности. Впрочем, я стараюсь, - он слабо улыбнулся.
- И конечно, я готов на все сто.

Тяжело вздохнув, Почетный Секретарь спросила:
- Тогда можете рассказать мне, есть ли какие-то подвижки в расследовании с нашей последней встречи?

- В таком случае, если вы не против... - Таммаоф указал на стул, и дождавшись кивка, присел.
- Судя по допросу пленного духа, который провел для нас господин Матюков, призраки с большой долей вероятности являются лишь побочным эффектом деятельности организации УдобСинтез. У нас сегодня также запланирована хакерская атака на одного из предполагаемых распространителей этой организации, о результатах я сообщу в завтрашнем отчете. Еще, у меня в полночь запланирована встреча... - он помолчал, - у нас пропал осведомитель, тоже Себетту. Мне сообщат подробности. Он был один из тех людей и нелюдей, которых я подключил к этому делу. Я буду предпринимать все усилия по его спасению, и одновременно надеюсь, что это прольет новый свет на ситуацию. Еще, мы хотим проработать след с гибелью подростков в Финском заливе. Мы хотели заняться этим еще вчера, но из за моей неудачи, это отложилось.

Баториэль закусила губу от волнения.
- Себбету пропал? Без шуток? Кто?

Таммаоф на мгновение заколебался. Но ему не было сказано держать это в тайне, и он ответил:
- Даршатдавар. Детали мне сообщат в районе полуночи.

- Кошмар какой... Только этого не хватало, - закрыв лицо рукой простонала Баториэль. - Хорошо, тогда я жду от Вас информации на сей счет.

- Раз уж мы заговорили об этом, вы не могли бы попробовать его поискать? Или сейчас это по каким-то причинам невозможно?

- Сейчас попробую, - ответила Баториэль и ее кожа стала бледной и узорчатой, а глаза наполнились черной пустотой, из которой сияли далекие звезды. - Даршатдавар! - произнесла она. - Даршатдавар!
Помолчав короткое время, она сказала:
- Нет, боюсь, я его не чувствую... Знания Второго дома не помогают. Попробую через время...
С этими словами она закрыла глаза и сосредоточилась.
- Я вижу здание. Многоэтажный дом. Магазин и какая-то вывеска... Он фотографирует, но что-то бьет его по голове. Не могу разобрать. Его куда-то тащат. Темное место. Не приходя в сознание... Может быть поэтому он не отзывается - его нет в аду, но и в реальном мире он без сознания. Там что-то жуткое, - вздрогнула женщина-изверг.

- Что-то жуткое? Хотя бы... На что похоже или с чем ассоциируется?- сделал попытку халаку

- Ни с чем... Я не смогла понять. Боюсь, что владение Узорами не самая сильная моя сторона.

- Все равно спасибо за попытку. Мы будем его выручать. Вы только хотели узнать насчет расследования, или есть еще какие-то новости?

- Не то чтобы новости, - пространно ответила Баториэль. - Но я немного подумала над тем, как облегчить вам работу, но при этом не разорить Двор. Поэтому, достала для вас вот это.
Анна Александровна залезла в стол и достала оттуда кучу сверкающих на свету небольших свитков и разложила их перед лицом Таммаофа двумя пирамидками. В каждой было по шесть штук.
- Это Свитки Зачарования. Те, что слева - позволяют создавать улучшенные предметы. Они несут в себе начальные знания Преступников. Они из железа. Те, что справа - из серебра. Они позволяют любому падшему создать Реликвию, словно он является кузнецом. Это очень ценные вещи, так что распорядитесь ими разумно. Здесь по одному свитку на каждого члена вашей команды.
Почетный секретарь зафиксировала взгляд на лице Таммаофа, будто стараясь дать тому понять, насколько важным было то, что она говорила.

- Кроме того, для вас есть еще кое-что, - неберу достала откуда-то из сейфа резной серебряный графин. - Это Воспоминание-О-Рае. Вино, которое подают при Дворе по случаю исключительных торжеств. Может быть, вы помните его действие с момента вашей присяги. Есть только одна просьба - вернуть графин, когда выпьете - все-таки, ценная вещь и на дороге не валяется. Здесь по одной порции на каждого... Примерно. Но, пожалуйста, осторожно: вне этих стен, вино очень быстро теряет свою силу, если соприкасается с чем-то, кроме горного хрусталя, аметиста, серебра или золота. Словом, или пейте сразу или запасайтесь посудой из дорогих природных материалов.

После этого, она достала шесть обыкновенных армейских фляг и положила перед Таммаофом.
- Это Напиток Хадризеля. Выводит любые яды, токсины и возбудителей болезней. Также затягивает раны - любые, кроме сверхъестественных. Но я подумала, что это лучше, чем ничего, - Баториэль поправила волосы рукой. - В каждой фляге его на семь глотков, но после наступления полнолуния напиток превратится в обычную воду. В принципе, вещь не дефицитная, но, все же, распорядитесь ею разумно.

- Офигеть. Спасибо, теперь надо будет выяснить, когда у нас полнолуние - наконец вернул себе дар речи Таммаоф, - мы постараемся воспользоваться разумно дарами Двора. Еще раз спасибо. И... один момент. Я вообще не разбираюсь в создании волшебных вещей. Можно краткий курс молодого бойца? Или любой Преступник может это сделать, чтобы не тратить ваше время?

- Свитки одноразовые. Вы направляете в них свою Веру и на определенное время приобретаете интуитивное понимание Знания Ремесел. Он проведет Вас в нужном направлении, - ответила Баториэль. - Что касается тонкостей, то насчет этого Вам лучше спросить Ахова.

- Понял, благодарю.
Таммаоф раскрыл сумку и начал осторожно складывать туда вещи
- Я раздам их нашим. Уверен, они пригодятся.
Сложив все, он снова посмотрел на Баториэль, ожидая, что та скажет что-то еще, или отпустит его.

- Вот здесь распишитесь, пожалуйста, - попросила неберу, подавая Таммаофу толстый журнал, исписанный завитушками, в котором аккуратно было перечислено все, что выдала ему Почетный секретарь.

Таммаоф поставил подпись
- Отчет по использованию предоставлю по окончанию расследования.

- Хорошо, - улыбнулась Баториэль, убирая журнал. - У Вас есть какие-нибудь вопросы ко мне? Или, может быть, чаю?

Таммаоф на мгновение завис от такого предложения. С одной стороны, наладить взаимоотношения с Баториэль было весьма неплохо, учитывая его с ней терки. С другой, он вспомнил, что хотел спросить Ядидаана, и готов был заклеймить себя последним идиотом, что этого не сделал. Но Ядидаан уже, возможно, ушел... и что теперь, вызванивать его? "Эй, постой, ты далеко убежал, я же склерозник?"
Не смотря на эти соображения, Таммаофу все равно хотелось позвонить оккультисту. Но он принес в жертву общественным интересам личные, после совсем незаметной заминки, улыбнувшись:
- Ну как, если это не дань вежливости, я бы не отказался. Когда еще появится возможность доказать, что ты не такой уж мерзкий сухарь, какое я произвожу впечатление на совещаниях. Правда, я не надолго, потом бежать надо будет.
В общем-то, если оставить за скобками Ядидаана и собственный идиотизм, это было даже интересно.

Баториэль продефелировала к маленькому столику с чайником, разогрела его и налила по чашке себе и Таммаофу.
- Что Вы планируете предпринимать дальше? - отпивая из чашки спросила неберу.

- Многое зависит от деталей, которые сообщат при встрече. Выручать одного из наших - первоочередная задача. Когда будет информация, тогда проведу по нашим, и вместе будем решать, что делать. Заодно, узнаю у них текущую ситуацию, как там насчет взлома например. Вообще, первоначальные планы разузнать побольше про УдобСинтез, пока что оказываются несостоятельны. Слишком уж хорошо те окопались. Ну, любой план хорош до первого выстрела.

- И все же, хоть какие-то наметки у вас должны быть. Попрбуйте набросать схему - скелет ваших будущих действий. Сразу проблема станет выглядеть намного яснее.
Отхлебнув еще чая, Баториэль добавила:
- К следующей нашей встрече подготовьте такой план, пожалуйста. Сейчас не обязательно. И обязательно держите меня в курсе.

- Конечно, - кивнул Таммаоф, - как раз и информации будет больше. Кстати, пользуясь случаем, есть какие-то события, о которых стоит знать? Касающиеся нашей ситуации, или просто, так сказать, для общего развития? А то сверхъестественных ведомостей еще не выпускают, - он изогнул уголок рта, - а хочется существовать не в вакууме

- По вашей ситуации вся информация исходит от вас главным образом... Что касается происходящего в целом, пока все относительно стабильно. Была небольшая проблема с технократами, но там быстро разобрались, к счастью. С вампирами кое-какая возня была из-за пробуждения какого-то неподконтрольного Камарилье старейшины, но выяснилось, что ничего страшного не произошло, в общем. А вот шабашистов кое-где пришлось выгнать... Хуже всего с Привязанными. Они играют вдолгую и распустили щупальца повсюду. Еще не исчерпал себя предыдущий инцидент с Нарывом и Элефантом, а тут, похоже, новые нарисовались.

- Старейшина, и ничего страшного? - поднял бровь Таммаоф - а если не секрет, что там было? - про Нарыв и Элефант он слышал на уровне слухов, истории со спектрами и темными магами Геббельсом и Ямамото... ничего, что могло быть полезным сейчас

- Борьба за территорию и влияние на этого вампира. Слышала, он больше походил на звероящера, чем на человека, но... Как оказалось, вполне договороспособен. Он из этого клана, - Баториэль пощелкала пальцами. - Что на зверей бывают похожи.

- Одного такого как-то мне приходилось видеть, - Таммаоф поморщился, - и наверное мне нельзя знать о подробностях договора...

- Мы стараемся не действовать напрямую в таких вопросах. За исключением Камарильи, другие вампиры очень предвзято к нам относятся. Особенно шабаш - у них есть целое подразделение, которое считает своим долгом охоту на нас. Что-то про инферналистов и прочую ерунду. Предрассудки, одним словом. На данном этапе задачей Двора является защита своих владений и большинство вопросов в общении с вампирами сводятся к этому. Мы не лезем в их дела, пока они не лезут в наши.

- Понимаю - протянул Тамм, - но я вот чего не уловил, технократы, это кто такие? Ведь не о смертных айтишниках же речь?

- Это разносчики безверия, помешанные на науке. Бесчеловечные существа... У них непрекращающаяся война с магами, насколько мне известно, - презрительно отозвалась Баториэль. - Крайне опасны не только из-за своего продвинутого оружия и технологий, но - в первую очередь - из-за бешеного фанатизма. Похоже, им здорово промывают мозги.

- Безверие, маги... Что-то вроде современной инквизиции, смертные-атеисты?

- Можно и так сказать. Хотя, до инквизиции им далеко, все же...

- Надо же, а я так радовался прогрессу людей, и современной концепции гуманизма, - покачал головой Тамм, - а за этим, как водится, что-то стоит. Спасибо, это интересная информация. Стоило Богу, - он сделал неопределенный жест, - и его присным исчезнуть, как люди сделали себе новый культ - Материализма

- Это же люди. Чего Вы хотели?

"Интересно, что бы сказал на это Олег" - задал себе вопрос халаку, - "и не примкнул бы он к тем самым... Технократам, будь у него выбор? Даже хорошо, что я, наверное, этого не узнаю"
- Большую книгу, в которой сразу есть все ответы, - не долго думая откликнулся Таммаоф - но боюсь, я хочу слишком многого

Баториэль улыбнулась.
- А вдруг ответы Вам не понравятся?

Халаку пожал плечами
- Зато я смогу действовать не вслепую. Это стоит тех печалей, которые дает понимание. Вы ведь тоже ищете ответы, все ищут. Просто у всех вопросы свои

Почетный секретарь допила чай и поставила чашку на блюдце.
- К ответам нужно готовится. Может быть очень опасным получить их не вовремя.

На часах было уже без пятнадцати одиннадцать, чай у Таммаофа тоже заканчивался, и в это время в голове демона настойчиво прозвучал призыв Яфаборэля.

- Кажется, меня уже куда-то зовут, - наклонив голову набок, произнес Таммаоф, - должен откланяться. Спасибо за чай, и за интересную беседу.
Он допил чай и поднялся

- Рада была поболтать, - улыбаясь, ответила Баториэль. - Надеюсь увидеться с Вами завтра примерно в это же время. Удачи Вам, Почетный Комиссар.

- Понял, буду, - четко кивнул Таммаоф, вставая, - и спасибо, удача нам понадобится.
Записан
A Man's mortality is a compass that points his way in life.

Mindcaster

  • Спонсор
  • Старожил
  • *
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 266
    • Просмотр профиля
    • Мирктор
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #31 : 21 Января 2016, 20:27:33 »

22-45

Иван долго думал над темой маленького количества улик в деле и ему в голову пришел дерзкий и довольно наглый вариант действий. Вдохновившись идеей, ламассу мысленно вызвал Таммаофа примерно в 22-45.

- Сейчас перезвоню - быстро ответил халаку и действительно перезвонил через пару минут.

- Привет! Извини, был в резиденции

- Привет, насяльника, у тебя скайп оповещалака отключена, что ли? - Иван чисто по дружески решил проинформировать Олега.

- Оповещалка, да нет... не должна.. наверное. А что такое?

- Мы немного нафлудили по теме обмена информацией, а также поставили тебя в копию! А еще, есть тема для разговора, можем так обсудить, а можем у меня за чашкой коньяка с кофе...

- Ну тут как, коньяк с кофе это хорошо, но мне сейчас ехать на встречу одну важную еще к полуночи. Могу потом заехать, или можем где-нибудь встретиться в районе пол первого там, на месте, если тебе не влом из квартиры выползать. Я как раз отдал бы тебе твою долю от раздачи слонов, тут от леди Секретаря кое-что перепало.

- У меня сегодня сын ночует, нехочу оставлять одного в квартире, приходи, я по долгу не сплю, отпуск же. Заодно расслабишься после делового общения.

- Хорошо, попробую. Там просто такое дело, один из нашего брата пропал, я там попросил кое-кого следить за УдобСинтезом. Так что я не знаю как у нас со времением, возможно придется дела делать. Но, посмотрим, горячку пороть тоже нет желания. В общем созвонимся, я пока почитаю что вы там наваяли в скайпе.
- Ну, и если эту твою тему можно по телефону обсуждать, давай щас

- Я по поводу УдобСинтеза, предлагаю ночной взлом, но нужно проложить путь вовнутрь, заходить буду Я, поскольку не фиксируем камерами слежения и прочей техникой, плюс, могу менять внешность, нужен народ на стреме и внутри, пока я буду искать документы и возможно артефакты. Есть предположение о присутствии привязанных или работе клуба демонов рейвнеров.

- В тему, походу это назревает. Но как я понимаю, ты предлагаешь это делать не сегодня?

- А в одиночку ходить туда ненадо!

- И не собираюсь, причем тут это? Ты завтра хотел организоваться?

- Нужно быть свежим и наполненным, я сегодня дрался и проявлял себя! Опасно натощак геройствовать...

- Так, что там у вас сегодня было?

- Я про слежение в одно лицо.

- Да понял я, я тебе еще раз говорю что никто никуда один не идет, это меня касается,и вас. Что там у вас сегодня было-то, поясни?

- Был маньякс бензопилой, убил двоих актеров на детском мероприятии в Тц... Пришлось применять способности.

- Пиздец. У нас проблем нет? Про маньяка ничего не известно, у него способностей не было?

- Проблем нет, вызвали своих из ментов, надо маньяка еще допрашивать, из способностей - бензопила и размеры два на два.

- Мда. Из "наших" ментов кто?

- Имя в скайпе, не хочу вслух называть, Марина если по человечески.

- Понял.
Таммаоф помолчал.
- Ладно. Тогда еще свяжусь с тобой, обсудим еще все на основе полученной информации. А сейчас пойду скайп посмотрю.

- Удачи там...

- Спасибо
Записан
A Man's mortality is a compass that points his way in life.

Neruman

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 8
  • Сообщений: 357
  • И.С. Михайлов
    • Просмотр профиля
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #32 : 21 Января 2016, 20:39:37 »

Понедельник. 2 июня. 01:00 - 02:00

     Что делать, если древнее божество внезапно решило проявить милость к человеку, который этого не заслуживает? Да ничего, если честно. Дегас слишком далеко зашел, чтобы взять на себя ответственность судить, и это понимание пришло довольно быстро вместе со стыдом. Малаэль не обязан был вырывать из парня договор силой - это верно. Но вот что-то подсказывало, что всё пойдёт не так, как кажется на самом деле. Преступник, чья логика завязана на преимуществах, недостатках, услугах и последствиях, чьё понимание человечества ограничивалось лишь меркантильными, моральными и бытово-ритуальным поведением, довольно явно представлял себе внутреннее содержание наркоторговца, и некоторую неподкованность Малаэля в подобных делах. Впрочем, последнее несколько грело душу, раз с общением с людьми у Дегаса не всё так плохо, как с...
     Итак, минут через двадцать бесконечного ожидания (не мешать же Пожирателю со словами "Извини, я был не прав, ключи на тумбочке, асфальт в целости и сохранности"?) Дегас начал предполагать, что заключение сделки что-то слишком затянулось. Предположений было много, но, имея образ изворотливого болтуна без какой-либо совести и с единственной заботой только о своей шкуре, было очень похоже, что контракт не только не заключится, но и будет что-то хуже. Что именно - Дегас даже и думать не хотел, и потому волей-не волей, нужно было удостовериться, что Никита хотя бы действительно запуган настолько, чтобы не болтать лишнего
     Ещё минут через двадцать, Дегас уже был готов к тому, что Малаэль вот-вот подпишет контракт на свою квартиру, банковский номер и всё остальное имущество, причём почти за бесценок. Редкий случай, когда из-за ошибки в договоре демона обчищают до нитки. На всякий случай, Дегас попытался обезопасить машину от "угона" и снять несколько важных клемм, чтобы транспорт просто не смог завестись. Возиться с машиной долго не хотелось, но что особенно подгоняло - так это небольшая стая галдящих ворон, усевшихся на одном из балконов. "Если до демонстрации дошло только сейчас, то дело действительно плохо" - с грустью отметил Дегас и закрыл капот. Прислонившись к стене близ входной двери подъезда, Дегас решил подождать ещё немного, в ожидании Никиты, либо Никиты и Малаэля. Ключи от квартиры Пожирателя всё равно находились не в тех руках.
     Потирая то лоб, то затылок, из подъезда вышел Никита. Он подошел к машине, постоял возле нее с полминуты, вздохнул и, пнув ее со злостью по колесу, зашагал прочь от злополучного дома.
     Прикусив губу демон с неудовольствием потёр свою побитую руку. Впрочем, возросшая самооценка Риты, хоть и на время, но грела его душу. Сейчас же нужно было разобраться с её подельником. Демон хотел было поднять руку и окликнуть торговца смертью, но решил подождать и пойти вслед за ним.
     Парень и демон прошли не больше двадцати метров, когда Никита остановился и, обернувшись, спросил:
     - Ну что, в асфальт все-таки решил закатать?
     - Размышляю над этим, - ухмыльнулся Дегас, - И что-то я не вижу энтузиазма в твоих глазах. Что делать будем?
     - Подгоняй каток, че! Только быстро... - усмехнулся Никита, высунув руки из карманов и разводя их в стороны. - А то уже спать охота.
     - Ну зачем сразу каток? Щелчок пальцев, и ты провалишься вниз, словно тебя и ни было никогда. И повезёт тебе, если внизу пролегает ветка метро... - Дегас поднял брови, - В прочем, можем разойтись и миром. Прогуляемся?
     - Что, я еще и могилу сам себе копать буду?
     - Может быть. Что предпочитаешь: дуб или берёзу?
     - Да мне пох, - улыбнулся парень. - Хотя, я предпочел бы никуда не ходить.
     - Тогда на мой вкус, -зевнул демон, а затем стал серьёзнее, - Значит так. Ходить вокруг да около я не собираюсь. Уж не знаю, какую лапшу ты наплёл ему, но со мной такой фокус не пройдёт. Ответь на несколько вопросов, а там и порешим, что с тобой делать.
     - Бля, ну че, серьезно? Только не опять! - плеснул руками Никита. - Да, я понял уже, что мы - люди - говно, а вы - черти - хозяева жизни. Что еще-то надо?
     - О-о-о... Как всё серьёзно... - протянул Дегас, посылая Малаэлю лучи добра, - Да нафиг мне нужна твоя душонка. Спасибо, нахлебался в своё время. До сих пор своего говна по жизни хватает. Ты это... Лучше расскажи про наркоту и детскую порнографию. Это куда полезнее, чем подробности личной жизни побитого жизнью торговца дурью
     - Ты че?! Я нормальный, вообще-то. Без отклонений! Ты че, сам, что ли извращенец?
     - Ты же чего-то ляпал про то, что ты вообще безвинная овечка, и что есть люди куда более заслуживающие визита тёмных сил. Ну и где они?
     - Я почем знаю?! - Никита закатил глаза. - Ищите.
     - Тебе ли не знать? - Дегас сложил руки на груди, - В прочем, ты не при делах и не в теме, особенно, если это может грозить неприятностями. Знаю-знаю. Слушай, Гудинни, мне плевать, что ты думаешь обо мне, о Малаэле. Это фигня. Квартира и машина - тоже фигня. Даже долбанный спайс - та же фигня. Но бывают проблемы крупнее. Когда этот мир берёт тебя за глотку, у тебя есть только два выбора: выжить или сдохнуть. И если на первое не всегда хватает сил, нужны такие как я и он, - Демон ткнул пальцем вверх, - Сломанный позвоночник, что приведёт к медленной смерти на инвалидной коляске. Брат или сестра, уже не мыслящий жизнь без дозы героина. Крупный долг людям серьёзным, кто не ходит по двору без пистолета.
     Демон порылся по карманам куртки и нашел разве что чек и набор фломастеров.
     - Ладно, пустая твоя голова. Поздно тебе нотации читать, не малый. Вот мой номер. Если вляпаешься по-серьёзному дай знать. Посмотрим, что можно будет сделать.
     - Э-э-э... Ну, ладно. Спасибо... А звать-то тебя как?
     - Сочтёмся на "Ване". Через месяц можешь возвращаться за машиной, если, конечно, на неё не объявится угон. Считай, что это твой посильный вклад в доброе дело. Найдёшь тех, кто занимается делами по-тёмному - получишь приятный бонус за счёт заведения. Ну и, если понадобится честный заработок, то мне в скором времени не помешает лишняя пара прямых рук.
     - Угу...Ну, я пошел тогда?
     Дегас потянулся за бумажником и вытащил два полтинника:
     - Держи, на дорогу. Ключи от дома, надеюсь, при тебе?
     - При мне, - вяло отозвался Никита. - Денег не надо. У меня есть... К тому же, на это все равно не уедешь. Спасибо, что не убили. Пока!
     С этими словами парень пошел в сторону супермаркета.
     - До встречи, - попрощался Дегас и поднялся по лестнице вверх

     Вернувшись к квартире Малаэля, Дегас позвонил в дверь. После недолгой тишины он полез за ключами и начал открывать дверь.
     - Тебе лишь бы поковыряться в чем-нибудь, -хмыкнули из-за двери и Малаэль сам открыл дверь. - Привет. Ушёл гоблин этот?
     Падший задумчиво погладил по голове сидевшего на плече ворона.
     - Угу. Долго он тебя за нос водил, Малаэль. Видимо, безрезультатно?
     - Да пошел он к... хм, к черту. - зевнул Падший, проходя на кухню и щелкая чайником. - Ему бесполезно что-то объяснять, он считает, что весь мир ему за что-то должен. Он меня просто не слышал. Извини, надо было сразу тебя послушать. Только всю мою водку зря выжрал.
     - "Мы - люди - говно, а вы - черти - хозяева жизни", - процитировал Дегас и рассмеялся, - Представляешь, с каким лицом он мне это высказал? Впрочем, больше о нём можно не беспокоиться
     - Это я ему пытался сказать, что он сам за свою жизнь отвечает. - хмыкнул Малаэль. Ворон тяжело перескочил с его плеча на подоконник, хлопнув крыльями. - Что, не выдержал и в асфальт его укатал?
     - Можно спросить, чем я этот асфальт закатывать буду? Так, поболтали, потрындели. Намекнул на возможные неприятности. Заманил поддержкой, если найдёт рыбку по-крупнее, и, скорее всего, буду брать его к себе на работу. Да, кстати, тебе работёнка не нужна?
     - Да нет. Мне пока хватает. Мне же секретарь работу обещала в "Доверии", если я вам помогу. А ты где работаешь?
     - Пока в "Экотерре". Но нужно довольно срочно делать своё дело. Я с этими дьявольскими делишками сейчас в большой минус ухожу. Не торт, если честно
     - Экотерра это не этого, - Пожиратель хихикнул, - не Криворукого контора? А чего в минус, у тебя же карта на семь лямов есть? Или ты её пока не трогал?
     - Карта под проценты, если что. Ладно, потом разберёмся. У тебя знакомые юристы есть, если не секрет?
     - Не, юристов нет. Меня если бы наши поймали, ни один юрист не отмазал бы. Сходи в контору понадежнее, первая консультация она бесплатная, как правило же.
      Дегас засмеялся и похлопал коллегу по плечу:
     - Учитывая нашу работу полчаса назад... - и его снова пробил смех
     Малаэль рассмеялся в ответ.
     - Да уж, это точно... Слушай, я всё хотел спросить. Можешь не отвечать, я не обижусь. Чего у тебя такой зуб на этих барыг?
     - Метко, - демон внезапно стал серьёзным, - Пара знакомых погибли от наркоты. Вот и недолюбливаю. Ну как недолюбливаю... Когда кто-то наживается на чужом уничтожении, это довольно похоже на рабство, ну и на то, что было тыщу лет тому назад. Считай, что эта тема - мой личный сорт древесины. Впрочем, мои искренние поздравления. Похоже, весь этот спектакль всё таки дал свои плоды. Проследи за Марго, чтобы она беды не натворила, лады?
     - Да не вопрос. - кивнул Сева, придирчиво разглядывая отломанную куриную ногу. - И за этим поцем тоже не помешает присмотреть. Нервный он какой-то. Какие у тебя дальнейшие планы?
     - Пожрать бы чего, да выспаться. Неплохо меня побила твоя подопечная, я тебе скажу.
     - Ну так. - Малаэль самодовольно ухмыльнулся. - Ты тоже хорош. Не мог ей, что ли, не знаю, подушку предложить в качестве груши, а не себя?
     - Тоже верно. Просто я и сам как бы не маленький, - парень тряхнул руками, - Да и она явно не девушек боялась. В общем, развлеклась барышня.Ладно. Контракт у тебя уже есть. Это уже хорошо. Будет чего любопытного на примете - тебя звать?
     - Непременно, а то пока какое-нибудь дело подвернется, я тут вешаюсь со скуки.
     Малаэль быстро черкнул на салфетке свой номер телефона.
     - Вот. Звони, если вдруг без Веры останешься и вызвать не сможешь.
     - Оу, Спасибо. Мой номер ты уже знаешь. Тогда всего доброго. А, и это, через месяц ключи надо бы вернуть владельцу. Не потеряй их, ладно?
     - Да не за что. Не волнуйся, не потеряю. Только надо будет тачку как следует проверить. Мало ли, чего они там возили. Неловко будет, если нас гайцы тормознут и найдут какое-нибудь дерьмо.
     -Тоже верно, только давай займёмся завтра, чтоли? Спать хочется.
     - Да, и правда. Всю ночь на этих дураков потратили. Фиг с ними, с очками, потом к Ахову поеду. Спать хочу.
     - Окей. Встретимся у него. Удачи!
Записан

Mindcaster

  • Спонсор
  • Старожил
  • *
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 266
    • Просмотр профиля
    • Мирктор
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #33 : 27 Января 2016, 15:29:35 »

22:50
Двигаясь в сторону остановки, Таммаоф зашел в скайп. Действительно, там была целая куча сообщений.
"Вот это вы понаписали" - набрал он "у меня походу оповещение выключено". Решив сначала разобраться с настройками он полез сначала в них. Хм... Олег не был компьютерным маньяком, и все эти технологии его временами раздражали. Но тут вроде было все понятно, надо было просто выставить галочки

"Здорова, шеф", - ответил Дегас

"Так," - выдал Таммаоф, буду писать сюда по мере прочтения.

"Насчет долбославов, можно подробнее, что за люди? Можно потом лично перетереть.
---
По поводу маньяка. Вы круты, спасибо что нейтрализовали этого упыря. Колоратхазию я возможно увижу завтра, я собирался к ней зайти насчет лицензий на оружие. Могу побеседовать с ней об этом, возможно она что подскажет. В конце концов я бывший мент. Еще через свои старые контакты попробую кое-что пробить.
---
Блин, хреново что с Веганом не вышло ничего. Но да, хоть провайдера бы его пробить. А там я уже симулирую визит органов, например, или еще чего, подумаю.
---
Вот Ахова позвали, а чо меня не кликнули? :(
---
Кстати, насчет Ахова, у меня были мысли, чтобы они с Дегасом использовали Знание путей для создания типа парной реликвии. Короче, пара колец, носитель одного всегда будет видеть путь к другому, пофиг, одето оно, или просто лежит на земле. Ахов, какие мысли по этому поводу?
---
О, вы наркош взяли в оборот! Блин, жаль я с вами сейчас не могу :( Пишите, как чо будет, ладно?
---
Фух, наконец дочитал. Сейчас свои новости скину.
---
Походу, наши призраки, которые сидели в подвале УдобСинтеза, это мелкая шушера. Возможно, не шестерки даже, а так, накипь. В прямом смысле. Те, кто занимаются этой дрянью, распространяют вокруг себя энергию Забвения, на которую спектры слетаются как мухи на говно. Так что их главарь, имя которого я скидывал, скорее всего просто пользуется ситуацией, чтобы завербовать себе побольше помощников. Конечно, они все равно остаются плохими ребятами,и с ними надо разобраться, но это не приоритетная цель.
Это конечно не 100%, но судя по допросу одного из мелких спектров, что заразили меня недавно, это так и выходит.
Дальше. Один из тех, кто вызвался нам помочь, пропал. Это Себетту, Зовут Даршатдавар. Сегодня в полночь мне расскажут детали. В идеале, нужна спасательная операция, так что будьте готовы, я свяжусь с вами как мне будет известно больше.
Мне Секретарь сказала свое видение по поводу него. Она видела многоэтажное здание, магазин и вывеска. Он фотографирует, затем его бьют по голове и тащат в темное место. Он без сознания. Она чувствовала чтото жуткое, но не поняла что.
Вот... так. Но есть и хорошие новости.
---
Бато устроила раздачу слонов. Всякие штуки для нашей группы. Вот что она выдала.
Свитки Зачарования. 6 железных несут в себе начальные знания Кузницы, дают возможность делать улучшенные предметы. Еще 6 из серебра и позволяют создавать Реликвию любому из нас. Но я ни хрена не понимаю как именно ими пользоваться, так что нужен Ахов, чтобы рассказал чо по чем.

Еще нам выдали Воспоминание о Рае. Вино, помните, во Дворе при присяге пили? Графин надо вернуть. Но есть такой нюанс, вино теряет силу если хранится в емкости не из хрусталя, аметиста, серебра или золота. Нам нужны какие-то фляги из этих материалов, не графин же с собой таскать. К слову, я именно это сейчас и делаю, и меня это здорово напрягает. Может кто-то встретится со мной в центре и заберет все это добро?
Еще шесть порций напитка Хадризеля, надеюсь правильно произнес. Выводит яды, лечит от болезней, затягивает почти все раны кроме сверхъестественных. В каждой порции семь глотков, но срок годности - до полнолуния. я тут глянул в интернете, первый день полнолуния - 11е число.
А еще она дала нам танк и волшебный ракетомет, но потом решила что с нас хватит и предыдущего, и забрала обратно, так что извините, у меня не получилось ее переубедить :)
---
Кто нибудь это читает?" - завершил наконец свой опус Таммаоф. Он увидел, что Дегас вышел из сети где-то в середине, так что сейчас онлайн был только Яф.
Ему все равно было пока нечего делать, так как он ждал транспорта.

Яфаборель прочитал информацию от комиссара почти сразу после разговора и написал:
"Я тебя встречу, скажи где, ну и после стрелки жду тебя у себя."

"Еду на Лермонтовский пр, д.44,"

"Давай встретимся на дворцовой площади, если ты еще не ушел далеко,"- написал Иван.

"Еще пока не уехал, ты скоро будешь?"

"Я живу в 10 минутах ходьбы оттуда," - ответил ламассу.

"Жду, не задерживайся, а то мне придется скакать через нихили. Возьми с собой рюкзак или удобную сумку"

Накинув наспех косуху и прихватив рюкзак, ламассу быстрым шагом направился в сторону Дворцовой площади. Идя по центральной аллее, Иван высматривал по сторонам знакомый силуэт Таммаофа. Заметив халаку в одной из ответвляющихся аллей он свернул навстречу товарищу бодрым шагом.
   
- Привет, - сказал Яфаборэль, протягивая руку для приветствия.

Тот пожал руку.
- Сейчас отдам все добро - он завел ламассу в глубокие тени и открыл сумку. - Вино не переливать, ну я уже писал. Вот это "аптечки" во флягах... Вот свитки. Потом разберемся уже детально, сейчас главное их убрать в безопасное место.
Одну флягу он оставил себе, засунув во внутренний карман куртки. В сумке ламассу еще увидел дробовик, но его никто отдавать не собирался

Иван аккуратно принял поклажу, в этот момент к любителю красивого и полезного пришла идея купить серебрянный сервиз и флягу, но эту мысль он оставил при себе, как халаку дробовик.
- Салют товарищ комиссар, буду ждать вашего явления,- хмыкнул Иван.
   
- Окей, удачно добраться домой, я позвоню, и спасибо что забрал хабар
Записан
A Man's mortality is a compass that points his way in life.

Neforlution

  • Постоялец
  • ***
  • Пафос: 9
  • Сообщений: 201
  • Waterbird
    • Просмотр профиля
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #34 : 02 Февраля 2016, 22:51:40 »

Воскресенье, 1 июня. 23.00.

     Уже у выхода из парадного демона скорби и смирения внезапно посетил вопрос, а нужно ли ей вообще спешить. Она еще раз связалась с Малаэлем и неожиданно выяснила, что на встречу с Любимцем Земли он не торопится, и у Элохим есть еще несколько свободных часов. Себетту вынуждена была сообщить Роме, что задерживается, и вернуться домой.
     В ночной черноте квартиры едва можно было различить покоящийся у самой земли лунный диск зеркала. Падшая присела у серебристой глади, провела по ее холодной поверхности кончиками пальцев. Черные силуэты, в которые превратились отражения, делали глубины зеркала еще более таинственными. Вглядываясь как бы сквозь стекло, Образ Смерти прошептала Слово Силы, позволив ему осесть паром на гладкой поверхности.
     Девчонка вошла в гостиную-с-Той-Стороны и села на тот самый валик из одежды, который должен был изображать Виолетту-спящую. С минуту она просто внимательно вглядывалась в темноту, возможно, боясь заговорить, но после все же тихо протянула:
     - Отбой. Пару часов я еще могу отдохнуть, - тяжело вздохнула Ониэль, будто сама мысль о бездействии тяготила ее. - Позволишь немного побыть с тобой, пока я снова куда-нибудь не сорвалась? - с горьковатой усмешкой спросила Плач Всех Ушедших как будто у темноты.
     - А почему ты спрашиваешь? - прозвучал тихий ответ, который прозвучал как гром среди ясного неба из-за общей тишины и темноты Второго Мира.
     - Привычка, - с грустной полуулыбкой вздохнула Халаку. - Любое вторжение в чужое личное пространство имеет риск оказаться неприятным... Понимаешь? - прищурила глаз Убийца, размышляя, не слишком ли сложными словами она говорит.
     - Ну да, понимаю... Ты всегда так заботишься о чувствах других. Как ты не забываешь себя? - выходя из теней, тихо проговорил Игорь. Он стоял напротив окна, где слабый свет, едва проникающий во Второй Мир, освещал лишь половину его лица.
     - Я... даже не знаю, что тебе ответить, - медленно протянула Намтар, взъерошивая и без того растрепанные короткие каштановые волосы. - Может, я была создана такой. Может, это просто въелось меня за века... В любом случае, я чувствую, что делаю мир чуточку теплее, прислушиваясь к чужим чувствам. А, может, отдаю другим то, что в глубине души сама хочу получить... Разве плох был бы мир, если б можно было сказать любому: "мне плохо" или "мне хорошо" и получить помощь или сочувствие? Знаю, так не будет никогда, - вздохнула ангел смерти, - но все же я к этому стремлюсь.
     Игорь улыбнулся в ответ, хотя в темноте это выглядело немного зловеще.
     - Да, ты заботишься о других... Не то, что я. Как у тебя прошел день? Ты что-то говорила о каком-то маньяке.
     - О, это была та еще история! - взволнованно всплеснула руками аггел Второго Мира, испустив нервный смешок. - Знаешь торгово-развлекательный центр "Рио" на Фучика? Там есть аттракцион "Лабиринт страха", вот туда и пошли мы вчетвером: я, отец, мой друг, который с утра приходил, и его сын. Думали себе выходной устроить... В общем, в конце лабиринта на нас напал маньяк, как в "Техасской резне": маска, бензопила - все по канону. Сначала убил парочку, шедшую перед нами... мы даже ничего не успели понять. Потом бросился на Ивана, моего друга, а я схватила папу и его сына и побежала назад. Папаня, правда, вырвался, - покачала головой демон скорби и смирения, - схватил крышку гроба и со словами "я не для того в армии служил, чтобы теперь убегать!" бросился помогать Творящему Красоту. Слава Богу, стены лабиринта оказались из гипсокартона и мне удалось разложить целую секцию, выпихнуть туда Данилу и тоже кинуться в драку. Бросила свой кинжал Ивану, он его маньяку под локоть засунул, тот и упал от боли, потом связали ремнем. Слава Богу, никто не пострадал, ангел красоты сразу взял безумца в захват и тот даже не успел никого ранить. А вот парочке перед нами уже нельзя было помочь, но, по крайней мере, они, похоже, не стали призраками... - вздохнула Элохим. - Мне кажется, что это был не просто безумец. У меня сложилось впечатление, что он сам не осознавал, что происходит. Как будто опустился на более низкий уровень, животный. А еще я думаю, что его появление - отчасти наша вина. Возможно, он впал в такое состояние из-за той дряни, которую мы сейчас расследуем... из-за того, что мы делаем это слишком медленно, - в очередной раз вздохнула Себетту, подперев подбородок рукой. - Скоро, конечно, и охрана подтянулась, и полиция, его увезли. Пошли к Ивану на чай и отходить от случившегося, в семь - на допрос. Я подумала, что очень хочу посмотреть еще раз, поближе, что же это за маньяк и чем вызвано его состояние, и хотела уже немного поколдовать над следователем, чтобы он сказал, где его содержат, но тут появился еще один демон, сказал, что берет это дело на себя. Думаю завтра все-таки позвонить ей и спросить, где он... Расскажу брату, что случилось, вместе сходим его проведать. Жаль, что я не смогла найти его сейчас... - устало опустила подбородок на грудь Падшая. - Вот, собственно, пока и все.
     - Я волновался, - мрачно протянул Игорь. - Я почувствовал, что что-то не так, но не смог отсюда выбраться. Проклятый Шторм! Ненавижу!!!
     - Я понимаю твои чувства, Игорь, - после долгой паузы, наконец, медленно протянула Образ Смерти. - Ты так долго жил для себя, что теперь изнываешь от жажды помочь другим. Это великое, благородное, рыцарское чувство. Такие люди, как ты, вселяют мне надежду в наш мир, - Виолетта закрыла глаза и блаженно улыбнулась. - Но добро тем и отличается от зла, что, делая зло, мы знаем, что оно приведет ко злу, а, делая добро, мы не знаем, приведет ли оно к добру или ко злу. Благими намерениями выложена дорога в Ад, знаешь? Уж я-то об этом хорошо знаю, - невесело усмехнулась девчонка. - Не подумай, я не призываю тебя отказываться от своих желаний. Ни в коем случае! Но, даже делая добро, нужно быть очень осторожным и всегда проумывать последствия. Я, необдуманно бросившись за тобой на Варшавский вокзал, отправила тебя в Страдание, - Ониэль побледнела, что, впрочем, все равно не было заметно в темноте. - А тебя, даже если бы ты смог преодолеть Барьер, могли поймать Спектры. Или ты мог заблудиться в Буре. Или попасть в Вихрь... Я часто попадаю в неприятности, чуть ли не каждый день, - тяжело вздохнула Плач Всех Ушедших, - но я все-таки ангел смерти, меня, конечно, можно убить... но вот окончательно - не так-то просто. Это звучит странно, но тебе не стоит волноваться каждый раз, когда что-то идет не так, - покачала головой Халаку. - Я знаю, это звучит нелепо. Может быть, тебе даже кажется, что я пытаюсь привязать тебя к себе и не даю помогать другим... Пожалуйста, не думай так. Я просто не хочу, чтобы ты совершил те же ошибки, что совершила я сама, - снова вздохнула Убийца. - У тебя пламенное, орлиное сердце, и это поистине величайший дар Господень. Ты обязательно сможешь помочь другим. Ты почувствуешь себя нужным. Только, я очень тебя прошу, думай и не спеши. Тебе обязательно подвернется случай сделать добро, я сама буду искать для тебя такой, только не забывай об осторожности. Пусть твоя голова, не смотря на огонь в груди, остается холодной. Со временем мы могли бы это делать вместе. Искать потерявшихся в Буре призраков, еще что-нибудь... только не спеши и всегда продумывай последствия, - осторожно взглянула на призрака Намтар, пытаясь определить, какова будет его реакция после услышанного.
     Парень схватился за голову и пару раз повернулся вокруг себя на месте.
     - Ладно, - выдохнул он. - Я понял... Но имей в виду - если с тобой что-то случится, я этого не перенесу! Сама знаешь, я на волоске.
     - Что ты делаешь?! - испустив нервный смешок, вскочила на ноги ангел смерти, широко расставив руки, чтобы поймать юношу, если он начнет падать. - Я понимаю тебя и обещаю, что буду осторожна и никому не позволю вытянуть себя из этого тела... Как брата, - аггел Второго Мира поморщилась. - Но и ты береги себя. Мой мир умрет, если с тобой что-то случится, и в нем больше не будет ни цели, ни смысла. Как рот, полный песка, - медленно протянула демон скорби и смирения, так и застыв с разведенными руками и кривой, мучительной ухмылкой.
     - Ты что-нибудь надумала насчет отца? - посерьезнев, спросил Игорь.
     - Ну... Честно говоря, будучи в гостях у Ивана, я оставила его с отцом наедине. Творящий Красоту был в курсе моей проблемы, и, я надеюсь, поговорил с папой. Уж ангелу красоты-то можно доверить такие вопросы, у него поистине серебряный язык! - усмехнулась Элохим. - Думаю, он даже смог бы продать Спектру уродство, если бы захотел... В любом случае, завтра понедельник и отца все равно большую часть времени не будет дома.
     - Если что, скажешь мне, когда начинать... Как думаешь, когда он вернется?
     Себетту ответила далеко не сразу. Какое-то время она просто молчала, уставившись в пол и, кажется, непроизвольно сжав кулаки.
     - Игорь, - наконец, тихо просипела Падшая, - пожалуйста, скажи мне: если бы на его месте был ты сам или кто-то, кто тебе дорог... Что бы ты чувствовал? - немного невнятно промямлила Образ Смерти, все еще сверля взглядом свои колени.
     - Ты про отца или про ублюдка?
     - Про отца. Я весь день о нем сегодня думаю, - криво усмехнулась Виолетта. - А ты о ком? - она, наконец, снова решилась поднять глаза на Привидение.
     - Я о Ермолове. Все думаю, когда он заявится, и как это будет.
     - А, - облегченно вздохнула девчонка. - Да, я тоже много об этом думаю. У тебя есть какие-нибудь догадки насчет того, что он может выкинуть? Ты все-таки знаешь его дольше, чем я.
     - После того дерьма, что было я ничему не удивлюсь. Даже армии теневиков в его свите, - ухмыльнулся Игорь, садясь на кровать.
     - Знаешь, я тоже, - вздохнула Ониэль. - И что-то подсказывает мне, что второй раз он ту же тактику использовать не будет. Так что нас ждет что-то особенно мерзкое, - поморщилась она. - Хорошо было бы иметь какой-нибудь козырь в рукаве. Ты, конечно, ничего не знаешь о его Оковах? Про двое я в курсе: это ты и еще один человек, но по понятным причинам эти Оковы нам не подходят. Вот если бы была какая-нибудь вещь, то, что можно забрать...
     - Он все время мечтал о мести за то, что его убили. Не удивлюсь, если его оковы связаны как-то с этим...
     - Так, что мы знаем, - прижала пальцы к переносице Плач Всех Ушедших, сосредотачиваясь. - Брат, увы, рассказал мне не слишком много, но суть такова: майор очень зол на некого человека, который когда-то барыжил наркотой. Теперь этот человек владеет ресторанчиком где-то на окраине города. По-моему, я даже уже рассказывала тебе об этом, - Халаку задумчиво почесала подбородок. - Ты, полагаю, шел в том же деле уликой, точнее, твое бездыханное тело. Что и сделало из тебя Оковы. Это позволяет предположить, что и остальные улики - Оковы, и, в первую очередь, это должно быть само Дело, которое он вел. Даже если нет, то оно скажет нам, где еще нужно искать, - Убийца вздохнула и вопросительно посмотрела на друга. - Как думаешь, логично?
     - А вот я не могу быть его оковами. Я же мертв. Я здесь! Так что, по-моему, Ермолов нес ахинею.
     - Я согласна, что это довольно странно, но, во-первых, Кристину он найти не смог, а, во-вторых, я использовала свое Знание, чтобы заставить его сказать правду. Он не мог мне соврать, - возразила Намтар. - Обращение должно было подействовать, я до сих пор помню, как его глаза налились кровью, когда он отвечал. Он не хотел, чтобы я это знала, - задумчиво протянула ангел смерти, хотя в душе ее действительно поселились черви сомнения.
     - Возможно, он имел в виду страсти, а не оковы? Он всегда испытывал ко мне "особые чувства".
     - Он сказал, что ты "сковываешь его в Мире Теней". Так что я думаю, что речь идет все-таки об Оковах, - устало вздохнула аггел Второго Мира, обнимая себя вокруг колен. - Но если у тебя другая версия, я вся внимаю.
     - Может быть, он привязан к каким-то из моих оков тоже? Из-за этого ему проще меня найти?
     - А что у тебя за Оковы, прости за бестактный вопрос? - чуть тише спросила Элохим, осторожно заглядывая в лицо парня. - Но если он причиняет тебе боль, я не настаиваю...
     - Ты там была, - неопределенно ответил парень. - И все видела.
     - Не совсем уверена, но, думаю, я тебя понимаю, - немного виновато кивнула Себетту. - И Ермолов тоже знал о них. Он знал даже о том, что ты привязан ко мне. Откуда?
     Игорь пожал плечами.
     - Может, он овладел Паутиной?
     - Похоже на то. Но все равно это ставит перед нами больше вопросов, чем ответов, - Падшая подперла лоб обеими руками, закрыла глаза и глубоко, тяжело вздохнула. - Если честно, Игорь, я уже не уверена, что смогу выиграть эту войну. Что толку быть Небожителем, если у меня не хватает сил защитить тех, кого люблю? Но мне не остается ничего, кроме как делать хоть что-то. Даже если я не смогу подготовиться должным образом и мне придется стоять против целой армии в одиночку, вооруженной только Знаниями и словом... Что ж, я сделаю и это, - Образ Смерти судорожно вздохнула. Казалось, что слова срывались с ее губ против ее воли. Страх и отчаяние так глубоко пустили корни в сердце Виолетты, что просто не могли однажды не прорасти наверх. - Прости, я не должна была говорить тебе это, - склонила голову девчонка. - Я должна быть сильной.
     Игорь пожевал нижнюю губу и сказал:
     - Пустяки. Я в тебя верю - у тебя хотя бы есть шанс... В отличие от меня.
     - Спасибо тебе, - успокоившись, кивнула Ониэль. - Ты прав, еще не время раскисать, - слабо улыбнулась она. - В общем, кража Дела пусть будет планом "А", как думаешь? План "Б" я рассказывала тебе раньше: брат, помнится, предлагал создать цепь, способную удерживать призраков, да мы забыли об этом, когда его тот Спектр проглотил... Да и, знаешь, чувствует мое сердце, что руки у нас так и не дойдут. Лучше в первую очередь рассчитывать на собственные силы, - вздохнула Плач Всех Ушедших.
     - Если бы я только не был таким слабаком, - отвернув голову, прошипел Игорь.
     Халаку аккуратно подсела поближе и стиснула ладонью плечо Завьялова.
     - Это Оно нашептывает тебе такое? Пожалуйста, перестань себя терзать, - сказала она тихо, спокойно, но очень, очень грустно. - Все приходит со временем. Пожалуйста, потерпи совсем немного, и ты станешь сильнее. Я помогаю тебе в этом, как могу, - Убийца позволила себе немного больше и крепко стиснула молодого человека вокруг плеч. - Знаешь, я никогда не верила, что Знания и Арканои являются истинной силой. Истинная сила... то, что меняет мир - оно в сердце. И у тебя есть эта сила, - тяжко вздохнула Намтар. - Но в тебе так много боли... больше, чем может выдержать человек. Пожалуйста, не утопай в ней. Мне больно знать, что я не могу облегчить твои страдания или взять себе их часть, - честно призналась она, болезненно зажмурившись.
     - Не надо... Мне просто нужно сходить к Искупителю, - Игорь положил руку на голову, будто она у него неожиданно разболелась. - К Наде, хотя бы...
     Ангел смерти посмотрела на Игоря очень серьезно и с тщательно скрываемым страхом.
     - Нади больше нет, - едва слышно прошептала она. - Как и Лены... Все настолько плохо? - невольно вырвалось у аггела Второго Мира.
     - Как нет? - вздрогнул призрак. - И как теперь?.. - он уткнулся лбом в колени и закачался, то и дело хлопая себя по ногам. - К кому мне тогда идти?.. Плохо. Плохо. Плохо.
     - Прежде, чем Спектр напал на Конца Полета, он сожрал их обеих, - почти беззвучно прошептала демон скорби и смирения. - Игорь, ты сможешь потерпеть до утра? Отправляться на поиски ночью бесполезно, но на рассвете я могу попытаться кого-нибудь найти, - все еще цеплялась за юношу Элохим, гладя его по рукам, спине и волосам, чтобы хоть немного отвлечь от тягостных ощущений. - Что тебя так сильно мучает? Может, я смогу хотя бы немного облегчить твою боль, - Себетту старалась говорить как можно более спокойно, хотя, по правде говоря, у нее начали стучать зубы.
     - Не знаю. Просто, мне страшно. Наверное... Я боюсь, что сорвусь. Она опять приближается...
     Падшая прижалась губами к холодному и бледному лбу парня. Этот древний жест благословления и упокоения был придуман для того, чтобы придать спокойствия, только Образ Смерти не знала, кому - тому, кто принимает поцелуй или тому, кто его дает.
     - Ну, все, все, не волнуйся, - так знакомо забормотала Виолетта. Она всегда делала так, когда старалась кого-то успокоить. - Закрой глаза. Ты качаешься на теплых, сонных волнах, - для наглядности девчонка тоже стала медленно раскачиваться из стороны в сторону, как водоросль. - Они чистые и медленные, а над головой неспешно плывут облака. Для тебя нет никакой опасности. Ты умиротворен, и ничто не может нарушить твой покой, - медленно, с расстановкой завела свою мантру Ониэль, отчаянно надеясь  хотя бы немного облегчить состояние Игоря. - Нет ничего, что могло бы нарушить твое спокойствие. Все стрелы пролетают мимо тебя, не причиняя вреда. Все слова никак не отражаются на твоей душе. Ты можешь пройти сквозь бушующий шторм, и он не причинит тебе вреда. Ты можешь пройти сквозь толпу, и никто не заденет тебя. Твоя душа целостна и неприступна, и чувства лишь ненадолго колеблют ее гладь. Ты сам решаешь, что принимать в нее, а что отбросить прочь. То, что ты принимаешь, гармонично встраивается в общий узор, а то, что отбрасываешь, возвращается туда, откуда пришло, не оставляя никаких следов, - Плач Всех Ушедших все еще качалась, вместе с собой раскачивая и призрака, крепко обнимала его и гладила по рукам. Может, поможет? Хотя бы немного?
     - Нет, нет, нет. Все плохо. Очень, - стонал Игорь. - Как же я жалок, жалок... Что делать? Оно меня съест...
     Ониэль заметила, как тени вокруг Игоря стали сгущаться и зашевелились независимо от источника света. Там определенно кто-то был.
     - У тебя есть сила, - ответила Халаку так твердо, как только еще могла, хотя голос ее уже дрожал, а в уголках глаз собрались первые горячие капли. - Как всякий хищник, оно чувствует страх своей жертвы и с его помощью подбирается к тебе. Оно чувствует твою неуверенность и питается ею. Но это не должно быть правдой! - наконец, вскрикнула Убийца, вложив в голос и всю свою веру, и отчаяние. - Я видела твое сердце, Игорь! Я знаю, что огонь горит в тебе! И эта сила - стойкость мученика, которая дает мужество не отступать, даже когда волокут на смерть. Кто скажет, что они были слабее тиранов, отправлявших их на казнь?! Даже своим поражением такие, как ты, изменяют сердца! - соленые, горькие слезы, наконец, покатились по щекам Намтара. Она обхватила призрака вокруг щек и прижалась лбом к его лбу. - То, что Оно говорит тебе - ложь. Оно не хочет говорить тебе правду - Оно хочет, чтобы ты страдал. Но только от тебя зависит, поверишь ли ты в Ее яд или в свои силы! Не уходи, Игорь! - ангел смерти сорвалась на клокочущий визг. - Есть люди, которым ты нужен. Ты нужен мне, слышишь?! Как же я останусь без тебя? В кого буду верить? Кем измерять людей? Не отдавай себя Ему! - тени снова заколебались, и аггел Второго Мира решилась на отчаянный шаг. Она глубоко вздохнула, немного успокоившись, сосредоточилась на мгновение и, призвав свою древнюю силу, возопила: - Кто бы ты ни был! Назовись! - отчаянно гаркнула Элохим, обращаясь к странно плотным теням.
     - Я Игорь, - тоненьким голоском пропищал кусочек тени, стараясь забиться куда-то в кровать, в то время как Ониэль ощутила поток Веры, вливающийся в призрака.
     - Я не могу любить левую руку и ненавидеть правую, - тихо прошептала Себетту. - Но ты - ложь, ты - сомнения! Ты говоришь, что нельзя быть слабым, но это тоже неправда! Королям, святым, мудрецам тоже иногда нужно быть слабыми! Им нужно плакать и смеяться, дурачиться и делиться тайнами, чтобы не истощиться в нужный момент! Иначе они перестают быть живыми! Я знаю, ты жив! - крепко обхватив юношу вокруг шеи, прижалась к нему обливающаяся слезами Падшая. - Я знаю, что в день, когда придет беда, ты будешь храбрым, даже если все разбегутся. А ты, ты! - Образ Смерти гневно ткнула пальцем в сгусток тени. - Я не могу ненавидеть тебя, потому что ты - часть! Но ты причиняешь много боли! У тебя нет власти над его душой! - с гневным отчаянием прохрипела Виолетта. - Я знаю, что тебе больно, так сильно больно, что ты не можешь не изливать эту боль наружу. Но ты не этого хочешь! Ты хочешь покоя! Хочешь исчезнуть! Хочешь снова слиться с его душой! Однажды ты сделаешь это, но сейчас уходи, ложь! Я знаю правду! Возвращайся во тьму!
     Мерзость тоненько зашипела.
     - Ты плохая! Я все про тебя расскажу! - с этими словами, она растворилась в тени Игоря, а тот крепко вцепился в крошечное тело Виолетты, словно она была тем бревном посреди океана, цепляясь за которое, юноша имел шансы не утонуть.
     - Спасибо тебе. Опять, - прошептал он и вцепился в нее еще крепче. - Ты снова спасла меня. Но, все же, мне необходим искупитель...
     Голос Игоря был спокойным, но хриплым.
     Девчонка, наконец, разрыдалась по-настоящему, только теперь - сухо, без слез. Она ухватилась так крепко за плечи парня, что, чего доброго, могла порвать ему пиджак.
     - Не уходи. Не оставляй меня одну, - прерывисто зашептала Ониэль. - Кто же будет светить мне во тьме, как не ты? Я верю в тебя. Когда я увидела тебя впервые, я что-то почувствовала. Я поняла, что не просто так встретилась с тобой. Так было решено в начале времен, - Плач Всех Ушедших запустила пальцы в волосы призрака и расцеловала его в обе щеки. - Это все сделал ты. Только твои собственные силы могли отогнать эту дрянь, даже если я напомнила тебе об их существовании. Ты такой молодец, Игорь... - Халаку стиснула его еще крепче, еще немного - и затрещали бы ребра. - Я так рада, что ты снова со мной! Ты справился, ты такой молодец... - она немного отдышалась. - Я найду тебе Искупителя. Сразу же на рассвете я отправлюсь на поиски и обойду весь город, пока не найду кого-то, кто смог бы тебе помочь, - Убийца прижалась щекой к холодной, бледной щеке.
     - Я не достоин, - хмыкнув, ответил Игорь. - Но все равно буду тебе благодарен за это.
     - Ну, вот, опять ты за свое, - покачала головой Намтар, разжимая, наконец, свою воробьиную хватку. - Пойми же ты, наконец, что ты достоин всего этого уже потому, что просто существуешь. И ты уж точно не худший из людей, что бы там о себе ни думал, - ангел смерти слабо улыбнулась. - Оставь свое прошлое в прошлом, Игорь. Его больше нет, и смысла вспоминать его - тоже. Думаешь, я такая святая, как ты себе представляешь? Да ты бы даже не смог смотреть на меня, если бы знал, что я когда-то творила. Но я не могу исправить это, и нет смысла себя терзать. Только то, что будет, имеет значение. Сражаться или погрязнуть в страданиях. Среди нас тоже есть такие, кто не смог преодолеть свою боль, - темные глаза аггела Второго Мира блеснули в лунном свете. - Самые ужасные из нас. Те, кто прячется в тенях и нападает из тени, чтобы разрушить все, до чего может дотянуться. Они сами поставили себе условие никогда больше не быть счастливыми. Но это тоже неправда. Больше не важно, что было, главное, что я получила опыт и теперь знаю, что мне делать. Я просто счастлива, не смотря ни на что. И ты найди в своем сердце, - демон скорби и смирения ласково провела рукой по щеке юноши, - что можно быть счастливым не из-за чего-то, а не смотря ни на что. Что можно любить себя просто так. Что можно любить других - тоже просто так. Что можно видеть свои ошибки, но брать из них опыт, а не страдание, - Элохим стала гладить привидение по черным, как воронье крыло, волосам.
     - Да-да, мамуля, - рассмеялся Игорь. - Я буду хорошим мальчиком!
     Падшая тоже рассмеялась в ответ.
     - Обожаю, когда ты смеешься, - шутливо прищурилась она, чмокнув юношу в щеку. - В любом случае, у тебя всегда есть выбор. Честно говоря, я хотела еще немного потренировать тебя сегодня, но, думаю, на тебя и так свалилось слишком много. Давай завтра попробуем, согласен? Тебе не помешало бы сейчас немного отдохнуть.
     - Ну, я не возражаю, если ты еще побудешь со мной, - улыбаясь во весь рот, ответил Игорь. - Черт, я никак не привыкну к тому, как ты выглядишь!
     - Нет просьбы, которую бы я выполнила с бóльшим удовольствием! - хихикнула Себетту, устало, но довольно прислоняясь к спинке дивана. - Ты про то, что я выгляжу как малявка, отец не пускает меня из дома и приходится ходить в школу? - ухмыльнулась Падшая, кажется, только радуясь очередному парадоксу. - Это еще не самое странное, что есть в этом мире, - Образ Смерти сложила руки в молитвенном жесте и закрыла глаза, сосредотачиваясь. Ее руки, волосы и глаза побелели, а лицо и горло, наоборот, покрылись фиолетовой маской. - Так тебе удобнее? - безмятежно склонила голову набок Виолетта. - Крылья, уж прости меня, выпускать не буду, жалко любимую жилетку, - виновато улыбнулась она.
     - Честно говоря, я чувствую себя уютнее, когда ты выглядишь... живой, - усмехнулся парень.
     - Не вопрос, я принимаю обе стороны своей жизни, - умиротворенно согласилась девчонка, снова возвращаясь в свой смертный облик. - Так какая у нас сейчас, говоришь, культурно-развлекательная программа? - Ониэль посмотрела на Игоря так, будто только что отключилась от астрала.
     - Расскажи что-нибудь, - попросил призрак, устраивая голову на коленях у Ониэль.
     Плач Всех Ушедших ненадолго задумалась, неспешно перебирая волосы Игоря.
     - С радостью бы. Я знаю много историй, только счастливой, увы - ни одной, - горьковато вздохнула Халаку, ласково поглаживая юношу по голове, - Но я попробую выбрать для тебя что-нибудь не очень печальное. Может быть, про Касдейю, подземный город теней? Это было чуть ли не единственное место и время, когда я наслаждалась относительным миром и покоем.
     - Давай, - глядя в лицо Ониэль сверху вниз, согласился Игорь.
     Убийца согласно кивнула, ласково улыбаясь.
     - В этот город не было пути из мира плоти, - плавным речитативом начала она. - В физическом мире он был огромной скалой, но с Другой Стороны, в ее раскаленном сердце, была вырублена гигантская пещера, такая огромная, что ее невозможно было охватить взглядом. Последний раз я была в ней шестьдесят столетий назад, но еще, пожалуй, помню, как там было… уютно. Да, именно так, как бы странно это ни звучало. Даже не смотря на то, что солнце никогда не заглядывало в пещеру, она хранила свет – не излучала, а именно хранила, так что чернильно-черные стены и потолок не были помехой, чтобы все прекрасно видеть. Мне кажется, остальные города строились так, чтобы подчеркнуть величие и стремление к победе. Но Касдейя, если бы она была человеком, не была бы ни на воином, ни на полководцем. Скорее уж старой вдовой, немного уставшей от жизни, но нашедшей радость в многочисленных детях и внуках. Ее улочки были маленькими, узкими и такими запутанными, что составляли настоящий лабиринт. Даже нельзя было сказать, где начинаются дома и заканчиваются улицы – они были неразделимы, плавно перетекая друг в друга. Часто у зданий не было потолков, иногда – одной из стен, а порой и стены представляли собой всего лишь колонны и арки. Улица могла быть выложена замысловатой мозаикой, а в домах расти трава и деревья – вернее, воспоминания о траве и деревьях, и духи птиц щебетали на ветвях. Почти за каждым углом исследователя ожидало что-то новое, будь то фонтан, скульптура, водопад или еще что-нибудь. Город-сад и город-музей, он манил его жителей постоянно исследовать бесконечные улицы-коридоры. Так было сделано специально, ведь в Касдейе люди оставались навсегда, и строители постарались украсить крепость так, чтобы по ней можно было бродить вечно – и каждый раз находить что-то, не виденное ранее. В центре города над этим бесконечным лабиринтом возвышалась цитадель – огромная ступенчатая пирамида, к вершине которой с каждой из четырех сторон поднималась широкая каменная лестница с балюстрадой. Все они соединялись у порога большого здания, похожего на древний храм и стоящего на самой высокой, седьмой платформе – это был командный пункт и резиденция правителя города. Долго можно было гулять по уровням пирамиды, забираясь все выше и выше, рассматривать город с высоты или пытаться прочесть надписи на обелисках, обрамляющих лестницы. На них были вырезаны имена… - задумчиво протянула Намтар, зарываясь пальцами в волосы юноши. - Жаль, но мой вклад во всю эту красоту был очень скромен. На небольшой полянке у самой городской стены, выложенной изнутри зеркальными плитами, там, где соединялись две маленькие улочки, я посадила воспоминание о большой, раскидистой сикоморе – это такое южное дерево, дающее сладкие плоды, похожие на инжир. Я особенно любила это дерево, потому что когда-то давно, когда время еще не решило, как именно ему бежать, под ним я первый раз встретила твоих Праотца и Праматерь – Адама и Еву. Вот под этим деревом я и любила отдыхать, если у меня появлялась свободная минутка. Но однажды, вернувшись, я обнаружила, что мое место занято. Там, где ствол сикоморы разделялся на два, сидела женщина неземной красоты. Ее черные волосы спускались до пят и колыхались, как под водой. Ее глаза были подобны сапфирам, а кожа – с легкой смуглостью, характерной для восточных людей. Она сидела на моем любимом месте, пела и смеялась, и в ее голосе было то, что заставляло забыть обо всех невзгодах, наполниться чистотой, верой и решимостью – или светлой грустью, если она того хотела. Не удивительно, что под деревом столпились люди, сидели и слушали ее песню – и я тоже села среди них. Когда она закончила – мне казалось, что это случилось спустя день или даже несколько дней – я попросила ее приходить почаще. Вот так я познакомилась со своей подругой, с которой провела вместе многие, многие годы и даже столетия – Солониэль, богиней радуги. Слышишь, как ее имя вмещает мое? Она еще много раз приходила на наше место, чтобы спеть или сыграть на флейте, и кое-кто из людей, кто слушал ее, пытался повторить то, что она делала. Самые упорные и настойчивые из них иногда обнаруживали, что могут так же, как и сама богиня красоты, вдохновлять своим голосом, - ангел смерти, наконец, замолчала, с головой погрузившись в свои воспоминания. Только ее пальцы, тонкие смуглые пальцы продолжали ласкать и шевелить волосы, черные, как перья ее собственных крыльев. - Увы, такая идиллия не могла продолжаться долго. Как бы мы ни старались сделать самый красивый город, в котором хотелось бы оставаться вечно - ну, или, по крайней мере, до тех пор, пока люди не смогут вернуться домой - кое-кто все равно тосковал по большой земле, по солнцу и луне, по родным и близким, оставшимся снаружи. Песни восточной богини и ее братьев и сестер лишь ненадолго приглушали эту печаль, но со временем она все продолжала медленно расти. Одна лишь заповедь была у жителей Касдейи - строжайший запрет пересекать стену, окружающую город. Выложенная изнутри зеркальными плитами и, кажется, даже излучающая мягкое золотистое сияние, она несла в себе силу. Издали стена могла казаться умиротворенной, но, если люди подходили к ней слишком близко, для них ее золотистый свет мутнел, краснел и нес в себе ощущение опасности. Многим хватало этого предупреждения, но даже чары падших ангелов не могли вечно сдерживать постоянно растущее желание. В конце концов, кто-то не испугался ни запрета, ни угрозы, что несли в себе зеркальные стены. Несколько самых отчаянных из людей выбрались из города и отправились назад по тропе, по которой до них ходили только бесплотные духи - и, в конце концов, заблудились. Пещера не принадлежала миру плоти, и дороги, протоптанные демонами, оказались слишком тяжелыми для людей. Они не могли продолжить путь и не могли вернуться обратно, и все, что им оставалось делать - это горько стенать. И прежде, чем мы услышали крики этих заблудших душ и отправились на помощь, кто-то другой нашел их. Кто-то, из-за кого Касдейя была так тщательно спрятана и кто-то, из-за кого появился для людей запрет покидать ее стены. Наши братья и смертельные враги, те, с кем мы еще совсем недавно работали бок о бок и называли друзьями, а теперь оказались по разные стороны баррикад - такие же, как мы, ангелы смерти, отличающиеся от нас лишь тем, что они остались на Божьей стороне. Куда они уносили души и что с ними делали, мы не знали, а, даже если спрашивали, не получали ответа, и поэтому боялись. И Касдейя, и Убежище - все они - памятники нашего страха, и ужас незнания двигал всеми нашими действиями. И вот, когда демоны смерти прибыли на место и никого там не обнаружили, и поняли, что ангелы оказались быстрее - этот страх стал еще сильнее, потому что стало ясно, что враги скоро придут в подземный город, главной защитой которого была его тайна. И, хотя Падшие - жители Касдейи готовились к битве, мы понимали, что ни времени, ни сил у нас не хватит. Как ни старались падшие ангелы огня и воды поддерживать нашу веру в победу, сложно было не заметить, как молчаливы и мрачны лица демонов, как они украдкой смотрят друг на друга, гадая про себя, кого видят в последний раз, как кое-кто взбирается на пирамиду и оглядывает бесконечные лабиринты, понимая, что скоро от них останется только пепел. Кое-кто прощался со своими друзьями и знакомыми, кое-кто старался собрать людей в пирамиде, но городские улочки были очень запутаны, и задача выдалась не настолько легкой, как казалось на первый взгляд. И вот, спустя несколько дней мучительно бесконечного ожидания, они пришли. Стена, не пускавшая жителей из пещеры, не остановила захватчиков, и лабиринты улиц не стали для них преградой. Людей они забирали с собой, демонов убивали на месте, и скоро войска мятежников были разгромлены и оттеснены к цитадели. Мы уже мысленно прощались друг с другом, понимая, что выхода нет, и сражались уже не за победу и не за свою жизнь, а просто ради того, чтобы забрать вместе с собой как можно больше врагов. И вот, в миг, когда вокруг нас осталась только тьма отчаяния, вдруг забрезжил слабый свет надежды. Сильнейшие из нас, наши командиры, вышли из своих покоев на вершине пирамиды, чтобы вступить в бой. Могуч был Великий Герцог Азраил, Престол Освобождения, правитель города и легат Алебастрового Легиона, свиреп его помощник Цербер, но не было равных Харону, которым двигала праведная ярость, не знакомая ни дикому зверю, ни благороднейшему из ангелов. Одним взмахом своей косы он прорубал целые просеки в рядах врагов, врезался в их ряды, как горячий нож в масло, и мы, его подданные, едва оправившись от потрясения, ринулись на подмогу, вдохновленные надеждой. Слуги Господа были отброшены назад, а тайная тропа, ведущая из пещеры, разрублена, так что никто больше не смог бы пройти по ней. Так была одержана победа - быть может, самая тяжелая победа той тяжелой войны, и была она добыта благодаря всего одному демону. Кое-кто шептался, что такая отчаянная сила не могла исходить из простой любви к городу и человечеству, и что есть какая-то другая причина. Много новых имен было начертано на обелисках, да и город никогда уже не оправился от такой страшной битвы, но факт оставался фактом: в тот день мы победили. Харон стал нашим героем, и многие все еще помнят об этом.
     - Тот самый Харон? С которым наши то и дело воевали давно? - с интересом переспросил призрак.
     - Я не уверена точно, но склоняюсь к тому, что да, это он, - аггел Второго Мира кивнула. - После той осады наши страхи только усилились, и мы приняли решение создать Убежище - а руководил этим именно Харон. К тому же, ангелы не смогли поймать его и отправить в Бездну, как всех нас. Его не тяготит Мука, он не привязан к смертному телу и у него было полно времени на то, чтобы совершенствовать свои навыки. Так что сейчас он, возможно, сильнее, чем Престол Освобождения или даже сам Узиэль, - демон скорби и смирения любопытно склонила голову набок, заглядывая в лицо юноши и все еще продолжая ерошить его волосы. - Мне уже рассказывали о том, что он вроде как основал некую Стигию, "город рабов", и этот ваш Китеж с ним на ножах. Не знаешь, с чего бы это могущественному герцогу и герою войны сражаться с теми, кого когда-то защищал?
     - Насколько я знаю, он объявил нас "еретиками" и старается искоренить везде, где только можно...
     - С ума сойти, - лицо Элохим вытянулось от удивления. – Мятежный аггел мятежного Легиона называет кого-то еретиком и устраивает крестовый поход? – Себетту не смогла удержаться от ухмылки. – А подробностей не знаешь? Чем вы ему не угодили-то?
« Последнее редактирование: 28 Мая 2016, 20:56:53 от Ifrael »
Записан
Сверло мое - ручка, а мрамор - тетрадь,
сегодня я скульптор, я буду писать!

Neforlution

  • Постоялец
  • ***
  • Пафос: 9
  • Сообщений: 201
  • Waterbird
    • Просмотр профиля
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #35 : 02 Февраля 2016, 22:54:12 »

     - Не знаю, - ответил Игорь. - Там, знаешь, в Китеже многие на вере помешаны, особенно Ваня, - парень хихикнул. - А стигийцы этого не любят.
     - Ага, кажется, я начинаю представлять. "Мы за вас воевали, Убежище строили, столько братьев потеряли, а вы, козлы вавилонские, авелево племя, продались ангелам!" - захихикала Падшая, потрясая кулаком для наглядности. - Как тебе такая гипотеза?
     Игорь расхохотался, далеко запрокидывая голову, так что его кадык возвышался над горлом, как Эверест.
     - Точно! Наверняка!!! Ха-ха-ха!!!
     Вдоволь насмеявшись, парень добавил:
     - Меня, правда, наши святоши тоже напрягают нехило...
     - Я так понимаю, этот ваш Иван Васильевич - тот самый, который "меняет профессию"? - осведомилась Образ Смерти. - Тогда я представляю, что за святош он там развел... Всем молиться-поститься-слушать радио "Радонеж"? Показательно сажают на кол? Несогласных - в Бурю? - язвительно подняла брови Виолетта.
     Парень пожал плечами.
     - Да не особо... Я слышал, что он добровольно заковал себя в цепи и только тем и занимается, что кается в грехах. В свободное от работы время. К тому же, во время войны власть церковников здорово пошатнулась. Все-таки много коммунистов погибло. И сочувствующих... Люди в Китеж лились рекой!
     - Охотно верю, - печально вздохнула девчонка, задумавшись. - Тогда что тебя так сильно напрягает?
     - Я никогда не задумывался над этим. Может то, что мне не по душе любые ограничения. Может, лицемерие церковников. А может и то, что я им завидую... Ведь многие из них сильнее и лучше меня... Хотя, мне кажется, что они попросту водят всех за нос, ведь Господу на нас наплевать.
     - И среди демонов многие говорят, что Господь покинул этот мир, - медленно, задумчиво протянула Ониэль. - Конечно, никто не знает правды. Но все же я верю, что Бесконечность знает, что делает. Не зря же она Бесконечность, - рассеянно улыбнулась Плач Всех Ушедших, наклонилась и мягко дотронулась губами до лба Игоря. - Я понимаю, почему ты так говоришь. В глубине души ты все еще не можешь принять свое состояние и то, что творится вокруг тебя. Я понимаю это, - Халаку ласково отбросила волосы со лба призрака.
     Игорь согласно моргнул.
     - Как скажешь.
     - Ты всегда говоришь так, когда я заикаюсь о своих убеждениях! - усмехнулась Убийца. - Не пойми меня неправильно, я тебя не агитирую. У тебя всегда есть выбор, - воодушевленно заверила Привидение Намтар. - Ты предпочел бы, чтобы я не говорила об этом, да? - несколько неуверенно добавила она.
     - Нет. Просто для меня это - самое непонятное в тебе. Недоступное для понимания. Я уже привык думать, что мы на одной стороне: ты - падший и я - падший. У меня не очень хорошо с этой... С надеждой. А тебе она придает сил и еще на меня остается. Я не могу этого понять, поэтому остается только согласиться.
     - Знаешь, Игорь, - задумчиво протянула ангел смерти, - признаться честно, я не всегда была такой. До того, как я вернулась на землю, я была ну просто эталонной унылой какашкой из палаты мер и весов, - усмехнулась аггел Второго Мира. - Но, в конце концов, я решила, что, если хочу сделать мир добрее, счастливее и все такое, стоит начать с себя. Я отказалась от своего уныния и, можно сказать, наполнила себя надеждой в надежде, прости за тавтологию, что кого-нибудь ею да заражу. А, может, меня просто до сих пор прет, что я вернулась, - демон скорби и смирения хихикнула. - Знаешь анекдот про то, что, чтобы сделать человеку хорошо, нужно сделать ему плохо, а потом вернуть как было? Хуже уже не будет, - рассеянно вздохнула она.
     Парень в ответ пожал плечами.
     - Как думаешь, скоро меня найдут?
     - Я не могу знать, но, в любом случае, нужно спешить, - обеспокоенно потерла подбородок Элохим. - Особенно, если учесть, что бегут уже третьи сутки... Ты все время думаешь об этом? - Себетту внимательно посмотрела призраку в лицо.
     - Нет. Но часто... Обдумываю, представляю себе, как это будет. Что буду делать...
     - Знаешь, я тоже, - честно призналась Падшая. - Пожалуй, попытаюсь сначала достучаться до него - очень вряд ли, что получится, зря я его все-таки развоплотила, теперь Тень его просто с ума сведет... Здорово все-таки будет, если я эту папку достану. А если не получится... Тогда остаются только молитвы и обращения, - вздохнула Образ Смерти. - Не то, чтобы это был хороший план, но шанс всегда есть. Если нам еще и Конец Полета чем-нибудь поможет, будет вообще очень здорово.
     Парень кивнул.
     - Мы должны стать сильнее. Особенно, я...
     Виолетта согласно кивнула.
     - И хитрее, поскольку противник превосходит нас. Надеюсь, мы уже хоть чуточку начали двигаться в обоих направлениях, - вздохнула она.
     Тут девчонка внезапно распрямила спину, резко хлопнув себя по виску, будто ее укусил комар. Взгляд Ониэль остекленел, будто она прислушивалась к тому, что слышала только сама. В ее голове зазвучал голос Таммаофа:
     - Ониэль, не спишь? Если сможешь двинуть к Яфу в ближайшее время, будет круто. Поговорим. Можешь не спешить, если сейчас занята.
     - Уже выступаю, братец. Я и сама хотела с тобой многое обсудить. Хорошо, что ты нашелся, - с облегчением вздохнула Плач Всех Ушедших. - Ждите меня в течение десяти минут, уже вылетаю, - заверила она Нергала.
     - Отлично, встретимся на месте.
     Игорь вздохнул.
     - Куда ты уходишь?
     - Труба зовет, - тихо вздохнула Халаку. - Я бы и сама рада просидеть с тобой хоть до утра, да, как видишь, нет покоя нам в подлунном мире, - грустно улыбнулась она. - Брат зовет. Зачем - не знаю, но если он делает это так поздно, да еще и Творящего Красоту привлек, значит, что-то важное. Заодно спрошу у него про то, как лучше украсть Дело, следователь он все-таки, или нет?! - Убийца снова запустила пальцы в волосы юноши, кажется, стараясь насладиться напоследок секундами мира, стремительно утекающими сквозь пальцы.
     - Ну ладно... Возвращайся скорее. Здесь так тоскливо.
     - Как только смогу, - не без горечи пообещала Намтар, наклоняясь и целуя юношу на прощание в лоб. - Мне самой не в радость оставлять тебя одного. Береги себя, - кивнула она, аккуратно выползая из-под лежащего на ее коленях призрака.
     - Ты тоже не влезай в неприятности, - ухмыльнулся тот.
     - Но они же меня жду-ут! - нарочито тоненьким голосом протянула ангел смерти, захихикав. - Думаю, друзья не дадут мне лишний раз выкинуть что-нибудь... эдакое, - усмехнулась ангел смерти, разыскивая по квартире свой бессменный рюкзак. Найдя его и повесив на спину, аггел Второго Мира встала посреди комнаты, закрыв глаза и сложив ладони. - Направление, - тихо шепнула она, призывая клубы черного дыма. Надо же узнать, в какой стороне и на каком расстоянии находится квартира Яфабореля. - Не скучай тут. Я скоро вернусь, - пообещал многоголосый шепот, после чего его обладательница взвилась над полом, а затем резко опустилась, исчезнув во внезапно разверзнувшемся под ее ногами колодце непроглядной черноты.

Ониэль: +1 ПСВ.
Записан
Сверло мое - ручка, а мрамор - тетрадь,
сегодня я скульптор, я буду писать!

Mindcaster

  • Спонсор
  • Старожил
  • *
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 266
    • Просмотр профиля
    • Мирктор
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #36 : 03 Февраля 2016, 00:50:24 »

Полночь

Пройдя до пересечения Лермонтовского и 8-й Красноармейской, Таммаоф осторожно остановился на тротуаре и, сделав вид, что собирается звонить по телефону, пару раз обернулся, чтобы убедиться, что за ним нет "хвоста". Похоже, слежки и впрямь не было, и Конец Полета с облегчением выдохнул. Активировав Взгляд Духа, нергаль осмотрелся еще раз. Во Втором мире штормило и ничего особенно подозрительного не происходило. Поняв, что опасаться особенно нечего, демон в теле Олега был готов отправиться на крышу высотки. Но для начала он прошелся вдоль здания, поглядывая по сторонам, вдруг все таки заметит слежку. Так же он искал удобное место чтобы скрыться там во второй мир - оттуда удобнее всего было, оседлав вихрь, оказаться наверху

Мягко скользнув в ложбинку меж двумя парапетами, один из которых увенчивался козырьком с коллонадой, Таммаоф выждал момент, когда поблизости не будет людей и растворился в тени. Совладав с ударами Вихря, который никак не желал подчиняться его воле, Конец Полета вознесся на крышу. Рац-Азаар пока видно не было.

Минут пять постояв на крыше и то и дело нервно поглядывая на часы, Таммаоф уже начал подумывать что случилось что-то неладное, как вдруг в бледно-черном с синеватым отливом небе он разглядел силуэт, напоминающий крупную птицу. Через считанные мгновения "птица" приобрела человеческие очертания, а еще через какое-то время приземлилась на крыше недалеко от Олега.

Рац-Азаар стояла напротив Таммаофа обнаженная, с огромными совиными крыльями. Ее кожа была бледной, местами почти прозрачной (хотя и не такой бледной, как у халаку в его апокалиптической форме), она казалась выше ростом, а вокруг головы в скромном сероватом свечении можно было разглядеть треугольник с попеременно возникающими вокруг него призрачными глазами, которые открывались и закрывались в совершенно хаотичном порядке. При этом от ашару исходила аура спокойствия и доброты.

- Мое почтение, прекрасная госпожа, - со спокойным достоинством произнес халаку, который ждал в обычной, человеческой форме, и лишь глаза его оставались бездонно черными.
- Я готов вернуть свой долг и искать пропавшего товарища. Слежки, насколько я смог проследить, сейчас нет, в обоих мирах.

Перебирая босыми ногами по битумным листам крыши, Рац-Азаар подошла к Таммаофу и, направив на него взгляд своих дымчато-серых глаз, протянула ему руку для рукопожатия.
- Рада видеть тебя, Таммаоф, - сказала она. - Сначала нужно обумать план действий. Даршатдавар - проницательный демон, неберу. Он бы не попался так просто кому бы то ни было.

- Есть какие-то детали, которых я пока не знаю? - пожав руку в ответ, спросил халаку. Следующим движением он снял с себя куртку, протягивая ее падшей с видом, не предполагающим отказа.
- Конечно, ветер тебе нипочем, - отметил он - но человеческая слабость присуща нам всем, по крайней мере я сужу по себе.

Ашару улыбнулась и, убрав крылья, приняла куртку из рук халаку.
- Ох уж эти человеческие штучки, - прокомментировала она, надевая куртку. - Даршатдавар не отзывается. Это означает, что либо он уничтожен, либо заперт в месте почище ада.

Тамм мысленно сделал себе заметку о том, что в "штучке" остались его документы, которые надо будет забрать, даже если нужно будет пожертвовать курткой. И что милашка Р.А. довольно свысока относится к людскому.
- Возможно, он без сознания. Небольшое пророчество говорит о том, что его неожиданно вырубили во время слежки. Но сейчас он действительно... Где то в очень плохом месте.

- Очень надеюсь, что он без сознания! - выпалила Рац-Азаар. - Я ему не прощу, если он вот так возьмет и исчезнет! Черт!
Она глянула в небо и продолжила:
- Он сделал пару сотен снимков и даже успел дать кое-какие комментарии к ним. Я на всякий случай сделала копии, так что одну отдаю тебе. Хотя за все время ничего особенно необычного и не произошло... - Виктория обхватила одной рукой голову, позабыв про куртку, которая в ту же секунду оказалась нараспашку. - Я навела справки. Этот "УдобСинтез" зарегистрирован относительно недавно - всего года два назад. Налоги платят исправно - комар носа не подточит! В список аффилированных лиц входят пять человек. Их имена есть на диске. На!
Девушка протянула Таммаофу DVD в пластиковой коробке, который, как оказалось, все это время держала в левой руке.

Халаку вздохнул.
- Я надеялся, может, он озвучивал какие-то планы. Жаль.
Падший рассеянно разглядывал призрачный треугольник.
- Очевидно, нам придется вломиться в офис мерзкой конторы. Жаль, что придется делать это так рано, я надеялся у нас больше времени. Вопрос, когда дело дойдет до драки, будешь ли ты участвовать? И если да, нам нужно знать все о способностях друг друга. Исходя из этого обговорим остальное

- Раз уж дело коснулось Даршатдавара, я не могу оставаться в стороне, если дойдет до драки! Я неплохой целитель и неплохой координатор - если что...

- Оружием каким то владеешь? Прячешься хорошо?

- Прятаться умею. Кое-что из фехтования тоже помню, - с уверенностью выдала девушка.

- Так, - Тамм вертел в руках диск - здесь могут быть зацепки. Предлагаю перенести совещание на квартиру к одному из моей ячейки... Группы. Там глянем диск, да и три головы - лучше, чем две. Одежду далеко оставляла?

- Недалеко. В саде Пикуля. Машину водить умеешь?

- Умею. Тогда погнали.
Снимая с себя футболку и складывая ее в сумку, падший сначала вызвал Яфа - "выезжаем к тебе, со мной еще одна персона", а затем и Ониэль

Когда обнаженная Рац-Азаар, повернувшись спиной, расправила крылья и взлетела, Таммаоф на мгновение задержался, глядя ей вслед. Сердце на мгновение кольнуло воспоминание о прекрасном и бесстыдном Эдеме, где еще не было условностей, боли и страха. Этот смутный призрак прошлой жизни переполнил Таммаофа как гелий надувает воздушный шарик, и исчез в дымке блеклой тоски и острого восхищения. С легкой улыбкой, падший расправил черные перья и взлетел вслед.

Рац-Азаар взмыла вверх, используя Знание Основ - метров на шестьдесят, не меньше - и понеслась в сторону сада. Таммаоф взлетел следом, но ему пришлось набирать высоту с помощью крыльев, поэтому ему пришлось постараться, чтобы нагнать падшего ангела ветра. Застоявшийся воздух пришел в движение вокруг его лица, с каждым взмахом крыла возрождая в его памяти забытое чувство полета, свободного и быстрого, вызывающего восторг. Глядя на пируэты ашару, Конец Полета не удержался и попытался повторить то, что мог и, хотя, получилось не совсем так, как он ожидал, демон сумел-таки эффектно прокрутиться в воздухе, не потеряв управления.

Полет длился всего около двух минут, но и этого было вполне достаточно, чтобы поднять настроение Таммаофу. Они несколько раз покружили над местом прибытия, осматривая его на предмет неожиданных гостей, и Рац-Азаар спустилась на землю, ничуть не смущаясь своего вида. Она вбежала под кустистый клен и, потратив минуты две на одевание, вышла к Таммаофу в простом человеческом обличье, облачившись в светлую майку с принтом, джинсы и кеды.

- Давно так не летал, - вздохнул Таммаоф, - волшебное чувство. Где там машина?

- Вон стоит! - указала Вика на вишневый Рено Логан, стоявший недалеко от обочины Измайловского пр-та. - Пойдем.

Некоторое время ехали молча.
- Насколько я понял, ты давно его знаешь - сказал Тамм - поэтому хочу сразу сказать, я понимаю твои чувства. Мы хотим защитить близких людей. Но если себя не контролировать в такие моменты, велика возможность ошибиться. Не пойми неправильно, я уверен у тебя и побольше опыта на этой земле, и помнишь ты, может, больше, но я тоже кое-что знаю, что касается проблем. И поведения людей в стрессовой ситуации. Иначе бы не завел этот разговор.

- О чем это ты?

- Если бы я точно знал. Это может оказаться ловушкой, а твой друг - живцом. И если нами попытаются манипулировать с его помощью... - он покачал головой, - нам нужно будет здорово постараться держать голову в холоде, иначе и сами сгинем, и ему не поможем. Можешь считать меня параноиком, но я готовлюсь к плохому, так надежнее.

- Без сомнения, это ловушка! - округлив глаза на Таммаофа, выпалила Рац-Азаар. - За кого ты меня принимаешь? Если это, конечно не чудесное совпадение - во что я не верю - то это, как минимум, означает одно: ребята из УдобСинтеза не желают, чтобы за ними следили и дали это понять самым что на на есть явным образом! Расчет, судя по всему, такой - либо от нас отвяжутся, либо придут за другом и мы их прихлопнем. При этом мало кто верит в первый вариант...

- А, ну хорошо, - с облегчением сказал Таммаоф, - просто я неправильно интерпретировал твою горячность. Без обид, но я еще не знаю твой характер, и не знаю, чего от тебя ожидать. Так что я принимаю тебя только за, - он хмыкнул, - незнакомку, но мне кажется, мы сработаемся.

- Не так уж и мало ты обо мне знаешь, - ответила Рац-Азаар. - Как минимум то, что мы из одной фракции. Это уже не мало! Как ты думаешь, пока меня не было, здесь могли установить жучки?

- Да нет, вряд ли, - подумав, ответил Таммаоф, сопровождая свои слова энергичным кивком, мол "да, может и могли". - Ты отсутствовала-то всего ничего.

Ему стало неуютно. Как минимум, он не будет подъезжать прямо к дому Ивана, решил он. Остановится кварталах в трех.

Дальше ехали молча, говорить что-то резко расхотелось.
Записан
A Man's mortality is a compass that points his way in life.

Neforlution

  • Постоялец
  • ***
  • Пафос: 9
  • Сообщений: 201
  • Waterbird
    • Просмотр профиля
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #37 : 26 Февраля 2016, 20:49:24 »

Понедельник, 2 июня. 00.00.

     Даже бритвенно-острые волны Бури не так ужасны для того, кто умеет по ним плавать. Пролетев с половину пути, демон скорби и смирения всплыла на поверхность, глотнула немного воздуха и снова погрузилась в открывшее пасть под ногами безумие. На этот раз Себетту удалось достичь пункта назначения: она оказалась прямиком перед дверью квартиры Ивана. Протиснувшись обратно в физический мир и пригладив волосы, безбожно взлохмаченные ветром, Элохим тихо постучала кончиками пальцев.
     Иван услышал тихое шуршание за входной дверью и пошел открывать, предварительно глянув в дверной глазок, ламассу открыл дверь и жестом пригласил Вету зайти.
     Та поприветствовала друга кивком и улыбкой, бочком пробираясь через дверь так же, как секунду назад - сквозь слои Творения.
     - И снова здравствуй, - почти неслышно шепнула Падшая, стаскивая с себя кеды. - Братишка у тебя?
     - Нет пока, ждемс, пошли пока на кухню, чай пить.
     - Да с удовольствием. Твой чай мне всегда приятен, - негромко хихикнула Виолетта, переползая на кухню и снова пытаясь пригладить свои волосы. - А что случилось-то?
     - Хотели поговорить об «УдобСинтезе», есть план вылазки... Иначе мы так ничего и не разузнаем.
     - Замечательная идея, сама о ней думала, когда не смогла Вегана взломать. Похоже, обходными путями мы так ничего и не узнаем, надо брать нахрапом, - вздохнула девчонка. - Только что неделя уже почти прошла...
     - Ты потише, юный медвежатник, у меня мелкий спит.
     - Прости-прости! - шепотом взмолилось дитё, подняв руки вверх, будто собираясь сдаваться Яфаборелю. - А разведданных от Севастьяна дожидаться будем? - так же тихо поинтересовалась ребенок-демон.
     - Мы в любом случае будем со свежими силами туда кидаться, как бы ни пропал, ходят слухи, что следящие пропадают.
     - Вот как? Тревожный знак, - обеспокоенно стала теребить крестик на своей бархотке Ониэль. - А что, уже кто-то исчез?
     - Олег пока особо не распространялся, но он пошел на встречу из-за пропажи члена двора, который наблюдал за фирмой, вроде как.
     - А вот это уже серьезно, - Плач Всех Ушедших запустила пальцы в волосы и тяжело вздохнула. - Жаль, что он нас не позвал...
     - Куда? Наверное, не положено было...
     - Наверное, - рассеянно кивнула Халаку, о чем-то задумавшись. - И как нам тогда обезопасить Князя Волков? Дежурить у входа с Той Стороны, пока он в этом "УдобСинтезе" прикидывается своим? Хотели вот очки ему сделать, да он говорит, что занят пока...
     - Позвоним, когда обмозгуем, и договоримся, чтоб не ходил пока один.
     Таммаоф и Рац-Азаар шли молча, так как разговаривать, тем более на улице, особенно не хотелось. Пройдя пешком внушительное расстояние от машины, демоны свернули в арку, за которой располагался двор и подъезд Ивана. Таммаоф покопошился в своей голове и, кое-как вспомнив номер квартиры, нажал нужные цифры на домофоне.
     Иван, услышав звук домофона, подскочил к двери и, не задавая лишних вопросов, нажал на кнопку. Гости увидели красный сигнал, который означал, что дверь разблокирована.
     - Отлично, - пробормотал Таммаоф, - хоть бы спросил...
     Они поднялись наверх, и, когда дверь открылась, Олег пропустил девушку вперед.
     - Вета уже тут? Знакомьтесь, - и он представил всех друг другу, используя человеческие имена. Кто хочет, сам назовет небесное, решил халаку. - Тут один из наших пропал, и мы решили объединить усилия, - уточнил он. - Пропал как, следил за УдобСинтезом.
     И он вкратце пересказал то, что было уже известно.
     За спиной Творящего Красоту маячила Виолетта, обладающая способностью чирикать даже шепотом.
     - О, привет, братик, ты уже верну... - тут малявка осеклась, заметив, что в дверь заходит вовсе не Олег. За мгновение лицо юной Убийцы сменило выражение с безмятежно-радостного до опечаленно-серьезного, и Намтар, приложив руку к груди, глубоко поклонилась.
     - Проходите на кухню уже, поговорим там, я чаек заварил... - Ламассу сделал шаг назад и жестом указал направление до кухни.
     Халаку кивнул.
     Рац-Азаар поздоровалась, разулась и пошла вслед за ламассу.
     - Я так понимаю, вы Яфаборэль, а вы - Ониэль? - проходя внутрь, спросила Вика. - Вас недавно представили. Я - Рац-Азаар из второго дома.
     Осмотревшись по сторонам, девушка села за стол.
     - Да, это мы, госпожа дыхания, - кивнула ангел смерти, тихо ступая следом. - Рада, что наши пути пересеклись, - чуть улыбнулась она, разливая по чашкам кипяток. - Жаль только, что при таких безрадостных обстоятельствах, - добавила аггел Второго Мира, ставя чай на стол.
     - Уверена, мы все решим, - ответила она и отчеканила, - Даршатдавар не в аду и не исчез окончательно. Значит, мы его найдем и вызволим, где бы он ни находился!
     - Согласен! Надо уже вломиться в эту контору и выяснить, что там творится. Я хотел обсудить с Вами свою способность не отражаться в зеркалах и на видеозаписи, это может нам сильно помочь в сем мероприятии, - предложил Осквернитель.
     - Обязательно! - воодушевленно поддержала намерения Элохим демон скорби и смирения, вытянувшись по струнке и слегка стукнув себя кулаком в грудь. - Так с чего мы тогда можем начать? - вопросительно посмотрела на Мамету девчонка. - Я могу тебе помочь? Я ведь тоже... неотразимая, - чуть-чуть улыбнулась Себетту.
     Таммаоф пока посматривал, с интересом следя за поступающими идеями.
     - Контора сия на первом этаже, я смогу провернуть трюк с вытягивающейся до форточки рукой и открыть окно, зайду первым и заклею камеры, они меня все равно не увидят. Иван Второй проложит короткий путь внутрь, и тогда сможем зайти и устроить обыск. Надо приходить ночью, народу на улице поменьше, хоть и ночи светлые. В общем, шансы есть у нас. Главное – прийти бодрыми и полными сил, - подал первую идею Творящий Красоту.
     - Если ждать до следующей ночи, что может произойти с Даршатвааром? - задумчиво произнес Таммаоф, поглядывая на собравшихся, - он может нас не дождаться, к сожалению.
     - Я сегодня использовал свои возможности, до утра бессилен. Если придется драться, я не смогу пользоваться всеми способностями, - признался врач.
     - Есть варианты атаковать днем, но мне надо все обдумать, - сказал Конец Полета, - давайте просто иметь в виду пока такую возможность.
     Рац-Азаар с иронией посмотрела на Таммаофа.
     - Даршатдавар, скорее всего, без сознания в каком-то темном и очень холодном месте. Настолько, что я ничего не вижу, даже держа в руках его любимый компьютер. Я уже говорила, что велик шанс того, что это ловушка, поэтому переться просто так, напролом - полный идиотизм. Даршату хуже уже не будет. По крайней мере, пока он выполняет свою задачу - заманивать нас! Ну, или меня... - Вика скрутила длинные светлые волосы в хвост. - Его вырубили так, что он даже пискнуть не успел, и ты всерьез собираешься ломиться туда без подготовки? - девушка усмехнулась. - Я была о тебе лучшего мнения... Короче! День отметается сразу - огребем все, и мало не покажется. Прежде чем разрабатывать планы проникновения на объект, нужно понять сначала, что мы там собираемся найти.
     - Ты слишком горяча, - холодно сказал Образ Душ, - я уже говорил об этом. Я же не сказал, какие у меня мысли на этот счет. Ты попросила у меня помощи, будь добра, попытайся довериться нашей команде, иначе мы не сработаемся.
     - Вау! Это я-то горяча? Я туда боюсь соваться одна и поэтому попросила о помощи - в частности, потому что у кого-то должок. После этого я слышу, что у вас не хватает Веры, но ты предлагаешь не ждать следующей ночи! Окей... Я прекрасно могу скинуть проблему на министерства и быть уверена, что их решат. Только для вас пользы уже не будет! И если за операцию возьмется Авадэш со своей сворой, там устроят такой бардак, что концов потом не найдешь - всех распугают.
     Ангел смерти вздохнул и сказал как можно более мирным тоном:
     - Именно поэтому я предлагаю УСПОКОИТЬСЯ и ОБСУДИТЬ ситуацию, понимаешь?
     - Именно это мы сейчас и делаем, - ответила Рац-Азаар. - Кладем карты на стол и расставляем фишки!
     Таммаоф улыбнулся.
     - Правильно. И вот, смотри, я взял в руки фишку, ладно, пусть карту. И даже еще не успел положить на стол, а ты, не видя еще, какой масти карта, начинаешь говорить, что кто-то тебя в чем-то разочаровывает. Давай просто продолжим разговор, в общем, я сказал, мне надо подумать. А если ты во мне разочаруешься, мне, если честно, все равно, я обещал спасти Даршатваара, я и пытаюсь этим заниматься, вне зависимости от того, какого кто мнения обо мне.
     - Ну-ну... - приподняв бровь, кивнула Ашару. - Давай, гроссмейстер.
     - Давайте рассмотрим возможности, кто что может днем и кто что может ночью. Мне нужны ваши идеи, потому что вы все видите ситуацию по-своему и каждый специалист в своем. Пока, я еще раз говорю, мы просто РАССМАТРИВАЕМ возможности, это мозговой штурм. Так что на первом этапе вы можете говорить свои мысли вне зависимости от того, насколько они исполнимы. Отбраковка - это второй этап.
     Нергал по очереди глянул в глаза каждого уверенным, спокойным взглядом.
     - Идею Яфа я, если что, услышал, и она хорошая, но давайте придумаем еще разных вариантов, а я пока обдумаю свой. Он немного сложноват.
     - Предположим, ты понял, что за тобой следит демон. Что ты будешь делать, если не хочешь, чтобы это продолжалось и дальше? - спросила Могилева.
     - Вырубил бы тело...
     - Чисто теоретически - попыталась бы укрыться сверхъестественными способами, Знаниями или ритуалами, - тихо вздохнула Падшая. - Жаль, конечно, что я не Анту и не Неберу.
     - И все это не смогло бы спасти тебя окончательно, ведь у нас есть силы, благодаря которым мы все равно найдем товарища. Рано или поздно - по одному из имен или через личные вещи, или с помощью видений! Что ты будешь предпринимать, зная это? - продолжала задаваться вопросами Рац-Азаар.
     - Учитывая, что то местечко кишит призрачными тварями, могут ли они создавать карманы в материи, куда припрятывают ненужных личностей, - Иван пожал плечами.
     - А что ты будешь делать, зная, что за ним все равно придут? – продолжала демон ветра.
     - Готовить теплый прием... – ответил ангел воды.
     Ониэль закрыла глаза и сложила пальцы, мысленно призывая всю свою не слишком шуструю сообразительность, несколько компенсированную эмпатией.
     - Не сочтите за идиотизм, но я бы сделала так: во-первых, ни в коем случае не располагала приманку там, где нахожусь сама. В идеале, конечно, и вовсе перебазировалась бы, если это возможно. Во-вторых, да, Яфаборель прав, попыталась загнать тех, кто клюнет на приманку, в ловушку. В идеале - чужими руками, - Плач Всех Ушедших вопросительно посмотрела на Осквернителя. - Прости, если говорю что-то не так, я не очень хороший стратег.
     - Ты все правильно говоришь, - Таммаоф позволил себе еще одну улыбку, - так и есть. Поэтому не особо много имеет значения, придем мы днем или ночью. Пока мы не можем переломить инициативу или сделать что-то неожиданное, мы в любом случае в проигрыше.
     Рац-Азаар кивнула.
     - Тогда имею вопрос: откуда ты знаешь о том, что за тобой следит демон?
     - Вариантов много. Например, из второго мира видны ауры и можно незаметно наблюдать за своим окружением. Это лишь одна из сверхъестественных возможностей для тех, кому есть что защищать, - ответил Олег.
     - Ты не знаешь, что это демон, но уверен, что сверхъестественное существо, может, есть чувство определяющее, - сказал Яф.
     - Если ты не знаешь, что это демон, зачем держать Даршата в бессознательном состоянии и в темноте? - скептически спросила Вика.
     - Может, он маг или оборотень... – предположил Соколов.
     - Скорее, нам противостоят демоны, - покачал головой халаку.
     - Может, нам противостоят духи или призраки... – не унимался Иван.
     - Они слишком хорошо нас знают. Или эти маги ОЧЕНЬ хорошо вызнали нашу подноготную, и у нас еще более серьезные проблемы, чем мы думаем. Только если эти духи тесно скооперированы с кем-то в первом мире. А учитывая разницу интересов, проще предположить, что группа однородна, - решил ангел душ.
     - Я в подлунном мире ничему не удивлюсь, не стоит полагать, что там те, кто удобен нам, - упорствовал Творящий Красоту.
     - А теперь давайте подумаем, чего от нас будут ждать в этой ситуации в первую очередь? – Кнут попыталась снова направить разговор в продуктивное русло.
     - Примерно об этом я и сказал, но другими словами, - пробурчал Таммаоф.
     - Будут ждать хитрых заходов... Сына мне не будите... - Ламассу приподнял бровь и достал свой любимый абсент из бара, и, кивнув на бутылку, вопросительно взглянул на совершеннолетних.
     - Мы разве громко говорим? Извини, - нахмурился Веселов, ему казалось, он не кричит, но, видимо, это было не так.
     - Извини, - подняв руки кверху, сказала Рац-Азаар. - Больше не буду. И все же?
     - Да вот, похоже, от нас уже ожидали, что мы будем искать с помощью Знаний, поэтому, да, вероятнее всего, что наши враги - демоны, - вздохнула Халаку. - А еще позвольте предположить, что было бы глупо, если бы никто не подложит нам ничего... "противонапроломного", - Убийца снова испустила вздох. - Кстати, те же Спектры - отличная идея, как по мне: их много, их не жалко и, главное, они совсем не заинтересованы в том, чтобы дырку, из которой они лезут, перевернули вверх дном, - Намтар подняла брови и вопросительно посмотрела на Таммаофа.
     Тот кивнул.
     - Ага, удобный пластырь в щели, через которую могут пролезть тараканы типа нас с тобой. Вообще, скажу больше, они будут нас ждать как днем, так и ночью. Причем ночью им ничто не мешает пустить по коридорам патрулировать хоть ожившие трупы, хоть мутированных животных, хоть големов - меньше шансов, что сотрудник низкого уровня доступа заглянет не туда и будет сожран. Даже Привязанные, мне кажется, будут хоть как-то беречь людской ресурс, пусть у них и другое к ним отношение. Так что приди мы ночью, с нами разберутся точно так же. Поэтому я бы предложил, раз особо нет больше кардинальных идей, использовать хитрость. Дело в том, что УдобСинтез расположен примерно на границе территорий двух группировок - Кировских и Красносельских. У Кировских влияние побольше, но в целом это спорная территория. Еще там последнее время набирает силу какая-то третья банда, но о ней я ничего не знаю. Ясно, что какие-то договора с кем-то УдобСинтез заключил, а, может, вообще является одним из трех ключевых игроков, это не суть важно. Главное, что у нас есть люди, которые очень не хотят рисковать своим бизнесом, и при этом готовы на все, чтобы его защитить. Мысль улавливаете?
     - Мысль неплохая, - прокомментировала ашару. - Вопрос в том, как воспользоваться этим?
     - Сразу скажу, мне нужно собрать кое-какую дополнительную информацию, но в целом мысль такая: натравить на УдобСинтез побольше мяса. Ну, мысль такая же, как с духами, - он улыбнулся Виолетте, - их много и их не особо жалко. Я хочу подставить УдобСинтез, например, с утра совершить пару появлений на подконтрольных бандам точках и сказать, что теперь мы их крышуем. Следы на нужную нам контору можно оставить любым способом, это вопрос актерской импровизации и полета фантазии, - Тамм хищно улыбнулся, - уверяю, такую наглость ни один босс не оставит без внимания, возьмут волыны и поедут пи... - он покосился на Ониэль, - разбираться с отморозками. А когда хаос возникнет, тут сможем и мы закинуть удочку.
     Он задумался и побарабанил пальцами.
     - Кстати, Малаэля, наверное, надо будет завтра завернуть. Не хватало еще, чтобы его тоже взяли, раз у них есть детектор. Пусть лучше нам помогает.
     - Если надо все разгромить, Министерство Львов тоже прекрасно подходит. Как именно мы можем воспользоваться этим хаосом? Чем нам эта ситуация поможет? Не возникнет ли обратная ситуация - когда из-за тех или иных опасений ваш УдобСинтез заметет оставшиеся следы и уйдет на дно? И у нас не будет никакой информации... – возразила Вика.
     - Если он там уже не один год и выжил на территории банд, уверяю тебя, не уйдет. И как сказать, не он ли стоит за набирающей силу третьей группировкой? Бизнесом так просто не рискуют даже демоны. Ну и то сказать, если бы туда маски-шоу заявилось со шмоном, это одно. А так, это внутреннее дело, уверен, стрелки у них уже бывали, просто не в таком масштабе. А как воспользоваться хаосом - да как угодно. Похищение информации, взятие языка, разведка внутри офиса. После визита бандюков неизбежно дежурное появление ментов. Ясное дело, они потерпевшие, и в этом случае менты им не страшны. Но я могу дернуть за ниточки, можно прикинуться одним из ментов - Яф у нас знатный актер, почище всякого Деппа - в общем, детали нужно проработать, но канва вот такая, - дополнил свой план Олег.
     - Похитить информацию, взять языка или разведать в офисе мы можем и без маски-шоу, - парировала Могилева. - Другой вопрос, что бандюки могут нарваться на ловушку, подготовленную для нас, и мы сможем получить представление о возможностях противника.
     - ДА, - поднял палец вверх Таммаоф, - плюс, сам УдобСинтез будет дезориентирован. А это важно. Ну и что сказать, взять-то мы можем и без шоу, но легче будет именно с шоу.
     - Не могу сказать, что я в восторге от этой идеи, - почти неслышно прошептала ангел смерти. - Пусть даже падшие, люди остаются людьми. Но, если это единственный выход, мне придется согласиться, - горестно вздохнула аггел Второго Мира. - Как ты вообще узнал об этом, Таммаоф?
     - Он мент, - Ламассу поднял бровь и изрек. - Специфика работы.
     - А, ну да, точно, - прихлопнула себя по лбу демон скорби и смирения. - Прости.
     - А как мы будем контролировать братков? Как мы поймем, что они пошли по подготовленному пути и сделали все, что нужно? - уточнила Рац-Азаар.
     - Понимаешь, - серьезно сказал ангел душ, когда Ониэль взяла слово, - я не то чтобы тоже счастлив. Просто подумай сама, эти люди - не невинные овечки. Многие уже грабили, пытали, они прошли серьезную школу девяностых и успели нагрешить. У них есть агрессия, Ониэль, и мы не знаем, куда они ее направят, появись у них эта возможность - на другого бандита, на полицейского или на штатского. Я даю им возможность поднять оружие на ЗЛО, на то, во что действительно стоит стрелять и с чем стоит бороться. Да, я при этом их использую и не строю иллюзий по этому поводу. Но я считаю, что бандиты заслуживают такого подхода. А для нашего дела есть существенная выгода - УдобСинтез ждет демонов, а придут смертные с вилами. Они спутают им карты, им придется перестраивать оборону. Чем меньше они будут знать, чего от нас ждать, тем меньше их силы будут против нас заточены.
     Он помолчал и взглянул на Ашару.
     - На твой вопрос я бы предпочел ответить после того, как мы посмотрим диск. Мне нужно взять паузу и получить новую информацию для размышлений.
     Халаку достал диск и протянул его Яфу.
     - Здесь то, что успел нарыть Даршатдавар. Давай ознакомимся.
     Яфаборель принес на кухню ноутбук и поставил в него диск.
     Зажужжал CD-Rom, и после нескольких щелчков мыши взгляд Мамету уперся в пару-другую папок. Рядом лежал файл с информацией от Рац-Азаар. Сразу кликнув по нему, Иван увидел несколько страниц текста, на которых перечислялись дата основания организации (21.03.2012), КПП и ИНН, ЕГРЮЛ и много другой малозначащей информации. Гораздо больший интерес вызывал список аффилированных лиц: Некрасов Владимир Сергеевич – генеральный директор; Грязнов Анатолий Иванович – исполнительный директор; Ганзен София Александровна – коммерческий директор; Рухадзе Эммануил Яковлевич – технический директор; Глаголев Владимир Николаевич – директор по развитию. Далее следовали выдержки из налоговых органов: среднемесячный оборот около 32 млн. руб., значения валовой и чистой прибыли, сумма налоговых поступлений, скрупулезно подсчитанная, и комментарий от некоего Рафатхаваха: «подозрений в отмывании денежных средств не вызывали, налоги платят исправно, признаков серых схем не обнаружено: гос. дотаций и субсидий не получали, на валютном рынке замечены не были, значительных сумм в кредитных учреждениях не получали, иностранных инвесторов не имеют, поэтому участие оффшоров исключено… финансирование прозрачное – происхождение каждого зарегистрированного рубля легко отслеживается… данные трудовой инспекции показывают высокую производительность труда, что одинаково может быть объясняемо автоматизацией производства и «серыми» з. п.». Далее следовали замечания некоего Барадеркима: «Никто, кроме Грязнова, судимостей не имеет. Люди из интеллегентных семей, все с высшим образованием. Грязнов был судим за хулиганство в 1991 году. В 1993 году был призван в ВС РФ. Служил в Чеченской Республике. Демобилизован в 1995-м в звании Старшина запаса». Далее следовало перечисление малозначимых автобиографических данных, которых было немного, да и дела они вовсе не проясняли.
     Пощелкав по папкам, поименованным в порядке следования дат: 29.05.2014, 30.05.2014, 31.05.2014, в которых содержались фотографии, Иван увидел несколько грузовых и легковых машин, людей, работавших в офисе и посетителей, а также случайных прохожих. Некоторые фотографии были с комментариями. Например: «газель УдобСинтеза с товаром», «мерседес коммерческого директора», «предположительно, коммерческий директор», «какие-то дуболомы», «офисный планктон» и др.
     - Даршатдавар мой вассал, - упираясь затылком в ладонь, прокомментировала Рац-Азаар и, усмехнувшись, добавила, - и фотограф от бога... На самом деле, я очень дорожу этим парнем.
     - Нам все-таки стоит попасть внутрь, иначе мы не узнаем, что происходит. У меня есть предположение, что кто-то из владельцев - некто вроде сектанта или служителя, и я очень надеюсь найти реликвию, идола или другое подтверждение воздавания молитв кому-нибудь из наших или чужих сверхсил.
     Яфаборэль скорчил кислую мину и после тирады налил себе в стакан зеленую пахнущую анисом жидкость, затем разбавил соком и проглотил.
     - Знаешь, Яф, нам очень-очень нужен предмет, меняющий внешность - пробормотал Таммаоф, - на одном тебе нам будет сложно выехать.
     - А еще нам надо, чтобы кое-кто проложил короткий путь в офис, - сказал ламассу.
     - С Дегасом тоже надо будет связаться, я надеюсь, он напишет что-нибудь в скайп. Правда, он там замутил что-то с Малаэлем, но можно попробовать их позвать.
     Таммаоф задумался и повернулся к Ониэль.
     - Кстати, твое умение смотреть в глаза мертвецов может сослужить нам хорошую службу, когда мы будем собирать информацию.
     - Ты о трупах, которые уже есть у нас? - Элохим скривила губы в невеселой улыбке. - Или намекаешь на жертвы, которые неизбежно появятся при налете? Кто-то умрет - это факт, - Себетту медленно перевела задумчивый взгляд на потолок, и в ее темных глазах отразилась немая боль. - Бандиты это будут или работники - а знают ли они вообще о том, что происходит? Я бы не допускала "простых смертных" до своих тайн. И ради Бога, мой брат, не выставляй меня более наивной, чем я есть. Но все же я хочу напомнить тебе еще и о том, что жуткая, уродливая пародия на справедливость, которая мучает и использует других - ты знаешь, о ком я - ничем не лучше, - опьяненные глаза Падшей сфокусировались на Конце Полета. - Так почему же ты даришь свое милосердие одним и хочешь обделить им других? Не говоря уже о том, что эта твоя банда может разворотить "УдобСинтез" немногим хуже Львов, а мы снова останемся с носом, - Образ Смерти тяжко вздохнула. - Не подумай плохого, я очень хорошо понимаю, как важно для нас обойти ловушки, но я очень прошу тебя подумать, готов ли ты взять на себя ответственность за лишние преждевременные смерти. У нас уже есть пролитая кровь, зачем добавлять еще? Мы же хотели совсем не этого. Кажется, мое сердце болело бы меньше, если бы я сама могла туда пойти... - Виолетта покачала головой и уперлась взглядом в пол. - Пожалуйста, прости меня за эту тираду, Таммаоф, но я должна была это сказать.
     - Трупы были, есть и будут, к сожалению! - сказал Соколов. - И этих товарищей пора остановить, пока не появились новые. Хотя я, честно говоря, сомневаюсь в необходимости появления на сцене братков, они могут и помешать, особенно вступив в перестрелку, привлекая общество и вынуждая людей звонить в полицию, что не есть хорошо для нас. Надо сто раз подумать о том, что смертные ведомы и их могут развернуть против нас.
     Конец Полета ответил не сразу.
     - Непредвиденные смерти – это серьезный груз. Но они все равно произойдут, тут Яфаборель прав. Мы не можем контролировать все, и тут уж либо совсем выйти из дела, подобно буддисту, выбравшему недеяние, либо выбирать из двух зол. В конце концов, я же не веду их на расстрел. Если они окажутся достаточно разумны, они не полезут дуром на амбразуру и выживут. А те, что окажутся слишком глупы и агрессивны, кто так и не смог выйти с уровня бандитских разборок, те заслужили свою участь. А вот насчет того, что они прямо так уж изнасилуют бедный УдобСинтез, что прямо сравнятся со Львами, я очень сильно сомневаюсь. Там Демоны или кто-то, равный по силе, Ониэль, смертные против них ничего не смогут сделать, кроме как отвлечь. А это нам и нужно.
     Он повернулся к Яфаборелю.
     - Шумиха, поднятая ими, как раз и будет тем, что нам нужно. Полиция, лишнее внимание отвлечет руководство УдобСинтеза от наших скромных персон и даст нам возможность воспользоваться моментом. У меня есть знакомые в органах, и их внимание я только приветствую, потому что через них я смогу держать руку на пульсе! Пройти с ними, может быть, воспользоваться информацией, я встречусь утром с нужными людьми, чтобы подготовить почву. А насчет того, что бандитов развернут против нас - он махнул рукой - если бы УдобСинтез знал точно, кого мочить, он бы справился и без бандитов. Мы слишком мелкая мишень на данный момент.
     Веселов откинулся поудобнее.
     - Но я не зря предложил мозговой штурм. Если у вас есть идеи получше - да вообще любые другие идеи, говорю же, предлагайте. Или если их нет, сконцентрируемся на этом, по крайней мере, я придумал вариант, который хоть как-то можно прорабатывать.
     - И в какой срок ты планируешь организовывать братков? - спросил Осквернитель. - В деле, требующем быстрых действий, ты считаешь возможным растягивать интриги? - врач был удивлен.
     - Пара визитов в нужные точки с утра – и муравейник закопошится. Все равно этой ночью мы уже не успеваем. Поверь, реакция будет уже сегодня. А параллельно мы сможем заниматься своими делами, и заходить в дело со своей стороны, - ответил ему Почетный Комиссар.
     - Давай попробуем, - скептически развела руками Рац-Азаар. - По крайней мере, будем знать, на что они способны...
     Воцарилось задумчивое молчание.
     - Как я понимаю, в общем, пробуем все же план с бандитами, - сказал бывший мент, - что ж, давайте на этом порешим. Яфаборель, сможешь хотя бы попробовать сделать вещь, позволяющую другим менять облик? Я не знаю, насколько это сложно, но если у нас будет хотя бы одна такая безделица, это здорово облегчит нам задачу.
     Пока Яф раздумывал над этим, Образ Душ вздохнул.
     - Плохо то, что не всех получилось собрать. Нужны будут Малаэль и Дегас, но когда они освободятся, хороший вопрос. В принципе, мы можем их подождать, вопрос в том, как потратить время с выгодой. У меня мало веры, я мог бы восполнить пока запасы...
     Подумав еще, Таммаоф добавил.
     - Вообще, хорошо бы проработать персоналии, которые есть на диске. Но мои контакты сейчас спят, а искать в интернете я не самый большой спец. Но может, найдутся какие-то упоминания в связи с чем-то...
     - Это не сложно, - махнув волосами, ответила Могилева. - Про психометрию слышал? - она улыбнулась.
     - Э, - Тамм задумался, - краем уха, встречался. Но от подробностей не откажусь.
     - Пара вещиц, принадлежащих заинтересовавшей персоне, и она у тебя на крючке! В прошлом я была Хранителем и кое-что помню. То, что я не могу разглядеть Даршатдавара, не значит, что я не смогу увидеть - и отследить - тех, кто в вашем "УдобСинтезе" обитает.
     - Это прекрасно. Эти вещи ведь можно недолго трогать третьим лицам? Никакие настройки не собьются? – Конец Полета осклабился.
     - Я бы сказала - нужно, - хихикнула ашару.
     - Значит, вырисовывается то, за чем мы охотимся в офисе, - кивнул Нергал.
     - Не факт. Но мы можем все узнать и увидеть глазами одного из сотрудников. Все ведь теряют на работе ручки, карандаши... Кое-кто даже оставляет косметику, которая вечно куда-то теряется, - продолжала раскрывать детали плана Карательница.
     - Короче, набираем побольше барахла и потом анализируем, верно? – подытожил ангел смерти.
     - Разбежался! Хочешь, чтобы я свихнулась, да? Я бы проследила за какой-то одной персоной. Но в течение всего дня. Периодически обращаясь к ней... – предложила ангел ветра.
     - Ну, я не знаю, как оно работает. Теперь понял. Так...
     Таммаоф повернулся к ноуту и начал в ускоренном режиме просматривать фотографии. Его интересовало, во сколько и кто идет на работу, есть ли закономерности в доставке и отправке грузов. Шофера было бы проще перехватить, но и информация от него была бы менее полезная. В идеале, пригодился бы офисный планктон...
     - В общем, смотрите, есть некоторые закономерности - наконец произнес Тамм. - Раньше всех приходит охранник, сменяющий дежурного. Это в 7-00. Потом приходят грузчики - 8-00. Потом менеджеры - 9-00. Потом директор - как получится. То приходит, то уходит. Нас интересуют менеджеры, я думаю. Вопрос: какие методы отъема мы можем предложить, желательно НЕ проникая в офис? Надеюсь, почему нам не надо до поры показывать нос в той конторе, думаю, объяснять не нужно. Во-первых, мне сразу пришла в голову идея, типа чтобы какая-нибудь ворона через окно что-нибудь утащила. Но я не уверен, потянет ли это Малаэль. Во-вторых - методы социнженерии. Можно прикинуться каким-нибудь, это я от балды придумываю, заполнятелем анкет. Не знаю, как они правильно называются - чуваки, которые пристают на улицах "заполните анкетку". Наш народ любит халяву, можно за заполнение выдавать шоколадки. А, вступив в разговор, можно, например, вытянуть ручку: "Ой, блин, ручка не пишет, а до союзпечати далеко, может, вы мне ее продадите? Или я вам шоколадку лишнюю могу дать". Ну, может, кто лучше вариант придумает, хехе, это я как затравку. Или, наконец, тупой вариант - позвать откуда-нибудь из-за кустов и задурить голову гипнотической татуировкой. Они ж потом забывают разговор. А когда чел вынужден отвечать честно, выманить у него ручку не проблема. "Что у тебя в карманах", хе-хе. Но это сложный способ, может что-то пойти не так.
     - Палевно, - скривилась Рац-Азаар. - Разве под чужим лицом... А вдруг чего заподозрят и того? Как Володьку?
     - Он три дня там тусил. Мы там гораздо быстрее управимся. А чужое лицо - это да, нам очень нужна эта возможность, - согласился Веселов.
     - Девушка, дайте телефон - очень позвонить нужно, - пропищала Вика и хихикнула в кулачок.
     - Ну, тут проблема, если у нее тупо стырить этот телефон, она не на работу пойдет, а в полицию. А нам надо, чтобы она спокойно в офисе сидела. А так, можно было бы, - краем губ улыбнулся халаку, оставаясь серьезным.
     - А вообще, - посерьезнев, добавила Скрытная, - Когда за ним Даршат следил, они ничего не подозревали. А сейчас они уже начеку...
     - Ну, я пока думаю, но из альтернативных идей - только воспользоваться ситуацией с бандитами, тогда будет не до нас. Но я надеялся, что можно будет это пустить параллельными планами. Когда все пихаешь в одну кучу, есть шанс, что все не сработает, - напомнил Олег.
     - Еще можно организовать ответное похищение, - предложила ашару. - Обработать как следует и отпустить на работу, следя за каждым ее словом. Если я смогу вытянуть из нее Договор, она и пикнуть там без моего разрешения не сможет! - девушка легонько стукнула кулаком по столу.
     - Мне нравится, как ты мыслишь, - расплылся в улыбке Таммаоф, - грубовато, но эффективно. Другое дело, если жертва опоздает на часок, не начнут ли ее расспрашивать? Подобный вариант был бы довольно предсказуем, когда знаешь, что твой враг - демон.
     - Что нам мешает сделать это, когда она будет возвращаться с работы? И придет на рабочее место тик-в-тик!
     Бывший мент щелкнул пальцами.
     - Ты права! Голосую "За". Как именно собираешься следить от офиса?
     - Она будет моими глазами. И, если понадобится, руками и устами, - поведя бровью, ответила демон воздуха.
     - Нет, - Образ Душ поморщился, - как предлагаешь брать клиента.
     - Если надо, я могу и адресок пробить. По фотографии, - усмехнулась Вика. - Ну, или есть у вас ануннак?
     - Мне позвать Пыльного Скульптора? - будто очнувшись ото сна, приподняла тяжелые веки Ониэль. - Ему и так, и так следует знать, что здесь происходит, - девчонка слегка и как-то недобро склонила голову.
     - А я ему писал, если что.
     Олег повернулся к Вике.
     - Если можешь пробить адрес по фото, мы можем наведаться, и не дожидаясь вечера. Например, поймать на выходе из дома. Или взять ночью из теплой постели, хе-хе.
     - С другой стороны, если мы собирались под чужим ликом соваться туда с расспросами, то что нам помешает увидеть нужного человека из машины, стоящей на другой стороне улицы под чужим же лицом? Или из второго мира... - Рац-Азаар посмотрела на присутствующих халаку.
     Подумав, она добавила:
     - Ладно, свяжусь с ребятами. Ну, или распечатайте фото... Попробую найти кого-то через него. Не знаю, получится ли.
     - Можно и так. Любой из нас - я или Ониэль - могли бы провести клиента по местности, а там вы бы подобрались по нашей наводке, - кивнул Таммаоф. - Думаю, стоит пробовать и так, и так. Что получится, то и хорошо.
     - Тут есть принтер? - спросила девушка у Яфаборэля.
     - Принтер есть! И, кстати, по поводу маски, я могу такую изготовить, как ты спрашивал!- ламассу сидел, задумавшись.
     - Ты уверен, что она нам необходима? - чуть слышно подала голос Плач Всех Ушедших. - Может быть, нам хватит и тебя одного?
     - Хочешь на мясо меня пустить?- ухмыльнулся Иван.
     - Я извиняюсь, что встреваю... - сказала Рац-Азаар. - Но я бы попросила распечатать нам пару портретов Планктона.
     - Минуту,- сказал Яф и скинул фотографии на воткнутую в ноут флешку. Затем Мамету направился с флешкой в кабинет.
     - Яф мне дорог как память, да и инструмент очень полезный эта маска, а что, есть доводы против? – спросил Веселов.
     Принеся распечатанные листы с фото, Осквернитель изрек:
     - Я, кстати, нашел, где купить серебряные фляги.
     - Отлично, где? - поинтересовался халаку.
     - В ювелирке... -10 000 самая простая на 150 мл, - ответил Иван.
     - Мне просто кажется, что выпросить ручку или увести с тропинки одинокую путницу он и один сможет, - смиренно склонила голову Убийца. - Толпа только привлечет ненужное внимание, как я думаю.
     - А потом, когда мы вместе туда пойдем, пусть нас камеры всех запишут, кроме меня, конечно, - ответил Соколов.
     - Эта маска много где пригодится. Еще Шерлок Холмс уважал способность сменить облик, и не зря! – поддержал напарника Убийца.
     - Согласен, на нее только 1 свиток нужен, тем более, - добавил Творящий Красоту.
     - Если вы так считаете, пусть будет так, - согласилась Намтар.
     - Как думаешь, ее долго делать? - спросил Олег.
     - Нет, будем страдать из-за того, что тебя в клубы не пускают на фейсконтроле... Один день, после подбора маски, - ответил Иван.
     - Ну, значит, так тому и быть. В принципе, можно, наверное, Ахова попросить, чтоб он ее сделал, но тут сам смотри. В общем, предлагаю дождаться остальных, может, будут еще мысли. Ну, или как кому удобнее - он посмотрел на Рац.
« Последнее редактирование: 28 Мая 2016, 20:56:10 от Ifrael »
Записан
Сверло мое - ручка, а мрамор - тетрадь,
сегодня я скульптор, я буду писать!

Neforlution

  • Постоялец
  • ***
  • Пафос: 9
  • Сообщений: 201
  • Waterbird
    • Просмотр профиля
Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #38 : 26 Февраля 2016, 20:50:55 »

     - Ох... Надо попробовать сосредоточиться, - вздохнула Вика, раскладывая перед собой веером отпечатанные фото.
     Пару минут Рац-Азаар внимательно рассматривала фотографии, выбирая, на ее взгляд, самое подходящее лицо. Судя по результату, она старалась выбрать по возможности самое безвольное и непримечательное. Тогда она положила две руки на фотографию и, крепко уставившись в нее глазами, произнесла:
     - Приди!
     После этого, она вперила взгляд в стенку и начала осматриваться.
     - Ага, спим при зашторенных окнах. Рядом мужик какой-то. Небритый... Что еще? Шмотки на вешалке... Короче, ничем не примечательный казуал. Прекрасно! Блин, в спальне документов нет... Окей, попробуем завтра утром - вдруг у нее бейджик есть на работе, - ангел ветра тряхнула волосами, по-видимому, прекращая контакт. - Ну, смогла... Это уже плюс.
     Таммаоф с интересом наблюдал за происходящим, размышляя о том, как много всего умеют другие демоны, чего не умеет он. Ему страстно хотелось тоже это уметь, он даже сам удивился силе этого чувства.
     - Замечательный дар, - сказал он, - в общем, с ближайшими планами определились, но напоминаю, мы еще тут не все. Потому как поступим, подождем остальных в этом же составе, или у кого-то есть возражения?
     - Думаю, у нас найдется, что еще обсудить, - развела руками Карательница. - Нельзя продумывать ситуацию лишь на один шаг вперед - это путь к поражению. Поэтому, мы должны понимать, что будем делать дальше. В случае успеха первого шага и в случае его неудачи. Я не сторонница импровизаций.
     - Да, но может не все из нас согласятся с нашими идеями, или наоборот, появятся новые мысли. Картинку нужно сводить в кучу, когда все участники будут в сборе, - уточнил Конец Полета.
     - Как скажешь, - согласилась ашару. - У тебя найдется, где мне вздремнуть, пока подъедут остальные? - спросила она у Ивана.
     - Можешь занять мою кровать! - ответил тот.
     - Какое щедрое предложение и так сразу! - удивилась Рац-Азаар. - А ты как же?
     - Я могу переночевать в зале или у сына в спальне, мне не критично, не могу предложить женщине диван.
     - Мог бы не миндальничать, - улыбнулась девушка. - Я и в кресле, если надо, посплю. Но... Спасибо за предложение. Пошла я тогда. Будите, когда понадоблюсь.
     - Тогда, если вы не возражаете, я немного прогуляюсь, - вздохнула ангел смерти, поднимаясь со своего стула. - Подышу свежим воздухом, проветрю голову... Думаю, это будет совсем не плохо, - рассеянно потопала она в коридор.
     - Не будешь против компании? - подал голос Таммаоф, - или ты хотела побыть одна?
     - Я?.. Нет, не возражаю. Тем более что есть вещи, которые я хотела бы тебе рассказать, - кивнула демон скорби и смирения, надевая кеды.
     - Плох тот ламассу, что не миндальничает. А вы могли бы и у меня переночевать, еще зал не забили, - сказал ламассу.
     - Спасибо тебе, мой друг, правда, спасибо, - ответила ему аггел Второго Мира. - Но мне сейчас очень хочется сменить обстановку и обдумать все, что было здесь сегодня сказано. К тому же, - виновато улыбнулась она, - честно говоря, мне пока не стоит ночевать вне своего дома.
     - А-а-а-а-а, ну ок! – согласился хозиян квартиры.
     - Тогда пошли, - Убийца встал и задумчиво посмотрел на свою сумку. Нет, за все то время, сколько он ходил со своим оружием и прочими приспособлениями, падший слишком привязался к своей верной спутнице, и не мог ее оставить даже ненадолго. Это как будто был своего рода талисман. И тут он обратил внимание на разговор рядом с ним.
     - А, слушай, - он почесал переносицу и повернулся к Яфу, - я вообще думал просто пройтись и вернуться, как остальные очнутся. Но, с другой стороны, это я сплю урывками, а нормальные люди ночью спят, да и неизвестно, во сколько объявится тот же Дегас или Малаэль. Поэтому, в зависимости от того, будет кто из вас не спать, или нет, я либо вернусь, как кто-нибудь из них отпишется, или увидимся уже с утра. Но предупреждаю, что я тогда приду рано, потому что у нас будет много дел впереди.
     - У меня дела после того, как я сына отвезу, а так приходи, как получится! - Яф пожал плечами.
     - И во сколько сын? - уточнил предусмотрительный Олег.
     - Повезу в 12 дня, он же на каникулах, чтобы его  в 7 утра будить...
     - Ну, в общем, проверяйте тогда телефоны. Нам надо выработать консенсус, и, если мы не сможем встретиться, и будем слишком долго ждать, у нас будут проблемы. Но ладно, разберемся.
     Таммаоф поднял сумку, пожал Яфу лапу и был готов выходить.
     - Скоро увидимся, - кивнула другу Элохим, толкая дверь.
Записан
Сверло мое - ручка, а мрамор - тетрадь,
сегодня я скульптор, я буду писать!

Neforlution

  • Постоялец
  • ***
  • Пафос: 9
  • Сообщений: 201
  • Waterbird
    • Просмотр профиля
Re: Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #39 : 06 Апреля 2016, 23:27:29 »

Понедельник, 2 июня. 01.00.

     - Ты что-то конкретное хотела обсудить? - спросил Тамм, когда они вышли.
     Таммаоф всматривался в пустынные улицы, надеясь вовремя обнаружить слежку в случае ее появления, но пока ничего подозрительного не замечал.
     - Да, - выдохнула Себетту, задумчиво приложив палец к губам. - Признаться честно, есть одна вещь, которую я хотела спросить у тебя еще до того, как мы сегодня встретились. Только вот я не знаю, как это правильно выразить... - Падшая озадаченно посмотрела в сумеречное небо. - Если коротко, то мне нужно кое-что кое-откуда... скоммуниздить. "Кое-что" - это уголовное дело, "кое-откуда", соответственно, архив. Вот я и хотела спросить тебя... А, впрочем, наверное, я и сама могу в этом разобраться, - неожиданно махнула рукой Образ Смерти, чуть поежившись от ночной прохлады и спрятав руки в карманы. - Не буду тебя лишний раз загружать, тебе и так досталось.
     - Ну, ты уже начала, - спокойно сказал Олег, - но мне нужны подробности.
     Виолетта заглянула в непроницаемое лицо брата по Дому и негромко вздохнула.
     - В общем, мы тут подумали, - неловко пробормотала она, не уточняя, кто это - "мы", - что было бы неплохо достать вещь, которая имеет для Ермолова значение. А раз он поехал на своем расследовании, - девчонка описала пальцем круг вокруг виска, - то я подумала, что Дело может подойти. А, даже если и нет, там будут указания, что еще можно поискать. Идея такая, - Ониэль задумчиво посмотрела на сумеречное небо. - Если у меня будет что-то, что он будет бояться потерять, его гораздо проще будет усадить за стол переговоров, - Плач Всех Ушедших рассеянно пожала плечами. - Ладно, братишка. Я заварила эту кашу, я и буду ее расхлебывать.
     - Ну, хватит уже, - досадливо поморщился Олег, - ты дело говоришь, на самом деле, а кашу эту расхлебывать нам обоим, или меня там, скажешь, не было? А вообще, Ермоловым давно было пора заняться, только это мое дурацкое заточение все планы спутало.
     В следующий момент Олег себя одернул, в конце концов, это Ониэль, она не может вести себя иначе, не стоило так крыситься, и он уже более миролюбиво добавил:
     - Не обижайся, просто мы или одна команда, или каждый по отдельности, нужно уже как то определяться с этим, нет?
     - Мне просто стыдно, - честно призналась Халаку, - что я отнимаю время и силы у тебя. У команды. Что вот сейчас завела эту тему, когда у нас на носу - осада "УдобСинтеза", - она стридорозно выдохнула, будто на девчонку-демона вдруг накатил приступ астмы. - Поэтому спасибо тебе, что не осуждаешь меня. Давай работать вместе, -  неловко улыбнулась Намтар. – Ну, так как, ты в курсе, в каком отделении сидел наш доблестный майор?
     - Сейчас действительно сложно заниматься всем сразу, - признал Олег, - именно поэтому я и сам торможу с этой темой. Я кое-кого напряг узнавать про Мариньяка, но они пока молчат. А ты... Поясни подробнее свою идею.
     - Да что там за идея, - махнула рукой ангел смерти. - Узнаём, где работал Ермолов, приходим туда через Убежище, находим архив - через сколько лет, кстати, туда Дела отправляют? Ищем ключи от архива или же просто просачиваемся через дверь. Забираем нужное Дело и, в случае, если майор объявится снова, машем им перед его носом, предлагая либо сложить оружие и поговорить с нами, либо увидеть, как Дело превращается в кучку бумажной пыли. Я думаю, что до Ермолова, не смотря на его ошеломительную жажду мщения, можно достучаться, в прошлый раз мне это почти удалось. Еще у него есть два помощника, и все трое сильно страдают от своих Теней, но у меня есть предположение, в чем заключается боль каждого из них. С Ермоловым все понятно, а давить я собираюсь на то, что в своей мести он успел превратиться в то, с чем сам раньше сражался. Во-вторых, есть Катя, девушка с клешнями богомола. Догадался уже? - глаза аггела Второго Мира, блестящие в темноте, как два черных уголька, победно сверкнули. - Богомолы пожирают своих самцов, а Катина ненависть к брату, которому доставалось больше родительской любви и внимания, вылилась у нее в ненависть ко всем мужчинам вообще, - демон скорби и смирения рассеянно кивнула, прижав пальцы к вискам. - А третий - к сожалению, я не знаю его имени - скорее всего, страдает от собственного... Как же это сказать... В общем, не красавец он, - несколько смазанно закончила Элохим, видимо, сильно смутившись. - Если этой психомахией мы ничего не добьемся, ну, что ж, тогда настало время Валеры... - тяжко вздохнула Себетту, глядя на Нергала одновременно вопросительно и виновато.
     - Вероятнее всего, он работал в петроградском РУБОПе. И подобные дела лежат долго, я бы дал хороший шанс, что мы там найдем это дело, - покивал Таммаоф. - Другое дело, когда нам заняться этим. У нас обоих времени не так уж много, потому что спасение - дело неотложное, и это, конечно, та еще проблема. Но, с другой стороны, мы можем хоть этой ночью попробовать туда наведаться. В отличие от УдобСинтеза, нас там не ждут...
     - Тогда чего же мы ждем? - безмятежно мурлыкнула Падшая, вдруг крепко стиснув руку брата по Дому и развернувшись назад. - Думаю, у нас действительно не скоро еще появится свободная минутка. А ты, кстати, знаешь, где находится этот петроградский как-его там? - Образ Смерти прищурила глаз.
     Олег обреченно взял планшет. Как-то быстро его Ониэль взяла в оборот, но, с другой стороны, на Ермолова итак уже слишком долго забивали.
     - С тебя твой волшебный энергетик, ага? - сказал он, открывая карту. - Так, УМВД у нас на Большой Монетной 20, это через Неву - сообщил халаку. - Я бы искал архив там. Ты домой заходишь будешь?
     - Да нет, зачем? - пожала плечами Виолетта, увлеченно роясь в рюкзаке. В результате девчонка извлекла на свет термос, на дне которого еще что-то плескалось. - Держи, братец. Я потом еще наварю, - кивнула она. - Нет, если ты считаешь, что сейчас лучше заняться чем-то другим, давай. Может, я и правда поспешила со своим энтузиазмом, - виновато улыбнулась Ониэль.
     - Да если бы было что-то конкретное. А Ермоловым давно пора заняться было. В конце концов, у него такая же привязка могла быть и на Кристину...
     Таммаоф открыл крышку и принюхался. Затем в пару больших глотков выпил содержимое.
     - Кстати, - сказал он, поглощенный мыслью, - скажи мне, что ты знаешь про умение современных призраков создавать духовную связь с вещами? Их кто-то научил... и мне нужно разобраться в деталях этой их способности, а я помню слишком немногое.
     Они продолжили идти, но теперь Таммаоф стал смещаться к северу, чтобы выйти к Неве, и потом перебраться на другой берег.
     - Я не совсем уверена, - Плач Всех Ушедших задумчиво погладила подбородок двумя пальцами, - и кое-что додумала сама, так что отнесись к этому с долей критики. Ермолов упоминал, что есть некие Оковы - я так понимаю, это вещи, люди или места, имеющие большую важность для призрака. То, к чему он испытывает сильные эмоции, - добавила Халаку, морща лоб и заглядывая в сумеречное небо. - Они чувствуют, когда их Оковам грозит опасность. И возвращаются к ним после Страдания. Потеря Оков, как я понимаю, тоже несет в себе мало хорошего, - "Ты же знаешь, я на волоске", - сам по себе возник в ее голове голос Игоря. - Ах, да, есть еще некая Паутина - поэтичное название, правда? Судя по названию, это Знание, которое, собственно, и позволяет чувствовать нити между призраком и его Оковами. Вот, пожалуй, и все, что я пока знаю и предполагаю, - Намтар потерла пальцами переносицу. - И я, собственно, и пытаюсь сыграть на том, что Дело может оказаться одним из Оков Ермолова. Короче, ты прав, - вздохнула ангел смерти, хотя Образ Душ даже сказать еще ничего не успел, - надо поговорить с Игорем и расспросить его подробно, как, что и по чем. Или ты Кристину, - сама себе кивнула аггел Второго Мира. - Слушай, а чего мы время зря теряем? Давай пролетимся...
     - Не знаю, так хорошо идем, - пробормотал Таммаоф, - к тому же, я, если честно, надеялся, вдруг по пути на каких-нибудь гопников нарвемся. У меня как раз мало веры... Жаль, что, как они нужны, их никогда не встретишь.
     - Ну, знаешь, Центральный - это все-таки не тот район, где гопопасность наиболее высока, - пожала плечами демон скорби и смирения. - Тебе лучше в какой-нибудь Веселый Поселок сходить, раз уж душа просит приключений. А еще лучше - в Колпингаген, - усмехнулась Элохим. - Жалко, а то что-то мне захотелось над Невой пролететь... - мечтательно подняла она глаза на сумеречное небо.
     - Да я знаю, но мне пройтись хотелось, - просто ответил Таммаоф, а затем вспомнил пьянящее чувство полета вместе с Викой и улыбнулся - но если ты предлагала именно лететь, это я тоже с радостью. Мне, скорее, не хотелось по второму миру сокращать расстояние.
     - Тогда дай мне минутку, - пробормотала Себетту, торопливо отходя в темный угол. Оглядевшись и решив, что за Падшими не подглядывают, она спешно протиснулась сквозь тени, бросила одежду в рюкзачок и, раскинув руки, с нетерпением отдалась своей истинной сути. Пьяная улыбка заиграла на фиолетовых губах Образа Смерти, когда она потянулась крыльями сначала к небу, а затем к земле. Ощущение легкости завладело Виолеттой, она чуть присела, как ворона, и сделала первый сильный взмах, собрав воздушную подушку на груди и легко оторвавшись от земли.
     - Конечно.
     Таммаоф тоже осмотрелся - лишний взгляд лишним не бывает! - и, убрав верхнюю одежду в куртку, раскрыл крылья, взмывая вверх. Умиротворенное ощущение не покидало халаку, когда он осматривал город с высоты птичьего полета, этот вид был действительно красив. Дав немного времени Ониэли покувыркаться в воздухе, он направился к цели.
     На этот раз халаку успели вдоволь насладиться полетом, ведь от цели их отделяло несколько километров. Крылья Ониэль начали порядком уставать, когда, к ее радости, Таммаоф указал на величественную в своей простоте сталинскую семиэтажку и свернул в сторону лицейского сада неподалеку от пункта назначения. Заходя на посадку, демоны заметили компанию выпивающих молодых людей на лавочке возле памятника В.И.Ленину, поэтому им пришлось потратить некоторое время на поиск подходящей площадки для приземления. Несмотря на подступающие белые ночи, убийцы довольно быстро нашли затененную деревьями поляну, где могли вновь стать на грешную землю.
     - Вот интересно, мы вроде убийцы, а я еще никого не убил после возвращения, - поделился мыслями Олег во время одевания. - Дерево и прочая нечисть не в счет, - после паузы уточнил он.
     - Ну, как видишь, многое из того, что когда-то казалось единолично нашим, теперь подчиняется своим законам, - безмятежно усмехнулась девчонка, застегивая пуговицы на жилетке. - Все когда-то уходит, утекает сквозь пальцы... Может быть, теперь нам предназначена другая роль, - кивнула она, приглаживая стремительно темнеющие волосы.
     - Может быть, но тогда, получается, мы не убийцы? - Таммаоф с сомнением покосился на дробовик в сумке, - с одной стороны, наше прошлое делает нас теми, кто мы есть. Плюсов в этом тоже хватает, взять хоть способность к полету. А с другой стороны, криминалист во мне протестует против такого обвинения, - Олег осклабился, - свой срок я отмотал уже, ха-ха, и вроде как чист. Ну да не важно. Пойдем уже. Предлагаю осматриваться сразу из второго мира, нечего перед камерами шляться.
     - Как и все живое, мы изменяемся, становясь чем-то большим, но, в то же время, оставаясь собой, - все с тем же дзенским спокойствием промурлыкала Ониэль. - И есть ли смысл в формах и названиях, если я знаю, что я - это я? Ты, кстати, именно этим знанием разделил своих девчонок, - разлепив один глаз, Плач Всех Ушедших хитро зыркнула на брата. - А насчет Второго Мира - совершенно согласна. Не думаю, что кто-то будет ждать нас с ключами от дверей, так что, полагаю, придется через них просачиваться.
     - У меня мало веры, поэтому я попробую пройти через нихиль, - сказал Тамм. - Ты можешь тоже попробовать. Или можно тупо пройти сквозь стену, но, учитывая, что каждый переход тратит веру, это только если ты уверена в своих силах.
     Таммаоф оглянулся по сторонам, стараясь понять, не будет ли лишних свидетелей его перехода во второй мир и сделал шаг за Барьер, отметив про себя то, насколько он в этом районе крепок. Внимательно осматриваясь, Конец Полета пошел вдоль Большой Монетной. Ничего чересчур необычного не происходило, поэтому он спокойно добрался до дверей в здание УМВД, в Мире Мертвых еще более строгое на вид. Тем не менее, демона больше интересовало то, что происходило с ним в мире живых: на первом этаже, где, предположительно, располагалась "дежурка", горел свет и мелькали отблески телевизионного экрана. Другие окна оставались темными.
     Ориентируясь по ряби, которую оставил после себя Нергал, вслед за ним попыталась проскользнуть в мир теней и Виолетта.
     - Можно попробовать, но это довольно рискованно, - покачала головой и цокнула языком Халаку, догнав Конца Полета и глядя наверх, туда, где ряды окон, темных и холодных, как пустые глазницы, прерывала крыша. - Можно взлететь наверх и забраться через люк. Я смогу разъесть замок... Как в электрощитовой "Джакомо", помнишь? Ты можешь идти по Второму Миру и предупреждать меня, где внутри может быть сигнализация, а я буду идти по Землям Плоти и открывать двери для тебя, - предложила Убийца. - Давай я сейчас взлечу и посмотрю, что там, наверху?
     - Я бы предпочел не оставлять вообще следов, - сказал халаку, - я могу пройти через нихиль. Но давай все же осмотрим крышу. Но сначала погоди...
     Он внимательно прошелся вдоль окон, особенно его интересовали те, где был виден отблеск людского присутствия. Он запоминал их расположение и следил за тем, кто там находится. После этого он взмыл вверх, подхваченный вихрем.
     - Ржавчина разъела замок, ну чем не естественные следы? - возразила Намтар, в очередной раз пряча одежду. Ей было гораздо проще взлететь - а заодно и заглянуть в вышестоящие окна - чем пытаться открыть нихиль, как брату. - Ну, что? - положив локти на край крыши и активно работая крыльями, спросила ангел смерти.
     Таммаоф вздохнул, пытаясь понять, чем вызвана настойчивость девочки. Ничего на ум не лезло, так как в первую очередь он был озабочен проблемой проникновения, и не думал, что ему еще и придется придумывать, как оптимально провзаимодействовать с Ониэль.
     - Если других вариантов не будет... погодь, - сказал он, осматривая крышу. Увидев, что там довольно темно, Таммаоф взял себе ПНВ из сумки и предложил второй девочке.
     Побродив под разобранной крышей, демоны нашли старую, обитую оцинковкой дверь, закрытую на замок простейшим двойным ключом.
     - Есть шпилька или что-нибудь такое, типа тонкой проволочки? - без особой надежды спросил Таммаоф, роясь в сумке.
     - Да нет, откуда? - пожала плечами аггел Второго Мира, тоже ради интереса осветив недра своего рюкзачка. - Разве что ручка только. Мне ведь шпилька не нужна, волосы достаточно рукой пригладить, - усмехнулась демон скорби и смирения. - Итак? - деловито промурлыкала она, закатывая воображаемые рукава и подняв руку "пистолетом" вверх, что должно было символизировать ее готовность ломать все ненужное ради высшей справедливости.
     Таммаоф огляделся по сторонам, но, как назло, ни проволоки, ни огрызков старых ключей вокруг него не было - ничего, чем можно было бы взломать даже такой простой замок.
     - Слушай, давай поищем что-нибудь типа проволочки. Я не хочу ломать тут ничего, мы же вроде как хорошие ребята, помнишь? - он кисло усмехнулся. - Если найдешь что-то подходящее, с меня бигмак! - не то, чтобы это была сверхважная услуга, но Олегу хотелось перевести юношеский задор в более конструктивное русло.
     Элохим заглянула в "лицо" своей паучихи и тяжко вздохнула.
     - Лучше верни мне его обратно в том же состоянии, - она стала водить руками над рюкзачком, решая, какой из значков наименее ценный. Ценными были все. - Ладно, держи, - нехотя согласилась Себетту, отцепляя "Tracktor Bowling", поцеловав его на прощание и протянув Таммаофу.
     Тот с опаской покосился на значок - задачу понял. Айн момент...
     Он склонился над замком, осторожно вспоминая то, что помнил. Практики у него было все-таки не много, но все же она была.
     Таммаоф про себя чертыхнулся, понимая, что даже простейший сувальдный замок не вскроет одной лишь хлипкой булавкой, поэтому, скрепя сердце, достал ключи от дома и, освободив от всего лишнего кольцо, державшее их, принялся его разгибать. Превозмогая боль в пальцах, Конец Полета сумел отогнуть достаточно длинный участок, чтобы засунуть его внутрь замка, что он и сделал. После этого, он, извинившись перед Ониэль, выломал булавку из значка и попытался надавить на ответную часть механизма замка. Ничего. Тогда Убийца нащупал булавкой новое место и замок, наконец, загремел в знак того, что дверь открылась.
     - Кажется, получилось... Извини за значок, но я тебе его починю, и будет как новенький.
     Олег убрал импровизированные отмычки в карман и встал, глядя на приоткрывшуюся дверь.
     - Раз тебя не видно камерами, то, я думаю, и прочими датчиками тоже. Так что есть смысл идти мне по второму, тебе по первому миру. И будь готова при малейшем шорохе прятаться обратно в мир духов, чтоб с людьми не пересекаться.
     - Да ладно уже, не трать свое время на такие мелочи, - пожала плечами Падшая, снова пытаясь следовать по нитям, которые оставил Конец Полета, проходя сквозь стеклянную стену. - Молодец, - улыбнулась она, кладя руку на открывшуюся дверь. - Я вхожу.
     С этими словами она толкнула дверь, с любопытством заглядывая внутрь.
     За дверью было темно и тихо. Ни крыс, ни тараканов - почти стерильно. Перед дверью располагалась небольшая площадка, которая заканчивалась короткой лестницей, ведущей к верхнему обитаемому этажу.
     Образ Смерти обернулась, кивнула своему брату и махнула рукой, призывая: "иди за мной". Крылья ей больше не были нужны, как и скорость реакции, и на секунду Виолетта задержалась, вызывая в себе силы, позволяющие более тонко чувствовать реальность. Закончив, девчонка ради интереса пощупала нити Мироздания - слишком уж стерильной показалась ей площадка, и хотелось бы верить, что это - просто следствие вовремя вызванной Санэпидемстанции.
     Приняв истинную форму, объединившую в себе суть ее знаний Смерти и Царств, Ониэль прислушалась к своему ощущению сверхъестественного и убедилась, что ничего особенного, с этой точки зрения, здание собой не представляет. Единственное, что она почувствовала здесь - это то, насколько крепкий барьер в этом месте разделял оба мира и небольшой всплеск в паре кварталов к северу.
     - Чисто, - тихо шепнула Ониэль, показав Убийце пальцами "ок". - Ничего сверхъестественного. А я уж боялась, что такое сочное место Ермолов без охраны не оставит, - Плач Всех Ушедших жутковато усмехнулась. - Ну, что ж, тогда вперед...
     Халаку неспешно вплыла на площадку, держась теней, а затем осторожно скользнула на лестницу, стараясь оставаться как можно более незаметной. Впрочем, должно быть, до утра все этажи, кроме первого, пусты. Оказавшись на лестнице, Убийца беспокойно закрутила головой, внимательно всматриваясь в темноту. Впереди должен был быть коридор...
     - Еще можем нарваться на какого-нибудь заблудшего призрака, - пробормотал Таммаоф. Ему казалось, что уж в здании-то УМВД вполне может кто-то обитать. В этот момент его тело начало мерцать, пропуская в себя нечеловеческие энергии, и он шагнул в мир духов.
     Со второй попытки протиснувшись через толстенный барьер, Таммаоф вышел вперед, зная, что она прекрасно видит его и медленно повел по этажам здания. На их счастье, пластиковые двери, расположенные между пролетами лестничной клетки и этажами, не были заперты, поэтому демоны почти беспрепятственно добрались до первого этажа, где, по прикидкам Конца Полета, должен был располагаться архив. Он старался рассчитать их движение так, чтобы выйти с лестницы второго этажа справа от входной двери - там, где окна были тщательно заложены кирпичом. Таммаоф дал знак Ониэль, что проход чист, но они оба понимали, что ситуация может измениться в любой момент - дежурный мог в любой момент выйти в коридор "по делам", а он, между прочим, был хотя и тускло, но освещен - отчасти городскими огнями, отчасти светом из комнаты дежурного.
     - Так, - сказал Таммаоф, - подожди тут на лестнице. Барьер слишком толстый, чтоб скакать туда-сюда, а этот просматриваемый коридор мне тоже не нравится. Я сейчас быстренько сгоняю, посмотрю на таблички и вернусь.
     Намтар только кивнула и махнула рукой: "иди". Договорятся о дальнейших действиях они уже после того, как Халаку вернется с разведки, а пока, в случае подошедших неприятностей, ангел смерти собиралась прятаться под лестницей.
     Тамм проскользнул в коридор и двинулся дальше, оставив девочку позади.
     Он прошел мимо обветшалой двери с безымянной табличкой, на которой красовалось число 103; архивной комнаты №102, запертой на тяжелую стальную дверь; дежурной части, в которой за витриной пластиковой оконной будки двое полицейских смотрели телевизор, время от времени перебрасываясь словами. Он миновал входную дверь, обитую мягкой "кожей", столовую с кухней, потом повернул вдоль стены в обратную сторону и встретил по правую руку вход на вторую лестницу, кабинет начальника караула, приемную, отдел кадров и комнату тех.персонала. Так он снова оказался у двери, где Таммаофа поджидала Плач Всех Ушедших.
     - Нашел архив. Ментов двое, смотрят телек. Пойду еще замок осмотрю. Ты выглянь, если дверь откроется, заскакивай. Или я вернусь. - Жаль, но замок слишком сложный, и вряд ли получится его открыть изнутри. Значит, у нас есть два варианта: очевидный - это воспользоваться нихилем, чтобы переместиться за дверь. Еще есть достаточно безумный вариант - раздобыть ключ, но он имеет много "но". Хотя, конечно, было бы занятным заморочить людям голову, например, с помощью нашей печати, но тут проблема в том, что меня видно на камерах, да и вообще, сложно все это. Проще перейти через второй мир и никого не трогать.
     - Я бы с удовольствием, только Завеса здесь, как в месте, полном холодной логики, очень уж толстая, поэтому призраки здесь и не селятся, хотя, ты прав, могли бы, - тихо зашептала многоголосая аггел Второго Мира, задумчиво приложив белый палец к темно-фиолетовому подбородку. - А столь грубо вмешиваться в жизнь неподготовленных людей чревато - давай не будем рисковать. И, кстати, а мы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб? - хихикнула демон скорби и смирения. - Или так. Ты, случаем, не видел, где здесь кладовая?
     - Логики, говоришь, - хмыкнул бывший мент, - уж чего-чего, а этим тут пахнет не часто. Скорее, расчетом и скукой... А зачем тебе кладовая?
     - Очень жаль, что всё в очередной раз не так, так мы себе представляем, - Элохим покачала головой. - Ну-у, можно было бы взять оттуда ведро и отправить его с грохотом катиться по лестнице. Сначала бы охранники искали, что за шум, а потом - откуда это ведро взялось, и у нас было бы много времени, чтобы взять ключ, порыться в архиве и даже еще на место его вернуть, - Себетту задумчиво почесала подбородок, вопросительно глядя на Нергала. - Я могла бы прямо сейчас выйти в коридор и подергать дверь подсобки. Вдруг там открыто? В конце концов, кому придет в голову красть ведра и швабры, ну, кроме нас, конечно? - улыбнулась она.
     - Давай, только осторожно.
     Тогда Падшая в очередной раз приоткрыла дверь, но на этот раз вошла в нее сама, предварительно осмотревшись и убедившись, что коридор по-прежнему пуст. На случай, если ей придется срочно прятаться в Землях Теней, Образ Смерти держала в руке маленькое зеркальце, в котором отражалась только скрывающаяся за дверью лестница. Со всей доступной ей бесшумностью приблизившись к двери кладовки, Виолетта положила на ручку белую ладонь и попыталась ее открыть.
     Закрыто. Бросив взгляд на замок, они с Таммаофом отметили, что он был очень похож на тот, что они вскрыли парой минут раньше на чердаке.
     - Что, даже тут заперто? - иронически произнес Олег, - не удивлюсь, если наше дело тут, и половину листов из него уже потратили в кабинете задумчивости. Это объяснило бы психическое состояние Ермолова.
     Девчонка досадно цокнула языком и покачала головой, после чего указала на значок на своем портфеле-паучихе, затем на замок и, наконец, на себя, вопросительно подняв брови. Видимо, эта пантомима должна была означать "Может, я попробую"?
     Зеркальце в руке Ониэль отправилось обратно в карман, зато на свет были извлечены ключи. Сняв светящийся брелок со скорпионом почти до конца, Плач Всех Ушедших, ничтоже сумняшеся, с силой сжала украшение зубами, с остервенелым рвением оттягивая оставшееся кольцо, и пытаясь разогнуть его хоть немного.
     Но сил для этого у нее явно недоставало. Проклятое кольцо никак не желало поддаваться.
     Намтар выставила палец, прося подождать минуточку, после чего снова зажала брелок зубами, пытаясь разогнуть кольцо в два раза усерднее. Наверное, так же старательно голодные коты тянут сосиску из жадных рук хозяина. Ангел смерти даже тихо зашипела от напряжения, вкладывая в попытку всю свою волю. В конце концов, ей было, ради кого стараться.
     Ониэль даже не почувствовала, как кольцо разогнулось. Будто оно было пластилиновым.
     Одними губами Халаку воскликнула "О!", и, довольно щурясь, показала брату пальцами "ок". Дело осталось за малым: взять значок и разогнуть его об ключ. Решив на этот раз пожертвовать "Апокалиптикой", Убийца сняла значок и, тихо вздохнув, сконцентрировалась на своей бархотке с крестиком, стараясь превратить пластмассу в пыль. Аггел Второго Мира боялась, что шум, с которым она попыталась бы выломать булавку, мог привлечь ненужное внимание.
     Ей потребовалась вся аккуратность, чтобы энергия разрушения не задела булавку, но, в конце концов, Ониэль удалось воплотить свой замысел.
     Разогнуть булавку, наверное, смог бы и детсадовец. Справившись и с этим, "юный медвежатник", как пророчески охарактеризовал коллегу Творящий Красоту, присела на колени перед дверью и помахала рукой Таммаофу, прося его подойти поближе. Настало время демону скорби и смирения познать азы темной, но полезной науки вскрытия замков.
     Олег подошел, и, не заботясь о том, что его призрачный голос кто-то услышит, принялся рассказывать девочке принципы работы замка и методику его вскрытия. Делиться знаниями было неожиданно приятно, пусть даже это была такая мелочь, в конце концов, сам бывший мент знал лишь азы.
     Элохим даже язык закусила от усердия, старательно выполняя инструкции Конца Полета и надеясь удержать в голове все его комментарии. Замок казался ей каким-то неведомым чудовищем, и Себетту решительно засунула в его пасть свое оружие: ключи и булавку, готовясь выйти из этой схватки победителем. А для этого, похоже, чудищу требовалось переворошить "оружием" все внутренности.
     Затаив дыхание, Ониэль начала шарить по замочной скважине в надежде найти слабое место в механизме замка. Она пыхтела почти две минуты, рискуя в любой момент быть раскрытой, если дежурный выйдет по малой нужде, но, в конце концов, замок громыхнул - дверь оказалась открыта. Оставалось молиться, что звук открывающегося замка не сможет перебить громкости телевизора.
     По-детски непосредственная, хоть и молчаливая, радость Падшей длилась всего секунду, после чего сменилась столь же тихим ужасом - вот уж громыхнула так громыхнула. Зачем-то театрально пошарив руками по косяку двери кладовой - это явно была очередная пантомима для Нергала, призывающая его поискать что-то на этой самой двери, Образ Смерти снова метнулась к лестничной двери, спряталась за ней и приставила ухо к щели - выйдет кто-то или нет?
     - Я не понял, что ты от меня хочешь, щас лучше гляну, нет ли кипеша, - быстро произнес Олег, метнувшись к дежурке.
     Постояв так пару минут, она убедилась, что никто не спешит проверять, кто открыл дверь подсобки, и смогла выдохнуть с облегчением.
     Сделав так, Виолетта чуть приоткрыла дверь и вопросительно посмотрела на Образ Душ, будто спрашивая: "Ну, что, нашел? "
     - Все чисто. Че хотела-то? - спросил Халаку, вернувшись.
     Девчонка в ответ поманила Олега пальцем, и, не разжимая зубов, тихо прошипела:
     - Сигнализацию поищи.
     - Да ничего там нет, все, что может быть - на внешнем периметре, - отмахнулся Тамм, - иди в подсобку, но пока не начинай, я ключ поищу сначала.
     Ониэль снова вплыла в коридор, уже без страха открыла дверь подсобки и протиснулась внутрь, прикрыв за собой дверь. Где-то здесь должно быть ведро, большое, жестяное и очень, очень шумное...
     Долго искать не пришлось. Мимолетного взгляда, брошенного в один из углов, было достаточно, чтобы обнаружить его здесь - заполненное тряпками и с торчащей оттуда шваброй.
     Жадно потирая холодные ладошки, как большая белая муха, Плач Всех Ушедших принялась освобождать орудие отвлечения от всего лишнего. Швабра была вынута и оставлена в сторону, за ней скоро последовали и тряпки. В довершение Халаку повесила пустое ведро себе на руку и осторожно выглянула обратно в коридор.
     Тамм вернулся снова.
     - Ключ нашел, но мне нужно будет время, чтобы с ним разобраться. Сможешь отвлечь их на некоторое время? Типа шуметь в разных местах и так далее?
     Безмятежность на лице Убийцы мгновенно сменилась ужасом и растерянностью. Несколько секунд она обреченно смотрела на духа, а после молча поманила его рукой к себе в кладовку.
     - Послушай, Таммаоф, - тихо вздохнула Намтар, как всегда, когда пыталась кого-то убедить, - это становится слишком сложным. Во-первых, их двое, они могут разделиться и банально зажать меня в угол, а тут уже мне по-любому придется или Шагать за Завесу, или набрасывать Плащ Теней, и тогда наш план потеряет смысл. Они могут побежать к очередному "бум-бум" через первый этаж и увидеть тебя. В конце концов, тебя могут заметить позже, когда будут пересматривать записи с камер, - ангел смерти посмотрела на брата умоляющим взглядом. - Короче, если бы тебе не пришлось там долго возиться, этот план имел бы смысл. Но так - проще уж действительно идти через Бурю. Я очень удивлюсь, если мне удастся водить эту парочку по этажам хотя бы две минуты и не попасться, - виновато опустила глаза аггел Второго Мира, ожидая, что Веселов будет спорить.
     Таммаоф с некоторым облегчением кивнул. Дело зашло слишком далеко, и он уже не хотел одергивать девочку на полпути, но, учитывая, что ключи оказались запечатанными, хорошо, что она сама решила отказаться от этого плана. В этом была вина и самого Олега: он успел забыть, какие меры предосторожности применялись обычно в подобных случаях - дни, когда он был еще молодым и зеленым, разбираясь во всем этом, давно миновали; а потом уже слишком многое произошло, чтобы обращать на такие мелочи внимание.
     - Ну, тогда давай я первый, - сказал он, - только лучше не ходить через бурю, а просто прыгнуть. Пространство изнанки довольно специфично, и два шага там совершенно не обязательно означает два шага здесь. Закрывай дверь и иди сюда, - и он протянул ей руку, готовый встретить девочку на этой стороне, в призрачном коридоре.
     Демон скорби и смирения со вздохом поставила ведро обратно на пол, достала из кармана зеркальце и открыла его. В серебристом стекле отразилось решетчатое окно, а за ним - густые сумерки. Элохим смотрела на Таммаофа как бы сквозь отражение, придерживая рукой дверь, а затем шагнула вперед, навстречу Нергалу, стараясь протиснуться сквозь Саван.
     Мгновение – и Ониэль стояла уже рядом с ним по ту сторону Завесы.

Ониэль: - 1 ПСВ
« Последнее редактирование: 28 Мая 2016, 20:55:28 от Ifrael »
Записан
Сверло мое - ручка, а мрамор - тетрадь,
сегодня я скульптор, я буду писать!

Neruman

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 8
  • Сообщений: 357
  • И.С. Михайлов
    • Просмотр профиля
Re: Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #40 : 28 Апреля 2016, 10:24:52 »

Поздно ночью

     Представление закончилось, свечи догорели и благодарные зрители отправились восвояси. Даже актёры смогли провести краткий разбор полёта, да обсудить план действий. Пора Дегасу возвращаться домой, в надежде урвать себе кусок сна к рабочему понедельнику. Парень вытащил мобильник и уже почти набрал номер такси, как догрузились сообщения Таммаофа в скайпе. Просмотрев всё то, что Почётный Комиссар вывалил печатными буквами, Дегас развернулся и нажал на звонок в квартиру Малаэля.
     - Так, друже. Поехали к Яфу. Похоже, ночь только начинается.
Ещё через некоторое время Дегас и Малаэль стояли на лестничной площадке Осквернителя и набирал смску, чтобы их впустили без лишнего шума.
     - Ну что за жизнь. - ворчал Малаэль, которого Дегас успел выдернуть из кровати, отчаянно пытаясь протереть глаза, под которые словно песка насыпали, - Сначала пол ночи пытаешься перевоспитать барыг, которые еще и выпивают твое пиво, хотя по хорошему, надо было ему морду набить, а потом, вместо того, чтобы спать, тащишься на совещание. А вот, господа, похоже, спят и в ус не дуют... Набери его, что ли, может он не слышал?
Услышав пиликанье мобильника, Ламассу открыл глаза и увидел СМС от Дегаса о том, что гости ждут под дверью. Встав с дивана, который располагался в зале, Яфаборэль двинул к двери по пути натягивая джинсы.
      - Не бери в голову, - усмехнулся Дегас, - Они люди спокойные, по ночам спят, приключений на задницу не ищут. Одним словом, скукота... Интересно, прокатит или не прокатит? - Дегас осторожно пощупал воздух перед дверью, припоминая, куда выходил стародавний проложенный путь. Сейчас Дегас был во всех смыслах смертным, и ему было очень любопытно, сможет ли кто из людей забрести на его тропы совершенно случайно.
 В этот момент, Иван открыл дверь и увидел ладони кузнеца в воздухе.
     - Даже свечи не пришлось зажигать, - хихикнул Преступник
 Ламассу был слегка взъерошен и выглядел сонным, ничего необычного для почти трех часов ночи.
      - Здравствуй, Яф! - протянул руку Дегас, и ойкнул от рукопожатия
      - Проходите на кухню, - сказал Иван протягивая руку собрату. Правда, кроме как рассказать о состоявшемся собрании, особо ничем удивить не смогу.
      - Мы это, совсем опоздали? - тихо спросил Дегас, поправив рюкзак на спине, - Прости нас за вторжение. И, если мы совсем не к месту, то мы, наверное, пойдём. Да, Сева?
      - Ну зачем, надо же рассказать Вам о планах и событиях, но чернокрылые упорхнули из гнезда... Вы ужинали? спросил Ламассу со взглядом заботливого отца на загулявшихся детей.
     - Да, если мы не к месту, мы пойдем. Досыпать.
Кивнул Сева, проходя следом за Дегасом и закрывая за собой дверь. Пожал руку Ламассу, скинув на вешалку плащ и разуваясь.
     - Я бы не отказался от еды. И кофе. Желательно с коньяком.
     - Я бы не отказался, что бы мой сын поспал, поэтому особо не шумите, - сказал Ламассу открывая на кухне коньяк.
     - Вообще, новости не айс, пропал падший, который по просьбе Олега следил за УдобСинтезом.
     - Да какие вопросы. Это просто чтобы не заснуть окончательно. Ладно, рассказывай, что вы тут без нас нарешали.
Сева засыпал в чашку две ложки кофе, присыпал сверху ударной дозой сахара и щедро плеснул в кружку коньяку.
     - Нифига себе. Какие новости.
Иван постепенно рассказывал о пропаже фотографа и помешивал кофе на огне.
     - Копать-хоронить... - буркнул Дегас и устроился на кухне, - Чего ж Тамм не сказал этого? Ладно. Какой план у нас есть сейчас?
     - План придумать, как влезть в УдобСинтез! Сейчас рассматриваем бандитский налет, который попробует устроить Тамм, и под прикрытием влезть туда и проверить на предмет артефактов и реликвариев, - ответил Иван, наливая кофе в чашечки с коньяком и медленно помешивая.
     - Эй-Вэй!!! Если там пропал Падший, и идут разговоры о реликвариях, то массовка - это последнее о чём нужно думать. Вдруг там дьявол? Да и, если нет, всё равно не безопасно. Слишком грубо для разведки и спасательной операции
     - Мы не можем влезть туда парой не подготовленных особей, план гораздо длиннее и развернутее, обсудим это завтра днем, когда я отвезу сына к жене! А вообще у меня леди Рац, в спальне спит.
     - Вообще, завтра я должен туда идти завтра, попробовать устроиться на работу охранником... Но что-то после таких новостей я не очень уже туда хочу.
     - Это как раз к тому, что тебе не стоит туда идти.
     - Тамм говорил кое-что о свитках. Что решили?
     - Мы думаем о том, что нужнее, но маску смены личности обсуждаем всерьез! - ответил Иван.
     - Надо думать, сначала, как нам вскрыть чертову контору. Интересно, нам смогут выправить какие-нибудь корочки, чтобы мы нагрянули туда под видом журналюг или проверки? Еще есть возможность гражданской экологической экспертизы, но...
Сева задумчиво поскреб щеку.
     - Либо там есть что-то, что чует Падших на раз, либо... либо у нас во Дворе завелась крыса.
     - Фотографа отловили за слежкой. Думаем у них есть своя служба безопасности. Влезть туда и дурак может при условии, что нас ждут! А так, принимаешь обличие, не отражаешься на камере и заходишь, все! - сказал Ламассу приподняв бровь, - Корочки особо не жди, нам и так ништяков надавали...
     - Хорошая у них служба безопасности, если он так пропал, что его Двор найти не может... Я тоже так уметь хочу.
     - Мы до сих пор не знаем с кем имеем дело, демоны, призраки типа того, что Олега зажевал или вообще хз еще кто,- сказал Яф.
      - Замкнутый круг. По хорошему, сначала надо выяснить, кто, а потом лезть, но нельзя выяснить, если не залезть. Весело...
      - Именно так, поэтому хотим отвлечь противника на бандюков и зайти с тыла, логично же! - пожал плечами Иван.
      - С бандюками, кстати, хорошая идея, мне нравится. В эпицентре разборки им будет вообще не до чего, а если еще ментов натравить, так вообще сказка будет.
      - Так точно, больше проблем, ниже концентрация внимания!, - Ламассу нарезал копченое мяско на кружочки багета и заботливо нафигачил гору бутеров на тарелку в центр стола.
      - А вариант силового проникновения вы в любом случае не рассматриваете? Ну, организовать "маски-шоу", положить всех мордами в пол и предметно допросить с помощью Печати?
Сева аккуратно взял бутерброд сверху горки, надкусил, сосредоточенно жуя.
     - Обсуждаемо это все! - ответил падший сквозь бутерброд.
     - Так... - поморщился Дегас, - пойти непонятно куда, не понятно к кому за засланцем... Знаете, опытный Анту может оказаться за спиной искомого за пять минут, где бы искомый ни находился. Нам бы определиться с задачей. Мы хотим злодеев наказать? Если поднатужусь, то смогу украсть дом целиком. Мы хотим засланца спасти? Сложно, но тоже возможно соорудить артефакт-другой. Начнём, конечно, с этого. Времени на подготовку у нас много? Мне утром может прийти Вера, и я уже стану на что-то годен.
     - Во-первых, один ты в любом случае кашу не сваришь, во-вторых - тот кто его украл не держит его на базе, просто заманивает нас... Поэтому и думаем, как передок прикрыть.
     - Я не говорил про себя. В прошлый раз, когда я изображал Анту - я чуть не самоубился. Но я поспрашиваю у других. К тому же, вся соль в том, что при нужном ритуале Анту окажется прямо за спиной у цели, минуя любые ловушки. Грубо говоря, появился из ниоткуда, схватил и исчез в никуда. И заманивай нас - иззаманивайся сколько душе угодно.
     - А давайте попросим Ашару посмотреть на предмет наличия всякой начинки УдобСинтеза, - предложил Ламассу.
     - Почему бы и нет? - ответил Дегас и потянулся за бутербродом
     - Это надо поставить первым пунктом плана. А потом принимать решение. Как в старые добрые времена, - съязвил Ламассу.
     - Если он где-то в Синтезе, а не в каком-то невнятном пандемониуме, я могу по крайней мере, определить его местонахождение. И вообще, посмотреть, кто там есть. Должен же у них в офисе быть хоть какой-нибудь кактус у компа. Но для этого надо, опять же, подойти достаточно близко. Кстати, а у них это единственное помещение? Или единственное известное нам? Должен же у них склад какой-нибудь быть, где они свою дрянь хранят...
     - У нас нет такой информации, но если бы он был, то значился бы на балансе юр. лица, - сказал Ламассу.
     - А если в частном порядке? Не знаю, гараж какой-нибудь?
     - Это выясняется слежкой, и как мы знаем - затея не из шикарных! - сказал Иван.
     - Н-да. В общем, я верно понял, что любой наш план, так или иначе, сводится к проникновению в офис?
     - Увы и ах!...
     - Видимо, небрежность нам опасна вдвойне... - выдохнул Дегас, - Вариантов у нас не так уж и много.
Во-первых, есть ли там привязанный или нет? Кстати, что скажете об артефакте, ищущего Веру? Можно будет Хну-Ума попросить сделать очки с этим эффектом. Таким образом мы сможем понять, есть ли где Реликварий Привязанного, да задетектим демонические ловушки 
     - Я все таки настаиваю на помощи Ашару в этом деле, в конце концов, в вопросе с Олегом это помогло! - пробурчал Яф.
     - Идти наобум хуже, чем идти почти наобум...
     - Я с тобой согласен, Яф. Помощь Ашару- обязательна. И, как ты сказал, почти наобум - лучше. Малаэль, слушай. Что если подарить твоим травам способность видеть Веру? Мы и карту составим, и ловушки на ней. Возьмём, скажем, редкий вид лиан или орхидей...
     - А может создадим, "свет мой зеркальце скажи"?- предложил Ламассу.
     - А почему бы и нет?
     - Только настраивать как будешь? - Проще будет искать предметы или людей по фото к примеру, нужна помощь четвертого дома... Других вариантов нет на мой взгляд, - но можно это обсудить.
     - Тогда предлагаю очень старое блюдо и яблоко, на котором выгравируется нужная нам картинка. И в результате мы увидим только ближайшее окружение цели, но ни пути до него, ни местоположения. Удобно, чтобы подглядывать, но к нам оно подходит не слишком. Давай такое же, но без фотографической картинки, а с планом помещений и подсветкой важных нам особенностей?
     - Я полагаю, надо выяснить, какого эффекта достичь проще, а пока, ждем результатов по поводу наводки бандитов на Синтез, - Ламассу задумался.
     - Тут всё просто. Чем сложнее и элегантнее эффект, тем большего мастерства он требует, и тем значимее должны оказаться сосуды для артефакта. Если подумать, я вполне смогу похитить целый дом и перенести его в нужное место, но на это наверняка уйдут все наши сбережения.
     - К слову, почему бы нам не соорудить гарнитуру, которая будет оповещать о скорой опасности для владельца? Правда, нам понадобится помощь Ашару.
     - А жильцов дома ты как будешь защищать от эффектов? - Иван удивленно посмотрел на Аннунака
     - Двор нам этого не простит, помяни мое слово! – мозг Ламассу перебирал тысячи вариантов на тему, что может пойти не так, особенно если какая-нибудь старушка решит сходить за хлебом.
     - Позвоню в ФБР и позову на помощь Малдера, - посмеялся Дегас
     - Аха....- все, что смог выжать из себя Яф.
     - А вот гарнитура нам пригодится
     - Какая гарнитура? - спросил падший.
     - Что-то вроде паучьего чутья. Нашего засланца сгубила невнимательность, как бы абсурдно это не звучало. Кто-то застал его в врасплох. Смогли с ним - смогут и с остальными. А вот сигнализация под ухом явно лишит врага этого преимущества
     - Слишком абстрактно даже для меня - ангела воды...
     - Поясняю, - насупился Дегас, - Неберу неплохо разбираются в предсказаниях. Мы вполне можем соорудить артефакт, который будет предсказывать опасность. Снарядим его нашему агенту, и агент заранее узнает, что его попытаются ударить палкой по голове. Так что, ударить исподтишка не получится.
     - Даже Ашару не могут быть до конца уверены в своих видениях, а ты антенну хочешь, мечтать не вредно, - тихо засмеялся Яфаборэль.
     - Именно поэтому Знание Кузни относится к Аннунакам, а не к Неберу
     - Надо уже определиться, сколько и чего нам нужно, а то мы уже увлеклись, а сырье ограничено - грустно констатировал Иван.
     - Ну вы и орете, - почесывая голову, прокомментировала Вика, неожиданно появившись в дверях кухни. - Удивляюсь, как это ребенок еще не проснулся, - она улыбнулась и потянулась к кофеварке.
     - Ребенок сегодня бегал от маньяка с бензопилой, боюсь этот шум его пугает не так сильно,- ответил Ламассу, протягивая сливки для кофеварки.

     - О! Привет, ребята, - махнула рукой Рац-Азаар, глядя то на Дегаса, то на Малаэля. - Это про вас говорил Нергаль?
     - Видимо да. - слегка пожал плечами Малаэль, коротко поднимаясь из-за стола в знак приветствия. - Малаэль Князь Волков, к вашим услугам. Можно просто Сева. Да, кстати. Передайте кто-нибудь шефу, если вдруг он сейчас сам не заявится, что у нас теперь есть BMW.
     - Падший рыцарь Рац-Азаар из Дома Нарастающего Ветра к вашим услугам, господа, - вяло протянула Вика, нажимая заветную кнопку на кофеварке.
     - Дегас Пыльный Скульптор из Дома Огня и Камня, - встрепенулся было Дегас и стряхнул с плеча несуществующую перхоть, - Приятно познакомиться, - впрочем, скрыть синяки на руке ему в голову так и не пришло, - Видимо, про нас.
     - Ах да, - как бы неожиданно вспомнив, добавила Ашару. - Можно звать меня Викой.
     - Ваня, - улыбнулся демон, - Мы тут обсуждали план спасения нашего засланца. Присоединитесь?
     - Излагайте, - улыбнувшись, ответила Рац-Азаар. Она наполнила бокал кофе и уселась за стол.
     - Да вот, думаем, что нам сейчас важнее - пойти напролом, зная, что нас ждут, либо найти лазейки, чтобы вытащить пленника, и уже потом вытаскивать из УдобСинтеза всё значимое. Первый вариант - простой и топорный. Второй - правильный и рискованный. Вы, кстати, не смогли обнаружить Даршатдавара? Знай, мы место его расположения, дотянуться до него было бы раз плюнуть... Ну, не "раз", конечно, но достаточно легко. И да. Я, конечно, извиняюсь, но вы случайно не знакомы с Анту?
     - А! Вас не было, когда я говорила, что мне до него не дотянуться? Ну что ж, вот я и повторила... И да, я знаю одного очень хорошего анту.
     - Да-да? - глаза Дегаса запылали искренним интересом
     - Ты наверняка знаешь Барадеркима. Он частный детектив и мой вассал. Этот парень уже здорово помог нам узнать много нового об "УдобСинтезе", - ответила Рац-Азаар. - Тебе-то он сейчас зачем?
     - Увы, не знакомы, - преступник покачал головой, - Мне важно узнать, сможет ли он выйти на след Даршатдавара. Сможем проложить до него тропку - сможем спасти практически из любой западни, где бы тот ни находился. Ну, кроме всем известной, разумеется.
     - Если бы все было так легко, - с легким раздражением парировала Ашару, - это было бы уже сделано. Если я не могу даже почувствовать Даршатдавара, то Барадеркиму к нему тоже путь не проложить. Я уже обращалась к нему - сам-то не пробовал проложить путь больше пяти километров?
     -Вопрос не в дальности и не в вашей разрешающей способности, мадам. Вопрос в конкретных навыках, вернее в одном конкретном ритуале, который я не могу вспомнить из-за чрезвычайной избирательной памяти моего смертного тела. Я сам лично мог оказаться на другом конце мироздания за какие-то мгновения, если искомый находился именно там. И мне было совершенно не важно, где именно находилась потерянная душа, и знать координаты не являлось необходимой информацией, - Дегас опустил глаза, - Это было бы идеальным решением. Но ритуал я не помню. Подозреваю, что помнят Анту, хотя, судя по всему, надежды остаётся не так уж и много.
     - Если Двор и обладает таким знанием, то хранит это в тайне, - развела руками Рац-Азаар и хлебнула кофе. - Я предпочитаю более надежные методы, чем увядшая память минувших веков, - Ашару с иронией усмехнулась.
     - Да-а... - потянул Дегас, - Чрезвычайно здравая мысль. В таком случае, стоит выдвигаться двумя фронтами и форсировать события. Мне с Малаэлем стоит отправиться через парадный ход, а вот наши птички, думаю, пойдут своими призрачными путями. В зависимости от того, чья дорога окажется проще - те первые и доберутся до пленника. Но нам категорически не помешает хоть какой-то маячок, если Даршатдавар окажется неподалёку. И ещё кое-что. Если наш противник - Элохим, то наша апокалиптика раскроет наши возможности. Яф, что скажешь на артефакт, который сокроет наши эфемеры, или спутает их таким образом, чтобы было трудно догадаться кто есть кто?
     - Много хотите, я скажу, поменять личность можно внешне и все, путать не ко мне, - Ламассу аж обалдел.
     - Я про "внешне" и говорю. Я, конечно, могу и сам постараться перекраситься, да и Малаэлю шерсть сменить не сложно. Не сложно ведь? Вот только в любом случае будет понятно, что я - Аннунак, а он - Пожиратель. А вот скромный хрупкий изверг и аццкая дьяволица могут сбить с толку
     - Ты не понял меня! Я меняю человеческие обличия, я не меняю внешний вид сущности!
     - Что мешает нам просто войти туда и пустить уродов на мелкий фарш? Зачем нам ТАКИЕ сложности?
     - А потом тебя двор пустит на фарш! - сказал Иван, этот разговор начал утомлять падшего.
     - Как будто меня это действительно беспокоит. Тебе известно мое к этому всему отношение. Просто мы дошли до того, что сидим и переливаем из пустого в порожнее. Разве можно вообще подделать апокалиптику?
     -Не-не-не. Рубить в капусту это дело Пожирателей... - Дегас посмотрел на Малаэля, -А, ну да. А так, собственно, почему бы и не попробовать? Яф, я, конечно, не Мумму, но кое-чего об этом деле слышал. Артефакты могут то, чего не могут Элохим. Да, они жутко специфичные. Да, они довольно громоздкие и выполняют только одну задачу. Но они выполняют её даже так, как нам не по силам. Вспомни, хотя бы, тот факт, что нам давным давно приходилось иметь дело с Нефилим? Дети и людей, и Падших? Ты действительно думаешь, что ручей может оплодотворить? Или камень? Или пламя? Или, как говорится, девы от сквозняка залетали? Эфемеры Элохим смогли материализоваться, а, как ты знаешь, ни одно знание на это не способно
     - Это не сбыточные фантазии на мой взгляд...
     - Тебе ли не знать о фантазиях? - подмигнул Дегас, - Давай я тогда проконсультируюсь с более опытными Мумму, но не отбрасывай идею зря
     - Опытными, опытнее меня только те, кто могут становится двойниками или перевоплощать полностью других людей на постоянной основе, в плане изменений, я один из наиболее опытных Ламассу, вообще-то!
     - Кстати... Может мы Даршатдавара вызовем, и он сам нам всё расскажет? Начертим круг, расставим свечи, найдём пару девственниц, чтобы было с кем поговорить, пока мы его тело вытаскиваем? - в шутку предложил Дегас, - И нам меньше хлопот, и ему безопаснее вдали от всякой гадости.
     - Даже если вызовем, то куда поместим, нужен сосуд для сущности и чем дольше он будет прибывать в сосуде, тем сильнее риск стать привязанным. Более того, тело его начнет медленно умирать и если мы вовремя не вселим его обратно, придется искать новое тело, - ответил Ламассу на полном серьезе.
Рац-Азаар с укоризной посмотрела на Яфаборэля.
     - Насколько я знаю, нам не обязательно никуда засовывать его, - прокомментировала слова Ламассу Вика. - Можно его просто спросить и отпустить обратно. Вдруг, он даст нам зацепки, по которым мы найдем его? Я считаю, преступник дело говорит.
     - Так и я не против, просто в контексте слов, понял призыв именно так. А далее, описал максимальные минусы, которые могут последовать, что не обязательно. Так-что, я ни в коем случае не отговариваю, - ответил Иван.
Рац-Азаар кивнула и улыбнулась.
     - Намного большей проблемой является то, где найти заклинателей, способных сделать призыв. Причем таких, которым можно доверять... Мы все с вами знаем, что демонов могут призывать только смертные.
     - Есть же слуги и последователи, наверное, можно набрать несколько человек, которые и сами заинтересованы в том, чтобы не разглашать лишнюю информацию, - предположил Яф.
     - Госпожа Рац-Азаар намекает заняться этим нам, в виду ограниченности её ресурсов, - преступник покосился на высокородную гостью, - Если на то пошло, то у меня есть координаты адекватного оккультиста, который кое-что да может. Но ни контакта, ни доверия, ни положительного молчания, ни даже согласия помочь нашему делу я не обеспечу. Это вам подойдёт?
     - Нет! - отрезала Вика. - А вообще, оккультизмом у нас занимается Министерство Зубров во главе с Квасновой. Я немного по другой части.
     - Спасибо, - с благодарностью выдохнул Дегас, - Я направлюсь с просьбой в Министерство рано утром. К слову, Тиран и Пентархия в курсе произошедшего?
     - Мой господин в курсе и этого пока достаточно, - ответила Рац-Азаар. - Я уже говорила вашему "боссу", что предпочла бы разобраться с проблемой тихо. Вы помогаете мне, я помогаю вам - и все довольны.
     - А вообще, было бы круто инсценировать там ограбление, только камеры обезвредить, - сказал Соколов.
     - Сначала пришла инспекция. Затем произошло ограбление. Затем туда ворвались демонопоклонники. За ними - инквизиторы. Где-то там появимся мы в апокалиптике, а затем и сам Светоносный решит удостоить УдобСинтез своей персоной. Это место не проклятое. Оно - чокнутое, - попытался разрядить обстановку Дегас, - Но мне определённо нравится твоя идея, Яфаборель
Рац-Азаар с интересом посмотрела на присутствующих демонов, ожидая продолжения дискуссии.
     - Ладно, давайте подведём итоги? У нас пропал демон в УдобСинтезе. Мы хотим спасти его, не придавая делу всеобщей огласке, иными словами, рассчитывая только на себя. У нас есть: бравые комиссары, вы, мадам, а также несколько свитков, графин с целебной водой и желание спасти засланца так быстро, как только можем: Проблема первая - лишние свидетели. Избавиться от людей можно, если будем действовать "тихо", не вызывая лишнего шума снаружи и внутри. Проблема вторая - мы не видим засланца, поскольку тот очень далеко... Либо его спрятали каким-то неведомым способом. Проблема третья - это ловушка. Это мы прекрасно знаем, но мы не знаем, кто за этим стоит... Ну кроме того факта, что этот кто-то с высокой Мукой. На призыв у нас сейчас просто не хватает знаний, людей и прочей мишуры. Да, хорошая идея, но, увы, не слишком нам подходит в виду реализации. Сможете взять ритуал призыва на себя, мадам, будем вам премного благодарны
     - Я не уверен, что призыв частый навык, - посмотрев на тезку сказал Ламассу.
     - Согласен, Яф. Свитки с серебром потратим на банальную защиту от внезапностей. Мало ли какую каку с автоматом нам оставили. Малаэль, подыщи наиболее полно облегающий костюм. Лучше всего - смокинг или что-то в этом духе. Будем зачаровывать один раз и на всю... неделю.
     - Мы с вашим командиром рассматривали вопрос вербовки одной сотрудницы "УдобСинтеза", - прокомментировала Рац-Азаар. - Чтобы я могла видеть ее глазами. Рассмотрим все хорошенько и будет намного легче. И, кстати, есть еще Барадерким, а не только "мадам", - усмехнулась Ашару.
     -Слишком много времени... - потянул Дегас, - Придётся разбираться на месте. Составим карту или визир. Уйдёт два Золота, и понадобитесь вы и Барадерким. Прости, если разбудил, брат. Создадим маску. Уйдёт золото, и понадобится Яф. Создадим компас. Уйдёт золото и понадобитесь вы, Мадам. Артефакты по переходу в иной мир у нас под запретом, так что Халаку нам не помогут. Хотя... Создадим распылитель, который обратит предметы в пепел. Уйдёт золото и понадобится Ониэль. Привет, детка. И нам просто необходимо сделать клубок отступления, и Барадерким нам понадобится чрезвычайно сильно.
     - Главное чтобы у комиссара были те же планы на ресурсы, - улыбнулся Яф.
Рац-Азаар уставилась на Дегаса, едва не раскрыв рот от изумления.
     - Это шизофазия? -спросила она.
     - Кажется всё. Шесть свитков, которые у нас есть. Осталось найти подходящие сосуды для Артефакта, и этим можем заняться до утра. Утром начнём ворожить. Мадам, будем рады, если вы пригласите к нам Барадеркима к рассвету. Надеюсь, он не испытывает проблем с верой, потому что придётся неплохо приложиться, - продолжил планировать вслух Преступник, - А? Что? Какая такая шизофазия?
     - Обычная. Я ничего не поняла! - возмутилась Ашару и, вспомнив, что в соседней комнате спит ребенок, понизила голос. - Какое золото? Чего два? Какие маски? При чем тут "мадам"?
Дегас вопросительно повернулся к Яфаборелю:
     - Утром у меня просыпается сын и к обеду я везу его к жене, - ворожить будешь в лесной избушке, - поднял бровь Ламассу, не понимая, как можно забыть то, о чем постоянно напоминают.
     - Почётный комиссар выбил нам некоторое преимущество от Преступников. Шесть артефактов, способных создать другие артефакты тем, кто не слишком знаком со Знанием Кузни. Вот это я и называю золотом.
     - О, Боже! - вздохнула Вика. - Свитки? Так бы и сказал сразу.
     - Это горячка, - хмыкнул Иван.
     - Это голый расчёт, который вам не понять, - парировал Дегас замечание Яфабореля
     - Похоже, надо брать командование в свои руки, - пробурчала Рац-Азаар, поставив кружку на стол, - Слушаю
     - Сколько у вас свитков? - спросила Ашару.
     - Слушаю, - Дегас с удивлением посмотрел на Ашару
     - Не слишком много, чтобы мы могли рассчитывать на что-то внушительное
     - Это не число, - выжидающе подняла брови Рац-Азаар.
     - Шесть, е мое... - сказал искуситель.
     - Спасибо, - кивнула Ашару. - И что же вы планируете с ними сделать?
     Дегас потёр переносицу и уткнулся лбом в стол
     - По порядку, - тоном, не терпящим возражений, сухо потребовала Рац-Азаар.
     - Хотели маску смены лиц, как минимум, - ответил Яфаборэль.
Ламассу вжался в стул и нервно налил себе абсент в стопарик.
     - Ладно, смотрите. Во-первых, нам нужна маска, которая будет менять облик. Во-вторых, нам понадобится портативный способ разведывания местности. Если Даршатдавар находится где-то далеко, то и мы можем там оказаться. Так что, нам понадобится карта той местности, где будем находиться именно мы. В-третьих, нам нужен артефакт, который сможет засечь присутствие Даршатдавара. То есть, я бесконечно рад, что вы нам помогаете, но нам, возможно, придётся действовать там, куда вы не дотянетесь, но где можем оказаться мы. А без ориентира двигаться будет очень и очень сложно. В-четвёртых, на нашем пути может стать весьма крупное препятствие, с которым, возможно, не справлюсь я. Например, пятиметровая дверь, или клетка, или что-то такое, что нам понадобится уничтожить быстро, тихо и аккуратно. В этом нам поможет Ониэль. В-пятых, ситуация может либо оказаться чрезвычайно сложной, либо нам может понадобится быстро-быстро вытащить Даршатдавара, пока, допустим, я отвлекаю чьё-то внимание. Для этой цели нам пригодится способ покинуть экстренную ситуацию безопасно и быстро, проложить маршрут отступления. И вы уже догадываетесь, чью помощь я хочу попросить
     Рац-Азаар с одобрением посмотрела на Дегаса.
     - Из тебя может получиться стратег, - сказала она.
     - Это всё замечательно и хорошо. - кивнул Малаэль, протягивая свои загребущие лапы к абсенту. - Я в целом согласен с планом Дегаса. Плюс, напустив на них братву и ментов, мы сможем, в некоторой степени, прощупать их оборону. Только никто из нас пока не учел вот чего: почему мы все так зациклились именно на офисе? Мы почему-то априори решили, что Даршатдавар именно там. А если нет? У них ведь должен быть склад, где они хранят свою отраву, на худой конец, гараж, оформленный на кого-то, внешне не связанного с конторой. А мы ничего об этом не знаем.
     - Мы не думаем, что он там, мы думает, что там реликварий или артефакт, а нащупывать его ментально - палево! - пояснил Ламассу.
     - Кстати, а это - тема, - признался Дегас, - Мадам, могу ли я попросить вас об одолжении прокатиться со мной и Малаэлем по Питеру и его окрестностях, пока Солнце ещё не встало? Если Даршатдавара утащили с помощью знаний, то вряд ли у них хватит сил увести его слишком далеко от ваших возможностей.
     - Не называй девушку мадам, ей не нравится, - сказал Иван, протягивая Малаэлю стакан под абсент.
"Ты ничего не знаешь в искусстве соблазнения" - подумал Дегас и сделал Яфаборелю кислую мину:
     - Субординация
     - Аааа, ну прости, как говорит Ежик из смешариков
     - Называй меня хозяин, не ошибешься, - ответил Яф кирпичному человеку.
     - Я вам не мешаю? - кокетничала Вика. Потом посерьезнела и продолжила, - проехаться, конечно, можно... Только Питер очень большой. Мы потратим кучу времени на одни только переезды и... есть нюанс. В некоторых районах нам, возможно, будут не рады, и мы рискуем нарваться на неприятности, если нас обнаружат.
     - Э-э-эм... А можно чуть подробнее? - игривый было тон преступника сменился на серьёзный, - Я тут не слишком давно, и не совсем в курсе политического распила города. Кто может нарвать нам неприятностей и где?
     - К сожалению, город слишком велик, чтобы мы могли его контролировать полностью, - вздохнув, начала разъяснять Рац-Азаар. - В частности, Василеостровский и Кировский районы контролируют, в основном, кровососы из Камарильи. Запад города, насколько я знаю, занят феями. Северо-восток в одиночку посещать не советую      - говорят, что там кровососы на нас охотятся. Курортный и Выборгский районы тоже ничего хорошего не несут тем, кто посещает местные леса... Есть еще волшебники, хуже всех из которых те, что называют себя Технократией. Они повсюду и у нас с ними явный антагонизм. Я упоминала дурную славу Михайловского замка? Не советую там ошиваться...
     - Феями?
     - Ну, эти существа себя так называют... В чем-то они похожи на нас даже.
     - Зашиби-и-сь... - кисло протянул Малаэль, хотя, судя по его лицу, сказать хотел совсем другое. - А есть вообще в этом городе место, куда мы можем ходить, не опасаясь получить по морде от кого-нибудь? И потом, - он посмотрел на Дегаса, - мы на бензине разоримся, просто так дуриками катаясь по Питеру наугад. И потом, не забывай, что документов на тачку у нас нет, так что, даже обычные гайцы нам принесут просто неимоверную кучу геморроя.
     - А если феи, некто вроде нас, может быть такое, что эти природные разборки связаны с ними? - кротко спросил Ламассу.
     Рац-Азаар пожала плечами.
     - Не знаю, - ответила она. - Все, конечно, может быть. Но, насколько я знаю, они обычно стараются не попадаться на глаза. И очень редко оставляют следы...
     - То есть внутренней тьмы у них и их возможных последователей нет? - уточнил Яф.
     - Наверняка есть, - подперев голову рукой, ответила Вика. - Но мы об этом очень мало знаем. Полагаю, из-за их крайней скрытности.
     - Так вот из-за чего я чуть не убился в лесу? - приподнялся Дегас, но тут же сел потирая лоб
     - Что? - непонимающе переспросила Рац-Азаар.
     - Да-а-а... Так, мелкие неприятности. Знал бы раньше - не полез бы в лес ночью
     - Ты подозреваешь в чем-то фей? - удивилась девушка.
     - Дегас, феи не виноваты, что ты не оценил возможностей потенциала...
     - Подозреваю собственную глупость, - признался преступник
     - Ладно. Допустим, массовый объезд по городу у нас под запретом. Тогда остаётся собраться с остальной частью нашей группы и согласовать наши идеи с их. Сейчас их дожидаться поздно... Когда и где встречаемся вновь?
     - Завтра часа в два дня устроит? -спросил Ламассу.
     - Согласен, - кивнул песочный человечек
     - Где встречаемся? - спросила Рац-Азаар.
     - У меня на кухне. Многие из вас, вполне возможно, будут еще спать, когда я вернусь, - улыбнувшись, ответил Яф.
Дегас посмотрел на Яфабореля с удивлением, непониманием, укором, беспокойством и весельем. "Предатель" - подумал он, но понимал, что уже никуда не сможет деться от этого предложения
     - Тогда я домой, - сказала Рац-Азаар, вставая из-за стола. - Командиру привет!
     - Я думал вы останетесь до утра, - немного разочарованно прокомментировал Яфаборэль. - Чем вам моя кровать не угодила?
     - Всем угодила, - ответила Вика. - Но что если твой сын увидит меня здесь? Как он отреагирует?
     - Он подумает, что папа уже взрослый...
     - Не хотела бы его травмировать, если честно. Парню и так досталось.
     - Ок, я понял, здесь есть правда! - ответил падший. - Ну, тогда валите все уже. Я - спать! - Ламассу улыбнулся самой невинной из улыбок.
Рац-Азаар показала Яфаборэлю язык и, выходя в коридор, бросила падшим:
     - До завтра!
Ламассу проводил Ашару и, попрощавшись, закрыл за ней дверь. После этого он вернулся на кухню, ожидая, когда соберутся на выход оставшиеся.
     Следом уже волочился Дегас
     - Спасибо за терпение, брат. Надеюсь не подвести
     - Ну-ну, кирпичный брат, никаких проблем, просто водяному пора буль-буль в кроватку...
     Проводив всех, Яфаборель завел будильник на 9 утра и упал на кровать.
Записан

Neforlution

  • Постоялец
  • ***
  • Пафос: 9
  • Сообщений: 201
  • Waterbird
    • Просмотр профиля
Re: Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #41 : 02 Мая 2016, 19:30:43 »

Понедельник, 2 июня. 01.30.

     - Ну, дверь же закрыть сказал, - сделал большие глаза Олег, - Вета, внимательнее же надо быть. Ладно... что теперь. Пошли.
     Себетту удивленно оглянулась, внезапно обнаружив, что дверь действительно чуть приоткрыта.
     - На обратном пути закроем, - махнула рукой она. - Предлагаю держаться за руки, когда будем прыгать, - задумчиво нахмурилась Падшая, приложив ладонь к двери архива. - Надеюсь, нас не развезет тогда... слишком далеко.
     Бледная улыбка Таммаофа померкла, как будто замечание девочки задело какую-то струну в его душе. Падший поцыкал зубом. У него возникло немного безумное чувство нереальности происходящего, которое появлялось каждый раз вместе с какой-нибудь бредовой идеей; как тогда, в Джакомо, или когда он разлепил Надю и Лену... Как будто некий зуд под сводами черепа. И его мучило ощущение собственной беспомощности, это было неправильно, ненормально.
     - Знаешь, я думаю, нам нужен эксперимент. Какого черта, мы - Халаку, Дом Надвигающейся Ночи, и стоим, робеем перед мудацкой дверью, - он нахмурился и пнул ногой препятствие. - Мы сделали это гребаное Убежище, Ониэль, и пусть даже оно источено Забвением как сыр мышами, оно простояло все эти траханые эоны лет и все еще помнит нас, - лицо Таммаофа нервно подергивалось, казалось, что демон одержим чем-то, что, возможно, было отражением его собственной давней памяти, спящей сущности поверженного ангела. А, возможно, чем-то еще.
     Накручивая сам себя, он посмотрел внимательно на Вету, взял ее за плечо: - Вспомни, Ониэль. Мы созданы, чтобы работать сообща, это наша изначальная функция. Мы делаем то, чего не было раньше, и Второй мир - отличный пример этому. Так какого лешего мы воспринимаем наши Знания как набор закоснелых догм? Еще чего доброго, мы скоро начнем молиться самим себе - тем, которые были раньше! - он фыркнул, его переполняла веселая, бесшабашная злость. Мысли лихорадочно мелькали, он отбрасывал одни варианты и принимал другие, и ждал реакции девочки. Впрочем, какой девочки - древнего духа Смерти, к чему эти маски!
     На лице Образа Смерти блуждало извечное отрешенно-задумчивое выражение, как будто она находилась здесь только телом, а душой - где-то очень далеко. Виолетта рассеянно положила руку на ладонь Образа Душ и стала неспешно перебирать его теплые пальцы.
     - Это правда, что наш маленький подарок сломан, разбит и давно уже нам не принадлежит, - негромко протянула Ониэль, обращаясь, кажется, больше к себе, нежели к Концу Полета. - Но разве родители перестают любить своих больных детей? - Плач Всех Ушедших положила вторую, свободную руку на запертую дверь. - Ты хорошо сказал, брат. Никто не сказал бы лучше, - чуть улыбнулась она. - Да, можно попробовать сделать что-то новое. Обмануть Бурю. Заставить ее подумать, что я и ты - одно существо. Как ты думаешь, а, Таммаоф? - туманный взгляд Халаку, наконец, сфокусировался на Конце Полета.
     - Отлично, - Таммаоф цепко изучал лицо девочки, он еще мгновение назад думал, что ему придется объяснять всю задумку - ты, походу, поймала ту же волну. Это частично все облегчает. Но я хочу несколько больше, чем ты предложила. Не просто переход вдвоем, а разделение труда, поняла? Нам нужно очень точно перейти, и для этого один из нас - скажем, ты - будет настраиваться на нужное место, отдастся всецело ощущению цели. А я буду проводить основной маневр, руководствуясь твоими ощущениями. Как передача мяча, ты играла в волейбол?
     В этот момент Таммаоф кинул пробный шар, чтобы нащупать общий с девочкой опыт, ибо задача была куда сложнее, чем казалась.
     - Знаешь, Таммаоф, меня не очень часто приглашали во что-нибудь сыграть, - грустно улыбнулась Убийца и покачала головой. - Постой, брат. Ты же знаешь, что я скорее ощущение, чем мысль, - она закрыла глаза и вытянула руки вперед, будто нащупывая нечто тонкое, незримое, то, чего можно только коснуться. - Даже если я буду настраиваться, а ты - двигаться, - после недолгой паузы покачала головой Намтар, - мы с тобой не обманем Бурю. Мы с тобой должны стать одной мыслью и одним чувством, - ангел смерти стала водить руками по воздуху, будто пытаясь что-то поймать. - Там, под нами, бесчисленные "может быть" и "никогда". От древних красных водорослей до благородных гигантов, еще недавно ходивших по земле. От первого меча, выкованного для войны, до ноутбука, разбитого вчера. Как в Апсу и Тиамат, в чьих водах мешалось все, - демон скорби и смирения чуть приподняла голову. - Возьми мою руку, брат. Ощути со мной все эти "может быть" и "никогда", то, что может быть, и то, чего быть не может, но оно все равно есть. Это ведь прекрасно, не так ли? - блаженно улыбнулась аггел Второго Мира.
     Тамм взял ее за руку, но покачал головой.
     - Это действительно прекрасно, но, если ты не дослушаешь, что я тебе пытаюсь сказать, "может быть" может превратиться в "никогда", - с мягким нажимом сказал он, - а это не очень хороший результат, нет?
     - Я же говорю: ты - мысль, а я - чувство, - рассеянно усмехнулась Элохим. - Прежде, чем управлять Бурей, ее необходимо почувствовать и осознать то, чем она является, во всяком случае, мне. Буря - горячий конь, и сейчас я натянула ее вожжи для тебя. Ну, говори, брат! Порой бывает так, что и "никогда" воплощается в реальность, особенно здесь, в Мире Теней, - серебристо засмеялась Себетту, выставив вперед руки, будто действительно держа поводья невидимой колесницы.
     Тамм вздохнул. Все было несколько сложнее, чем он думал, но куда ж без трудностей.
     - Вот сейчас я четко вижу, насколько нам будет сложно, - с усмешкой сказал он, - но зато у нас есть просто уникальная возможность узнать друг друга получше. Только поясни, ты имеешь в виду предварительную настройку или сам процесс?
     - А вот теперь и ты меня запутал, - Падшая, наконец, разлепила глаза и уставилась на Нергала. - И я буду очень рада, если ты объяснишь мне, про что же ты, собственно, спрашиваешь?
     Таммаоф ухмыльнулся.
     - Это тоже вариант объединения, мы оба запутались. По крайней мере, так мы вошли в одно и то же состояние, чем не прогресс. Пойми вот что: нам не нужно обманывать Бурю, мы и так едины. Мы оба бредем по тропинке в "нигде" среди моря возможностей. Но мы знаем путь. Мы - Халаку, дети Седьмого дома, мы уже умеем находить путь посреди бушующего Забвения, нам не нужно этому заново учиться. Вызов в другом: мы должны одновременно и объединиться, и действовать раздельно, вот в этом сложность. Твое тело едино, но ты можешь одной рукой взять чашку, другой ложку, просто, верно? Нам нужно действовать так же, быть одновременно едиными, и каждый будет делать свое дело. А как мы достигнем этого - тут уже могут быть варианты. Например, ты, как "чувство", можешь тянуться к цели, тогда как я буду направлять полет. Я об этом спрашивал, это ли ты имеешь в виду, или ты просто говорила про общие наши склонности, не заходя так далеко. Для общей работы нужно притереться друг к другу, тренироваться, но иногда хватает хорошего знания того, кто рядом, и минутного озарения.
     - Вообще-то, я поняла твою мысль с самого начала, - Образ Смерти усмехнулась, не отпуская невидимых вожжей. - Я не уговаривала выполнять тебя те же действия, что и я. Я имела в виду, что мы должны выполнять части одной задачи, но при этом обмануть Бурю, заставить ее поверить, что мы с тобой - одно существо. Потому что, если мы этого не сделаем, мы будем, образно говоря, похожи на телегу, передние колеса которой едут вперед, а задние - назад. Рас-син-хро-ни-зи-ро-ва-ны, - Виолетта с видом знатока подняла вверх указательный палец. - А для того, чтобы выполнить свою часть задачи, мне первоначально необходимо настроиться, а потом синхронизироваться с тобой, объединив наши мысли и воспоминания... Короче, если мы с тобой пытаемся вдолбить друг другу одно и то же разными словами, то как тебе удобнее: чтобы я читала томным голосом пространные мантры, как делала до того, как ты меня осадил, или целилась молча? - хихикнула девчонка.
     Таммаоф рассмеялся немного нервно.
     - Пожалуй, мне очень не хватает телепатии. Извиняюсь в таком разе, видимо, совсем не так тебя понял. О-хо-хо, это, оказывается, несколько сложнее, чем я думал.
     - А, по-моему, все очень просто, - Ониэль солнечно усмехнулась в своей обычной манере. - Мы с тобой выражаемся разными словами, но мысль высказываем одну и ту же. И это великолепно, Бог создал нас разными, но для одной цели, дополняющими друг друга, как Инь и Ян! - Плач Всех Ушедших засмеялась, поднимая открытые ладони, как будто охватывая весь мир. - Нам обязательно, обязательно нужно с тобой думать и действовать, как одно существо. Стать едиными. Но выполнять разные задачи, понимаешь? Это ведь и твоя мысль тоже. Но если мы не соединим наши воспоминания вместе, и Буря не поверит в наше единство, то получится, в лучшем случае, как в басне про лебедя, рака и щуку, и мы останемся на месте, я полагаю. А в худшем - без моей настройки на место Буря унесет тебя один Господь знает, куда. Так что давай, братишка, хватай меня за руку и думай о мамонтах! - Халаку снова счастливо захихикала. - Ну, или кто там тебе больше нравится. Ты мой мотор, нам пора отправляться в путь!
     Таммаоф думал о том, что чуть не совершил весьма глупую ошибку: стал подменять необходимое кажущимся. Чтобы действовать сообща, не нужно быть клонами. Случившееся еще и принесло кое-какую информацию о том, что творилось сейчас у девочки в голове, так что было глупо не воспользоваться этим в конструктивном ключе. Ониэль радовали открывшиеся возможности и новые идеи, не стоило ей мешать. На ее страстях, делавших честь любому призраку, вполне могли выехать оба демона. Таммаоф, довольный, широко улыбнулся и кивнул:
     - Ты полностью права, - чуть вкрадчиво сказал он, снова восстанавливая на заднем плане сознания видение картины происходящего. Чтобы было проще, стоило использовать те же метафоры, что употребляла Ониэль, так он вернет ее в то же русло, из которого сам и выбил. Главное, не слишком сильно заимствовать. Демон продолжал едва заметным речитативом:
     - Мы сплетаем свои намерения, чтобы восстановить древнее единство Седьмого дома и заявить о своих правах здесь, в мире слез и теней, гаснущих воспоминаний и неумирающих страстей, который мы сделали для излюбленных детей Творца - людей, которые слишком прекрасны для того, чтобы навсегда уходить из этого мира. Я, Таммаоф, Конец Полета... - тут он взглянул на Ониэль, как бы передавая ей эстафету и всем сердцем моля, чтобы на этот раз она поняла его и продолжила...
     - И я, Ониэль, Плач Всех Ушедших, - вдохновенно подхватила Убийца. Конец Полета подготавливал почву для нее, и теперь она могла танцевать, танцевать словами по его словам, - мы заявляем о том, что смерть - не конец жизни. Что смерть - лишь переход в иное состояние. Что жизнь не заканчивается с последним вздохом и последним ударом сердца. Что жизнь продолжается, пока вы помните и чувствуете. Мы обнимаем вас своими крыльями, чтобы вы бежали, бежали так быстро, как только вы можете, потому что мы преследуем вас по пятам. Все уходит, но ничто не исчезает бесследно. Не поддавайтесь Истинной Смерти, которая обращает память в ничто! Погрузите свои руки в то, что было, то, что будет, и то, чему никогда не суждено быть. Погрузитесь в него с головой! Это - наш подарок вам, это было и ушло, чтобы появилось то, что есть сейчас. Погрузитесь в море чужих жизней и чужих смертей, в правила, которые не срабатывают дважды! Мы часть этого моря, его потоки несут нас среди растений, зверей, вещей, которых видели и не видели глаза человека! - своими словами Намтар старалась соединиться с мыслями брата, описать Бурю, заявить на нее власть. Теперь можно начать распределять обязанности и управлять морем душ.
     "Отлично!" - Таммаоф почувствовал восторг, после неудачных попыток, кажется, у них что-то начало прощупываться. По крайней мере, Ониэль понесло в нужном направлении, и теперь нужно было срочно самому вспомнить, что там надо было дальше...
     - Море вокруг нас, а мы - корабль, что, чуткий к дуновению ветра, несется по волнам к берегу, далекому или близкому, подвластный рулю и парусам, и навигатор знает, куда проложен курс, и какие рифы и мели ждут, но не дождутся, ибо корабль плывет лишь тем путем, который доставит его на место. Ведь карта верна, и Знание непреложно, и волны бьются о тот берег, куда плывет корабль...
     Слова произносились как будто сами собой, и это было хорошо, так как только отрешившись от них, можно было осторожно браться за нити, из которых было сплетено самое Убежище. Таммаоф осторожно открылся своему Знанию, одновременно "передавая эстафету" Ониэли, которая должна была сконцентрироваться на цели их прыжка.
     - Как от рождения звери, ходящие в пустыне, знают ямы свои, птицы, летающие по воздуху, ведают гнезда свои, рыбы, плавающие по морю, чуют глубины свои, пчелы и им подобные защищают улья свои, так и Халаку, Дом Седьмой и Последний, знают Убежище, сотканное из их воспоминаний. Как мертвецы тянутся к якорям, связывающим их с прошлой жизнью, так и мы, названные Убийцами, тянемся к месту, которое избрало наше сердце, ибо весь Мир Теней целиком для нас подобен Оковам мертвеца. Стена, разделяющая миры - наша стена, ветер, дующий под нами - наш ветер! Я обращаюсь к месту, которое находится прямо за этой дверью - откройся мне! Наполни меня своей сутью, верни воспоминание, которым являешься! Ты поможешь мне найти правду, найти свободу, найти исцеление от боли, - ангел смерти всей своей нечеловеческой сутью сосредотачивалась на пространстве за дверью, почти так же, как сосредотачивалась в момент гибели живого много-много лет назад. Только теперь она не впитывала в себя воспоминания, а извлекала их, ловила тот причудливый сплав, в котором смешалась память всех Халаку. Аггел Второго Мира была натянута до предела, и к своей попытке вгрызться в место назначения она вплавляла эмоции: любовь к тем существам, что ушли, но позволили Убийцам создать Мир Теней, чувство вины перед человечеством, гордость за свое единственное творение, все то, из-за чего они вдвоем пришли сюда: праведный гнев, надежду на исцеление, стремление защитить, желание правды... Демон скорби и смирения бросала в топку своего сердца все, что могло ей помочь вернее настроиться на место назначения. А теперь нужно опустеть, задуть огонь, погасить свет. Таммаоф хорошо придумал: говорить и отрешаться от того, что говоришь, пока слова не потеряют смысл, не превратятся в бессмысленный набор звуков. - Can you see the storm getting closer now? Tell me how it feels being out there... - вдруг тихо запела Элохим. Нет ничего лучше хорошо знакомой песни, чтобы сосредоточиться или, наоборот, отрешиться. Может быть, эта песня даже поможет ее брату нести их обоих по Буре. Теперь Себетту была готова упасть, пробить своим телом тонкую мембрану, отделяющую их от ветра внизу, погрузиться в него с головой. - Давай, - беззвучно шепнули Олегу темно-фиолетовые губы.
     Таммаоф, ледяной как айсберг, превратившийся в контроль, натянувший до предела ощущение подвластного вихря страстей, открыл Нихиль так же, как делал это много раз до того, спуская накопленную силу в выбранном направлении и держа Ониэль за руку, рухнул в пустоту перед ним. В словах больше не было нужды. Нужно было лишь действие...
     Это было все равно, что, пролетая над водой, на бешеной скорости врезаться в ее гладь: боль в груди и ощущение провала в животе, когда тебя затаскивает в пустоту. Падшая сжимала ладонь Олега так сильно, что, будь она сильнее, сломала бы ему пясть, и тянулась к месту, которое избрало ее сердце. Сплав эмоций и памяти, который Образ Смерти старательно собрала в себе, был выброшен в место назначения, а сама Виолетта, как и ее брат, оказалась пуста, будто спящая. Теперь они были равны. Осталось только надеяться и молиться, чтобы их план сработал как надо или, по крайней мере, не закончился фатально.
     Управление Бурей всегда чем-то напоминало управление сном. И то, и другое возможно, но часто непредсказуемо и всегда сложнее, чем кажется. Таммаоф собрал свою волю и, как обычно, мысленно переместил свое тело в пространстве, будто бы выходя из себя, но Буря не поддалась: нигиль захлопнулся едва открывшись. Убийца вновь собрался сделать Прыжок, и тут его обдало холодным потом - Конец Полета понял, что еще не настроился на волну Ониэль. Он слишком сильно отрешился от своей спутницы, и это понимание заставило нергаля мысленно поблагодарить Бурю, которая отказалась принять его и, возможно, уберегла от беды их обоих.
     - Продолжай, - быстро шепнул он Ониэли, было важно, чтоб хотя бы девочка не прерывалась, давая ему шанс все восстановить.
     Девчонка кивнула так резко, будто у нее внезапно сломалась шея. Она все поняла, что произошло, поняла это еще до того, как под ногами Таммаофа разверзся Нихиль. И помочь своему брату Ониэль могла только одним способом: говорить.
     - В моем сердце горит огонь, - отрывисто прочеканила Плач Всех Ушедших, от напряжения отбивая зубами стакатто. - И в его горне я выплавляю: память о каждой маленькой ящерке, которую я любила; вину перед тем, что должна отнять жизнь; страх в глазах тех, кому я являлась; гордость за Убежище, которое мы построили. Почувствуй каждое из этих эмоций, потом все вместе, потом отправь их в то место, куда хочешь попасть. Ты получил первичный сплав, раздувай огонь сердца дальше и бросай туда: гнев на Ермолова, который мучает и крадет людей. Ты запомнил лица его жертв? Бросай туда же надежду на то, что мы сможем ему помочь. Почувствуй, как она бледно сияет в твоих руках... Я бросаю туда желание правды, я хочу узнать о том, что действительно произошло! Ты чувствуешь это, Таммаоф? И, наконец, я бросаю в огонь любовь к тем людям, которых должна защитить! - голос Халаку сорвался на сдавленное шипение, на ее лбу выступили капли пота, ладонь, за которую держался Конец Полета, тоже стала мокрой и скользкой. - Почувствуй, как они хотят освободиться! Почувствуй, как они хотят покоя! Почувствуй, как они боятся, что боль придет опять! Почувствуй все это сразу, одновременно, все, ключ к чему находится там! - Убийца сделала свистящий вдох. - Ключ ко всем нашим ответам находится там, и все мое сердце стремится попасть туда! Я хватаюсь за место, куда хочу попасть, потому что я желаю этого всей своей сутью, там и есть моя суть! Я ощущаю, как тянет меня к месту, куда хочет попасть мое сердце, я хватаюсь за него своими когтями, и нет силы, которая могла бы меня оторвать - ни в этом мире, ни в мире ином! - зарычала Намтар, чье лицо страшно исказилось решительной злостью.
     И тут наступил момент осознания для Ониэль... Она поняла, что перегнула палку в тот момент, когда вокруг нее зловеще затрепетали тени и начали медленно сгущаться, сползая со стен наподобие густой вязкой массы. Все шло прекрасно, пока Виолетта не позволила себе утратить душевное равновесие и выпустить на волю частицу своих Мучений.
     Если бы ангелу смерти не нужна была запредельная, нечеловеческая концентрация, она бы непременно выругалась. Отрешившись от всего внешнего мира, погрузившись в кокон собственных переживаний, аггел Второго Мира лишь краем глаза уловила, что что-то пошло не так. Нужно было мгновенно сменить направление, как она это делает в полете, меняя угол наклона крыла.
     - Спокойствие... - медленно выдохнула демон скорби и смирения, давая команду самой себе. - Мой огонь не сжигает меня. Мой огонь согревает меня. Это не пожар, это - очаг, заключенный в глину и камень. Как в стены очага, я заключаю страсти в волю. Я отрезаю все лишнее... теперь я свободна от гнева и злобы, они ушли, оставив только то, что дает силу без желания разрушать. Осталось только желание сделать все правильно. Там, за дверью - то, что сделает всем хорошо. Откройся - и больше никому не будет больно. За этой дверью - правда, возможность глубже проникнуть в сердца людей, ощутить сочувствие к ним. Откройся - и гнев отступит пред состраданием. За этой дверью - память о листьях, которые когда-то колыхались на ветру. Я благодарю вас, листья, за то, что вы были и за то, что в свой час превратились во что-то другое. Я помню каждую вашу жилку, откройтесь - и больше никто не будет забыт. Я помню страх в глазах людей, когда мне случалось их обнимать. Я помню страдания, которые мне пришлось им причинять. Мое сердце желает искупить содеянное, откройся - и больше никому не будет страшно. Все это - надежда; она взрастает во мне, подобно приливной волне. Я собираю в себе все, что ощущается теплым и светлым, в плотный шар в своей груди, а затем отправляю туда, куда желает попасть мое сердце. Тепла и света больше нет во мне, я словно в дреме, растворившаяся, несотворенная, но мое сердце упорно тянется к месту, куда отправились тепло и свет, привязанное тысячью невидимых нитей, - Элохим так и застыла, закрыв глаза и раскинув руки, будто держа на кончиках пальцев невидимые паутинки, спокойная, умиротворенная - казалось, она вот-вот упадет, действительно уснув. Просто удивительно, как быстро Себетту умеет переходить от бешеного азарта до безмятежности, граничащей с апатией.
     Тени отступили, и к Ониэль вернулось ощущение контроля над обстановкой - страсть уступила ясности, и халаку словно слилась с окружающим пространством.
     Таммаоф слушал мерный речитатив Ониэль – она, как вогнутое зеркало, собирала его установку, фокусировала в пучок, поджигая своими эмоциями, и отправляла часть своего огня обратно, чтобы Таммаоф мог получить свою порцию необузданной, дикой человеческой эмоции, которая была краеугольным камнем в основании Убежища. Сам Таммаоф был скорее холоден, чем горяч, и подобное воздействие помогало ему выйти за пределы накатанной дорожки опробованных Знаний в области неизвестности и эксперимента. Не смотря на это, он знал, как управлять своими эмоциями, иначе не смог бы перемещаться по Второму миру, и в какой-то момент почувствовал, что проникается этим жаром, начинает чувствовать то же, что пытается донести ему Ониэль... Когда он почувствовал, что готов, демон дал сигнал своей спутнице и повторил попытку.
     Желания двух халаку слились воедино, воспоминания резонировали. Осталось только задать цель и сделать прыжок. Разум Ониэль задавал направление, разум Таммаофа обеспечивал контроль и стабильность. Так, наконец, Убийцы шагнули в нигиль и через одно бесконечно долгое мгновение оказались в архиве, заставленном пыльными папками. Сердца халаку бились в унисон, оглушая каждого из них своим стуком - у них получилось! Получилось нечто такое, чего элохим не знали целую вечность.
     Ни единой мысли не промелькнуло в душе Падшей - она не позволила этому случиться, будучи растворенной в окружающем пространстве. Образа Смерти не существовало - она была Бурей, кошмаром и страхом, потерянной вещью и разбитой мечтой. Бледные, выцветшие, как старые фотографии, картинки сменялись, не будучи связанные единым сюжетом. Глаза, широко раскрытые от ужаса, рука, занесенная для удара, оскаленные от ярости зубы... Боль, страх, вина, все смешалось, тягучее и жадное, голодное, и так легко было раствориться в чужих образах, позволив им поглотить себя...
     Лишь надежда светила Виолетте впереди - та самая, что манила ее, как мотылька на пламя свечи. Где-то совсем рядом она положила нечто, способное отогнать кошмары и притупить боль. Где-то совсем рядом она спрятала маленькое зернышко любви, и теперь тянулась к нему, пропуская сквозь себя Бурю. Даже у боли и страха есть конец, даже кошмар не бывает вечным.
     А теперь настало время проснуться.
     Светящийся золотом шар вернулся в сердце девчонки, разлился по ее телу живительным теплом. Краски медленно возвращались в мир Ониэли, ее душа соединялась воедино, стекаясь тысячью невидимых струек. Сознание прояснялось, будто всплывая со дна глубокого озера. Плач Всех Ушедших поняла, что снова чувствует крепко сжимающую ее руку Таммаофа и, наконец, открыла глаза.
     Получилось.
     Халаку облегченно выдохнула и улыбнулась, ощущая на своих губах вкус гордости, облегчения и искренней, по-детски чистой радости.
     - Да мы же с тобой круты! Круты, как яйца всмятку! - боясь кричать, глухо зашипела от счастья Убийца, бросившись обнимать своего брата. Ей хотелось подарить Олегу кусочек того шара, который вновь стал ее частью. Зачем же ощущать тепло, если им не с кем поделиться? - Прости, - вдруг посерьезнела Намтар, и ее лицо стало виноватым и озабоченным. - Я так хотела помочь тебе почувствовать то же, что и я, "зажечь" тебя, что случайно "облилась керосином"... Фу ты, черт, - утерла она покрывшийся холодной испариной лоб. - Какая же гадость из-за этого вылезла...
     Таммаоф счастливо смеялся, обнимая девочку, он даже сгреб ее в охапку и поднял над землей, так переполняли его эмоции.
     - Я верил, что это возможно, и у нас получилось! Мы с тобой прямо суперкоманда, в натуре! - халаку взглянул на потемневшее, когда он ее отпустил, лицо подруги и взъерошил ей волосы, - главное, все удалось же! Если бы не получилось, думаю, у нас бы хватило проблем, но мы смогли. Теперь надо будет закрепить эту технику, но самый большой шаг мы уже сделали!
     - Нам еще выбираться назад. Тогда и закрепим, - улыбнулась в ответ ангел смерти, сжимая ладонью то плечо, то запястье Олега. После "дезиндивидуализации" ей очень хотелось пощупать чье-то тело. - Знаешь, брат, - почти нежно протянула она, - я рада, что ты со мной, - губы аггела Второго Мира тронула мечтательная улыбка. - Ну, пошли! - демон скорби и смирения потянула на себя руку Конца Полета, а плащ из черного дыма вокруг нее взволнованно затрепетал. - Мы сейчас так близко от того, чтобы все исправить! Ты знаешь, как нам быстрее найти... то, что мы ищем?
     - Сначала надо осмотреться... - бывший служитель закона обошел помещение, разглядывая полки.
« Последнее редактирование: 28 Мая 2016, 20:52:43 от Ifrael »
Записан
Сверло мое - ручка, а мрамор - тетрадь,
сегодня я скульптор, я буду писать!

Neforlution

  • Постоялец
  • ***
  • Пафос: 9
  • Сообщений: 201
  • Waterbird
    • Просмотр профиля
Re: Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #42 : 02 Мая 2016, 19:45:55 »

     Вся комната архива была заставлена стеллажами, забитыми папками, которые были аккуратно пронумерованы. Олег бросил взгляд на тумбочку у двери, в которой, по-видимому, находилась картотека. Порывшись в ней, халаку обнаружил сразу два дела, связанных с Ермоловым Александром Николаевичем. Одно было делом следователя Ермолова, другое о его убийстве.
     - Ну, что там, братик? Где искать? - нетерпеливо шелестела Элохим, маяча за спиной Веселова. Плащ из черного дыма, который обвивал ее фигуру, взволнованно, жадно трепетал, как языки живого пламени.
     - Что-то нашел, - демон ткнул пальцем в оба дела - теперь надо забрать.
     Для интереса Таммаоф пролистал оба дела, вдруг глаз натолкнется на нюансы, которые лучше уточнять, находясь в архиве.
     Себетту шагнула вперед, и ее образ на мгновение помутнел, будто на нее натянули тонкую пластиковую пленку. Но секунда - и пленка порвалась, выпустив Падшую в реальный мир.
     - Тогда я возьму ту, что старше, - взволнованно прошептала Образ Смерти, заглядывая через плечо Таммаофа в карточки, которые он держал в руке. Быстро запомнив ряд и место, где находилась нужная папка, она развернулась и спешно поплыла к стеллажам, пока не растворилась в лежащей между ними тьме.
     Справа и слева от Виолетты протянулись бесконечные ряды папок. Она шла между ними и считала, и, чем ближе она подходила, тем чаще стучало ее сердце, а дымный плащ дрожал все беспокойнее.
     Вот оно. Дрожащий белый палец девчонки остановился на пыльном картонном корешке, и она медленно вытащила папку из ее законного места.
     Теперь все будет в порядке. Она выполнила свое обещание.
     Ониэль медленно присела на корточки и, посветив себе мобильником, положила Дело себе на колени, открыла, не спеша перелистывая страницы. Теперь-то она узнает ответы на все свои вопросы. Теперь станет ясно, что произошло.
     Пролистав несколько страниц, лежащей в худенькой папке, Ониэль поняла, что держала в руках дело об убийстве Ермолова. Читать машинописный текст на старых желтых страницах в такой темноте было чрезвычайно сложно. Даже начинавшиеся белые ночи не помогали: пыльные зарешеченные окна пропускали не особенно много света, бывшего и без того тусклым, а тени от стеллажей только усложняли чтение.
     Похоже, это и была та самая Окова, которую искала Плач Всех Ушедших. Вещь, которую она вряд ли теперь выпустит из рук. Только читать здесь было слишком неудобно.
     Халаку встала, крепко прижимая к себе папку скрещенными на животе руками, и поплыла между стеллажами, ища Таммаофа.
     - Мы справились, - рассеянно улыбнулась Убийца, найдя его. Белые огоньки в глубине ее глаз сияли, как две полные луны. - Что будешь делать? Читать?
     Дело Таммаофа было намного толще. Здесь были заметки Ермолова, протоколы допросов и много чего еще интересного, на что, вместе с Делом, закрыло глаза руководство следователя. Чтение, похоже, предстояло весьма интересное.
     - Задача выполнена - довольно сказал комиссар - уходим. Как, чувствуешь себя в силах повторить двойной прыжок?
     - Вполне, - улыбнулась Намтар, довольно кивнув. - Есть только один момент, - чуть помрачнела она, как всегда, когда должна была сказать что-то не очень приятное. - Я думаю, нам стоит с тобой поменяться. Объясняю, почему. То, что у тебя, является Оковой с большей вероятностью, чем то, что у меня, - ангел смерти покрутила в руках свою тонкую папку, - поскольку ее писал сам Ермолов. А на меня он злее, чем на тебя, - горько усмехнулась аггел Второго Мира, - и нападать первым тоже будет на меня, по той причине, что знает, где меня найти. Ну, и, в-третьих, я полагаю, что, если бы он мог найти Кристину, он бы нашел ее еще утром в пятницу. В общем, в случае, если он снова объявится, мне нужно время, чтобы задержать его до того, как ты сможешь явиться. Мне нужна защита, - демон скорби и смирения чуть склонила набок голову, внимательно глядя на Нергала, ожидая его ответа.
     - И что, ты думаешь просто хранить эту Окову как раритет? - улыбнулся наивности девочки халаку. - Мне надо прочесть, что тут написано. Оба дела.
     - Но, когда прочитаешь, отдашь мне? - упорствовала Элохим, взволнованно перебирая листы в своих руках. - Я все-таки тоже хочу почитать. Или сейчас можем прочитать каждый свою часть, а потом поменяться, - предложила Себетту.
     - Нет, блин, повешу в рамочку на стене в туалете, - закатив глаза, сказал бывший следователь. - Вета, ты чего! Конечно, отдам. Поменяемся, так сказать, как прочитаем.
     Таммаоф проверил смартфон.
     - Хм, никто не отписался, то ли не доехали, то ли... - он пожал плечами. - К Яфу мы можем нагрянуть утром. Предлагаю разлететься по домам, каждый со своей рукописью, отдохнуть, проверить своих призраков, и затем уже начать новый утомительный, длинный день... - от этой мысли он неудержимо зевнул.
     - Мало ли, ты тоже хочешь иметь гарантию своей неприкосновенности, - улыбнулась Падшая. - Раз так, то договорились. И, помнится, Яф говорил, что повезет Данилу домой завтра в полдень? Не думаю, что имеет смысл ехать к нему раньше, - напомнила Образ Смерти. - Если совсем утро, таким образом, у нас свободно, то, как ты думаешь, может, нам стоит все-таки слетать в морг? Или ты считаешь это нецелесообразным? Или лучше поспать? - любопытно склонила голову набок Виолетта.
     - У меня на утро полно планов - проворчал Таммаоф, - но ты решай сама, я в любом случае буду заниматься этими делами. Насчет морга, пока не знаю, нам Даршатдавара надо выручать. Давай утром созвонимся и решим. Я еще дело хочу почитать, может, там какие зацепки будут.
     - Да мне, на самом деле, тоже некогда дремать, - тяжко вздохнула девчонка. - Прочитаю свою часть - и с птичками пойду искать Искупителя. Не спрашивай, как, я сама не знаю, - горько усмехнулась Ониэль. - Тебя устроит, если я позвоню тебе часов в девять утра?
     - Ты уже сколько не спала? - с интересом спросил Таммаоф. "Не спрашивай, как искать - не знаю", его тоже "порадовало", конечно.
     - С субботы... С четырех утра, - обреченно застонала Плач Всех Ушедших, точнее, это должен был быть стон, но из-за особенностей речи Халаку получилось сдавленное шипение. - Не знаешь, есть ли по дороге круглосуточный магазин? Мне не помешала бы еще бутылка колы и банка кофе, - Убийца задумчиво приложила палец к подбородку. - Ну, а насчет Искупителя... Ну, что ж, утром пройдусь по городу, поймаю кого-нибудь и спрошу. И буду молиться, чтобы у них было какое-нибудь организованное место, а не каждый сам за себя, - вздохнула Намтар.
     - Ну, вот, марш спать, Вета, - вздохнул Таммаоф, - серьезно, мы, может, еще неделю будем этим всем заниматься. Ты что, думаешь, мы уже почти все, закончили? Хрен там, это надолго. Так что последуй моему примеру, поспи. Знаешь, мне что леди Министр Драконов советовала? Именно это.
     Халаку погрозил пальцем.
     - И, я думаю, с ней спорить не стоит.
     - Э, нет, - возразила ангел смерти, - я потому и спешу, потому что знаю, что дел у нас еще очень и очень много, и с каждым днем все больше. А у нас с тобой - вдвойне, - вздохнула аггел Второго Мира. - Поэтому я обещаю тебе, что, если выкрою хотя бы часик, обязательно отдохну. Впрочем, есть вероятность, что я вырублюсь, едва переступлю порог своей квартиры, - горько усмехнулась демон скорби и смирения.
     - Ониэль, - спокойно попросил Таммаоф, - выключи, пожалуйста, девочку-подростка, и включи мудрого старого демона, которым ты являешься. Если ты свалишься с ног в неподходящий момент или потеряешь концентрацию от недосыпа, или тебе что-то примерещится - ты в курсе, что бывает от депривации сна? - никому из нас лучше не будет. Будь добра, сделай так, чтобы вероятность того, что ты вырубишься, едва переступишь порог квартиры, достигла ста процентов, хорошо? И это приказ. Поспать хотя бы часа четыре. Вопросы есть?
     - Ох, Таммаоф, - всплеснула руками Элохим, - можешь мне поверить, я все это знаю. Но и помочь я тоже обещала. Пора уже научиться выполнять свои обещания, - покачала головой Себетту. - Читать Дело и отправиться на поиски мне больше будет некогда. Пойдем домой. Дома я сделаю все правильно, - задумчиво протянула Падшая. - В крайнем случае - совсем в крайнем случае - есть еще энергетик и Малаэль, хотя я действительно надеюсь, что четыре часа у меня все-таки найдутся. Значит, я звоню тебе в девять, так?
     Таммаоф взял ее за плечо и спокойно сказал:
     - Будет когда, будет, успокойся. Да, времени мало, но его мало будет ВСЕГДА, можешь мне поверить. Так что я искренне верю, что ты все сделаешь правильно. Ну, а сейчас - каждый уносит по делу, в девять созвонимся.
     - Договорились, - улыбнулась Образ Смерти, запихивая свой трофей в рюкзачок-паучиху. - Дай-ка я только вернусь назад и все-таки закрою эту проклятую дверь в подсобку... А, может, не закрывать и позволить им спросить себя: "Что за чертовщина?" - Виолетта шумно рассмеялась всеми десятью голосами, запрокинув голову назад.
     - Да пофигу на подсобку, - махнул рукой Таммаоф, - не секретный объект. Просто валим отсюда через нихиль, нет смысла тратить силы.
     Фигура Ониэль снова поплыла, теряя четкость, в то время как девчонка протискивалась между слоями Мироздания, пока следы Олега, сделавшего то же самое тремя секундами ранее, были еще свежи. Оказавшись рядом с Концом Полета, она молча протянула ему руку.
     Таммаоф посмотрел, не совсем понял, что хотела девочка, и потому просто пожал ее.
     - Ты сегодня молодчина, - ободряюще сказал он, - мы многого добились. А теперь иди отдыхай, и до встречи.
     - Спасибо, конечно, но мы еще раз вдвоем прыгать не будем? - чуть изогнула губы в усмешке Плач Всех Ушедших. - Вижу, ты не намерен. Тогда спасибо тебе за все, братец, скоро встретимся вновь. И не забывай, что ты число, а я - квадрат! - хихикнула на прощание Халаку. - Пусть солнце никогда не заходит над тобой, Конец Полета.
     - Наши Знания – это не только практика, но еще и осмысление пережитого опыта, - назидательно сказал Таммаоф, - так что не будем бежать впереди паровоза. Еще попрыгаем, квадратик.
     И падший подал пример, открывая нихиль в сторону своей квартиры.
     - До скорого, мой любимый брат, - губы Убийцы, провожающей глазами Нергала, тронула легкая улыбка. Олег исчез, забрав с собой и эту улыбку, чтобы в сердце Намтара ее место заняли волнение и озабоченность. - Хорошо смотри за теми, кто доверился тебе, - тихо прошептала ангел смерти в темноту. Пора было уходить и ей. Сосредоточиться на доме было легко, сами по себе вокруг места назначения закружились чувства, само по себе потянулось сердце. Аггел Второго Мира отметила про себя, что за один-единственный раз уже почти привыкла совершать двойной прыжок с Таммаофом, и теперь ей было пусто. Не хватало его руки.
     - Я иду, - рассеянно прошептала демон скорби и смирения прежде, чем открыть под собой нихиль.
« Последнее редактирование: 02 Мая 2016, 19:56:56 от Neforlution »
Записан
Сверло мое - ручка, а мрамор - тетрадь,
сегодня я скульптор, я буду писать!

Neforlution

  • Постоялец
  • ***
  • Пафос: 9
  • Сообщений: 201
  • Waterbird
    • Просмотр профиля
Re: Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #43 : 09 Мая 2016, 17:02:32 »

Понедельник, 2 июня. 02.30.

     Элохим медленно открыла глаза. Картины насилия и отчаяния спрятались под ее веками, и теперь в светящиеся зрачки попадали только светлые, атласные сумерки. Себетту чуть качнула головой, стряхивая с себя последние следы наваждения, и посмотрела вниз. У ее ног стояло, прислоненное к стене, зеркало, которое Падшая так и не повесила на стену. В Убежище оно казалось растрескавшимся и помутневшим, деревянная рама иссохла и вот-вот готова была рассыпаться в прах. Образ Смерти не видела своего отражения - только полутьму коридора и едва различимый отблеск света, льющийся из окна гостиной. Туда и направилась Виолетта.
     Переступая порог, девчонка сбросила с себя сверхъестественную суть. Ее ноги приобрели телесный цвет, касаясь земли, а чернильно-черный плащ из ночи, трепещущий, как на ветру, оторвался от тела и растворился в бледно-фиолетовых сумерках. Так лучше; пусть огоньки в глубине ее глаз не вспыхивают, пусть туманная мандорла не колыхается, пусть языки черного пламени не выдают свою хозяйку.
     Жаль, что сердце нельзя унять.
     - Игорь? - наконец, после короткой паузы позвала Ониэль, ища на фоне сумеречного полотна знакомый силуэт. - Ты здесь? С тобой все в порядке?
     - Я здесь, - откуда-то из сумерек отозвался парень.
     - Слава Богу, - с облегчением выдохнула Плач Всех Ушедших, снимая со спины рюкзачок-паучиху. - Рада видеть тебя. Есть хорошие новости, - улыбнулась она, вытаскивая на свет божий какую-то тонкую папку. - Мы с братом достали Дело, так что теперь у нас есть защита. Теперь инициатива в наших руках, - Халаку медленно перебирала пальцами старые листы, просто чтобы убедиться, что трофей еще с ней. - Вот эта, правда, не Оковы, это, скорее, просто "криминальное чтиво", настоящие Оковы пока у Олега. Он обещал вернуть, когда сам ее прочитает.
     - Вы забрали дело Ермолова?! - ужаснулся Игорь. - Ой-ё-о-о-о! - призрак схватился за голову. - Это плохо...
     - Почему? - удивленно подняла брови Убийца. - Мы же говорили с тобой об этом несколько часов назад, помнишь? Во-первых, нам нужно знать, что же все-таки произошло, если уж мы решили расхлебать эту кашу. Во-вторых, пока Оковы у нас, он не посмеет тебя тронуть. Знает же, что я могу обратить его записи в кучку пепла. Да и Конец Полета сам бывший следователь, догадается же, что не стоит тащить их домой, - нахмурилась Намтар. - Или есть что-то еще, о чем я не знаю, Игорь?
     - Это его только разозлит! Если он узнает... Ублюдок будет в ярости! Это ведь не единственные его оковы - ничего, кроме неприятностей, они вам не принесут...
     - Да он и так нам не собирался в любви признаваться. Меня он, кажется, и вовсе обещал из-под земли достать. А я не думаю, что он из тех, кто бросает слова на ветер, - вздохнула ангел смерти, положив руку на плечо призрака. - Успокойся, Игорь. Мы сделали ход - а это, по крайней мере, лучше, чем сжаться в уголке от страха, ожидая, когда он придет. У нас есть информация и хоть какой-то способ влияния. Ермолов придет, рано или поздно, от этого не убежать и не спрятаться. Разве что отдать ему тебя, - в глазах аггела Второго Мира блеснули темные огни, - а я лучше уж сама ему в руки дамся. Без этих Оков его не удерживает от нападения ничего, он может хоть сейчас заявиться - и нам нечего будет ему противопоставить. А теперь у нас, по крайней мере, есть время. Время между тем, как он сюда придет и тем, как разбросает нас, как солому, - демон скорби и смирения убрала Дело обратно в рюкзачок. - Все в порядке, Игорь, не паникуй, - Элохим схватила парня за плечо и крепко сжала его.
     - Ты не понимаешь... Он может в любой момент появиться рядом с оковами! Мгновенно! У тебя за спиной. Когда ты не будешь подозревать... Черт! Какой я все-таки трус!
     - Тише, тише, - успокаивающе зашептала Себетту, подойдя на шаг ближе к Привидению и гладя его по спине и плечу. - Он меня найдет, в любом случае найдет. И было бы еще хуже, если бы он снова попытался использовать как приманку тебя. Мы справимся, Игорь. Обязательно справимся, - Падшая осторожно прикоснулась к его щеке. - Значит, вот, как он смог тебя найти?
     - Не знаю. Может быть... У него много способностей, - призрак вздохнул.
     - Не сомневаюсь в этом, - невесело кивнула Образ Смерти, задумавшись на несколько секунд. - Знаешь, Игорь, я тут подумала... Надо бы обезопасить и твои Оковы, как ты считаешь? Чтобы Ермолов не додумался с нами торговаться, - Виолетта погладила себя по подбородку. - Ладно, в "Джакомо" он особого бардака не устроит, а, даже если и попытается, туда прибежит целая зондеркоманда моих братьев и сестер, и вот тогда у него будут ДЕЙСТВИТЕЛЬНО проблемы, - девчонка едва слышно усмехнулась. - Есть у тебя еще что-нибудь, что может быть в опасности?
     - Не думаю, - ответил Игорь. - Я ему нужен здесь - в Землях Теней.
     - Ты так считаешь? - Ониэль чуть склонила набок голову, отчего ее лицо приобрело кошачье выражение. - Почему?
     - Я Привидение! - плеснул руками Игорь. - Я собираю много пафоса, и он у меня его забирает! Я могу влиять на материальный мир, а он нет! - призрак собрал в ладонь копну волос, упавших на лицо, и отвел ее назад. – Поначалу, знаешь, мы даже ладили. Я... охранял его Дело, чтобы продажные менты не вытащили из него важные страницы, заметки... Понимаешь, все очень сложно, - Игорь закрыл лицо руками и вздохнул. - В какой-то степени я виноват в его смерти!
     Плач Всех Ушедших протянула руки к призраку и крепко обняла его, прижавшись лбом к виску парня. Пригладив ладонью черные пряди, она тихо шепнула:
     - Пожалуйста, Игорь, расскажи мне, что произошло. Расскажи мне все, что знаешь. Я не хочу травмировать тебя, действительно не хочу, но это по-настоящему важно. Мы хотим помочь вам обоим, но не сможем этого сделать, если не разберемся, что же все-таки происходит. Ты можешь промолчать, и я не буду тебя заставлять, - Халаку мягко обхватила пальцами щеки Завьялова, тревожно глядя в его черные глаза, - но ты очень поможешь мне, если все же решишь этого не делать. Возможно, тебе и самому станет легче, когда признаешься кому-то в том, что тебя терзает.
     - Ермолов начал расследование из-за меня. Мой дядя из администрации настоял на том, чтобы наркопритон разворошили из-за меня. Понимаешь? Но это я сам убил себя! А потом пришел Ермолов и начал копать - докопался до того, что его застрелили! Твою мать!!! - призрак вырвался из рук Ониэль и слегка замерцал. - Тогда мы встретились, и я стал ему помогать. Пока не узнал, что из-за его расследования Пашке устроили передоз... Я тогда психанул, и мы разругались, - из глаз призрака потекли черные слезы. - Кучу народу грохнули из-за того, что он сунулся в этот муравейник!
     - Думаешь, было бы лучше, если бы все осталось, как было? - Убийца сделала движение вперед, будто хотела подойти поближе, но вместо этого только сложила руки у сердца. - Думаешь, погибло бы меньше людей? Так или иначе, этот алтарь смерти не остался бы без жертв. Не от пули, так от передоза, не Ермолов, так кто-то другой. Если кто-то и виноват во всем этом, так только тот, кто является первым звеном в этой длинной цепи, - Намтар протянула ладонь к парню. - Пожалуйста, Игорь, позволь мне утешить тебя. Я не могу смотреть на то, как тебе плохо.
     - Да с чего ты взяла, что мне плохо?! - закричал Игорь. - Ты просила объяснить, зачем я ему здесь!
     - Спасибо тебе. Ты действительно помог нам всем, - шепнула ангел смерти. Ее глаза наполнились печалью. - Прости меня, если я сделала что-то не так, но ты плачешь... кричишь. Это не похоже на крики радости, - лицо аггела Второго Мира исказила боль. - Я избороздила твои раны и поэтому хочу теперь их закрыть. Если ты только позволишь мне...
     - Ладно, прости... Я истерик, ты знаешь, - Игорь поднял руки, будто сдаваясь в плен. - Не могу держать все в себе.
     - Это нормально. Лучше уж выплеснуть эмоции наружу или законсервировать их в искусстве, чем отдать их на растерзание Муке, - демон скорби и смирения, наконец, смогла приблизиться, чтобы осторожно собрать черные капли со щек призрака. - Когда же ты уже поймешь, что я принимаю тебя целиком, со всей темнотой внутри тебя, с тем, что ты даже сам в себе принять не можешь, - губы Элохим тронула улыбка, грустная и ласковая одновременно. - Мы не можем изменить вчера. Мы даже не всегда можем его принять. Все, что у нас осталось - мгновение, которое мы можем потратить, чтобы все стало так, как надо, - Себетту привстала на цыпочки и тихо клюнула Привидение в щеку. - Прости меня за то, что поранила тебя.
     - Я должен был раньше сказать, - вздохнул Игорь. - Но думал, что можно обойтись без этого.
     - Я понимаю тебя. Иногда я тоже думаю о вещах, которые сделала не так. Они бьются во мне, невысказанные и неразрешимые. Мне даже думать о них неприятно, не то, что говорить, - Падшая зарылась пальцами в волосы призрака. - Спасибо тебе, Игорь, спасибо, что справился с собой. Лучше поздно, чем никогда, - заверила парня Образ Смерти.
     Парень улыбнулся.
     - Знаешь? Ермолов меньше меня находится в мире мертвых, но научился большему. Я ему, честно, завидую, - призрак горько усмехнулся и вытер остатки чернильных слез. - Я так и остался бездарем.
     - Не сказать, чтобы я тоже была гением, - губы Виолетты тронула улыбка. - Но я верю, что у каждого из нас своя скорость, с которой мы познаем мир. Может, ты научился чему-то другому, мы ведь состоим не только из Знаний. И потом, у нас еще есть немного времени, - девчонка тихо усмехнулась. - А если нам с тобой повезет - то даже много, много времени.
     Игорь прыснул от смеха.
     - Ну, да! - и расхохотался.
     - Когда ты смеешься, мне нравится намного больше. Если бы я могла, я бы смотрела на это вечно, - подмигнула парню Ониэль. - Но все же, пожалуйста, можно мне узнать, почему ты смеешься? Может, мне тогда удастся развеселить тебя еще раз, - Плач Всех Ушедших отбросила челку со своего лба.
     - Это было забавно. Про то, что у нас есть НЕМНОГО времени. Учитывая, что оно может кончиться в любой момент или длиться вечно, - парень продолжал широко улыбаться.
     - Ну, как минимум, еще мгновение у нас есть, - Халаку протянула руку, будто ловя невидимую бабочку. - О, смотри, прошло... Значит, думаю, еще одно мгновение у нас тоже найдется, - усмехнулась Убийца. - На самом деле, Игорь, это один из смыслов смерти. Мы чувствуем ценность, когда понимаем, что все конечно. Ценность времени. Ценность вещей. Ценность самой жизни. Когда мы рядом, все становится более... острым. Ярким. Каждый вздох и каждое движение. На краю смерти особенно хочется жить, - медленно проговорила Намтар.
     - И как ты находишь все эти... Ответы? - искренне удивился Игорь. - Быть бы мне живым, если встретил бы тебя раньше.
     - Знаешь, Игорь... Когда сидишь в темноте и тишине века, а потом тысячелетия, купаясь в боли и отчаянии, тебе не остается ничего другого, кроме как копаться в себе, - ангел смерти положила руки на холодные ладони призрака. - Рассматривать себя, свои поступки, все, что ты видел, и гадать, почему произошло так, как произошло. Если я чувствовала, что начинала сходить с ума от собственных мыслей, я погружалась в чужую боль, боль моих братьев, сестер, друзей, людей, которая просачивалась сквозь стены Бездны. Я собирала эту боль и тоже обдумывала ее, искала ее причины и следствия, - аггел Второго Мира посмотрела в окно с тихим страданием в глазах. - Не скажу, что это спасло меня, ведь я тоже безумна. Мука грызет меня так же, как и всех остальных. Но все же я считаю, что это было милосердное наказание... Оно было бы жестоким, если бы мы сидели в камерах-одиночках. Но мы были вместе, и если бы только догадались выслушать друг друга... Утешить... Отбросить все различия... Может, мы бы тогда не сошли с ума, - тяжело вздохнула демон скорби и смирения. - Может, мы не сделали так потому, что мы слишком сильны для того, чтобы по-настоящему доверять друг другу. В глубине души мы боимся друг друга. В глубине души мы знаем, что можем друг другу навредить, - Элохим опустила лицо и покачала головой. - Это было справедливое наказание... Поверь мне, Игорь, мы не остановились бы сами. Мы бы выдумали себе нового врага или увидели его друг в друге. Это был единственный способ нас остановить. Дать нам время на раздумья. Заставить оглянуться назад, - Себетту приложила к губам предательски дрожащую ладонь, кусая пальцы и глядя куда-то вдаль пустыми глазами. - Я смогла вернуться домой всего каких-то одиннадцать месяцев назад, в прошлом июле. Прости, что не смогла встретить тебя раньше, - Падшая крепко сжала рукой ладонь парня. - Но, с одной стороны, смог бы ты мне поверить, если бы не прошел через все это? Услышал бы? А, с другой, я не верю, что ты мертв, - тряхнула головой Образ Смерти. - Ты находишься в другом состоянии, но ты все еще жив. Думаешь, чувствуешь, помнишь... Истинная смерть - она за тобой, - Виолетта указала рукой на окно, где завывал, царапая стекла, Вихрь. - То, чего не должно было быть. Не поддавайся ей, Игорь, - девчонка сжала ладонь Привидения еще крепче. - Думай, чувствуй и помни. Живи.
     Игорь в ответ кивнул.
     - Ладно.
     - "Ладно", - тихо повторила Ониэль, чуть усмехнувшись. - Ты всегда так говоришь, а я, если честно, не могу понять, соглашаешься ты или отмахиваешься, - склонила голову набок Плач Всех Ушедших. Она улыбалась, но ее глаза оставались печальными. - Или просто я говорю так много, что ты не успеваешь за мной уследить?
     - Просто я соглашаюсь, - пожал плечами Игорь. - Мне нечего возразить. Нечем ответить. Я никогда в жизни не встречал кого-либо, кто обладал бы такой мудростью, как ты. Ты прожила тысячи лет. Видела и вынесла такое, рядом с чем всем моим метаниям - грош цена! Я не знаю, правда ли то, что ты говоришь, потому что не могу знать, но выводы у тебя такие простые и верные, что аж зло берет! Но, если разобраться, то на кого нужно злиться? Только на самого себя.
     - Я и сама не могу однозначно сказать, правда ли это, или просто сон, который видит Господь, - тихо усмехнулась Халаку. - И верны ли мои выводы, или они - такое же заблуждение, как ошибался когда-то Денница. Но если мои слова позволяют тебе заглянуть за пределы своего опыта, то мне остается только порадоваться, - Убийца медленно провела рукой по плечу призрака, словно впитывая в себя каждое прикосновение. - Но, знаешь... я бы не отказывалась и от твоего опыта. Ребенок, потерявший кошечку, и сын, хоронящий мать, одинаково чувствуют, что их жизнь рухнула. Всегда кажется, что хуже уже быть не может. И всегда оказывается, что может, - невесело усмехнулась Намтар. - Не злись на себя, Игорь. Вообще ни на кого не злись. В конце концов, без себя вчерашнего ты бы не был собой сегодняшним. Лучше уж поздно, чем никогда. И, потом... Ты меня тоже кое-чему научил. Кое-чему настолько важному, что без этого все мои слова - это так, просто пыль под ногами, - ангел смерти осторожно провела рукой по щеке парня. - Спасибо тебе за это.
     - Да не за что, - махнул рукой Игорь.
     Аггел Второго Мира ласково улыбнулась в ответ, но где-то глубоко в ее улыбке затаилась печаль.
     - Как ты себя чувствуешь? - обеспокоенно спросила демон скорби и смирения. - Больше ничего тебя не тревожило, пока меня не было дома?
     - Да нет, наверное, - ответил Игорь.
     - Слава Богу. Дотерпишь до утра? Нет смысла искать кого-то, пока солнце не коснулось горизонта, - вздохнула демон скорби и смирения, устало присаживаясь на диван.
     - Знаешь, у меня начинает болеть голова, - ответил призрак. - Я бы сейчас отдохнул.
     - Прости. Кажется, я наговорила тебе сегодня слишком много всего, - покачала головой Элохим, снова вставая на ноги. - Ты будешь спать? Мне посторожить тебя?
     - Все будет в порядке, - ответил Игорь. - Ложись спать, а я буду рядом. Где-нибудь у кровати.
     - Ты уверен? - внимательно посмотрела на Завьялова Себетту. - Если хочешь, я и потесниться могу, не настолько я уже толстая, - усмехнулась она, закладывая за ухо прядь волос, попавшую на лицо.
     - Уверен. Мне привычнее спать на корточках, - ухмыльнулся Игорь.
     - Да хотя бы в кресло тогда сядь! - всплеснула руками Падшая. - Ладно, как знаешь. Тогда знаешь, давай как? Я поставлю будильник на половину восьмого, встану, растолкаю тебя и пойду искать тебе Искупителя. Как тебе такой план?
     - Как скажешь...
     - Тогда, пожалуй, так и сделаем, - кивнула Образ Смерти, достав из кармана телефон.  Поставив будильник, она кинула его прямо на подушку. - Игорь? - тихо позвала Виолетта, чьи губы окрасила слабая улыбка. - Спасибо тебе. За все. За то, что ты есть, - ее улыбка стала ярче, полная света и надежды, будто девчонка грелась в теплых лучах солнца.
     Игорь молча улыбнулся и прыгнул к изголовью кровати, сворачиваясь на корточки в привычный клубок.
     - Скоро встретимся вновь, - пообещала Ониэль, наконец, кладя голову на подушку. Едва она это сделала, как почувствовала, как все ее тело налилось свинцом - кажется, оно в жизни никогда еще так чего-то не жаждало. Не прошло и трех секунд, как Плач Всех Ушедших провалилась в блаженную тьму.
« Последнее редактирование: 28 Мая 2016, 20:51:54 от Ifrael »
Записан
Сверло мое - ручка, а мрамор - тетрадь,
сегодня я скульптор, я буду писать!

Mindcaster

  • Спонсор
  • Старожил
  • *
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 266
    • Просмотр профиля
    • Мирктор
Re: Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #44 : 15 Мая 2016, 01:13:32 »

Понедельник, 2 июня, 2:30 - 4:45

В последний момент Таммаоф решил не прыгать домой. Не стоило испытывать судьбу: если у Ермолова и не было мистической связи с Кристиной, то уж со своими делами у него точно было такое притяжение. Падший ангел не знал точно, как это работает, но стоило предполагать худшее, так что явно не стоило тащить это к себе. Надо было сменить маршрут... Он решил прыгнуть к Финляндскому вокзалу. Олегу вспомнился памятник Ленина, и демону стало интересно, как он будет выглядеть из мира призраков.

Действительность не разочаровала. Памятник отчетливо светится какой-то энергией. Демон не смог разобрать, что именно это было, но по крайней мере, памятник излучал. Олег помнил, что его все время по какой-то причине атаковали террористы - даже дыру в нем проделывали, но власти ее потом заделали. Короче, памятник периодически подвергался нападкам агрессивного меньшинства.

"Интересно, это эмоции людей так его подсветили, или наоборот, они по этой причине на памятник кидаются?" - лениво размышлял падший. Решив заняться этой загадкой на досуге, он направился искать удобное место сначала для выхода в реальный мир, а потом - и для чтения.

Пролетев мимо странного памятника, Таммаоф вышел на площади Финляндского вокзала возле кафе, расположившегося на углу старинного дома напротив. Он вошел внутрь и, заказав себе капучино, принялся листать Дело, которое когда-то вел Ермолов.

К Постановлению о возбуждении уголовного дела по статье о незаконном обороте наркотических веществ, согласованному с начальником РОВД Кудлатовым Б.В., были приложены копия заключения судмедэксперта о смерти Завьялова Игоря Сергеевича и письмо из администрации Санкт-Петербурга с настоятельным требованием разобраться с наркопритоном в центре города. Речь, конечно, шла о "Пяти Звездах", переименованных в "Джакомо".
Далее были подшиты копия допроса Иевлевой Светланы Львовны, уроженки старинного города Вологды, работавшей проституткой и задержанной Ермоловым в состоянии наркотического опьянения. Здесь были представлены показания, в которых она отвергала факт покупки наркотиков в "Пяти Звездах", отвергала факт знакомства с наркодилером и указывала на подъезд одного из домов как на точку приобретения зелья. Прикладывался запрос к участковому, в котором тот не мог подтвердить показания Иевлевой.
В ходе операции в указанном проституткой подъезде ее показания также не подтвердились, в результате чего следствие приняло решение повторить допрос Светланы Львовны. Под угрозой привлечения за дачу заведомо ложных показаний девушка указала на Мариньяка и указывала на опасность для ее жизни в случае содействия следствию. К сожалению, защита следственных органов не помогла девушке, которая пропала без вести сразу после провалившегося рейда с попыткой "контрольной закупки" наркотиков. Здесь же прикладывались материалы по делу о пропаже без вести Иевлевой.
Далее, судя по всему, Ермолов принимает решение усыпить бдительность наркоторговцев "Пяти Звезд", не появляясь там в течение пары недель. В это время он допрашивает друзей Игоря, баловавшихся зельем вместе с ним, надеясь, что они дадут нужные показания. Сначала все идет так, как предполагает Ермолов, и у него появляются новые основания для задержания как Мариньяка, так и нескольких других дилеров, однако один из друзей Завьялова - Павел Геннадьевич Коробицын - внезапно умирает от передозировки и друзья Игоря в массовом порядке отказываются от своих показаний, ссылаясь на невменяемость и дачу показаний под давлением следствия.

Официантка принесла Олегу кофе и он продолжил листать дело.

Резолюции начальства Ермолова тем временем становятся все более жесткими. На совещании с начальником РОВД принимается решение закрыть дело и у Ермолова, судя по всему, сдают нервы. Он задерживает Мариньяка и выбивает из него признания, включая то, что заведение прикрывается его коллегами. Далее следует жалоба Мариньяка и выговор Ермолову, а также назначение нового следователя и постановление о закрытии дела. Здесь же, ближе к последним страницам следствия, был приложен отчет Ермолова с подозрениями о том, что в следственном заведении сидит "крот", сливающий информацию о мероприятиях и фамилиях наркоторговцам из "Пяти Звезд", однако новый следователь принимает решение не брать отчет во внимание.

На этом все и закончилось. Исследование Дела заняло у Таммаофа около двух часов. На улице стало совсем светло, а на тело демона тяжелой волной накатила усталость.

Демон смотрел на закрытое дело и ощущал безнадежное чувство понимания Ермолова. В этом заживо гниющем мире очень тяжело было исполнять свой долг. Никому это было не нужно, и даже сами жертвы преступления прикрывали своих обидчиков из страха, что может быть еще хуже. Это не было оправданием той моральной коррозии, которой подвергся Ермолов... Но был ли он, Олег, лучше? Превосходства Таммаоф не ощущал. Но идеи как воспользоваться своими нечеловеческими способностями в данной ситуации какие-то появлялись. Веселов потер виски и, расплатившись, отправился искать камеру хранения.

Пройдя через площадь, Конец Полета вошел в здание вокзала и, как планировал, после оплаты и получения квитанции, спрятал дело Ермолова в камеру хранения. После этого Таммаоф вышел из здания и, найдя затененное и уединенное место, вошел в Мир Теней, чтобы через него вернуться домой. Он приготовился сделать прыжок, как вдруг услышал за спиной знакомый голос:
- Ну что? Начитался? - Ермолов угрожающе усмехнулся. - Теперь, пожалуйста, верни на место.

Веселов спокойно развернулся.
- Мне нужны гарантии, что от тебя не будет проблем - уверенно произнес он - я свое слово держу, нашел твои бумаги, Мариньяка, занимаюсь тем, что обещал. А вот у тебя я смотрю чеку рвет, и лучше у меня будет лишний довод, чтобы ты ничего не испортил. Будешь вести себя спокойно - ничего с твоим делом не случится. Более того, я его доведу до конца. Такой разговор тебе понятен? - с напором спросил падший
Тамм не доверял Ермолову и приготовился сделать шаг в сторону и одновременно в реальный мир, на случай если тот начнет чудить

- И как ты собираешься использовать его против меня? - самодовольно спросил Александр.

- Бумага, вроде как, хорошо горит - без улыбки произнес Олег

- Нет! Не надо! Пожалуйста! - Ермолов расхохотался. - Вперед, дружок! С удовольствием посмотрю, как это будет.

- А если тебе плевать, какого ты тогда приперся? - хмыкнул падший - блядский цирк вроде в другие дни выступает. Ты уж определись с показаниями, чихать тебе на дело или нет

- Я не говорил, что мне плевать, - ответил Ермолов, - но это не значит, что я очень расстроюсь, - бывший мент злорадно хмыкнул. - Если ты испортишь мое дело, я стану твоей тенью и тогда тебе придется забыть о прогулках во второй мир. Также, как и о встречах с Кристиной - где бы ты ее не прятал. Ведь если я наткнусь на нее, следуя за тобой, ей конец.

Таммаоф кивнул
- Ты говоришь дело, товарищ майор. Дело о деле, хех. С одной стороны, мне если честно плевать на твои угрозы. Меньше суток назад я повстречался с таким чудовищем, до которого тебе примерно тысячу лет расти, и, как видишь, стою перед тобой, а та тварь - ну, скажем, ее судьба незавидна. Но с другой стороны, я не хочу причинять вред, когда есть возможность договориться.
Он вздохнул
- Раз мы говорим начистоту, чем тебя не устраивает это место? Я откровенно хочу сейчас выспаться - смертное тело имеет, к сожалению, свои ограничения. Тебе принципиально, чтобы дело было там? На вокзале, между прочим, даже комната отдыха есть.

- Знаешь, я просто люблю, когда все находится на своих местах, - ответил призрак. - И я не хочу, чтобы негодяи, вроде тебя, притрагивались к нему.

- Тебе не за что меня любить, - сказал Таммаоф, - но я не негодяй. Я между прочим занимаюсь твоим делом. И... да, я верну его обратно. Предлагаю перемирие.

- Интересное предложение, если не считать того, что вы со своей подружкой меня ограбили.

- Слушай, Ермолов, включи мозг! - нахмурился Таммаоф - как бы мы ознакомились с твоим делом, не взяв его на почитать? Телепаты в отпуске, если чо

- Я говорю не о деле, а о "Пяти Звездах". Если че! - рявкнул призрак.

 - Ах об этом, - демон потер переносицу, - действительно, я понимаю твои эмоции. Ты чувствуешь, что тебя обманули, ограбили. Ты защитил этих призраков, дал им защиту, помог адаптироваться в новом, страшном для них мире. А как они тебе отплатили? Как я отплатил за твое гостеприимство? Да, я понимаю, почему ты так к этому относишься - сочувственно говорил падший, его кожа стала мерцать в такт словам, заострившиеся черты лица сложились в скорбную, сожалеющую маску, - но понимаешь ли в чем дело - он вздохнул, и затем произнес резко изменившимся, напористым тоном: - НЕЛЬЗЯ быть благодетелем-насильником, это вещи друг друга взаимоисключающие. Как ты не лупась своего раба, нежностью он к тебе не проникнется - Таммаоф грозно смотрел на Ермолова, когда его ноги оторвались от пола, поднимая демона чуть выше в его парении, - а ты ведь в курсе, что рабство у нас отменили полтораста лет назад, Ермолов? Они сами выбрали свою дорогу, ты не можешь их удерживать у себя бесконечно! Если они предпочли надежду и опасность относительной безопасности и длительному, мучительному гниению, ты не сможешь их удержать! И не я их у тебя украл, а ты сам их упустил. Потому что если бы они чувствовали к тебе нечто иное, кроме страха, я не смог бы их от тебя увести, да и не стал бы этим заниматься! Ты ведь защищал их, ты защищал закон, ты должен понимать это в глубине души. Я знаю, мы ведь одинаковые внутри. Я тоже получал по башке от коррумпированного начальства просто потому, что делал свое дело. Тебе ведь знакомо это чувство, товарищ майор? Я веду твое дело не для того чтобы почесать тебя за ушком и предложить мир дружбу жвачку! Я хочу чтобы пидорасы, из за которых ты помер, страдали! Просто потому что пидорасы, Ермолов, должны страдать, и у некоторых преступлений нет срока давности! Так давай же вместе принесем этим ублюдкам их судьбу, - страстно произнес Таммаоф, видно было, что он вкладывает в это всю свою внутреннюю суть, - давай отбросим всю прочую шелуху. Эти сбежавшие призраки - кто знает, может они еще вернутся к тебе, а даже если нет, есть же дела поважнее!

Сказав последние слова, Таммаоф внезапно утратил сверхъестественные черты, его ноги коснулись земли. Сделав шаг вперед, он протянул Ермолову руку, пристально смотря призраку прямо в глаза.

- При одном условии, - пожимая руку Концу Полета, ответил Ермолов. - Больше вы с твоей подружкой в мои дела не лезете!

Крепко ответив на пожатие, Таммаоф усмехнулся:
- Хорошо. А ты их с Игорем больше не терроризируй. И к Кристине не лезь. Надо сказать, твое неожиданное появление тогда нас хорошо взбодрило. Но, как бы то ни было... есть что-то, что мне нужно знать, из того, чего нет в документах? Я планирую заглянуть к Мариньяку... Не знаю когда точно, еще других дел по горло, возможно - сегодня, может - завтра.

- Перед тем, как меня застрелили, я высказывал начальству свои подозрения, что кто-то сливает информацию по моему делу и торговцы успевали залечь на дно или замести следы. И со свидетелями, думаю, кто-то хорошо поработал.

- Угу, про "крота" я видел в деле - кивнул Тамм

- Знаешь, я долго думал и понял, что кроме начальника никто не мог быть этим кротом. Я перебрал все возможные варианты и лица... Полагаю, это Кудлатов приказал меня убрать. Но я не могу этого доказать, - засовывая руки в карманы, предположил призрак.

- Хм, звучит правдоподобно, - пробубнил Олег, обдумывая эту информацию, - я тебя понял. Чтож... разберемся. Если узнаю что, зайду в Пять Звезд. И, насчет твоего дела. Я верну его, но, прости, не прямо сейчас - уже чертов рассвет... До ночи с папкой ничего в этой ячейке не случится.

- Хер с тобой, - махнул рукой Ермолов. - Только не пытайся меня обмануть.

- Да нет, зачем. Я просто тупо задолбался, поэтому и не хочу этим заниматься сейчас. А так, все что нужно, я уже узнал.
Падший зевнул.
- В общем, если у тебя все...

- Когда ты пойдешь к Мариньяку? - вскинув подбородок, спросил Александр.

- Еще точно не знаю. Говорю же, дела. Но если ты хочешь со мной, могу за тобой зайти, как соберусь.

- Не беспокойся, - улыбнулся Ермолов. - Теперь я всегда буду рядом. Отдыхай!
С этими словами призрак бывшего милиционера растворился в Буре.

- Ссс... - в этот момент сквозь маску спокойствия падшего прорвались его истинные чувства, но уже некому было их наблюдать. Восстановив спокойствие, Таммаоф мысленно обматерил эмоциональную привязчивость призраков, и с хмурым видом пошел к памятнику. Ему нужно было обдумать дальнейшие действия, а пока он это делал, можно было и на фонящий предмет искусства посмотреть.
« Последнее редактирование: 28 Мая 2016, 20:51:35 от Ifrael »
Записан
A Man's mortality is a compass that points his way in life.

Neforlution

  • Постоялец
  • ***
  • Пафос: 9
  • Сообщений: 201
  • Waterbird
    • Просмотр профиля
Re: Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #45 : 22 Мая 2016, 20:47:13 »

Понедельник, 2 июня. 07.30.

     Пронзительный звук ворвался в ее сон резко, как игла. Халаку на автомате отключила  телефон и перевернулась на другой бок, надеясь продолжить сон, но через несколько минут еще один сигнал будильника нарушил его снова. Пришлось открыть глаза. Еще несколько секунд Убийца вспоминала, кто она, где находится, зачем встает и что произошло вчера вечером, а когда все же сообразила, ее сонливость сняло, как рукой, а сердце пропустило один удар. Намтар спешно подтянулась вверх и заглянула за подлокотник дивана.
     Увиденное заставило ангела смерти испустить вздох облегчения. Возле дивана, свернувшись клубочком, мирно дремал призрак. Несколько секунд аггел Второго Мира жадно рассматривала его черные волосы, бледную шею, руки и плечи, но затем, убедившись, что все в порядке, встала с дивана. Зеркало над раковиной показало демону скорби и смирения черные круги под ее глазами, как у енота, намекая, что четыре часа сна не могут перебороть двое суток бессонницы. Умывшись и перекусив на скорую руку, Элохим вернулась в гостиную с чашкой кофе и парой яблок. Оставив снедь на компьютерном столе, она опустилась на колени перед Привидением.
     Он казался таким мирным, положив голову себе на колени. Бледное лицо спряталось за небрежными прядями волос, черными, как антрацит, на лице застыло умиротворенное выражение, как это бывает у спящих. Себетту просидела несколько минут, как завороженная, рассматривая его тонкие пальцы, губы и веки, за которыми спрятались темные глаза, и, не удержавшись, осторожно касалась пальцами его волос.
     - Наверное, в твоих глазах я просто маленькая мертвая девочка. И непостижимый древний дух... Но не то, что находится между ними, - почти беззвучно прошептала Падшая, нежно касаясь рукой щеки парня. - И ты бы очень удивился, узнав то, о чем уже судачат даже местные Спектры.
     Образ Смерти грустно улыбнулась, чуть подалась вперед и аккуратно, чтобы не разбудить, поцеловала Завьялова в уголок губ. Все равно он спит и ничего не узнает. Проснувшись - не вспомнит.
     - Наверное, тебе будет легче, если ты не будешь знать, - одними губами добавила Виолетта, наконец, схватив человека за плечо и легонько его тормоша. - Игорь! Вставай! Это я, Ониэль!
     - А! Что?!.. - всполошился призрак, закрывая лицо руками. - Уф! Это ты? Напугала же.
     - Пожалуйста, прости меня, но я ведь обещала тебя разбудить, когда придется уходить, - голосом, дрожащим от вины, протянула девчонка, так и не отпустив его плечо. - Что-то слишком часто попытка разбудить тебя заканчивается тем, что ты просыпаешься в ужасе, - тяжко вздохнула она. - Как твоя голова? Не болит больше?
     - Нет, - ответил Игорь. - Пока не болит.
     - Слава Богу, - снова вздохнула Плач Всех Ушедших, на этот раз - с облегчением. - Хотела бы я посидеть с тобой еще хотя бы пять минуточек, но мне правда пора уходить. Прости, - виновато склонила голову Халаку, наконец, отпустив плечо человека. - В общем, я вернусь так быстро, как только смогу. Если хочешь, на столе для тебя стоит кофе. Не тоскуй, - слабо улыбнулась Убийца.
     - Спасибо, - улыбнулся в ответ Игорь. - Возвращайся скорее. Знаешь, ведь у твоего отца слабая аура...
     - Серьезно? - уже успев подняться на ноги, не на шутку всполошилась Намтар. - Ты знаешь, что это может означать?
     - Все, - пожал он плечами в ответ. - Упадок жизненных сил. Болезни. Депрессию. Шажок к Забвению, одним словом.
     - А она с самого начала такая, или стала слабее только в последнее время? - уточнила ангел смерти. - Потому что я не исключаю и того, что это может быть следствием... моего воздействия на него, - аггел Второго Мира нервно прикусила губу. - Мы ведь не можем пользоваться своими способностями без Веры. А Веру можно получить только от людей... В общем, у меня Договор с моим отцом, - призналась демон скорби и смирения, закрыв глаза и болезненно покачав головой. - Я вылечила его, а он снабжает меня Верой. Естественно, о последнем пункте он не знает, думает, что я просто девочка со сверхъестественными способностями, проявившимися после клинической смерти. Я даже представить не могу, каким ударом для него станет известие о том, что я, на самом деле - уже не я, - убитым голосом протянула Элохим, закрывая рукой лицо.
     - Я не знаю, - признался призрак. - Думаю, это психологическое.
     - Боже, а я так надеялась, что все плохое осталось во вчера, - вздохнула Себетту, нервно накручивая на палец прядь волос. - Наверное, ты прав, у нас с ним в последнее время что-то совсем расклеилось. Спасибо тебе огромное, что сказал мне об этом, Игорь.
     - Пожалуйста, - стряхнув прядь волос с лица, буднично сказал Игорь.
     Падшая в ответ оттянула пальцем бархотку на шее - она почти всегда делала так, когда волновалась.
     - Извини меня, пожалуйста, но... можно мне обнять тебя на прощание? - виновато улыбнулась Образ Смерти, пряча за улыбкой неловкость. - На удачу и для храбрости, - пояснила она. Ее попытка потянуть время уже почти была заметна невооруженным глазом.
     - Кто тут нюня из нас двоих? - деланно скривился Игорь и, рассмеявшись, раскинул объятия. - Ну ладно, иди ко мне!
     - Я думаю, или никто, или мы оба, - захихикала Виолетта с нескрываемым счастьем, крепко прижимая Привидение к своей груди. Несколько бесконечно долгих секунд она стояла, прижимаясь щекой к его щеке, ощущая, что она холодная, как лед - впрочем, это было даже в какой-то степени приятно. Наконец, оторвавшись, она заглянула в его глаза цвета кофе. - Спасибо тебе. От моего сердца - к твоему сердцу. Возьми у меня немного огня, - улыбнулась девчонка, поправляя растрепавшиеся волосы призрака. - Все будет в порядке. Береги себя.
     Призрак улыбнулся и махнул рукой.
     - Бог мой, ты так смешно разговариваешь! - ироничные искорки пробежали в глазах Игоря и растворились в его улыбке. - Иди уже!
     - Можно просто Вета, - хихикнула Ониэль и, игриво склонив набок голову, показала призраку кончик языка - в сочетании с радостно-хитрым выражением лица это выглядело почти очаровательно. - Извини, я просто шучу, - подняла она ладони, будто сдаваясь. - Иду.
     Наконец, Плач Всех Ушедших подняла лежащий на полу рюкзачок, быстро проверила его содержимое, просто чтобы убедиться, что заветная папка все еще там, забросила его на спину и тихо покинула квартиру. Пусть ее зубы больше не постукивали друг о друга от волнения, но на душе по-прежнему скребли кошки. Да она и должна была волноваться - в конце концов, на носу была осада, в которой, похоже, будут участвовать и люди, Игорь с проблемами внешними и внутренними, а теперь еще и отец...
     - Боже, дай мне мужество изменить то, что я могу изменить, спокойствие, чтобы принять то, что я не могу изменить... И мудрость, чтобы отличить одно от другого, - тихо выдохнула Халаку знакомую молитву навстречу завывающему ветру, жадно раздирающему своими когтями ее одежду. И, хоть сил у Вихря не хватало, чтобы уничтожить материальный объект, Убийца уступила ему, сняв жилетку. Крылья, черные, как гематит, умоляюще потянулись к серо-свинцовому небу; взмахнув ими, Намтар мягко оттолкнулась от земли.
     Крылья понесли Ониэль к Дворцовой площади. Это было близкое и достаточно "людное" место. Одно из немногих, где влияние Вихря практически не ощущалось. Может быть, это было влияние Резиденции, может, эмоций и воспоминаний тысяч людей, приходящих каждый день насладиться ее великолепием, но площадь была относительно тихим и уютным местом для местных призраков. Как и многие смертные, здесь они назначили друг другу свидания, обменивались новостями и просто сплетничали, а несколько жандармов в офицерской форме 19-го столетия, верхом на черных с дымящейся гривой "кошмарах", бдительно охраняли покой этого места.
     Ангел смерти резко снизила высоту, подлетая к краю площади, а затем, когда, кажется, уже почти готова была пропахать грудью землю, сделала резкий взмах крыльями, подскочила, как ворона, встала "свечкой" и, наконец, мягко опустилась в дециметре от земли. Коротко осмотревшись, она удовлетворенно кивнула самой себе.
     - О, отлично, значит, здесь можно все-таки гулять. Не зря же Ирина Георгиевна просила отвезти ее именно сюда, - безмятежно мурлыкнула себе под нос аггел Второго Мира. Возможно, в ее сердце проснулась наивность, может - определенное доверие к представителям власти, вложенное Двором, не исключено - что мысль о том, что более старый призрак обладает более полной информацией, но, рассудив, что не стоит нападать на каждого встречного с расспросами и отвлекать их от своих дел, демон скорби и смирения, облаченная в крылья ночи, решительно поплыла прямо к одному из конных хранителей порядка.
     - Добрый день! Да не падут стены спокойствия, охраняющие Ваше сердце! - Элохим положила руку на грудь и отвесила учтивый кивок головой. - Прошу простить меня за беспокойство. Не могли бы Вы быть так любезны уделить мне минутку внимания?
     Жандарм направил на демона взгляд своих чернильно-черных глаз и ответил:
     - Слушаю Вас, мадам.
     - Благодарю Вас, - Себетту отвесила еще один учтивый кивок. - Видите ли, сударь, так случилось, что мне понадобился Искупитель. Не могли бы Вы подсказать мне, где стоит поискать? Возможно, Вы знаете некое централизованное учреждение или просто известное место, где не откажут случайному путнику?
     - Как? Вы разве не знаете про Дом Плача на Арсенальной? - спросил всадник.
     - Увы, я имею честь находиться здесь всего неделю, - не без досады покачала головой Падшая. - И поэтому могу не знать многих известных вещей. Пожалуйста, не затруднит ли Вас, сударь, рассказать мне немного больше об этом месте?
     - Это бывшее здание женской тюрьмы, - ответил жандарм, - сейчас там приют для душевнобольных.
     - Вот как? На Арсенальной, говорите? Благодарю Вас, я найду, - учтиво кивнула Образ Смерти. - Могу ли я, уважаемый сударь, еще самую малость злоупотребить Вашим великодушием и задать еще несколько вопросов? Скажите, пожалуйста, и давно эта площадь является, так сказать, глазом бури? - темно-фиолетовые губы Виолетты чуть изогнулись в улыбке.
     - С самого начала, - ответил призрак. - Вихрь не затронул ее так, как остальные Земли Теней.
     - Как интересно, - призналась девчонка, закладывая за ухо прядь коротких серебристо-белых волос. - А, позвольте спросить, эти великолепные животные - действительно души лошадей? Признаться честно, я не могу вспомнить, чтобы видела раньше нечто подобное.
     - Простите, мадам, я не могу ответить на этот вопрос. При всем уважении, - жандарм потянул уздечку и его черный конь загарцевал. - Прошу меня простить.
     - Понимаю, сударь. Прошу простить мое любопытство, - склонила голову Ониэль. - В таком случае, позвольте задать Вам последний вопрос, если это Вас не затруднит. До меня доходили слухи, что три дня назад, в субботу утром, случилось несчастье: на берег Финского залива выбросило страшно покусанные тела двух подростков. Скажите, пожалуйста, возможно, Вы что-нибудь об этом знаете? Может, это вообще опасное место? Или в тот день произошло что-то необычное? - Плач Всех Ушедших очень внимательно заглянула в глаза призрака, словно вырезанные из обсидиана, и белые огоньки в глубине ее глаз засияли ярче.
     - Боюсь, ничем не могу помочь Вам, сударыня, - с сожалением в голосе ответил жандарм.
     - Очень жаль. Правда, жаль, - тихо вздохнула Халаку, тряхнув головой. - В таком случае, больше не смею задерживать Вас. Благодарю Вас за Ваше терпение, Вы мне действительно очень помогли, - искренне заверила всадника Убийца. - Да превратит Господь каждый Ваш день в тысячу дней, - Намтар снова положила ладонь на грудь и отвесила поклон.
     Жандарм кивком головы обозначил ответный поклон.
     Что ж, по крайней мере, теперь ангел смерти имела представление о цели своего путешествия. Еще раз, на прощание, окинув взглядом Дворцовую площадь, она постаралась запечатлеть в себе этот островок жизни среди смерти, спокойствия среди страха. Наконец, аггел Второго Мира снова раскрыла антрацитовые крылья и, мягко оттолкнувшись от воздушной подушки под ногами, скрылась в воющем безумии Вихря.
     К счастью, демону скорби и смирения не пришлось лететь долго - всего-то нужно было пересечь Неву, полную не воды, но субстанции Бури. Может, зря Элохим отказалась Прыгать: ее крылья быстро устали, стали тяжелыми, как свинец, а каждый взмах давался с трудом. И все же, пока слабость не сморила Себетту окончательно, она с удовольствием наблюдала с высоты своего полета за Подземным Миром, за людьми, спешащими по делам, качалась на ледяных ветрах, промораживающих до костей, погружала руки в содержимое русла реки, бывшее в той же степени веществом, сколько и воспоминанием.
     По Арсенальной Падшая шла уже пешком, иногда переходя на бег трусцой, и считала дома. С каждым зданием, мимо которого она проходила, ее сердце на мгновение замирало. Интересно, какова будет цена, которую придется уплатить? Найдется ли у Образа Смерти нечто достаточно ценное, чтобы ее выслушали? Вряд ли услуги Искупителей дешевы, а все, что было у Виолетты - это то, что она носила в самой себе.
     Когда счет девчонки остановился на цифре "девять", она увидела двухэтажное здание, построенное из красного кирпича, чьи окна были спрятаны за решетками. Значит, это и есть Дом Плача, о котором говорил призрак? Как бы то ни было, Ониэль решительно направилась туда.
     Виолетта была хорошо знакома с этим простым и одновременно завораживающим зданием, построенным из красного кирпича в псевдорусском стиле. В начале 20-го столетия в нем располагалась женская тюрьма, потом соматическая больница, а сейчас это была психиатрическая больница для невменяемых преступников. Заведение находилось совсем недалеко от дома Ониэль и вызывало противоречивые чувства. С одной стороны, история и назначение здания пугали, но с другой... Оно притягивало к себе, как все загадочное и жуткое.
     В Мире Теней, к удивлению падшего ангела, это место оказалось достаточно тихим - потоки Вихря лишь изредка касались стен Дома Плача и, прикоснувшись к ним, немедленно таяли, оставляя на время большие черные кляксы на багровом, словно пропитанном кровью, кирпиче больницы для призраков.
     Плач Всех Ушедших на минуту остановилась перед тяжелыми, ветхими деревянными дверями, глубоко вдохнула, будто перед прыжком в воду, и медленно перекрестилась.
     - Пожалуйста, Мать, присмотри за нами. Я боюсь, что окажусь в ситуации, когда придется отрывать ресурсы от команды, чтобы помочь Игорю. Не отнимай Свою руку от меня, подскажи мудрый выбор, - тихо прошептала Халаку, вдыхая еще раз, на этот раз - перед настоящим Прыжком.
     Предельно сконцентрировавшись, Ониэль рухнула в Бурю и возникла за дверями Дома Плача. Пройдя по коридорам, где неторопливо плелись больные, накаченные транквилизаторами, и медсестры, которым опостылела их работа, Плач Всех Ушедших наткнулась на призрака женщины в одежде сестры милосердия времен Первой Мировой войны. Она была бледной, как снег, и лицо ее издавало небольшое, хотя и приятное свечение, а глаза и руки были черны, как смоль. Женщина остановилась и с доброжелательной улыбкой принялась изучать взглядом Убийцу.
     Намтар тоже остановилась. С минуту девочка и женщина - демон и человек - внимательно рассматривали друг друга, и, чем больше ангел смерти скользила своими белыми, как у вареной рыбы, глазами по фигуре призрака, тем ярче разгорались огоньки восхищения в глубине глаз аггела Второго Мира, но и тем явственнее печаль расстилалась на ее губах.
     - С Вами Бог, милая госпожа, - антрацитовые крылья демона скорби и смирения чиркнули по полу: она опустилась на колено и почтительно склонила голову. - Нашедшие свое призвание в помощи людям и не отказавшиеся от этой участи даже за Чертой - воистину, пока есть такие, как Вы, будет жить надежда на исцеление мира, - Элохим снова поднялась на ноги, хотя ее туманная мандорла все еще взволнованно трепетала. - Меня зовут Виолетта, и я пришла сюда, потому что, хоть и пыталась смягчить чужую боль, но моих собственных знаний и умений оказалось для этого недостаточно, - Себетту смиренно склонила голову, а ее темно-фиолетовые губы чуть скривились от осознания своей беспомощности. - Поэтому мне пришлось придти сюда, в Дом Плача, и просить Вас о милости. Моему другу плохо, а помочь ему можете только Вы. Пожалуйста, назовите свою цену. Пусть я имею немногое, но мне не страшен Вихрь, и я могу ходить дорогами плоти так же легко, как путями духа. Если есть что-то, чем я могу помочь Вам - пожалуйста, позвольте мне сделать это. Если есть что-то, чем Вы можете помочь мне - я прошу Вас... Нет, я даже молю, - опустила лицо Падшая, ожидая ответа. Может, зря она, по своему обыкновению, прямо с порога вылила все, как на духу... хотя сама Образ Смерти считала это проявлением искренности.
     - Кто Вы? - с интересом спросила сестра. - Один из новых перевозчиков? Давайте присядем, и Вы расскажете мне обо всем подробно? - женщина указала черной рукой на стоявшую у стены кушетку.
     - Благодарю, - чуть улыбнулась девчонка, опускаясь на предложенное ей место. - Возможно, я бы ответила Вам точнее... если бы знала, кто такие эти Перевозчики. К сожалению, я здесь действительно совсем недавно, многого не знаю, а помню еще меньше, - извиняющимся тоном добавила Ониэль.
     - Это духи, тела которых никогда не умирали. Те, кто охраняли покой этих земель с самого их основания. Последнее время стали появляться их братья и сестры, способные перемещаться меж двух миров, и я подумала, что Вы одна из них, - усаживаясь рядом с демоном, ответила сестра милосердия. – Меня зовут Нина, если Вам будет угодно обращаться ко мне по имени.
     - Приятно познакомиться с Вами, Нина, - уважительно склонила голову Плач Всех Ушедших. - Вы говорите очень важные вещи, и, если это так, то я действительно одна из них. Увы, я очень маленький дух, и заслуги мои, как и могущество, очень скромны, надеюсь, что лишь пока. Скажите, пожалуйста, Вы видели когда-нибудь старших Перевозчиков, из числа тех, что не имеют тел? Или, быть может, иногда сюда заглядывают и такие, как я?
     - О старших перевозчиках я разве только слышала, - улыбнулась женщина, - но подобные Вам иногда заглядывают.
     - Жаль. Было бы здорово встретиться с давно потерянными братьями и сестрами, - мечтательно улыбнулась Халаку, смотря вверх и вдаль. - Похоже, у Вас здесь известное местечко. Наверное, через Ваши руки прошло уже много душ... Вы смягчили много боли. Во многие сердца погружали руки. Хотела бы и я излечить столько же страданий, как и Вы, но... как я уже сказала, мои знания и умения, увы, очень скромны, - тихо вздохнула Убийца, опустив глаза.
     - Это рискованное занятие, но... Я считаю это своим призванием, - ответила Нина. - Чем я могу помочь?
     - Значит, Вы святой человек, - растроганно прошептала Намтар. - Чем помочь... - на секунду задумалась она, не зная, как выразить словами свою проблему. - Моему другу плохо, Нина. Его боль сильна, и мне только на время удалось ее отогнать. Он говорит, что ему нужен Искупитель, - тряхнула головой ангел смерти. - Вот поэтому я здесь. Скажите, Нина, Вы можете ему помочь?
     - При условии, что он сам этого хочет. Никому нельзя помочь силой.
     - Мудрейшие слова, - задумчиво кивнула аггел Второго Мира. - А что я могу сделать для Вас?
     - Честно говоря, даже в голову ничего не приходит, - улыбнулась женщина-призрак, - но это моя работа - помогать людям... Мне же будет достаточно немного пафоса в ответ.
     - Может, Нина, Вы любите любовь? Или печаль? Может быть, я найду в своем сердце что-нибудь, что понравится Вам, и извлеку это на свет? - демон скорби и смирения снова посмотрела куда-то вдаль, будто размышляя. - Если нет, то я прошу Вас взять свою плату, когда я вернусь со своим другом. Возможно, еще до рассвета мне придется выйти на битву со Спектрами, а, может, и с чем-то похуже, но я найду, чем отблагодарить Вас за добро, - решительно ответила Элохим.
     - Мы не берем плату вперед, - успокаивающе ответила сестра. - Да и чувства, извлеченные по заказу, не будут впрок, - женщина скромно улыбнулась. - Где наш пациент?
     - Ох... Пациент дожидается дома хороших вестей. Увы, он не ходок по Буре, искать Вас я могла еще очень долго, а привести его на переговоры я посчитала невежливым, - виновато опустила голову Себетту. - Если Вас это устроит, я могу вернуться с ним через час... если, конечно, ничто не задержит нас, - кивнула Падшая.
     - Мы не отказываем в помощи тем, кто нуждается в ней, - ласково отозвалась Нина. - Вы можете приходить в любое время. Я или другой Искупитель непременно попытаемся помочь Вашему другу. И Вам, если Вы захотите лучше понять свою Тень и обуздать ее, - женщина взяла в свои черные ладони бледную кисть Ониэль и подняла к ней взгляд бездонно-черных глаз. - Вполне возможно, вскоре Вам это понадобится.
     - Дай Боже, чтобы у меня хватило мудрости избежать Вашего пророчества. Благодарю Вас, Вы добрейшая и мудрейшая из людей. Одна Ваша улыбка способна исцелять, - Образ Смерти снова глубоко поклонилась. - Понимание... да, это важно. Если бы я могла, я бы хотела понять и впитать боль каждого, кого встречаю на своем пути. Даже Вашу, хотя, похоже, Вы уже обрели мир в своей душе, - рассеянно пробормотала Виолетта. - Если Вам когда-нибудь понадобится помощь, позовите Ониэль. Я услышу Вас, где бы ни находилась. И спасибо еще раз за Вашу работу и Ваше призвание, - восхищенно улыбнулась девчонка. - Мир еще держится благодаря таким, как Вы.
     - Благослови Вас Господь, - ответила Нина. В это время два призрака в форме вели по коридору иссохшего мужчину, безвольно повисшего на жандармах, который подобно рыбе смотрел вперед с остекленевшими глазами и то ли ловил ртом воздух, то ли силился что-то сказать. - Я должна помочь этому бедняге, - провожая троицу взглядом, сказала женщина и поднялась с кушетки. - Мы всегда ждем вас в нашей скорбной обители.
     С этими словами Нина легонько поклонилась Ониэль и последовала за мужчинами.
     - Пусть Он всегда улыбается Вам, - тихо прошептала Ониэль, провожая взглядом, полным жалости, уходящую женщину и ее пациента. Затем Плач Всех Ушедших прикоснулась двумя пальцами ко лбу и, всей своей сутью сконцентрировавшись на доме, мысленно вышла из тела, стремясь прорваться сквозь Бурю.
     Лишь с четвертого раза Ониэль смогла сделать это, но через пару мгновений вновь была дома.
« Последнее редактирование: 28 Мая 2016, 21:21:38 от Neforlution »
Записан
Сверло мое - ручка, а мрамор - тетрадь,
сегодня я скульптор, я буду писать!

Mindcaster

  • Спонсор
  • Старожил
  • *
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 266
    • Просмотр профиля
    • Мирктор
Re: Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #46 : 29 Мая 2016, 23:55:43 »

5 утра - начало седьмого

Прошагав через площадь, Таммаоф встал перед памятником Ленину и принялся изучать его. С виду он не представлял из себя ничего особенного. Просто Ленин на броневике с вытянутой вперед рукой. Но аура его пульсировала, будто перед Таммаофом был живой человек. Или отчасти живой. В ней была стабильность третьего дома и прозорливость четвертого одновременно. В то же время, от памятника исходила энергия Веры, которая подобно статическому электричеству накапливалась на его поверхности.

Таммаоф подошел к памятнику вплотную и посмотрел вверх. Фигура искрилась и манила накопленной в ней верой. После недолгого колебания, падший закинул сумку на постамент, положил туда же верхнюю одежду и расправил крылья. Взмыв в воздух, он обеими руками взялся за указующую в светлое будущее ладонь, глядя в лицо статуе.

- Владимир Ильич, - позвал Таммаоф, - в вас верят люди. Мы в чем-то схожи, хоть я и не памятник. В меня они тоже верят, хоть последователей у меня и гораздо меньше. Я тоже хочу светлого будущего для пролетариев обоих миров. Я комиссар этого нового мира. Я был никем, Владимир Ильич, и вот я здесь. Вы ведь знаете, Владимир Ильич, что бессмысленное накопление капитала - в виде надежд и чаяний трудового народа - даже последний капиталист бы не одобрил, не говоря уже о Марксе. Зачем вам столько веры? Дайте мне немножко, и я воспользуюсь этим для того, чтобы разрушить мир насилья. Что скажете, товарищ Ленин?

Но, к сожалению, вождь ничего не ответил. Хотя, в какой-то момент Олегу даже показалось, что Владимир Ильич ему подмигнул... Таммаоф отлетел в сторону, чувствуя себя последним идиотом. Он с наглой усмешкой оглянулся, в надежде что никто не видел его позора. Мало ли, какие тут призраки обитают. До чего он дожил, просит Веры у каменного истукана! Вроде других призраков рядом не было, и Таммаоф повисел немного рядом, хлопая крыльями.
- Ну что, товарищ Ленин, тогда буду обходиться своими силами, - все с той же наклеенной ухмылкой, он спустился вниз, надел футболку и куртку - в этом промозглом мире теней было прохладно, и вновь оказался лицом к лицу все с той же дилеммой: идти домой или нет.

"Эх, майор, надеюсь ты сдержишь свое слово... Но вот могу ли я положиться на твою разожранную Тень?"
На теней Таммаоф в принципе не мог полагаться. Потому он снова вышел из мира призраков, купил несколько булок с котлетами, пачку собачьего корма и снова вернувшись во Второй мир отправился в сторону Понтонного. Там у него был разговор с собакой. Если памятник ему отказал, может псина, друг человека, не пошлет на три веселых?

Пролетев в Буре около 7 километров в направлении Понтонного, Таммаоф почувствовал, как теряет контроль. Каждый прыжок давался ему с трудом и несколько раз он "буксовал" на месте, не имея возможности сразу подчинить себе Мир Теней. Конец Полета против своего желания позволил ветрам мира мертвых забрать часть своих душевных сил и дальнейшее движение в этих неприглядных местах становилось опасным для демона - еще одна ошибка и связь между духом и телом Олега могла оказаться разорванной! Внутренний голос халаку подсказывал, что лучше было вернуться в материальный мир.

Таммаоф: -1 ПСВ.

Таммаоф не желал испытывать судьбину. Потому в лесочке выйдя в реальный мир, принялся стопить такси или попутку - до Понтонного было полчаса езды. Место было для этого удачное - рядом была заправка, так что настроен был падший по боевому, не смотря на непредвиденную задержку. Постояв минут пятнадцать и пропустив мимо пару машин, проезжавших по каким-то своим делам, Концу Полета посчастливилось поймать "десятку", в которой сидел улыбчивый кавказец, готовый втридорого завезти хоть на край света. Таммаоф пока не испытывал проблем с деньгами, хотя сделал себе в памяти отметку снять при случае еще немного нала. Улыбаясь в ответ, он обсудил тяжелое положение в стране, и ситуацию в городе. Минут через 10 машина въехала в Понтонный, а еще минут через 5-7 она миновала дом Аркадия и подъехала к повороту, который служил ориентиром для поиска могилы Найды. Отсюда нужно было перейти через пустырь, заросший высокой травой до зарослей кустарника, под которыми и была похоронена собака.

Расплатившись и отпустив водилу, Таммаоф вышел, для виду принявшись ковыряться в сумке с озабоченным видом. Дождавшись, пока машина не уедет, он, оглядевшись, залез в заросли и вылез из них уже во Втором мире. Походив некоторое время по пустырю, Таммаоф нашел место захоронения и увидел Найду, лежащую на могиле. Она спала.

Падший сел рядом и посвистел.
- Найда, Найда... Проснись! Смотри, что у меня есть - он подбросил к носу собаки котлету. Та повела носом, открыла глаза и, понюхав лакомство, отвернулась.

- О, понимаю... Мы не в настроении, - сочувственно проворковал Таммаоф. Олег никогда не был сумасшедшим "зеленым", но к животным относился с теплом, они были куда честней и лучше довольно многих людей.
- Скучаешь по хозяину, да, Найда? - продолжал говорить он, чуть пододвигаясь вперед, - можно с тобой посидеть? Мне тоже грустно. Ты ведь хорошая животинка, Найда, правда?

Дух овчарки вытянул морду на передних лапах и посмотрел на Таммаофа снизу вверх. Найда не проявляла большой активности, но, пару раз зевнув, позволила Концу Полета погладить себя и потрепать за загривком.

- Хорошая собака, молодец, Найда, - похвалил ее покладистость Олег, - умница. Скучно здесь, небось, сидеть? Пойдем гулять? - Здоровенная псина Васяна после ключевого слова "гулять" обычно начинала дико радоваться, так что Олег понадеялся, что тут это прокатит. Но Найда в ответ только фыркнула и положила морду обратно на лапы.

- Ну что ты такая вялая, - усмехнулся Олег, - давай играть!

Найда проигнорировала брошенную Таммаофом ветку, но улеглась на спину, поджав передние лапы. Таммаоф не очень был уверен, хочет ли животное играть, или это что то типа позы покорности. Но если бы она хотела играть, она бы побежала за палкой... А что делать с покорным животным, продемонстрировать что он не враг? А что он, интересно, делал все это время...
- Хорошая Найда, молодец, - для разнообразия он почухал ей грудь и пузо, потрепал за бока, за уши, пожалел что не купил резиновую пищалку и попробовал снова скормить кусочек еды, но Найда, принимая ласку демона, отказывалась взять еду.

"Понятно", еду Таммаоф убрал. Еще немного поиграв с собакой - почему бы и нет, раз позволяет? - он сел на корточки:
- Найда, пойдем! Гулять! - он встал и сделал пару шагов в сторону, оглянувшись на псину.

Та вновь легла на живот, вытянув вперед лапы и уставилась на Таммаофа. Судя по всему, она не собиралась выполнять команду человека, который не был ее хозяином, промелькнуло в голове у халаку. Собака была хорошо дрессирована.

Таммаоф вновь присел около собаки. Обняв ее голову, он начал шептать ей в ухо, заботясь больше об интонациях, нежели о том, что реально говорит:
- Ну что ты, хозяин не может сейчас к тебе прийти. Мне нужно о тебе позаботиться, пока он не может, а я живу в другом районе. Давай дружить, собака. Я хочу о тебе заботиться,и ты нужна людям, чтобы их охранять. Пойдем со мной, Найда, или давай ты хотя бы поешь, м, что скажешь? Пойдем? Хозяин придет к тебе потом... когда сможет. А до той поры забочусь о тебе я.

Собака понюхала лицо Таммаофа, пару раз лизнула его, но уходить никуда не собиралась. Тогда Олег сказал, с напором глядя собаке в глаза:
- Теперь я твой хозяин. Ты пойдешь со мной и будешь меня охранять.
Он встал и сделал несколько шагов в сторону затем оглянулся:
- Найда, ко мне!

Собака зарычала и подняла шерсть дыбом. Тогда Таммаоф повторил команду, но Найда ответила еще более гулким рыком, а глаза ее загорелись совсем уж недобро. Понимая, что собака не настроена подчиняться, халаку решил призвать ее с помощью Знания - только тогда Найда послушно двинулась навстречу Убийце, вытянув при этом шею к земле и не снимая с морды оскала.

Таммаоф стоял на месте, хотя зрелище было не из приятных.
- Хорошая Найда, молодец, - сказал он, глядя на собаку, когда та подошла. Прижав уши к голове, Найда издала жуткий звук, состоящий из смеси рыка и лая, сверкая глазами с досадой и злобой.

Демон убрал воздействие, скомандовав:
- Найда, место! - Собака насупилась и, продолжая скалиться, громко гавкнула на Таммаофа.

- Место, - без угрозы, но требовательно сказал падший - место, Найда! Где твое место?

Собака, ощетинившись, попятилась назад к своей могиле.

- Вот и молодец. Хорошая собака, - Олег присел на корточки, говоря успокаивающим голосом всякие пустяки. Собака должна была понять, что угроза миновала и все хорошо. Найда развернулась и сбежала к могиле.

Таммаоф еще некоторое время продолжал умиротворяющим тоном разговаривать с собакой, та легла на могилу и положила морду на лапы, снова собираясь уйти в дрему. Халаку кинул ей котлету, но собака оскалилась и отвернулась. Пожав плечами, Падший удалился.

Таммаоф шел по призрачному миру, задумчиво разглядывая окрестности. Вокруг бушевала зелень, которая из мира мертвых казалась чуть более серой, но все же заполняла его яркими красками, а недалеко от дороги лежало сваленное сухое дерево, недалеко от которого расположился ржавый крестик с грязным, истлевшим от времени венком из искусственных цветов. Падший думал о том, что даже если ему удастся совладать с собакой, это займет куда больше времени чем хотелось бы. Конечно, проще всего было бы явить истинное положение дел ее хозяину - и заодно обрести нового верующего - но было бы бесчеловечно влезать в его жизнь снова. Нет, это тоже не вариант. Надо было дать знать Кристине о происходящем. Домой возвращаться очень не хотелось - слово Ермолова не казалось нерушимым. Надо было найти другой путь. Демон огляделся, чтобы найти место, где присесть. Судя по всему, тут не должно было быть много призраков. Люди тяготели к тем местам, где жили, а это была окраина. Но все же привлекать внимание тоже не хотелось.

Таммаоф поискал место подальше от креста, в зарослях. Рядом с местом захоронения мог водиться кто нибудь, с кем общаться пока желания не было никакого. Усевшись поудобнее, он задумался. Задача предстояла сложная, но невозможной она не казалась. Да, Таммаоф не мог, как люди, пережигать силу своей веры в любые чудеса, божественный дар был дан лишь смертным. Однако он знал, как использовать эту энергию в качестве топлива так, чтобы влиять на вселенную. Обрывки памяти о том, как на самом деле все устроено пусть и были слишком неполными, но кое-что все таки осталось. Демон помнил, как дергать за скрытые струны душ, управляя ими - пусть пока ему подчинялись лишь самые грубые рычаги, позволяющие лишь банально притягивать призраков к себе, но это было уже что-то. Ему подчинялась великая сила Договоров, которая простояла незыблемой бесчисленные эоны лет. Поистине, некоторые принципы нерушимы даже в мире, где сама ткань мироздания ветшает. Из этих разрозненных фактов можно было попытаться составить мозаику: что-то вспомнить, что-то домыслить, к чему-то логически прийти. Этим и занимался сейчас напряженный ум Конца Полета. Моментально отбросив не имеющую сейчас значения проблему с Найдой, он полностью сконцентрировался на новой задаче.

Нужно было понять, есть ли сходство у той связи, которую создавал Договор, и у призрачных Оков? На первый взгляд принципы были разные, но если покопаться... Смертный устремлял поток веры на демона - он верил в него, и в это входило все, что угодно. Детали разнились от души к душе, но в итоге он направлял в сторону ангела то, что составляло саму его суть. А призраки верили в то, что объект их эмоциональной привязанности удерживал их неподалеку от мира живых, в Убежище. Подобная психоэмоциональная связь просто обязана была иметь схожую подоплеку. В основе всего лежала вера... и пусть слов, скреплявших Договор не было сказано, призраки шли уже проторенными путями. Должны были идти. Да, непонятно было, какую власть потенциально мог дать хитроумному демону подобный энергетический канал, но каждый падший со времен древних ангельских битв впитал в себя понимание того, что слишком многое в этом мире - лишь вопрос трактовки. Да и то сказать, пожирать пафос Таммаоф сейчас не намеревался. Просто отправить послание, воспользовавшись тем незримым следом, который оставлял за собой канал надежд и чаяний призрака... Стоило попробовать.

Тамм представил себе Василия. Затем провел от него линию к себе - уверенную, твердую, в этой якорной цепи он был уверен как в себе самом. Где-то здесь, на этой схеме, находились и Ермолов с Кристиной. От них тоже тянулись связи. Пусть даже в природе их Таммаоф и был не до конца уверен, их наличие отрицать не приходилось. Для призраков это была самая настоящая объективная реальность, данная в ощущениях, прям как в диалектике. Стало быть и прочность они должны были иметь достаточную...

Отвернувшись от нити, тянущейся к Ермолову - ох, как она не к месту появилась-то! - падший аккуратно коснулся мыслью связи, ведущей к Кристине. Он представил себе все, что помнил о ней, все, что знал. Вспомнил о ее надеждах и том, что связывало их. А затем поднял на поверхность те ощущения, которые возникали, когда он вызывал Васяна. Вспомнил, как это делается... а затем собрав оба воспоминания воедино, находясь в пространстве, сотканном из чувств и памяти, потянулся мыслью к Кристине.
- КРИСТИНА, ЭТО Я, ТАММАОФ, УСЛЫШЬ МЕНЯ!!!

Но никакого ответа не было. Возможно, реальность за века стала менее податлива, чем раньше и теперь для того, чтобы создать в ней что-нибудь новое, требовалось сначала сломать часть ее узора и только потом, по трещине, создавать новую. Но Таммаоф точно знал, что пользоваться связью, создаваемой Оковами было возможно. Это доказал ему Ермолов, который мог найти объект своего интереса и даже, возможно, как-то наблюдать за ним... Стоп. Ермолов активно использовал эту связь для наблюдений, и значит она была одновременно и более прочной, и более податливой. Может, стоило сначала потренироваться на том, что проще? Слежка со стороны Ермолова потенциально создавала брешь и со стороны Таммаофа! Не открывая глаз, он повернулся мыслью в сторону мертвого мента, точно также собирая в кучу все, что помнил о нем, что знал. Собирая в кулак все те противоречивые чувства, что вызывал у демона Ермолов, Конец Полета устремился в направлении своего еще недавнего врага.
- ЕРМОЛОВ, ЭТО ТАММАОФ, ТЫ МЕНЯ СЛЫШИШЬ?

Но и сейчас он не получил ответа. Нехотя, Таммаоф открыл глаза. Часть его надеялась, что юный задор и вера в себя помогут ему, но видимо знаний слишком уж не хватало, и домыслить в верном направлении не вышло. Что-то в этой мозаике не сложилось... Ладно. Но Кристину предупредить было нужно, он просто не мог работать дальше, волнуясь из за нее. Девушка могла счесть себя брошенной, а призраки были слишком уж эмоционально разбалансированны, чтобы просто позволить этому случиться. Значит нужно было послать ей весть.  Поднялся на ноги падший уже в реальном мире. Предстояло навестить Большеохтинское кладбище, для этого нужно было снова поймать такси.

Ждать долго не пришлось, и вот Олег уже идет по дорожкам кладбища... но и тут его ждал облом, Осокина здесь не было. Олег встал на месте, мрачно обводя окружающий пейзаж.
- Че то не день Бэкхема - сказал он сам себе. - А ведь еще утро. Хороший день понедельником не назовут.
Записан
A Man's mortality is a compass that points his way in life.

Neruman

  • Старожил
  • ****
  • Пафос: 8
  • Сообщений: 357
  • И.С. Михайлов
    • Просмотр профиля
Re: Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #47 : 02 Июня 2016, 12:45:52 »

Понедельник. Второе Июня. Восемь утра
     Ну а теперь можно было заниматься приготовлениями минимум до полудня. Отправив смску Таммаофу "Позвони, как прочтёшь", Дегас направился в художественный магазин, чтобы купить себе пару килограмм глины. Очень скоро она ему понадобится.
Вернувшись домой, Михайлов приготовил себе крепкий кофе, и позволил себе немного расслабиться. Не смотря на подходящее снаряжение, не смотря на кураж и грубую силу, которые мог предоставить Дегас для общего дела, полезность Аннунака была довольно сомнительной, не имея определённые навыки.
Расслабившись, Дегас вместе с напитком подошел к зеркалу.
     - Итак. Де**************гас***, - произнёс Преступник, глядя в на своё отражение, - В течении часа, либо пока тебя не позовут, ты всеми силами будешь постигать знание, знание повелеваний почвой, камнем, песком, знание, которое ты помнил. Время пошло.
     Через пять минут он сидел за компьютером, одновременно рассматривая тексты Нового Завета, статьи по квантовой физике, и даже несколько новых взглядов на интересующую проблему.
    "Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог" "В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его." - довольно хорошо вписывалось в представления Дегаса о моменте "До" главного запуска, хотя и довольно корявым языком. Не смотря на то, что апокалиптическая память частенько подводила, Преступник помнил те крохотные мгновения, когда Он назвал его имя, придумал его сущность, когда ещё будучи Мастером, Дегас стоял в сомнах рядом с Золотой Властью, Престолом Равнин, Порядком Каменной Глади и Могуществом Ползучих Песков, под чьё непосредственное руководство отправили Пыльного Скульптора. После первого Послания, вместе с остальными, Пыльный Скульптор вытаскивал идеи материи из Ничто, работал над преобразованием, определением параметров до бесконечной точности, определял поведение каждого порученного мюона, раскрашивая кварки и наполняя их ароматом. И, если бы не парочка бестолковых Глашатаев, Скульптору удалось бы регламентировать семьдесят четыре отдельных аромата, в отличии от существующих шести. Когда же Крупица была создана, пришло второе Послание, и тогда уже более специфические Мастера отодвинули завесу Ничего и превратили её в Нечто, называемое ныне пространством, что очень неплохо вписывается в современные представления о Большом Взрыве "Планковская эпоха – наиболее ранний этап формирования Вселенной, который может быть теоретически обоснован и описан. Свое название получил по той причине, что в конце этой эпохи Вселенная обладала свойствами, значения которых равнялись планковским единицам. То есть на тот момент Вселенная обладала планковской энергией (~10^19 ГэВ), имела радиус, равный планковской длине (~10^-35 м), плотность (~10^97 кг/м?) и температуру (~10^32 К). Сама же эпоха длилась ровно одно планковское время – от нулевого значения до 10^-43 секунд"
     - Нет, не то...
    Знание Земли имело отношение к чистой физике, и нужно было вспомнить, что именно за что отвечало. Слияние с Землёй было основано на манипулировании электромагнитным взаимодействием. Четыре основных взаимодействия (Гравитационное, Электромагнитное, Сильное и Слабое) действуют на разных расстояниях, и за межатомные связи отвечает взаимодействие электромагнитное.  Не смотря на то, что твёрдые тело состоят из мириадов отдельных молекул и атомов, тела остаются твёрдыми. Атомы оказываются в ловушке - они не могут слишком близко приблизиться друг к другу, иначе их начнёт отталкивать, и они не могут отдалиться друг от друга слишком далеко, иначе их начинает притягивать обратно. Именно поэтому, атомы крепко удерживаются вместе, не позволяя твёрдым телам рассыпаться и распылиться. Разорвать или восстановить подобные связи можно, но это потребует преодоление некоторого энергетического барьера, который в обычном состоянии атомы преодолеть не могут. С помощью Веры, Аннунаки изменяют энергетический барьер, и буквально "вростают" в почву, становясь с ней на время единым целым (а заодно и укрепляют небольшой пласт почвы под собой так, что демона невозможно "Выдернуть" с сантиметровым слоем почвы на ногах). Впрочем, можно и ослабить связи, превращая твёрдый гранит рыхлым, как губка, через который довольно легко двигаться вплавь, но так делали разве что во времена Войны Гнева, когда Преступнику было откровенно наплевать на века своих трудов в краткосрочной перспективе.
     Далее по списку было небезызвестное обращение "Всколыхнуть Землю". Его действие было трудно объяснить простым языком и имело весьма немного аналогов в современном мире. Однако, несколько способов объяснения Дегас всё таки нашел, когда в размышлениях размешивал остывший кофе. Итак, Броуновское движение. В Википедии оно объясняется как эффект наложения колебаний отдельных атомов (микромир) на колебания небольшого, но соизмеримо большего кусочка материи (пылинка, кусочек краски). Поскольку, каждый атом имеет температуру отличную от абсолютного нуля, то его положение всегда немного размазанно относительно "центра", где он должен находиться. Возникают флуктуации и колебания, обычно связанные с квантовыми флуктуациями. Атом постоянно колеблется, "поёт" на своей частоте. И, не смотря на то, что колебания атома не сильно заметны, иногда все атомы небольшой пылинки могут покачнуться в одном направлении, и тогда пылинка сдвинется в сторону совершенно спонтанно. Если давать частичке энергию с частотой, соответствующей частоте колебаний её атомов и молекул ("подпевать" им), то и частичка начнёт колебаться весьма существеннее, что может привести к разрыву слабых связей уже на более высоком уровне, чем микромир. Почва обычно состоит из множества различных пылинок, частичек, словно сыпучее вещество, соединённое различными закрепителями и разбавленное пустотами в виде воздуха и других включений. Если ослабить соединительные связи, уменьшить энергетический барьер на разрыв, как в предыдущем обращении, то почва станет подобна жидкости, вязкость и плотность которой можно регулировать амплитудой вибрации частиц почвы. Если сделать почву плотнее, то она станет выталкивать из себя более лёгкие элементы, если сделать более вязкой и плотной, то можно вытолкнуть только массивные объекты. На крайний случай, почву можно сделать очень рыхлой, и есть шанс увязнуть в ней, как в зыбучих песках. Если коротко, то Преступник всё также управляет электромагнитным взаимодействием, но не на уровне "Включить/выключить", а уже управляя целым спектром различных колебаний. Хор, по сравнению с сольной песней.
     А вот со следующим обращением, у Дегаса были определённые трудности, хотя он уже довольно приблизился к пониманию. Самое знаменитое обращение Кишар, самое запоминающееся и самое полезное было лишь логическим продолжением первых двух. Придать Земле Форму, как говорится, основа основ. До сих пор Дегас работал только с одним направлением изменения одновременно. Если прессовать почву - то много, если размягчать - то всю. Но ничего фундаментально не мешала попробовать сразу два и несколько воздействий в ограниченном пространстве. Если одну часть камня сжимать, а вторую растягивать, то камень согнётся! Чисто логически получалось, что "Придание земле Форму" - это то же самое "Всколыхание", отличия которого идут в точности и аккуратности применения силы... И ничего принципиально нового в этом и не было...
     Лорд падших Дегас, горделиво восседая на каменном носороге, осматривал свое небольшое по меркам других лордов войско, но довольная улыбка не сползала с его лица, ведь перед Пыльным Скульптором стояли истинные короли пустыни, потомки которых будут звать себя бедуинами. Несмотря на беспощадно палящее солнце, они безропотно стояли в строю и ни один мускул на их лицах не смел дрогнуть при виде их богоподобного господина. В обязанности Дегаса как Лорда входила защита важнейших торговых путей и оазисов, находившихся в его владениях: именно поэтому отважные воины пустыни стояли сейчас перед ним. Спокойствие Нифлагана в последнее время нарушали чудовища, и из-за этого начались перебои в доставках припасов для армии, воевавшей на западе - Дегас не хотел подводить своего господина Шаманахота и тем более вызвать гнев с его стороны, ведь гнев Убийцы Старшего Лорда из Пурпурного Легиона действительно мог быть ужасен!
Для этого город Пыльного Скульптора Наарбмидхар и посылал своих сынов за полторы сотни миль отсюда и уже готов был проститься с ними на неопределенное время (возможно навсегда), как и со своим Лордом, возжелавшим лично возглавить поход.
     Прошло не так много времени, когда своевольные Легионы, едва не уничтожившие замысле Светоносного, сложили свои знамёна и склонили головы под  предводительство Пурпура и Железа. Многие пали в тех жарких битвах, многое разрушилось под гнётом столкнувшейся Воли, а Мироздание изнывало от ран, которые мы ему нанесли. Пришла пора исправить это недоразумение. Лорд Дегас, Пыльный Скульптор, чья изначальная стезя состояла в том, чтобы собирать пыль, песок, собирать их и создавать их них нечто ценное и безопасное, чувствовал себя в пустыне как дома, будучи одним из прародителем самого понятия "Пустыня".
     Немногое выживало в суровых условиях безбрежного моря песка, но жизнь всегда брала своё, стараниями собратьев из младших домов. Главным критерием для жизни стала влага, и вокруг источников влаги роилось и кружилось всё творение Элохим, в том числе и люди. Хрупкий природный баланс зависел от многих переменных, и теперь (как и всегда) Падшие несли особую ответственность, дабы Венец творения не только выживал, но и становился совершеннее с каждой минутой.
     Под опекой Лорда Дегаса оказались несколько крупных поселений, и сейчас они оказались под серьёзной угрозой. Небесное воинство не появлялось на этих землях уже очень давно, Легионы вновь объединились под общим командованием, но, не смотря на разногласия, едва ли кто осмеливался вредить подчинённым если не Дегаса, то Старшего Лорда Шаманахота. Твари Хаоса то, либо ещё какая угроза - с ней следовало разобраться быстро и безжалостно, дабы обезопасность подопечных.     
     Люди отозвались на зов своих Повелителей молниеносно. Охотники и следопыты. Ремесленники и строители. Не для войны они были созданы, но готовность защищать себя и других поселилась в их крови очень и очень давно. Сильные и храбрые, выносливые и целенаправленные. Они знали, что могут не вернуться. Они были готовы, что их кости останутся в песках ради своего поселения, ради своих Наставников и Покровителей. Ведь, объединяясь с другими городами, удастся одолеть врага, который сломил бы их по-отдельности. Их судьба, их цель сливались воедино в борьбу с неизвестной угрозой, и воплощением их воли являлся Дегас, который с решительностью принял отведённую роль.
     Каменный носорог поднялся на дыбы и с грохотом ударил лапами по гребню дюны. Протяжный низкий гул пронёсся по песку, да так что в небо поднялись тонны пыли. Облако медленно спускалось ниже по дюне, где бравые воины ожидали приказов и действия. С треском из под поверхности песка поднялась каменная гладь, и через несколько секунд защитники стояли уже на обширной базальтовой плите. А ещё через мгновения, под ритм носорожьих ног, плита двинулась вперёд, вслед за Аннунаком, неся на своей глади образчиков человеческой доблести и альтруизма.
"Вперёд, мои дети. Сохраним величие песков и приумножим великолепие вашего рода"
     - Алло? - произнёс озадаченный Лорд Дегас, когда всё его величие сузилось до маленькой комнаты и куска глины на деревянном столе.
     - Привет, ты мне смску написал - ответил Таммаоф - я ее только сейчас получил
     - Было дело... - пробормотал Дегас, спешно пытаясь вспомнить, кто он и где, - Где ты?
     - В центре. "Страдаю херней" - мрачно подумал халаку, но не произнес этого.
     - Надо поговорить. Обсудим подробности вечера, -туманно продолжил Аннунак, чувствуя,что не все его мысли вернулись с зари эпох, - Заодно и подготовимся к предстоящему. Не против если я приеду?
     - Я не могу вернуться пока домой, возник один момент... Ты у себя сейчас, или у Яфа?
     - У себя. Кстати, у меня тут тоже новости появились. Жду, короче
     - Слушай, к тебе ехать черти-куда, - мрачно сказал Таммаоф, - может ты к центру подъедешь, тут все перетрем? Я тут по мелочи дела пытаюсь решать... - Олег умолчал о том, насколько успешно у него это выходит
     - Не проблема. Куда?
     - Ну я сейчас около Исакия, можно где нибудь в районе Бермуд, Апрашки там, в общем поблизости как будешь, звони, подойду
     -Хорошо. Выезжаю
     - Жду
     Наспех собрав в рюкзак бинты и прочее из аптечки, Дегас направился в то место, где пропало уже невесть сколько Падших, в район Бермуд.
« Последнее редактирование: 16 Июля 2016, 21:46:37 от Neruman »
Записан

Neforlution

  • Постоялец
  • ***
  • Пафос: 9
  • Сообщений: 201
  • Waterbird
    • Просмотр профиля
Re: Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #48 : 14 Июля 2016, 22:12:20 »

Когда-то в начале времен...

     Первое, что услышала Ониэль в своей жизни - это были слова: "Явись, Ониэль!". Они были произнесены мягким приятным шепотом, таким, что нельзя было не откликнуться на него. Когда шепот повторился, она поняла, что видит перед собой темноту, которая медленно отступает и превращается в багровый туман. Она стала всматриваться в него и начала различать его первые разводы. Разводы кружились и словно пели, превращаясь в образы всех вещей во вселенной и заполняя ее ум Знанием, без которого она не сможет представить себя все будущие века. Когда в третий раз прозвучал уже знакомый, будто бы целую вечность, шепот, туман, к тому моменту заигравший всеми оттенками красного, стал уплотняться вокруг ее Разума - так Ониэль впервые увидела очертания своего тела. В тот самый момент, когда к ней пришло осознание того факта, Плач Всех Ушедших (а она почему-то знала, что носит именно такой титул) увидела, как перед ней без единого звука открываются большие Врата из серо-черного вещества, сыпучего и рыхлого, изрытые порами, словно оспинами, и единственная деталь, которая четко выделялась на них, была двумя иссиня-черными крыльями, каждое из которых располагалось на створке, образуя силуэт... "Птицы?" - подумала Ониэль.
     Переместившись ближе к вратам, но прежде, чем пройти сквозь них (Ониэль использовала в своем разуме определения "прежде" и "перемещение" условно, поскольку не была до конца уверена, что "здесь" вообще существует время и пространство), Плач Всех Ушедших обернулась. Где-то в глубине новорождённой души возникло первое чувство - любопытство. Ониэль хотела еще раз услышать этот шепот, увидеть Его обладателя, почувствовать Его каждой частицей своей сущности. И главное - понять. Как понимают друг друга близкие. Близкие... Но ведь никто еще не был ей близок, откуда же она может знать, что это такое?
     Откуда-то Плач Всех Ушедших осознавала и то, что Он знает все ее мысли еще до того, как они рождаются в разуме Ониэль. Это бесконечно долгое мгновение, когда ее душа и судьба обнажены перед Тем, кто знает о ней даже то, чего сама Ониэль о себе не знает - оно было так пронзающе волнительно. И больше никогда не повторится.
     Так Плач Всех Ушедших познакомилась с потерями, которые приносит время.
     Войдя во Врата Праха (и снова Плач Всех Ушедших откуда-то знала название), новорожденный ангел оказалась на пыльной каменной лестнице, состоявшей из семи ступеней, спускавшихся в центр сияющего бледным изумрудным свечением круга, по периметру которого выстроились семь человекоподобных существ с черными крыльями, одетые в светло-серые мантии. Ступени лестницы висели в воздухе, спускаясь словно бы ниоткуда, а зал, в который вошла Ониэль, был наполнен тем же красноватым светом, что она видела до того, но гораздо более нежным. Напротив подножия лестницы на границе Круга Творения стоял высокий мужчина с длинными пепельными волосами и густыми бровями, нависшими над пронзительными глазами серого цвета. От других ангелов его отличал массивный амулет из... "Железа", - вновь подумалось Ониэль, который висел на простой железной цепи.
     - Добро пожаловать в Аулам Бриях, - "Мир Творения", насколько могла понять Ониэль. – Я, Авадот, Отец Праха, Начало Неумолимого Тлена, приветствую тебя!
     - Добро пожаловать, сестра! - хором отозвались другие шесть ангелов, образуя жутковатую для смертного смесь громких шепотов.
     - Приветствую тебя, Авадот, Отец Праха, Начало Неумолимого Тлена! Приветствую и вас, мои братья и сестры! - вторил им шепот Жнеца, вошедшего в круг. - Я Ониэль, Плач Всех Ушедших, ваша новосотворенная сестра, - шепот юного ангела становился все тише и тише, пока не затих совсем. Она подняла свои глаза на Авадота, ожидая... чего-то. Слова или жеста, после которого можно будет понять, как действовать.
     В тот же момент Авадот протянул Ониэль маленькую костяную скрижаль, на которой божественным письмом было выжжено ее имя.
     - Прими этот дар Господа, сестра, - умиротворенно произнес Начало Неумолимого Тлена. - Это имя было написано рукой самого Всевышнего, чтобы передать тебе Свою Мудрость. Так ты узнаешь свое Истинное Предназначение.
     Юный ангел взяла скрижаль и поднесла ее к своим глазам. На ней были начертаны не буквы, а, скорее, звуки, повышающиеся и понижающиеся в нужном месте. Голос зазвучал в ушах Ониэль, порожденный ее собственным разумом, как звучат в голове и буквы, которых касается взор. Они были подобны измученному, обессиленному, отдаленному стону или крику, который сначала с нарастанием понижался, а затем затихал и повышался, и завершался чем-то, похожим одновременно на клекот и двойной всхлип. Эти звуки были одновременно пугающими и притягивающими, музыкальными и дисгармоничными, и, когда Ониэль сполна осознала их, она почувствовала жалость и острое, жалящее в самое сердце желание успокоить этот крик. Никто, никогда не должен так кричать. А Плач Всех Ушедших - как и повелевает ее титул - призвана, чтобы утешать стоны, высушивать слезы, приглушать всхлипы. Узнав это, Ониэль снова подняла глаза на Авадота и с решительным спокойствием кивнула.
     - Благодарю тебя, мой брат. Из скорби и несчастий слепил меня Господь... чтобы я утешала всякого, кому нужно будет мое прикосновение, - тихо прошептала ангел, благоговейно прикасаясь к знакам, которые оставила на кусочке кости рука Самого Господа. - И я жажду обрадовать Его исполнением своего Предназначения должным образом. Есть ли еще что-то, что я должна понять для того, чтобы воплотить Его волю в жизнь, о, Начало Неумолимого Тлена?
     Пока Ониэль обращалась к Началу, буквы имени ее засветились ярче самого яркого пламени и, отпечатавшись у нее на челе, исчезли со скрижали. После этого кость рассыпалась у Ониэль в руках, а ее прах подхватил легкий ветерок, гулявший в зале, принявшей ее. В этот момент Плач Всех Ушедших поняла, как обращаться со Вторым Миром, как Смотреть, чтобы Запоминать, и как даровать успокоение тому, что отжило свой век. Лишь в этот момент Ониэль поняла, что Глас Бога в ее голове - тот, что она слышала перед этим - был ее собственный голос, ибо Глас Божий, направлявший ее сейчас, был бесконечно тише всего, что она когда-либо слышала. Поэтому требовалась чудовищная концентрация для того, чтобы расслышать его.
     - Присоединяйся к своим братьям и сестрам, - сказал Авадот. - Воля Господа направит тебя! Пришло твое время войти в Сферу Мальхут. До встречи, сестра!
     - Да будет благоприятствовать Вам всякое время, Авадот Отец Праха и все мои братья и сестры, - медленно поклонилась Плач Всех Ушедших. - Благодарю вас за откровение и посвящение в мое Предназначение. Да пересечет Господь наши пути еще раз! Мне же пора идти, чтобы исполнять свои обязанности, - Ониэль поклонилась еще раз. Где-то в глубине души она все еще тянулась за стремительно ускользающим Голосом, таким тихим, будто Он был лишь эхом, десятикратно отраженным от настоящего Голоса. Сколько бы ни гналась юный ангел и не пыталась ухватить Его еще раз, чтобы рассмотреть тембр, высоту, интонацию, он растаял, оставив после себя только воспоминание, удивительно чистое, как кристаллы горного хрусталя. Элохим хотела сохранить их в своем сердце, нести вечно, никогда не забывать.
     Инстинктивно Ониэль протянула руку и произнесла божественные слова силы, которые в одно мгновение перенесли ее к Земле, которая готовилась принять к себе ангелов смерти. Впервые Плач Всех Ушедших увидела Творение в его истинном великолепии. Упираясь руками в упругую прозрачную мембрану, которая отделяла ее от материального мира, Ониэль наблюдала землю с высоты птичьего полета, стараясь охватить за короткое время как можно больше. Сейчас она знала, что еще не время выходить к живым существам, ведь Шестой Дом еще не закончил свою работу, но и ее выход должен был состояться уже совсем скоро... Намтар чувствовала присутствие других своих братьев и сестер, облепивших земное небо, и даже слышала их тихие голоса, но сейчас ее больше интересовало совсем другое. Новорожденный ангел учился смотреть: ее уникальное зрение позволяло охватывать одновременно всю увиденную панораму и малейшее насекомое, копошащееся в траве. Тысячи, сотни тысяч живых существ, больших и маленьких - живые души, каждая из которых имела собственное предназначение. Сердце ангела охватывал бурный восторг: неужели я предназначена для такого великого дела?!
     Видеть одновременно Целое и мельчайшую Часть - что могло быть прекраснее, что могло быть священнее, что могло полнее рассказать Плачу Всех Ушедших о том, как прекрасно Мироздание, как мудро оно устроено и как многое ей предстоит понять, отмерить и совершить? Она смотрела, смотрела жадно, и сердце Элохим с каждой секундой столь полно наполнялось трепетом и восторгом, что грозилось разорваться от переполнивших его чувств. Славен Бог, Его Мысль, Его Слово и Его Творение! Славны ее братья и сестры, ожидающие своего часа! Славны Дети одного Отца и одной Матери, уже трудящиеся там, внизу! Каждый бесконечный зеленый ковер состоит из маленьких травинок, каждая травинка является домом для жука, муравья или улитки, и все они были опутаны сетью причин и следствий, что-то чувствовали и чего-то желали. И у каждого была своя цель, место и роль в Великом Плане. Как и у нее, Ониэль.
     Подумав об этом, юный ангел обратила свое внимание на своих братьев и сестер, взглянула на них чуточку внимательнее. Она тоже хотела смотреть на них, как на Целое и одновременно Часть, на всех вместе и на каждого, уникального, по отдельности. Разве они - мы - не являемся такой же частью Творения, как все то великолепие, что расстилается внизу? Разве они не такие же, как птицы в небесах, живые души, что думают, чувствуют и вместе с ней восторгаются увиденному? Интересно, насколько мы отличаемся друг от друга? Интересно, каково Предназначение каждого из нас?
     Полными горстями зачерпывая в себя Мироздание и жадно отпивая из него полными глотками, пытаясь охватить взглядом и понять сердцем все и каждую мелкую букашку, своих братьев, сестер и даже ангелов других Домов, преисполненная восторга Ониэль, Плач Всех Ушедших, тихо, восторженно прошептала:
     - Боже, насколько же Ты прекрасен...
     С каждой секундой восторг ожидания нарастал, как снежный ком. Если бы в духовном теле ангела было сердце, оно бы бешено колотилось в груди, но душа ангела созерцала покой Господа, пусть и через завесу семи мировых сфер, поэтому страсти бушевали в уме намтар. Братья и сестры Ониэль были на огромном расстоянии от нее, но она ощущала присутствие каждого и, казалось, могла дотянуться до них рукой. И, вот - наступил тот момент, когда оболочка, удерживающая Седьмой Дом от взгляда старших домов и Вселенной, начала таять, пропуская бледные руки, а затем и тела младших ангелов.
     В одно мгновение весь мир пришел в движение, которого никогда не было раньше: горы начали осыпаться под действием ветра, реки менять свои русла, листья на деревьях опадать, а грибы на стволах - подтачивать древесину. Муравьи, рыбы и птицы - миллионы видов живых существ оказались вовлечены в круговорот веществ, о котором не подозревал даже самый мудрый неберу!
     Невидимым вихрем со скоростью мысли по одним им известным маршрутам кружили ангелы Седьмого Дома, вполне вероятно, впервые посеявшие в других ангелах сомнения в правильности Замысла... Но Ониэль упивалась своей работой. Ее было так много, что не хватало времени остановиться и оглядеться по сторонам, чтобы увидеть изумленных ангелов Шестого Дома и ликующих Нереид, очарованных бесконечным разнообразием, ворвавшимся в мир вместе со Смертью. Плач Всех Ушедших точно знала, что должна была взять ее коса и впитывала в свой разум все, что позволял ей Творец.
     Впервые Мироздание по-настоящему пришло в движение.
     И когда она помчалась к земле, быстрая, как мысль, она уже знала, что и зачем должна была делать. В окружении гор, рек, деревьев, под бескрайним куполом неба, среди бесчисленных живых существ Ониэль, оглядываясь по сторонам и впитывая в себя всю панораму и каждую ее деталь, как никогда остро ощутила: она была дома. Она представляла себе слабую улыбку Господа и Его ожидание; она знала, что пришла, чтобы сделать этот прекрасный мир еще лучше, не статичным, но вечно изменчивым, сильным, способным извлекать новый опыт и залечивать свои раны.
     Паря на своих черных крыльях, Плач Всех Ушедших с решительной готовностью погрузила руки в ручей. Темная рыбья спинка скользнула между ее бледных пальцев, и серебристая чешуя засверкала на солнце, когда ангел смерти подняла создание над водой.
     - Я благодарю тебя за твою жизнь, - тихо прошептала Элохим. - Ты изменила существ, с которыми встретилась, а они, в свою очередь, повлияли на тебя. Не было другой такой, как ты, и больше не будет; однако же ты отдала Мирозданию все, что могла, и пришло твое время уходить, чтобы освободить место для тех, кто придет после тебя и кто будет лучше тебя. Спасибо тебе за твою жизнь и спасибо за жертву, которую ты приносишь, чтобы жили другие. Скоро ты возродишься в новом обличье, и, как белки твои были белками червя, и комара, и мухи, так же и плавники твои станут крыльями цапли, чешуя твоя станет шерстью выдры, кости твои станут панцирем рака. Как гены твои были генами твоих отца и матери, и всех твоих предков, так и лучшие из твоих генов, очистившись от всего дурного и смешавшись с чужими, будут жить в твоих детях, сделав их сильнее и приспособленнее. Но сейчас, пока ты еще именно в этом обличье, позволь, я запомню тебя, чтобы твой опыт не пропал, и чтобы жертва твоя не осталась забытой.
     И тогда Ониэль делала так, как научил ее Бог, сосредотачиваясь на животном всей своей нечеловеческой сущностью. Ее душа впитывала в себя образ существа, и только тогда, когда Плач Всех Ушедших понимала, что создание отпечаталось в ее душе, как гипсовый слепок, целовала на прощание холодную чешуйчатую кожу и осторожно перерезала нити, которые удерживали душу в теле. Так материя возвращалась в круг, ожидая, когда снова сможет воплотиться в новом живом, чувствующем теле.
     Очень редко для Элохим выпадала свободная минутка, и тогда она обращала свои мысли в сторону своих братьев и сестер, других Элохим. Она так редко встречалась с ними. Чему же они научились? Что бы могли рассказать? Что бы и им могла бы рассказать Ониэль? Интересно, каково это, быть ангелом Дикой Природы? А прекрасной, изменчивой Океанидой? А Мастером, строящим горы и прорезающим русла рек? Но все эти размышления редко занимали Плач Всех Ушедших более, чем на мгновение, после чего она вновь возвращалась к своим обязанностям, спокойная и воодушевленная одновременно. В конце концов, она была на своем месте, как и все другие Небожители. Все было так, как должно было быть.
Записан
Сверло мое - ручка, а мрамор - тетрадь,
сегодня я скульптор, я буду писать!

Mindcaster

  • Спонсор
  • Старожил
  • *
  • Пафос: 5
  • Сообщений: 266
    • Просмотр профиля
    • Мирктор
Re: Глава третья. Рабство иллюзий.
« Ответ #49 : 18 Июля 2016, 14:54:01 »

семь-девять утра понедельника

Таммаоф шел по кладбищу и смотрел по сторонам. Демон чувствовал себя морально уставшим, и ему приходилось бороться с собой, чтобы держаться. Нужно было чуть проветрить голову. Кладбище было одиноким и пустынным, если не считать пары бабушек, живущих неподалеку, которые ходили вдоль могил по каким-то одним им известным причинам. Знакомых призраков поблизости не было, но возле могил время от времени наблюдались силуэты других духов, решивших посетить места своего захоронения. В остальном, обстановка на Большеохтинском была такая, какая и должна быть на кладбище. Таммаоф смотрел вокруг спокойно, и даже пожалуй расслабленно, впитывая царящий здесь покой. То, чего не хватало столь многим людям при жизни, они могли обрести лишь после смерти, и бессознательно к этому стремились. Но и то, некоторые оказывались в ловушке своих страстей. Было ли это вторым шансом или коварной западней? Таммаофу хотелось верить, что все таки был смысл в загробной жизни. Что бы ни ждало за той неведомой гранью вечного покоя, предписанного людям Творцом, право, мир был слишком неплохим местом, чтобы просто так с ним расстаться. Даже не смотря на то, что мятущиеся людские души сотворили с обоими мирами. Право же, переживший великий мятеж демон не мог их в этом винить, все они совершали одни и те же ошибки.
Неожиданный оптимистический настрой - это было как раз то, что уставший демон искал здесь. Чтож, полчаса потрачено не зря. Что делать дальше? В приподнятом состоянии заниматься грязными играми не хотелось, к тому же все еще не было идей, что делать с Кристиной. Ну, можно было обратиться за "помощью зала", призрак архитектора собора по описанию казался достойным и довольно мудрым. Так ли это - можно было проверить, благо в центре города все располагалось относительно рядом.

Отправив Вике смс "привет. Маякни, как проснешься", демон отправился в Исаакиевский собор.

Проводив взглядом череду домов и скверов, перемежавшихся за окном набитой людьми маршрутки, Таммаоф вернулся на площадь Исаакиевского собора. Найдя темный закуток, Конец Полета с трудом протиснулся во второй мир и направился внутрь здания. Он дождался, когда один из "музейщиков" пройдет на место работы и, наконец, оказался среди великолепного гранитно-мраморного убранства собора. С утра было тихо и практически безлюдно, но, походив по залам этого чуда архитектуры, демон встретил у одного из высоких окон рослого призрака довольно-таки полного человека, одетого в синий мундир, поверх которого тот был обернут в белую римскую тогу.

"Какая интересная мода", - подумал Таммаоф, не сдержав улыбку. Но затем он тут же собрался, принял серьезный вид и прокашлялся, чтобы привлечь внимание. Призрак величественно развернулся лицом к Таммаофу.

- Утро доброе - позитивно сообщил Веселов, - смею ли я прервать ваши размышления?

- Доброе утро, - с заметным французским акцентом ответил мужчина. - С кем имею честь?

- Я новый... перевозчик здесь, - он вспомнил, как его называла жаба, - мое человеческое имя Олег Веселов. Каюсь, меня привело сюда банальное любопытство, мне стало интересно, кто мог быть создателем и хозяином сего величественного места.

- Анри Луи Огюст Рикар де Монферран, - горделиво держась за край тоги, представился архитектор. - Добро пожаловать.

- Для меня это честь. Я о вас наслышан, про вас даже статья в википедии есть. - поддержал диалог Олег, - да и ваши, эм, люди о вас очень хорошо отзывались. Судя по тому, что в мире призраков мне уже попалась куча чудовищ, столь достойные личности, как вы - редкость. Есть какие-то правила пребывания в ваших владениях, которые мне следовало бы знать?

- Только те, которые относятся ко всем храмам. С поправкой на то, что это еще и храм искусства, - ответил призрак.
 
- То есть, я могу осторожно осмотреться потом? - уточнил Таммаоф - и приходить сюда снова? А еще я так понял, что ночью здесь лучше не появляться... Примут за спектра или что то вроде, это так?
 
- Это место хорошо охраняется, сударь, - ответил Монферран. - А ночью плохая видимость - не исключены недоразумения.
 
- А! Понимаю. - покивал Таммаоф - и часто бывают незваные гости, если не секрет?

- Во времена, когда в небе царствует Вихрь, орды Теневиков можно ждать в любую минуту, - ответил архитектор. - Не говоря уже о других... менее прямолинейных персонах.

- Ясно. Я еще почему интересуюсь. В Петербурге развелось много всякой дряни, как в мире людей, так и в мире призраков. И у меня задание по мере сил, так сказать... расчищать. Поэтому если у вас есть какие то проблемы, я мог бы помочь. В свою очередь, если у вас или у ваших людей возникнет желание помочь добрым делом или знаниями, я был бы так же признателен.
 
- Я просто хочу, чтобы Вы понимали, мон шер, в силу разных причин я придерживаюсь нейтралитета между вашим Двором и другими местными силами. Но вмешательства в свои дела я тоже не потерплю. Я хотел бы, чтобы этот Храм Искусства посещало как можно больше людей и других существ, неравнодушных к прекрасному. Но лишь при одном условии: что меня не станут обкрадывать! Вы ведь понимаете, о чем я?

- К сожалению, я вынужден просить уточнения. Понятие собственности в разных устах может быть вложено в предметы, идеи, и даже в разумные, мыслящие души. Сами понимаете, лучше не иметь двусмысленных толкований, они ведут к непониманию.
 
- Я говорю о пафосе. Об энергии этого места. Я привык сам решать, кому, сколько и как его направлять из собора. О материальных ценностях речи вообще не идет - посягательство на них я восприму весьма близко к сердцу. В остальном: bienvenue, mon cher!
 
- А, пафос, - кивнул Таммаоф, - конечно. Просто знаете, у меня недавно был случай, я помог одним призракам уйти из одного места, а потом выяснилось, что их считали собственностью. Я не хочу ничего сказать про вас плохого, не берите на свой счет, просто, - он пожал плечами, - я считаю, что душа должна быть свободна. Рад, что у нас с вами нет разногласий на этот счет.
 
- Я человек Просвещения, - величественно повел рукой Монферран. - Любая форма рабства противна мне. Je ne suis pas un barbare.
 
- Я сразу почувствовал, насколько вы достойная личность, - склонил голову Таммаоф.
- Насколько я понимаю, мои скромные услуги не требуются. Но они подчас нужны самым разным духам. Я могу указывать ваш храм искусства и добродетели нуждающимся в качестве безопасного места? И что случится, если кто-то из них придет просить у вас убежища?
Понятно, что им придется соблюдать правила, но есть еще какие-то дополнительные для них условия?
 
- Я люблю принимать гостей, - улыбнулся призрак. - И никогда не откажу в своей помощи тому, кто нуждается в ней. Но при всем желании это здесь не пансион. Впрочем, я добрый христианин, поэтому хорошо помню про то, что храм дает Право Убежища любому, кто его попросит. При условии, что он не допускает кощунства!
 
- Я ни в коем случае не буду злоупотреблять вашим гостеприимством, - горячо сказал Таммаоф, - но знаете, я недавно помог двум девушкам, но место, куда я их отвел было недостаточно безопасно. Боюсь, я сам отдал их в лапы Забвения... Это ужасно гнетет меня, и потому вы, надеюсь, поймете причину моего беспокойства на будущее.
 
- Печальная история, - вздохнул Огюст. - Можете рассказать мне ее, если Вам будет угодно.
 
- Если вам интересно, то конечно, - Таммаоф поведал о бегстве от Ермолова, вкратце упомянув, что пришлось разъединить две соединенных арканоем души, в двух словах, как нечто незначащее, упомянул о пути по Изнанке, и затем подробно рассказал об Отшельнике, о его мрачных силах, видениях прошлого и бессильной борьбе против его мрачной злобы. Упомянул он конечно и о печальных судьбах Нади и Лены.
- Я теперь понимаю, что избрал неверную тактику. Но похоже, что за время моего отсутствия, призраки стали действительно могучими, и их должно одолевать не силой, но хитростью. А для этого нужны знания, как потерянные, так и новые, созданные душами во время моего отсутствия... - со вздохом резюмировал Таммаоф

- Ужасно, - вздохнул Монферран. - То, как люди меняются после смерти. Часто не по своей воле. Но и при жизни такое не редкость. Все мы, в конце концов, сломаемся без поддержки нашего Господа, - архитектор посмотрел прямо в глаза Таммаофа. - Il est le destin, - мерно отчеканил он каждый звук. - Это судьба любой души, отколовшейся от Бога.
 
Таммаоф помолчал, выдержав взгляд
- Я не жалею о своем решениях, - сказал он, - я, по крайней мере, честно боролся за свои идеалы. Я жалею лишь об отсутствии знаний, которые могли бы предотвратить трагические ошибки. Мы все бредем вслепую. И на чем я сейчас могу сконцентрироваться - это на защите людей и призраков. Может, хоть так я смогу немного сгладить последствия моих.. решений. И если мне суждено сломаться, как вы и говорите, пусть я перед этим принесу немного света в этот мир.

- Знание порабощает, а Вера освобождает, - благостно произнес Монферран. - Знание говорит: Забвение неизбежно! Вера говорит, что Спасение есть. Но Спасения нет без Бога. Подумайте над этим, мон шер, - призрак доброжелательно улыбнулся и начал излучать едва заметное свечение. - Приятно было побеседовать с Вами.

- Спасение действительно есть, - кивнул Таммаоф, - не знаю, есть ли оно для таких, как я, но для таких, как вы - я твердо в этом убежден. Спасибо вам за аудиенцию. Я осмотрю это прекрасное место. Только один вопрос напоследок, прошу вас простить мою настойчивость. Вы знаете кого-то, кто был бы искушен в знании Оков? Мне нужен совет мудрого.

- Любой человек из Гильдии Наблюдателей сможет Вас проконсультировать, если Вы сможете заплатить. Они специализируются на таких вещах. Если же Вам нужны конкретные имена, что ж: у меня есть знакомые Наблюдатели, но я Вас недостаточно знаю, чтобы открывать их.
 
- Я бы не просил вас о таком доверии, его можно заслужить только делами, - кивнул Таммаоф, - лишь укажите мне место, где эта Гильдия находится
 
- Я не знаю, где находится их штаб-квартира, но наблюдателей часто видят на рынке в порту, - ответил Монферран.

- Спасибо, не буду больше вас отвлекать. И... да поможет вам Бог
 
- Удачи, - на прощание улыбнулся Огюст. - Берегите себя.
 
Таммаоф прошелся по собору. Он не собирался тратить много времени, но раз уж оказался тут, глупо было не воспользоваться возможностью.

Стены и потолок собора были испещрены росписью, изображавших Христа, Бога и ангелов, выполненных манере западного классицизма. Все, что было вокруг, можно было смело записывать в истинные произведения искусства, пусть Олег и не слишком разбирался в таких вещах. С точки зрения ангела изображения, конечно, были слишком просты, однобоки, да и вообще не слишком точны, но, насколько знал Таммаоф, обычно от них этого и не требовалось. Но почему же в этом известном храме Конец Полета не чувствовал присутствия Бога? А если оно и было здесь, то настолько слабое, что нисколько не мешало ему здесь находиться? Монферран сказал, что место хорошо охраняется, но нергаль не заметил вокруг никого, кроме самого архитектора и сотрудников музея (Олегу было известно, что храм принадлежит Министерству культуры и лишь по праздникам он предоставляется священнослужителям для богослужебных целей). Пока демон не мог ответить на этот вопрос.
Походив по залам собора, Таммаоф заметил бюст архитектора, изображенного в мундире и тоге, в одном из его углов, и отметил для себя сходство скульптуры с духом ее прототипа. Восприняв этот факт с некоторой иронией, Конец Полета, наконец понял, что рассмотрел всю "изнанку" собора, которая в настоящее время была для него доступна.

Если бы у него было полно времени, он бы остался здесь до наступления ночи, но это в планы нергаля не входило. Он вышел на улицу, и в укромном уголке вышел в физический мир. А затем осторожно двинулся ко входу в собор. Заплатив входную плату музейщикам, Таммаоф вошел материальный зал собора. Смесь античной и православной красоты по-прежнему впечатляла, но не более того. Святостью здесь и не пахло - в конце концов, халаку понимал, что будь она здесь, граница миров не смогла бы ее задержать. Таммаоф, раз уж вошел, бегло прошелся по комплексу, пытаясь почувствовать хоть какие-то эманации святости. При этом он жадно разглядывал убранство - из человеческой памяти он знал, как выглядит храм изнутри, но все же, после вселения он не был здесь еще ни разу. В груди было странное томление, как будто тоска, которой он пока не мог дать объяснения... Но даже следов святости в пределах храма он не обнаружил. Разочарованный, демон покинул храм.

Очевидно, что дело было в отношении людей к этому месту, возможно в личностях священников... Чтож, сегодня ему предстояло испытание посерьезнее простого созерцания ликов святых на стенах. В два часа предстояло встретиться с отцом Дмитрием.

Проверив телефон, он увидел, что пришла смс от Дегаса. Пообщавшись и договорившись о встрече, Таммаоф начал думать, как продуктивно потратить время до встречи. Первым делом он отправился на Апрашку, и походив среди местных мрачных и весьма подозрительных личностей, приобрел за полтора косаря три явно ворованных телефона и три симки "на Васю Пупкина". С облегчением покинув грязные ряды, он отправился в Бермуды, заказал себе кофе, и принялся рыться в планшете, ища цены на аренду гелендвагенов и костюмов...
Записан
A Man's mortality is a compass that points his way in life.